Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы

Объявление



Время: 315 год Эры Юпитер, четырнадцатые сутки после взрыва в Дана-Бан.
Утро-день-вечер-ночь.

Погода: переменная облачность, ветер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Время, назад! » Как создавать будущее


Как создавать будущее

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Время и место:
310 год Эры Юпитер, покои Рауля Ама, вечер;
2. Участники:
Рауль Ам, Сет Ранги;
3. Краткое содержание:
На Элпис не знают, как далеко от их планеты решают их же будущее.

Сет знал, кто это такой. Сет, как и любой представитель элиты, уже родился, зная каждого стоящего внимания жителя башни, а уж сам факт того, что волосы Рауля Ама отливали золотом, говорил о том, что внимания тот стоит. Прекрасный, непостижимый, влекущий тех, кто ниже так, как в свое время влекло людей когда-то яркое терранское солнце. Такими словами, впрочем, можно было описать любого из блонди, и Сет даже не был уверен, что за эти годы образ главного биотехнолога Амои не превратился в его голове в размытую тень, словно бы списанную с великого замысла Юпитер черной, копировальной бумагой. Так же, как люди были неуловимо разными, вся элита была неуловимо похожей, и мысль о том, что и он сам ничем не отличается от своих собратьев, Сета удивляла. Так же, как удивила его и настоятельная просьба явиться лично в покои главного нейрокорректора, переданная ему в коридоре хозяйским фурнитуром.

Время было назначено, место - тоже, но вот на вопросы "зачем" и "почему" ответа не было. Возможно, за годы общения с людьми он успел стать прямолинейным, а возможно, годы общения с людьми научили его с опаской относиться к тем, кому свойственна холодность ума. Страсти влекут в разные, но понятные стороны, а вот как и зачем играют в свои игры высшие из умов - вопрос совсем не простой. Посол не сомневался, что будь у него чуть больше желания снова приспособиться к жизни на родной земле, он бы проникся и понял. Но совсем скоро его корабль снова оттолкнет гравитационное поле Амои и устремится ввысь, навстречу звездам, а потом уже едва светящему, усталому солнцу на привычном, сером небе - зачем ему то, что ему бесполезно. Впрочем... Стоя у чужой двери, Сет чуть улыбнулся:
- Они - боги... Боги не бросают кости и не верят в совпадения, - тихо проговорил он, а после этого осторожно постучал, с вниманием ожидая ответа.

Открыл ему тот же фурнитур, что передавал приглашение.
- Я полагаю, что я явился в нужное место и нужное время, - улыбнулся тому, - Не дашь мне пройти? - грань между людьми и фурнитурами была тонка. Настолько, что ее не было. Все они были людьми, и общаться Сет привык соответствующе. Возможно, именно из-за этого его сюда и пригласили: психологическая корректировка давно уже была ему необходима, но по тем или иным причинам он не мог ее получить. Или не хотел. Думать о втором варианте Сет опасался.

Отредактировано Сет Ранги (2015-07-24 17:53:44)

