Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы

Объявление



Время: 315 год Эры Юпитер, четырнадцатые сутки после взрыва в Дана-Бан.
Утро-день-вечер-ночь.

Погода: переменная облачность, ветер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Эос » Этажи платин. Апартаменты Фалка Бло


Этажи платин. Апартаменты Фалка Бло

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Интерьер

http://s7.uploads.ru/nk0jF.jpg
http://s2.uploads.ru/5RH0i.jpg
http://s2.uploads.ru/a6eJv.jpg
http://s7.uploads.ru/X7i4n.jpg
http://s3.uploads.ru/xEI9P.jpg
http://s6.uploads.ru/bZpQ7.jpg

Отредактировано Фалк Бло (2015-08-16 12:52:37)

+2

2

Из бассейна предыдущим вечером

Раннее утро девятого дня после взрыва в Дана-Бан.

Фалк проснулся в обычное для себя время, несмотря на то, что вчера вернулся довольно поздно из бассейна, где немного задержался с консулом Леоном Клэром. А до этого был такой насыщенный ужин у шефа… Фалк чуть прищурил глаза, резко поднимаясь с постели – ночного звонка из апартаментов Рауля Ама не последовало, это хороший знак. Очевидно, Бло верно рассчитал дозировку и шеф справился с внутренним напряжением.
- А вот незыблемость принципов в нашей жизни всё же меняется, - чуть иронично подумал Фалк, направляясь на разминку в спортзал. После коррекции друга он перестал выделывать по утрам акробатические трюки, что-то ушло вместе с Тейном, что-то хорошее и теплое, чему Фалк не мог пока подобрать названия. Это была не просто дружба, это было что-то более глубокое и важное, что-то, толкавшее на легкую бесшабашность в бильярдных партиях и на удивительную откровенность в вечерних спорах за бокалом вина на балконе над сверкающей огнями ночной Танагурой. И это что-то ушедшее незримо изменило и самого Бло, хотя он бы себе ни за что в этом не признался.
Разминка прошла спокойно, по заведенному графику, душ, завтрак, просмотр поступивших новостей, корректировка рабочего расписания. Фалк уже собирался следовать составленному плану, как вдруг комм выдал такой знакомый сигнал – звонок был от шефа. Внутренний переключатель сработал мгновенно – нейрокорректор был предельно собран еще до того, как услышал голос Рауля Ама.
- Бло? Вы заняты сейчас? Даже если так, бросайте всё, есть срочное дело: вчера отложенная лайт-коррекция вновь потребовалась. Прошу подготовить к ней …пациента. Первый этап, вторым я займусь сам, полный объём. Берите портативную установку и отправляйтесь в Парфию, пятидесятый этаж, выставочный медцентр, дальше Вас проводят, я предупрежу сотрудников.
- Шеф в порядке, - первый мгновенный вывод из услышанного.
- Обстоятельства резко изменились с утра, - второй вывод, требующий немедленных действий в соответствии с полученным распоряжением. Важность услышанного не оставляла сомнений - то, как шеф строил фразы, какие слова выделял интонацией да и вообще, какие слова подбирал, говорило только об одном – для Рауля Ама это было исключительно важно и, похоже, ситуация сложилась так, что медлить было нельзя.
- Я всё сделаю, господин Ам, - ответил Бло ровно и спокойно, как и положено по протоколу, мало ли, где находится шеф.
- Вы можете быть абсолютно спокойны, - фраза была тоже нейтральной, но Фалк прекрасно знал, что Рауль её поймет как надо, чуть-чуть успокоить главного нейрокорректора Амой он был тоже обязан.
- Так, дело не терпит отлагательств, - Фалк  чуть нахмурился, мгновенно переделывая в уме своё рабочее расписание.
- Рон, рабочий сьют. Быстро.
Бло дал несколько минут своему фурнитуру на подготовку всего необходимого. Он не сомневался в нем, потому что вышколил его сам и ценил за понятливость, сообразительность и расторопность.
Через десять минут Фалк Бло уже подходил к коррекционному кабинету на нижних этажах Эос, чтобы забрать портативную установку.
Обычная идентификация на входе в помещение, несколько минут на проверку прибора на месте. Там, куда он направляется, времени на это не будет, а уж сбоев не должно быть ни в коем случае, поэтому Бло предельно внимательно проверил все параметры и показатели, аккуратно сложил всё в средних размеров чемоданчик, легко поднял его и вышел, направляясь к стоянке аэрокаров.
Всё, он готов. Теперь впереди Парфия, пятидесятый этаж.

