Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы

Объявление



Время: 315 год Эры Юпитер, четырнадцатые сутки после взрыва в Дана-Бан.
Утро-день-вечер-ночь.

Погода: переменная облачность, ветер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Время, назад! » Котёнок для Рауля


Котёнок для Рауля

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Время действия: 315 г. эры Юпитер, за неделю до взрыва в Дана-Бан.
Место действия: Эос, апартаменты Рауля Ама.
Действующие лица: Рауль Ам, Принц.

Отыграно по ICQ

Отредактировано Рауль Ам (2015-07-26 22:38:07)

0

2

Роскошную столовую мягко освещали трепетные язычки свечного пламени, отблески играли на картинных рамах, на столовом серебре и хрустальной посуде, бархат портьер обрел особенно глубокий, благородный цвет. Рауль Ам, главный нейрокорректор и биотехнолог Амои, совсем недавно вернувшийся в свои апартаменты из лабораторий, сидел за столом, накрытым к ужину и уже разоренным им самолично, по глотку отхлебывал вино из бокала, размышляя лениво.
Домашние развлечения тоже были тут как тут: новенький пет ползал вокруг хозяйского кресла, показывал, какой он красивый, неприрученный и вообще ласки хочет. Выглядел мелковатый мальчуган, и в самом деле, примечательно: гибкий, тонкий достаточно, но не тощий, мышцы есть. Чем-то он походил на котёнка гепарда  – очень крепкий и выносливый. Он точно кареглаз, только глаза... они цвета виски, янтарные. Волосы тёмные, растрёпанные.
Умотавшийся за бесконечный рабочий день, полный авралов, блонди подобрал свои золотые локоны с пола, чтоб не оттоптали тут некоторые ненароком, и с интересом следил за новеньким.
Это кто это у нас тут ползает? – вспомнив бородатый терранский анекдот, наконец спросил он ласковым голосом психиатра-маньяка. – Черепашка? Чер...вячок?
Парнишка замер на полушаге, проследив внимательно взглядом за его действиями и вслушавшись в голос, подумал и... загоготал в голос и от души:
Ага-а-а, улиточка, которая спряталась в раковинку и не выла-а-зит.
Ах, ули-и-иточкааа... - подпел Ам еще нежнее. – А ну ползи сюда, смешливая улиточка... – он расслабленно повозился в кресле с высокой спинкой, закинул ногу на ногу, постучал по губам пальцами задумчиво.
Парень, посмеиваясь, смотрел на это живое чудо, подползая, конечно, поближе и у ног садясь, а потом и вовсе нагло голову на колени положил, продолжая хихикать. Блонди по-прежнему наблюдал за затейливым перемещением, потом опустил правую холёную, но сильную руку на макушку, рассеянно-покровительственно потрепал пета по волосам. Тот под рукой аж присел немного, довольно жмурясь.
Ничего... – сообщил биотехнолог совсем уж медово-вкрадчиво. – Это временно...
Парень запрокинул голову чуть назад, рассматривая мужчину внимательно.
Кем ты все же будешь?
Советник свободно откинулся на спинку кресла, не сводя взгляда, спросил ровно:
Ну а ты как думаешь, улиточка?
Паренек снова хохотнул, довольно потягиваясь и складывая на мужские колени не только голову, но еще и руки: 
Не зна-а-аю, улиточка маленькая, улиточка в домике.
...и думать не умеет, и нахальная... – подхватил интонацию Рауль, не шевелясь, свысока разглядывал существо, не поощряя, но и не мешая. Пет забавлял.
Ага, а еще актер хороший, – добавил паренек, решив, что себя не похвалишь – никто не похвалит. Но это ерунда… а ему хорошо, ему уютно и он задремывал.
Господин Ам явно был несколько озадачен, но виду, естественно, не подавал, только голову склонил слегка – однако надо же узнать, как новая линия петов себя ведет. Какая линия петов? – подумал бы паренек, если  бы смог услышать эти мысли. – Я уникален и единственен! – но он не слышал их, поэтому продолжал дремать. Лишь через пару минут нахал открыл один глаз – посмотреть, будут ли его воспитывать. Вот в этот открытый глаз Рауль и посмотрел, эдак лениво и холодно, мол, ню-ню... посмотрим, как ты попрыгаешь, когда...
Однако кот понял, что прямо сейчас ничего ему не будет, так что соскользнул с колен мужчины, поднялся на ноги и принялся спокойно заплетать золотые косы Раульчику. Кажется, все эти минуты генетик был в глубочайшем шоке, потому что только пялился обалдело на сверкающую посуду. Но улиточка взглядов не видел, улиточка уже завершал на голове блонди сложную конструкцию из переплетенных прядей. Настоящий ученый должен быть терпелив, но что будет, когда у себя на голове он увидит ЭТО... А улиточка, как нарочно, весьма услужливо притащил огромное зеркало, чтобы блонди смог вовсю налюбоваться творением рук петских!
Спокойные зеленые глаза Рауля на миг вспыхнули яростью, но лицо осталось бесстрастным, рука в перчатке схватила одну из кос, но тонкие пальцы тут же разжались, и... блонди улыбнулся:
Что ж... быть тебе фурнитуром, улиточка. 
Парень даже расстроился, он ждал, что тип начнет ругаться, гневаться, волосы рвать и вообще выражать крайнюю степень негодования, а он... пришлось только огорченно вздохнуть и уползти.
Ползи, ползи, – охорашиваясь и рассматривая косы своего отражения, пробормотал блонди ласково так и зловеще, – ...далеко не уползешь.