+4

2

Коротая время перед визитом приглашенного оникса, Рауль, как обычно, делал сразу несколько дел: играл с бегающим туда-сюда Ксандром в шахматы, в очередной раз просматривал на зависшем над доской в чёрно-белую клетку виртуальном экране досье посла, который вот-вот должен был явиться в личные апартаменты главного нейрокорректора, и размышлял на темы государственные, кои можно было выразить фразой «Что нам делать с Элпис», причём «нам» явно не означало  высшего монархического, применяемого господином Амом к себе-любимому. Речь, конечно, шла об Амои, как объекте политическом, как о фигуре в большой игре сил. Скажете – не биотехнологу думать о политических процессах, его дело – скромные (и нескромные тоже) научные радости? Да вот как бы не так: если война – это продолжение политики, то политика – это продолжение экономических интересов.
А что составляет основу амойской экономики? Правильно, наукоёмкие технологии. А кто заведует развитием и продвижением оных по всей ойкумене? Правильно, Рауль Ам. Так что независимо от желания главный по таре… по науке обязан ориентироваться в политических течениях на интересующих Амой планетах, дабы  не попасть впросак.
Элпис, Элпис… − холёные сильные пальцы, не затянутые сейчас в белоснежную лайковую перчатку, сжали головку пешки, после хода коня черных на с6 и отпустили, отложив завершение дебюта. Шотландская партия во всей красе, значит?.. – Ох, уж эта Элпис…
Право, если бы Амой вдруг накрылась, исчезла, сметённая с ткани Вселенной и мировых космических карт каким-нибудь катаклизмом, её роль всеобщего жупела по праву заняла бы бывшая Терра-16, она же Элпис. Маленькая планета под тускловатым солнцем не могла претендовать на лавры туристической Мекки, многое ей этого не позволяло – и климат, и нравы общества – но вот медицина и генетика там цвели да пахли, причём явно, по мнению Федерации, теми же «цветами зла», которыми так соблазняла нуждающихся и поневоле беспринципных жертв болезней и комплексов Амои: недобровольное донорство, опыты на людях, вмешательство в человеческий геном, ставшее привычным делом (спасибо удачно украденным амойским технологиям, оставленным на легко доступном месте так, что их грех не взять)… сами Дин-Хадары, правящая династия верховных амиров всем этим отнюдь не брезговали, становясь тем самым в ту же шеренгу изуверов, во главе которой стоял… кто?.. – правильно, всё тот же Рауль Ам. Значит, что?.. − следовало использовать принцип «враг моего врага – мой друг», и приобрести верного союзника. И клиента, радующегося любым крошкам с пиршественного стола белокурых богов от медицины и генетики… Сет Ранги славно поработал для того, чтобы недоверие к этим небожителям истаяло… пока не окончательно, но ведь это – дело времени всего лишь.   
Белая пешка так и не сдвинулась с клетки, потому что пальцы Второго консула махнули над доской, сворачивая экран, а сам Рауль, услышавший чужой голос, встал и вышел из-за стола, чтобы встретить гостя.
Приветствую Вас, Ранги. − Рауль мягко улыбнулся, кивая вошедшему ониксу. − Как Вы долетели, чем добрым, кроме дождя, встретила Вас родина?
А он изменился… − отметил нейрокорректор, который, как считали, стоит настолько выше прочих, что и не помнит в лицо и по имени тех, кто составляет основание пирамиды власти. – Неуловимо, но изменился.

Отредактировано Рауль Ам (2015-07-26 17:34:33)

+3

3

Доброжелательность блонди почему-то удивляла. Разумеется, не было особых причин предполагать, что пригласивший его Рауль Ам встретит собственного же гостя строгостью и холодностью, но оникс все равно на миг замер, видимо перестраивая сложившуюся у себя в голове картину. Благодарная улыбка, однако, не исчезла с его лица, а стала только ярче. Приятно осознавать, что тебя помнят. Пусть даже эта память, способность к ней, услужливо заложена в нейрокорректора искусственной природой Юпитер.
- Пусть и дождь, но душа моя пленница моей Родины*, - кивок-поклон, дань обычаями и привычкам как Элпис, так и Амои, и Сет проходит вглубь комнаты, останавливаясь рядом с хозяином этих апартаментов. Глядит на него, конечно, снизу вверх, но в ровном взгляде нет подчинения или страха. Во всяком случае, ни то, ни другое не увидишь невооруженным глазом, а что лично посол чувствует - это уже совсем личное. Личное - это только для него одного.