Отредактировано Фалк Бло (2015-08-29 18:36:57)

+2

3

Из ночного клуба "Светильники"
Глубокая ночь девятого дня после взрыва в Дана-Бан, плавно переходящая в раннее утро десятого.

- И всё-таки заканчивается, рано или поздно, всё, даже сумасшедшие дни, вернее, сутки…
Фалк стоял в собственной спальне, освещенной только светом начинающих свое восхождение Силь и Голд, прислонившись плечом к косяку раскрытой балконной двери, распахнув легкий шелковый халат и подставив еще влажное после душа тело прохладному ночному ветру, ленивыми порывами вползавшему в проём и перебиравшему полы легкого одеяния корректора вкупе с его белой гривой.
Бло даже не чувствовал холода, рассеянно теребя в пальцах согнутой правой руки полупустой бокал с вином и задумчиво глядя сквозь горизонт куда-то… куда-то внутрь себя.
- Рауль…
Мысли о шефе всплыли, как активированное окно данных сразу, как только Бло сел в свой кар, выйдя из ночного клуба, и набрал таки на автопилоте код Эос. Всё остальное, произошедшее за день, пришло к более или менее логическому концу, а вот всё, что было связано со Вторым консулом, оставалось пока для его заместителя загадкой. А загадки Фалк квалифицировал, как элементарное отсутствие данных и, понятное дело, терпеть этого отсутствия не мог.
Всю дорогу до Эос он пытался, отдавшись на волю автопилота, выжать из имеющихся у него данных еще хоть что-то. Но от простой перестановки мест слагаемых получается только всем известный и веками проверенный результат, даже если это действие производит один из самых совершенных умов во Вселенной, заключенный в человеческое, все же, тело, пусть и  самое идеальное. Ничего нового Бло из перетасованной заново информации так и не получил, что выразилось в легком раздражении и постукивании холеными ногтями по боковой стенке лифта, возносившего его в апартаменты. Впрочем, у дверей корректор взял себя в руки, вспомнив, что Рона он оставил принцу Зейдару, а второй фурнитур, Дик, еще молод и не столь тренирован, и пугать его попусту смысла не имеет, себе же дороже выйдет.
Фалк с порога отказался от ужина, распорядился, что на время отсутствия Рона Дик становится старшим по дому, велел приготовить плотный завтрак к пол-шестому утра и собрать чемодан на два дня и отправился прямиком в душ, заказав, напоследок, бокал вина в спальню.
Который и допивал сейчас, почти не ощущая букета, и гонял свой мозг на максимальных оборотах в попытке получить другую сумму от одних и тех же слагаемых.
Но сумма упрямо оставалась неизменной.
- Рауль…
Бло мысленно поднялся на несколько этажей выше. Шеф сейчас уже спит… должен спать, по крайней мере, поскольку была глубокая ночь, а вот к его заму сон не шел… Это сонное царство в полном составе словно сговорилось сегодня игнорировать корректора, невзирая на все его регалии и заслуги.
Плюнув, наконец, мысленно на хоть и сверхактивные, но совершенно бесполезные попытки поколебать незыблемый математический постулат, корректор всё же раздраженно, пользуясь тем, что один, скинул надоевший ему халат, точным броском отправив его отдыхать на банкетку, и одним глотком допил остатки вина.
От того, что он не спит, лучше не будет никому, а вот мозгу надо дать отдых хотя бы на те считанные часы, что остались до подъема…
Фалк отлепил плечо от косяка, мягко прошел к кровати, поставил пустой бокал на тумбочку и скользнул под шелковую простынь. Минуту посмотрел в потолок прямо над собой, глубоко вздохнул и закрыл глаза, заставляя свой организм медленно погрузиться в сон.
Какой он, к рагону, был бы нейрокорректор, не умей он так делать?
Тренированный элитный организм открыл глаза ровно в пять часов утра – подъем, разминка в спортзале, душ, завтрак – Фалк никогда не изменял себе – если только не находился далеко от дома.
Одеваясь  и застегивая мягкий пояс, вспомнил про микроноситель с записью мнемограммы Минка, оставленный вчера на столе, аккуратно положил его снова во внутренний кармашек… пусть будет лучше при нем всё время.
Дик доложил о том, что кар готов и чемодан уже внизу, Фалк кивнул и направился к выходу. От собственного графика он не отклонялся.