Отредактировано Рауль Ам (2015-07-27 00:45:43)

+4

3

А далеко и не понадобилось – парень добрался до своей постельки, свернулся клубком и подушку обнял.
Косы Рауль расплетал долго, в душе был всего ничего, вернулся в пижаме (не розовой!) и все же офигел, найдя в своей кровати нахальное существо. Не он один, кстати. Паренек тоже крайне удивился, что к его постельке пришло это чудо высоченное, но решил, что это сон, и сказал ему тихое, но отчетливое «кыш!».
Кыш?! Нет, это мелкое чудовище, определенно, решило испытать пределы терпения идеального, а значит, идеально терпеливого блонди. Поэтому он легким толчком спихнул нахала с простыни и, брезгливо морщась, улёгся сам. Надо бы поменять постель, но пока зовешь фурнитура, пока ждешь, пока застелют свежее белье, спать расхочется, ворочайся потом. Парень же до последнего надеялся, что блонди есть лишь часть его начавшихся сновидений, иначе с чего бы тому являться не в розовой ночнушечке в его спальню? Увы, последующий пинок с постели стал ярким доказательством ошибочности первого суждения.
Да какого хрена?! Это моя постель, вали отсюда! – возмутился насильственно разбуженный, напрыгивая на блонди сверху и пытаясь его свергнуть с давно занятой территории.
Быстро выяснилось, что лучше бы господин Ам все-таки позвал фурнитура, потому что не только постель стала бы чистой, но и над ухом бы никто не орал, (от чего еще можно было попытаться закрыться подушкой), и сверху тщедушным тельцем не наваливался. Пришлось отмахнуться и оттолкнуть наглое существо. Кто бы мог подумать, что блонди так умело лягаются?
Это моя кровать, – прошипел биотехнолог.
Когда тебя лягает человек – неприятно, но когда здоровый конь и со всей дури – больно и обидно. Особенно обидно припечатываться спиной к бортику постели, благо хоть тот достаточно высокий.
Ну уж нет! Фиг тебе, я тут уже не одну ночь сплю и не потерплю напудренного блонди рядом с собой! – парнишка умудрился извернуться, ловя ногу гиганта и впиваясь зубами в лодыжку.
Кусать кость оказалось невкусно, он ожидал как минимум сладкого вкуса какой-нибудь конфеты, но оказался упс.
Петы кусали дзинкотая-генетика нечасто, не в первый раз, но нечасто. Так что стройная нога отдернулась, в наглую мордашку полетела подушка. Она тоже оказалась невкусной, заставив взвыть от обиды и досады, да еще и комната замельтешила перед глазами, потому что блонди сел, молниеносно сцапал нахального поросенка за волосы на затылке и поводил его головой из стороны в сторону, как головой куклы, заставляя посмотреть на комнату там и сям, вкрадчиво-зловеще приговаривая:
И чья это спальня, паршивец? Чья? С каких пор в моей спальне стоит твоя кровать, а?
Я... – мальчишка икнул, понимая, что мир уплывает, – …сейчас… – из живота стал подниматься комок, – …покажу свой ужин.
Я тебе дам «ужин»! – тихо взбеленился биотехнолог. – Почему ты думаешь, что я не знаю, чем сегодня вечером кормили петов!
Но парень уже опомнился, и тут же начал брыкаться и бить мужчину куда доставал:
Это моя комната! Я тут сплю! А ты приперся!
Блонди повернул голову нахала к себе, и произнес крайне внятно и доходчиво:
Эта комната моя, я сплю в ней уже не один десяток лет. И приперся в нее ты.
Паренек глянул неожиданно серьезно глаза в глаза, процедив не менее вкрадчиво и доступно:
Значит, тебе не повезло, и спать теперь мы будем вместе.
Для большей верности того, что слова дойдут до головы, он намотал на кулак прядь тяжелых золотистых волос, сжав ее. Болевая чувствительность у блонди гораздо ниже, а эмоциональная устойчивость гораздо выше, но… зря, зря это безмозглое существо сделало то, что сделало. Другая рука Рауля стиснула запястье нахала так, что пальцы под действием нечеловеческой силы разжались сами.
Если ты хочешь. – Голос блонди был безукоризненно спокоен, даже безучастен, только зеленые глаза нехорошо сузились. – Но только одну ночь и только при одном условии: я тебя убью и поленюсь выкидывать труп из спальни.
Перед глазами пета аж яркие круги запестрели, пальцы онемели, выпуская волосы. Собственный голос показался совершенно чужим, когда парень выл от боли:
Хорошо! Хор...ошо... – от опасного взгляда поползли по спине приятные мурашки, заставляя парня облизнуться, сглатывая и восхищенно взирая на блонди. Ну а как тут не восхититься его силой в сочетании с красотой-то? А глаза всегда-а-а привлекали первее прочего. – Отлично, убьешь меня, но только утром.