- Доброго вам вечера, господин Ам. Будь вы гражданином Элписа, мы бы сейчас прошли выпить чаю, но насколько я помню, Амои все еще ценит время... Чем я могу помочь вам? Не часто такие как я удостаиваются личной аудиенции.
Это смело. Это очень смело, но Сет знает, что визит его, в данном случае, не официален, а значит и выражаться он может открыто. Подозрительно ли это? Не правильно? Он не совсем помнит и не хочет понимать. Будь то Элпис, они бы действительно провели бы не один час подходя к сути вопроса, - пусть амиры и люди, но жизнь их была однообразна, а спешить, казалось, было совсем некуда. Элите же Амои слово "спешка" приобретало смысл лишь в чрезвычайных ситуациях. Сет и сам был такой. Поначалу. Суета человеческих поселений казалась ему хаотичной бессмыслицей, но со временем ему даже стало нравится подражать их движениям, стремлениям. Так было проще вызывать доверие. Конечно, дело только в этом.

*Вольтер: "Отчизна - это край, где пленница душа".

+2

4

Кажется, Ранги был удивлён... приятно удивлён, а Рауль в свою очередь удивлялся – чему, ведь вроде бы ничего особенного он, Рауль, не сделал, всего лишь приветливо встретил званного гостя, так это же нормально? В конце концов, не только же Минк, тем славившийся, умел быть чарующе обходительным, Аму тоже приходилось принимать большие и малые делегации заинтересованных в сотрудничестве с передовой наукой. так что вызвало удивление  у посла и почему? Что Второй консул помнит его, что ласков? – эти мысли нейрокорректора шли фоном, в то время как сам он, вернув лёгкий поклон, сделал пригашающий жест в сторону удобных низковатых кресел нежно-жёлтого цвета и снова улыбнулся:
Да все амойцы душой принадлежат родине.
Двусмысленно как-то прозвучало, конечно, но именно так и нужно было, напоминанием – дескать, как ни вживайся по службе, (а может, и не только), в чужой мир и быт, а всё равно поводок-цепочка никуда не девается. За миг до того, как Рауль произнёс эту фразу, его озарило – Ранги просто отвык от амойского уклада, который кажется ему лишь чуть менее диким, чем любому инопланетнику. Обычная проблема ониксов-дипломатов, и страх у них, в общем, один на всех: как бы мать-родина не задушила блудноватого сына в объятиях, сочтя, что её любят слишком мало.
Ам усмехнулся про себя – прецеденты были, но это оборотная сторона гибкости и коммуникативности ониксов – умение вживаться, не просто мимикрировать, но врастать в чуждую жизнь.
Он боится, − ещё одна скрытая усмешка даже во внимательных зелёных глазах блонди не отразилась. – Боится, и поэтому торопится, по принципу «раньше начнёшь – раньше кончишь», вот и берёт сразу быка за рога. Что ж… разумно. Лучшая оборона – это нападение, всё верно… но мне-то спешить некуда.
Амои ценит время, Вы правы… − подтвердил Советник, первым усаживаясь и подавая пример приглашенному, − и я постараюсь потратить этот невосполнимый ресурс с максимальной пользой для нас обоих… и для самой Амои. Вы важны для неё, Сет, потому что для нашего процветания важна Элпис. Она может стать превосходным союзником и верным партнёром, но чтобы сохранить взаимную заинтересованность, на планете, вверенной от лица Амой Вашим заботам, должна быть стабильность. Однако, как я слышал, ей угрожают некоторые неприятные факторы. Не могли бы Вы рассказать о них хотя бы вкратце?
Рассказ из первых рук, от живого свидетеля всегда интереснее и информативнее официальных сводок, хотя бы в части узнать получше… самого рассказчика.