>>>Космопорт

+2

4

◆ Начало игры ◆ Предисловие.
(Двенадцатый день после взрыва в Дана-Бан)

Хоть сам Фалк и питал надежду на то, что сумасшедшие дни вот-вот закончатся, то вот наблюдавшей за ним еще одной паре глаз так отнюдь не казалось.
День ото дня после взрыва хозяин все больше забывал о своей игрушке… Ну как забывал? Это была яркая демонстрация того факта, что амойскую элиту сиринит способен видеть, как на ладони: это была негласная договоренность, для которой даже обмен взглядами был излишним. Аура Фалка все отчетливее и ярче окрашивалась в тревожные цвета. Более того, даже смешанность его мыслей проступала на самой поверхности, на скорлупе его ауры, трещинами, змейками, подобно вздувшимся венам, только ядовитого, кислотно-зеленого цвета. Его мысли и ему самому, получается, причиняли вред. И видя все это своими глазами, Цхаии постарался раствориться в воздухе апартаментов, превратиться в утреннюю дымку, в маленькое пятнышко пляшущих ночных теней… Платине сейчас нужен был «покой». Их персональная игра была очень тактично поставлена на паузу, и установление перемирия было безапелляционным, принятым всеми сторонами.
Все это время Птица старалась как можно меньше попадаться беловолосому господину на глаза. Днем, пока его нет, Цхаии коротал время в кабинете, среди обилия книг, иногда обращаясь к терминалу за поиском какой-то информации, а вечером, слыша, как мимо кабинета спешно проходит в сторону входной двери Рон, молча собирался и уходил в свои покои. Самому Цхаии достаточно было лежать в постели с закрытыми глазами – он прекрасно видел Фалка, его ауру, но влияние его собственной энергетики, тоже обеспокоенной и частично полной непонимания сейчас, было абсолютно не нужно. Как так получилось, что связь, пусть не целиком, а лишь на львиную долю, установилась так быстро и беспрепятственно, да еще и с учетом не самого благоприятного климата, бывшего фоном для отношений платины и сиринита все эти дни? Это было загадкой, на которую и доктор Эрон не сразу дал бы ответ…
Возвращение «Дюрандаля» Цхаии наблюдал лично с восточной стороны балкона апартаментов. Рядом стоял Дик, оставшийся за главного в доме после того, как по срочному требованию был вызван куда-то в Кииру Рон. Без старшего фурнитура стало немного тоскливее, но, в то же время, Дику Цхаии симпатизировал больше: что в его присутствии, что без него, а постоянного ощущения, что он наблюдает и докладывает хозяину о каждом шаге Птицы, не было. Дик был проще в этом вопросе, и Небтауи это полностью устраивало. В какой-то момент он даже подумал с иронией, что всякого мужика можно сделать человеком, если отрезать ему причину всех бед, и Танагура очень своевременно это просекла. Кроме того, Дика не так страшно было погладить по голове в благодарность за чашечку чая. Он казался милее Рона и чувствительнее, более приспособленным к общению с чем-то разумным, причем невербальным способом.
Время было раннее утро, и отчего-то Цхаии казалось, что Фалк не появится дома в течение часа. А это значит, что можно продолжать день в привычном ритме и не изводить себя ожиданием. «Всему свое время. Всему свое время…» — успокаивал себя в мыслях Небтауи. Накануне он много думал о том, что сейчас, возможно, не самое подходящее время для того, чтобы продолжать держать причину своего пришествия на Амои в тайне. Было уже очевидно, что он прибыл сюда добровольно и с отнюдь не негативной миссией. Фалк, скорее всего, был уже в этом уверен. Но ему наверняка оставалось непонятно: а что за причина была тогда у «последнего сиринита» придти сюда? Что ищет он здесь и чего ждет от Амои? И что может натворить на пути к достижению своей цели? Проблемы на плечах платины лежали таким тяжелым и громадным грузом, что для Цхаии они уже почти сливались с аурой нейрокорректора и проступали, как нечто видимое, довлеющее над ним почти через материальный мир. Немного подумав, посоветовавшись с сиянием звезд накануне вечером, Птица породы «арабская ночь» приняла мудрое решение, что карнавал пора заканчивать. Если необходимо сохранить тот определенный уровень доверия, какой есть между ним и тем, кого Танагура предоставила ему в качестве связующего звена, то необходимо для начала позаботиться немного об этом звене. И снять с его плеч один мешок тяжких мыслей – хороший способ это сделать. Кроме того, Цхаии оставалась непонятна ситуация с Юпитер – он жаждал объяснений. Еще немного подумав, Птица так же решил, что начисто открывать все сразу не стоит. Но как только Фалк переступит порог дома – его внимание нужно будет обязательно привлечь. И, кажется, в голову сириниту даже пришла замечательная идея, каким образом… «Синдром близнеца» — отличная вещь, и почему бы не дать понаблюдать ее самому Фалку, который, к сожалению, не был свидетелем опытов над сиринитом в лабораториях? Текст в наверняка имеющихся у него отчетах и характеристиках ничего ему не скажет так хорошо, как скажет самоличное наблюдение…