Рауль резко разжал руку, чуть ли не лениво заметив привычное восхищение пополам с ужасом. Повел головой, позволяя густым медовым волосам вольно улечься на спине, целомудренно и небрежно поправил ворот пижамы.
Разумеется, утром, – согласился он совершенно равнодушно. – Сейчас я хочу спать, поэтому марш отсюда.
Не тут-то было. Мальчишка коварно улыбнулся, с места прыгая вперед, чтобы повалить мужчину на спину, падая сверху и крепко-крепко вцепляясь всеми конечностями в генетика, как пиявка.
Мы будем спать вместе. За свою смерть я требую компенсацию в виде ночи в обнимку, на одной постели, под одним одеялом и на одной подушке, – он озвучил условия и успокоился.
Однако. Вот что значит исключительная в среде элитников широта взглядов и отсутствие узкой научной специализации – в биологе проснулся этолог, заинтересовавшийся поведением представителя неизвестного вида. Упал блонди на спину, конечно, только от неожиданности, иначе же разве уронишь такого... и даже отдирал от себя эту ненормальную улиточку относительно бережно.
Я становлюсь какой-то Клеопатрой наоборот... – пробормотал он недовольно.
Это как? – тут же спросил парнишка. В процессе отдирания он постарался хорошенько попортить любимую ночнушку мужчины, лишь бы только остаться прилепленным к нему. Уж сил на то, чтобы не отцепляться от желаемой добычи, ему хватало, так что он успешно стиснул снова конечности на великолепном торсе хозяина. – Оставь меня уже с собой в постели. Не сейчас, так потом, когда уснешь, я все равно приду под бок. Ты не понял еще?
Прощайте, карман пижамы и пара пуговиц, запрыгавшие по полу... они сопроводились только тяжелым вздохом порядком уставшего биотехнолога – даже дзинкотаи нуждаются в отдыхе, поэтому блонди решил выбрать из двух зол меньшее, шмякнув нахаленка на оставшуюся подушку рядом с собой. Вроде не пришиб…
Одеяло ты поднимешь.
Обрадовавшись, что ему выделено место на соседней подушке, рядышком с уставшим мужчиной, пет заботливо укрыл одеялом себя и блонди, юрко прильнув к нему сбоку и обняв рукой за талию:
Спать?
Рауль хотел было молча отодвинуться – этот… этот… даже не фурнитур, как смеет прикасаться, да ещё таким интимным образом! – на фарфоровой коже вспыхнул гневный румянец, но… край кровати оказался предательски близко, а главному нейрокорректору падать с собственной кровати уж совсем позорно, потому господин Ам только губы поджал.
Спим, – рек он самым ледяным тоном – аж Ясон бы позавидовал.
С того момента, когда мужчина так притягательно и холодно ответил на вопрос, не найдя выхода лучше, как просто смириться, он мог ощутить, как по телу парня пробежала такая сильная волна дрожи, словно бы сама планета содрогнулась. Лед в голосе, определенно, положительно влиял на поведение пета.
Скажи еще что-нибудь, красавец? – он подтянулся к шее блонди, шепча слова в кожу.
Если бы Юпитер увидела страдальческий взгляд одного из своих лучших сыновей, обращенный в тёмный потолок, она бы смилостивилась и пришибла-таки – но уже Рауля, отпихнувшего затрясшегося вдруг парня, ибо нельзя настолько терять хладнокровие и наблюдательность.
Ты дашь мне спать? – спросил блонди с плохо скрытой ледяной яростью. – Я тебе не радио.
Не-е-еа, не дам, – протянул парень нагло, вальяжно, хотя сам уже вовсю зевал и все, чего хотел – просто-напросто забраться под теплый бок, как кошка, и сладко уснуть до утра... или полудня, до какого часа там спят генетики? – Я привык спать в тепле, уж будь добр потерпеть одну ночь.
Да, упрям, целеустремлен, своего добивается, так что очень скоро снова оказался в тепле блонди, где благополучно вырубился, предварительно мертвой хваткой вцепившись в его руку и пробормотав:
Сладких снов, Раулька, – чмокнуть в щеку генетика негодник тоже не забыл.
Господин Ам уже набрал воздуха в грудь, чтобы обманчиво сладко мурлыкнуть «Я передумал, я убью тебя cейчас и спокойно высплюсь», но от наглости такой опять случился когнитивный диссонанс, и блонди только зашипел, как рассерженный кот. А потом вдруг увидел в медленно наступившей темноте почти детский зевок и… картинку из файла о человекообразных обезьянах, там головастые смешные детеныши так же зевали и жались ко взрослым, засыпая.
Вот как? – с этой мыслью генетик и сам провалился в сон от неожиданного живого тепла рядом.

Отредактировано Рауль Ам (2015-07-30 14:06:55)

+3


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Время, назад! » Котёнок для Рауля