Отредактировано Рауль Ам (2015-09-07 01:37:34)

+4

5

Сет не верил в совершенство. Достижимый идеал не мог и не должен был существовать, и пусть даже представители элиты Амои кажутся обычным людям богами, сошедшими на землю, это не не делает их идеальными. И все же, и все же... Разве не совершенны эти похожие на жидкое золото волосы? Сет никогда не касался и не коснется этих волос, но, просто глядя на них, он чувствует кончиками пальцев ласкающую мягкость самого дорого шелка. И неужели не совершенны эти изумрудные глаза? Этот прямой нос, эти четко очерченные, розовые губы? Или есть изъян в этом теле? Сильном, способном одним движением ломать чужие жизни, но при этом легко, изящно вести в танце партнера. Пусть совершенство не существует в природе, но мать их, Юпитер, сделала все для того, чтобы кропотливо создать нечто чрезвычайно похожее. Похожее настолько, что стоящему рядом с блонди Сету было страшно. Он смотрел на прекрасную картину и не находил в ней ничего привычно... человеческого. У Рауля Ама даже не было родинок. Ни одной точки, способной указать на то, что Юпитер может ошибаться.

Посол на первый взгляд задумчиво, а на самом деле нервно дотронулся кончиками пальцев до небольшого "родимого" пятна под своим левым глазом. Пусть это не совершенство и есть дело рук Матери, оно все же существует и реально. Рауль Ам, как и другие... Оставалось надеяться на несовершенство духа, но Сет заранее знал, что и в этом случае вероятность ошибки чрезвычайно мала. И все же ошибки случались. Возможно, то, что многие человеческие религии называют душой, не подвластно генетическим программам? Был бы Сет - Сетом, если бы Юпитер создала для него иное тело? Мысли совсем не о том и не в том месте: посол знает, что, в отличие от старших по чину, не так способен к контролю собственной лицевой мимики.

- Вы желаете услышать последние из новостей? - осторожно присел на одно из кресел. Не рядом с нейрокорректором, не напротив, а чуть сбоку: подобное обычно расслабляет, - Элпис... - на вопросы лучше отвечать без промедлений и лишних церемоний, но даже в такой момент посол не может не замереть на краткий миг, думая о своей планете. Амои - его Родина, а Элпис - его земля. Он знает о ней все. Знает как серы, как пасмурны дни, знает как темны и холодны ночи. Всегда узнает гудение ничем не сдерживаемого пустынного ветра, пролетающего за закрытыми ставнями. Он узнает запах рынков, смешиваемый с запахом сточных вод в дальних кварталах. Он знает все дорожки в садах. Знает как поклониться, как улыбнуться. Знает когда, с кем и что стоит делать. Элпис - это его мир, и о своем мире он знает все. Амои? Амои покрыта тайной. Он знает ее, но она ему как чужая. Биологическая мать.

- В последние годы продолжает зреть недовольство. Жители дальних кварталов не готовы более поддерживать семью Дин-Хадаров: оказывается, славное прошлое можно легко забыть. Люди, как им это и привычно, хотят перемен и, - Сет не без улыбки произносит это слово, - "справедливости". И многим из тех, кому когда-то не давали и слова, теперь кажется, что они равны тем, кто способен менять миры... Да, будут проблемы. Пусть не сейчас, зерно должно созреть, но рано или поздно что-то изменится, и вряд ли те, кто придут к власти, захотят хранить старый порядок, - рассказ этот дается Сету легко. О том, что он любит, он готов беседовать бесконечно. Но сейчас рядом с ним Рауль Ам, и кто знает, о чем думает и чего желает блонди. - Можно мне закурить?