Отредактировано Цхаии Небтауи (2016-09-13 20:03:06)

+3

5

Особняк Фалка Бло>>>

Фалк включил автопилот и занялся составлением чернового варианта обоснования на новый статус, мгновенно переключившись на рабочий ритм. Дорога от особняка до Эос не займет много времени, но основные положения он вполне успеет набросать, чтобы не тратить время.
Солнце Глан уже скрылось за горизонтом и Танагуру окутали мягкие, темно-лиловые сумерки. Корректор любил это время, это освещение и этот цвет, даже сейчас одетый на нем плащ в точности повторял оттенок неба. Это было время, когда стираются грани восприятия сознанием действительности и мозг становится более восприимчив к внешним воздействиям. Не у элитов, разумеется, у всех остальных.
Пальцы корректора быстро порхали над виртуальной клавиатурой, в уголках губ притаилась легкая улыбка, а мозг параллельно был занят составлением плана на ближайшие часы: отправить обоснование, поговорить с Дином, проанализировать собственные ощущения от встречи с сиринитом, прикинуть уже по месту, какие внести изменения в привезенное с Элпис украшение, связаться, наконец, с Раулем и скорректировать планы относительно лейра...
Кар остановился. Занятый делами, Фалк даже не следил за дорогой. Он усмехнулся, быстро свернул комм, и покинул машину, легко взбегая по ступеням к главному входу. У заместителя главного нейрокорректора Амои настроение было замечательным, он даже весьма приветливо здоровался с попадавшимися на пути элитами. Пусть не дергаются этим вечером. Правда, казалось, что лифт сегодня работает на ручной тяге, а к маховику приставили самого субтильного пэтика, но корректор только фыркнул про себя собственному нетерпению.
Створки мягко разъехались вбок, несколько стремительных шагов до дверей собственных апартаментов, привычно распахивающихся перед ним, Рон уже успел обучить Дика этой премудрости - и взгляд Бло выхватывает в прихожей такую знакомую фигуру золотоволосого блонди с изумрудным взглядом, под аккомпанемент немного растерянного и тихого приветствия фурнитура: "Добро пожаловать домой, господин."
- Рауль?..
Фалк склонил голову в легком поклоне.
- Добрый вечер, господин Ам. Что-то случилось?
Из бокового коридора показался Дин, в своем сером плотном плаще до пола и с лицом, уже закрытым непроницаемой вуалью.
Рауль Ам был единственным элитом, кто имел полное и безоговорочное право забрать без предупреждения любую вещь из апартаментов своего зама, включая и его жизнь, если понадобится. Ни малейшему сомнению со стороны Бло это никогда не подвергалось.

+1

6

Дифференцировать дела по их объективной, а не личностной актуальности – необходимое для блонди качество, неотъемлемое. А потому, как ни хотелось самому Второму консулу остаться в лабораториях Кииры или в новообретённом, доселе неизвестном инкубаторе с клонами своих собратьев по классу элиты, (знакомых до последнего гена и совершенно неизученных), чтобы ещё раз, быть может, уже и ненужно, проверить готовность аппаратуры, программного обеспечения и обслуживающего персонала в преддверии очередного, но очень неординарного воскрешения консула Первого, чтобы уж точно всё завтра прошло безупречно, Рауль Ам сейчас находился не на одном из своих рабочих мест, а именно здесь – в апартаментах своего заместителя. 
Сбрасывая на руки фурнитура тяжелый, дорогой плащ блонди, главный нейрокорректор, привычно сохраняющий бесстрастность лица, думал о том, что в этих минутах, как в капле, отражена ситуация на планете в целом: за каких-то неполных две недели жизнь изменилась кардинально при внешне неизменном порядке вещей. Юпитер, кажется, (хотя сам Рауль, при всём желании, до сих пор не до конца верил в это) более не правит, не следит за всеми сразу и каждым из своих детей в отдельности, но фурнитуры всё так же прислуживают хозяевам – незаметные, безликие, безупречные... в то время, как хозяева старательно делают вид, что всё по-прежнему.  Если завтрашнее возвращение Ясона пройдёт успешно, сама государственная система поменяется бесповоротно, но сегодня... биотехнолог занимается проблемами пэтов, как будто ничего не случилось, не так ли? Как будто нет дел важнее...
Впрочем, эти конкретно пэты, действительно входили в категорию, которая для всех блонди будет главной всегда, независимо от формы правления, внешнеполитической обстановки... и даже кадрового состава Синдиката, обозначаясь всего двумя словами - «благо Амои». Гриффит не мог ошибиться, просто потому, что такого не может быть, а значит... так надо. Ам не доверил это никому – ни дзинкотаям-профи из Департамента Танагурского Тигра, не поручил кому-нибудь из штата лабораторий, приехал сам, потому что знал, насколько глубока (почти недозволенно) привязанность Бло к сириниту, (а если бы не знал – плох бы он был, как главный нейрокорректор), но... интересы безопасности важнее, то самое благо Амой. Ради него и сами блонди всё так же безропотно, с полным осознанием необходимости будут уходить на утилизацию и через сто лет, и через двести, так что уж платине тем более придётся смириться с разлукой со своим пернатым любимцем, которая может стать бесконечной.
Вот и Фалк. Какой счастливый... – Изумрудные глаза подметили всё, прежде чем встретились со стальными.
Добрый вечер, Бло. – ровный голос, нейтральная улыбка, кивок на плотно закутанного и обряженного в маску Омегу. – Я приехал забрать нашего инопланетного... гостя. – Небольшая заминка, конечно, объяснила заместителю больше, чем слова, которые можно было бы произнести при сирините. – Им очень заинтересовался Департамент разведки и контрразведки. Господин Уоллес считает, что способности его могут сослужить добрую службу безопасности Амои. Думаю, господин сиринит не откажется помочь нашей планете? – блонди лично приобнял пернатого за плечи. – Идёмте, нас ждут.
Несколько шагов к двери, и уже открывая ее и пропуская в коридор, Синюю Птицу, который, как и ожидалось, не предпринимал никаких... нерациональных и бессмысленных действий, Рауль кивнул фурнитуру, чтоб подал плащ, и лишь справившись с застежкой, обернулся:
Бло, Вы ведь не забыли, что нашего лейра через несколько дней ждут в Киире? Его биология – одно из чудес света, не изучать её просто преступление перед наукой.
Бог дал, бог взял, говорили в древности где-то на Терре, – вспомнил Рауль, прикрывая за собой дверь, и, снова окидывая взглядом высокую закутанную фигуру, вновь подумал, что божественность – тяжкая ноша. Как и избранность.

Отредактировано Рауль Ам (2016-12-18 00:07:14)