+4

6

Не сказать, будто краткое изложение ситуации на порученной его вниманию планете в исполнении Сета открыло Раулю что-то доселе неизвестное. Но и цели услышать тонкости политической обстановки в двух словах, в общем-то, перед Советником не стояло… когда перед ним сидел интересный объект для визуального исследования.       
Вы курите, Ранги? – впрочем, в вопросе блонди не было удивления. Если он и не знал о привычке, которую перенял у местных посол Амои на Элпис, то сам факт не вызвал у него ни тени недоумения. − Тогда курите. 
Надо сказать, главный по дзинкотаям, по их воспроизводству и выращиванию – Рауль Ам любил ониксов, как класс. Любил, как ни странно, с самой малой толикой восхищённой зависти, хотя, кажется, чему может завидовать воплощённое совершенство? Но генетик отчетливо и на протяжении многих лет наблюдений всё яснее видел: то, «человеческое, слишком человеческое», что отличало эту касту элиты, и позволяло им развиваться, легче и проще обретая новые свойства характера, бóльшая лабильность психики давала люфт, некую степень свободы, место для необходимой гибкости, чтобы приспособиться к не-идеалу, каковой и есть всякое людское общество… если оно не на Амои.       
Нам нужен этот мир, Сет, Вы это знаете, − с прямотой учёного, чётко излагающего факты, сказал Ам негромко. – Я не говорю сейчас о том, что пока Элпис – одна из крупнейших сырьевых баз Федерации, у которой их и так достаточно, в то время, как у нас… − иногда даже супер-логичные блонди недоговаривают, если понимают, что многозначительная пауза станет лучшим выразительным средством, нежели просто окончание фразы. Посол не был амойским экономистом, но об экономических нуждах родной планеты был осведомлён вполне, немногим хуже профессионалов в этой области. − Я пока хочу сказать о том, что, при всей патриархальности нравов и приверженности традициям старины, нигде более в ойкумене не относятся настолько терпимо и даже благосклонно к «вмешательству в человеческую природу и божественный замысел Всевышнего», − концом реплики Рауль умудрился передать и горькую иронию, и тошнотворный, кликушеский пафос мракобесов от науки, которых Федерация спускала, как злобных шавок, всякий раз, как Амой требовалось загнать в тёмный угол, на её место падчерицы-замарашки, слишком дерзкой в своих способностях к волшебству. – И, согласитесь, это происходит потому, что власть на Элпис сосредоточена в руках людей образованных, служителей науки. Едва ли новая власть, буде она придёт и сменит амират, останется на тех же позициях. У неё, даже если будет желание,  попросту не достанет авторитета на то, чтобы так стойко противостоять мнению Федерации по этим вопросам. Мы не можем терять едва ли не единственного, пусть даже потенциального и осторожного союзника, Ранги, не мне Вам это объяснять, и смена общественных формаций именно на этой планете для нас крайне нежелательна.

Отредактировано Рауль Ам (2015-11-03 16:19:53)

+4

7

Спроси Сета кто-то о его доме, посол бы не не смог сразу дать точный ответ. Что такое дом? Место, где родился? Но в этом месте ему тяжело. Оно прекрасно, как прекрасно все совершенное, но это совершенство холодно и давит, напоминая о том, что таким, как он, в это мире отведено какое-то особое, свое место. Может быть, его дом Элпис? И это не будет верно. На Элпис он исполняет свою роль. Он надевает маску. Он каждый день учится нравиться, учится получать то, что получить нужно. Но если и не Амои, и не Элпис его дом, то что же тогда? В свое время, поразмыслив об этом вопросе, посол пришел к выводу, что он дома, когда он один, а один он только в своей квартире на песчаной, серой, но привычной ему планете. В этом доме никто от него ничего не ждет, никто его не осуждает и не судит, и в этом доме он может выбирать, как и на что потратить свое время. Когда-то он решил потратить его на книги, и прошло много лет, но жалеть пока не доводилось.

Сначала он читал все. Беллетристика, научные труды, фантастка, фентези, старая проза, классика - от каждого из жанров он взял лучшее, но самое лучшее нашел лишь в одном. Поэзия и философия говорили на своем, особенном языке. То был язык правды, и что было странно и привлекательно, правда эта была для каждого своя. Кто-то из древних возвышал эмоции, кто-то насмехался над ними, взывая к силе интеллекта; кто-то предостерегал о вреде привычек, а кто-то напоминал о том, что "отречься от вина - это все равно, что жизнь свою отдать". Логика дзинкотая, однако, подсказывала, что некоторые мнения лучше других, но чтобы решить какие, попробовать нужно было все. Сет так и сделал. Вино, действительно, было прекрасным напитком, а вот женщины, к сожалению, во многом обманули ожидания тогда еще юного оникса: оказалось, что за красотой прячется странная, чуждая, эмоциональная логика, и телесные удовольствия лишь на время помогали забыть о подобном факте.
Да, Сет попробовал почти все, и табак - единственное, что в итоге осталось с послом на долгие годы.