+2

7

На Амои избранными не становятся, ими рождаются. И свою ношу несут спокойно и с достоинством, и через сто лет, и через двести, не обращая внимания на ореол божественности, приписываемый амойским избранным всей остальной вселенской Ойкуменой. Не стоит сомневаться в очевидном - они действительно полубоги. Поэтому, еще не договорив свое короткое приветствие до конца, Фалк уже знал - так надо. Присутствие шефа было тому неколебимым доказательством. Бло уже давно подозревал, что не смог скрыть от Рауля свою привязанность к сириниту, да и не стремился к этому, если честно, усматривая во всем происходящем своеобразный эксперимент. Которому не суждено завершиться - что ж, и такое случается в практике нейрокорректоров, когда любой интерес, хоть личный, хоть научный, нейтрализуется всего двумя словами: "благо Амои". Гриффит Уоллес не ошибается - это Фалк знал так же хорошо, как и Рауль. Если Тигр Танагуры приходит к какому-то мнению, значит оно истинно, и непреложная обязанность нейрокорректора в этой истине не сомневаться.
Серые глаза много чего прочли на бесстрастном лице шефа, слух уловил нюансы голоса и белая голова чуть заметно кивнула:
- Разумеется, господин Ам. Не думаю, что наш... гость откажет в помощи Амои. Всего доброго, Дин, -корректор сделал почти неуловимую паузу там же, где и Рауль, нисколько не сомневаясь, что тот поймет его правильно.
- Отчет по стандартной форме будет представлен мной завтра утром.
Фалк сделал шаг в сторону, пропуская блонди и сиринита к выходу, поймал изумрудный взгляд обернувшегося консула, мягко прищурил стальной, отвечая на последний вопрос:
- Конечно не забыл, Рауль. Наш лейр будет полностью готов к исследованиям через несколько дней.
Сейчас Фалк назвал шефа по имени, потому что знал, что и это Второй консул поймет правильно - как благодарность за всё произошедшее, и здесь, и ранее. Если где-то прибыло, значит, где-то убыло - и ничего удивительного нет в том, что в данном конкретном случае эти оба "где-то" сошлись в одной точке бесконечного пространства.
Только секундная заминка - вот и все, что позволил себе Бло, глядя в закрывшуюся за шефом дверь, бо́льших эмоций статус заместителя главного нейрокорректора Амои предоставить не мог.
Платина молча расстегнул аграф, привычным жестом скинул плащ на руки фурнитуру и спокойно направился в кабинет. Слуга возник у его локтя менее, чем через минуту.
- Дик, вещи Дина отправь на утилизацию, - голос Бло был абсолютно ровен, - Это... - стальной взгляд уперся в коробку с элписским украшением, стоящую на столе, изящные пальцы не удержались, откинули крышку, погладили самую большую черную бриллиантовую каплю, лежащую сверху, - ... завтра отнесешь ювелиру на реализацию. И принеси мне чай.
Фурнитур поклонился и исчез, а корректор снова развернул комм, намереваясь приступить к тем делам по составленному им самим плану, что не претерпели мгновенных изменений.
Обоснование на новый статус для лейра по необходимой форме было составлено Фалком быстро, ибо черновик уже имелся, и направлено в адрес и.о. Первого консула, которым был еще Гриффит Уоллес, и в адрес Второго консула, Рауля Ама. В их ответах Бло не сомневался, но формальности должны быть соблюдены. А вот статус сиринита отныне в ведении Департамента разведки и контрразведки и нейрокорректорам более не подконтролен, «благо Амои» и её безопасность превыше всего.
Платина отхлебнул принесенный фурнитуром чай, ароматный, с лимоном и корицей, как он любил, откинулся на спинку кресла, ожидая ответов от консулов - вряд ли они заставят себя ждать долго, и окинул взглядом книжные шкафы. Цепкий и острый глаз вдруг заметил маленькую трещинку в углу одного из стекол – Фалк встал, подошел поближе и медленно провел по ней пальцем…
- Это осталось со дня взрыва, когда Дин закричал… Прошло уже почти две недели, а кажется, что это было вчера…
- Дик, - Бло обернулся к фурнитуру, - Пусть заменят стекло. И проверь внимательно остальные, возможно, подобные повреждения есть где-то еще.
Комм пискнул входящим сообщением один раз, и почти сразу же второй, консулы работали не только быстро, но и почти синхронно. Корректор вернулся к столу, прочел сообщения. Чутье его не подвело – с этой минуты статус «ойран» был признан официальным, с чипом в виде отличительного знака в форме бриллиантовой капли, внутри которой было выгравировано то же слово. Приказ за подписью и.о. Первого консула Амои Гриффита Уоллеса.
Фалк улыбнулся – сиринит для него уже прошлое, зато в настоящем и будущем есть лейратский принц Зейдар, существо занятное и требующее внимания и терпения.
Бло свернул комм, обвел взглядом кабинет. Здесь его более ничего не удерживало, а ночь за окном лишь послужит маскировкой для его внезапного приезда – корректор любил сюрпризы.
- Дик, ты остаешься пока за старшего в апартаментах. Я возвращаюсь в Апатию. Подай плащ, - Бло стремительно вышел в коридор и направился в прихожую, натягивая перчатки.

>>>Особняк Фалка Бло

0


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Эос » Этажи платин. Апартаменты Фалка Бло