Затянувшись в первый раз, посол ничего не почувствовал. Было горько, и было неясно, кто и почему будет готов тратить на эту горечь драгоценные минуты своей жизни. Но потом Сет попробовал еще раз. И еще. И горечь стала приятной, а запах, до этого вызывавший головную боль, стал запахом покоя и дома. Посол мог быть на Амои, в апартаментах того, кто может столь легко исправить проблемы в чужом сознании, но имея в руках сигарету, посол был почти дома.
Да, Сет действительно привык. Привязался. Но какой будет жизнь без хотя бы одной вредной привычки? Держа в руках сигарету, желая курить, посол как никогда сильно чувствовал то, что он, пусть и не рожденный живой человеческой матерью, все же пусть и немного, но человек. Самый настоящий.

- Я понимаю, о чем вы, - воспользовавшись самой обыкновенной зажигалкой, какую можно купить в любом космопорту, Сет наконец затянулся и глубоко, успокоенно вздохнул, - Власть Дин-Хадаров уникальна по природе своей: в людском обществе умные весьма редко получают возможность править, - впрочем, возможно в последние годы концентрация ума в стенах амиратского дворца несколько понизилась, ведь иначе те бы смогли заметить то, что народ Элпис больше не готов терпеть произвол привыкшей к своему месту власти, - Я бы мог предложить подавить переворот еще до его полного рождения, но чтобы срубить голову монстра, у того должна быть голова... В данный момент военное движение не имеет четкого лидерства или командования. Есть основания предполагать, что полковник Инсар симпатизирует идеям революционного движения, но всегда найдутся те, кто смогут занять его место. Еще слишком рано что-либо решать, - табак, несомненно, расслаблял и прибавлял уверенности.

+3

8

Зажигалка расцвела язычком пламени, отразившимся в светло-карих, почти медовых глазах, чуть изменив на мгновение черты необычайно живого для элита лица. Навыки нейрокорректора — функция неотключаемая, и Рауль внимательно наблюдал за послом, нисколько не скрывая этого сейчас, не считая нужным, напротив, сознательно оказывая лёгкое психологическое давление пристальным рассматриванием — мол, вижу я Вас, любезный Ранги, насквозь, каким бы Вы, где-то там, на этой, почти уже своей Элпис, ни считались мудрецом и лукавцем. Превентивно, на будущее. Думал при этом господин Ам о том, что Амои действительно никогда не отпускает своих совершенных уроженцев насовсем, незримая пуповинка-поводок, схожая с теми, что помогала их ещё не рождённым в большой мир организмам формироваться, расти и существовать, до окончательной утилизации тянется к каждому из них, питая… чем? Недоверием ко всем и вся? Настороженностью? Страхом? — биотехнологу и нейрокорректору в Рауле на миг заступил место политик и философ — куда горше дыма, который вдыхал сейчас оникс, было понимание блонди того, что лишь этой монструозной на взгляд прочих человеческих существ, естественно-искусственной утробе, какой не просто казалась, но и была на деле Амой, выношенные ею сыновья и нужны. Нигде больше они не будут своими, хотя и мать-родина всего лишь откровенно и бессердечно пользуется ими, однако во всех остальных местах пребывания они не получат даже жалкой иллюзии любви.
Что будет, если теперешний режим Амой падёт? Ответ прост: элитаров в лучшем случае поголовно уничтожат — в захлёстывающем ужасе, как опасную заразу, как пугающих до озноба оборотней, притворяющихся людьми, а в худшем… — тоска, мелькнувшую на дне зелёных глаз, прикрыли опущенные на миг ресницы, — …в худшем превратят в подопытных кроликов или племенных самцов. Мы станем элитными пэтами Федерации… — саркастично усмехнулся про себя Советник, продолжая пристальное наблюдение, каковое поведало, что, затянувшись, Сет явно почувствовал себя свободнее, даже выражение его лица смягчилось. Подумать только, действие жалких алкалоидов — и столь заметный эффект. Определённо, это уже зависимость, причём не химическая – что дзинкотаю слабый человеческий наркотик? — слону дробина. Сам Рауль много лет делал вид, будто жить не может без утренней чашки кофе, но сам-то он прекрасно понимал, что это – не более, чем игра в человеческую слабость, и, посчитав это необходимым, от любой привычки он откажется сразу и навсегда, с нечеловеческой лёгкостью и без малейших страданий.
Посол говорил, Второй консул выслушал, кивая иногда. В совершающей равномерные движения голове фоном раскручивался текст почитаемого на Элпис древнетерранского мыслителя: «Говорил Абу Мухаммад, — да простит ему Аллах: — Лучшее, с чего начинают, — хвала Аллаху, великому, славному, достойная его, а затем — молитва о Мухаммаде, его рабе и посланнике, особо и обо всех его пророках вообще. А после того: да сохранит Аллах нас и тебя от сомнения, и да не возложит он на нас того, что нам не под силу!».           
Имя прозвучало, и оно не было родовым именем правящей династии Дин-Хадаров. Ам снова кивнул, показывая, что оно услышано и зафиксировано памятью. Полковник, всего лишь полковник? Впрочем, честолюбивые полковники зачастую становятся маршалами и даже императорами.
Что ж, — выдержав приличествующую случаю паузу, проронил блонди. — Мы, разумеется, должны следить за развитием ситуации. Но этого мало. Наука Элпис делает семимильные шаги настолько быстро не только потому, что планетой правит интеллектуальная элита, но ещё и потому, что науке этой поступает регулярная подкормка и подпитка. Да здравствует успешный промышленный шпионаж… удачный для обеих сторон. Да, для нас это пустяки, крошки с барского стола, но Элпис наедается ими досыта, считаясь номером два в плане научных достижений, пусть и с огромным отрывом от нас.
Рауль умолк, отделяя одну задачу от другой новой паузой, во время которой его ноздри дрогнули – запах табака не был неприятным, но для слишком чуткого обоняния биотехнолога его концентрация оказалась зашкаливающей.
Исен ещё крепок телом и разумом, но он стареет, он человек, он смертен. Приходится думать о том, кто придёт ему на смену. Кемир? — спросил будто себя Ам, и раздумчиво повел головой не сверху вниз, а из стороны в сторону. — Насколько мне известно, он крут нравом, но… не унаследовал всей интеллектуальной мощи рода. Он лишь скомпрометирует желаемый для нас курс Элпис. — Теперь зелёные глаза вновь смотрели прямо в жёлтые. Зрительный контакт получился почти гипнотическим. — Я советовал бы Вам уделить как можно больше внимания младшему сыну Верховного амира.     
Приказ, не выглядевший приказом. Начало новой повести в истории двух планет. И снова в мозгу блонди включился неслышный диктофон: «Эти главы — глава о друге-помощнике, глава о единении, глава о сокрытии тайны, глава об её раскрытии и разглашении, глава о повиновении, глава об ослушании, глава о том, кто полюбил какое-нибудь свойство и не любит после этого других свойств, не сходных с ним, глава об удовлетворенности, глава о верности, глава об измене, глава об изнурении и глава о смерти».

______________________________________________________
**Ибн Хазм. «Ожерелье голубки»

+2


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Время, назад! » Как создавать будущее