Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы

Объявление



Время: 315 год Эры Юпитер, четырнадцатые сутки после взрыва в Дана-Бан.
Утро-день-вечер-ночь.

Погода: переменная облачность, ветер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Халупа Джа

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s8.postimg.org/ea8tjd5yd/prison_break_by_jonone_d2z3txi.jpg

Полуразвалившееся двухэтажное здание, где-то на окраине, подальше от всего Кереса. Подальше от всей жизни, там за третьим поворотом  разбитой как после ядерной войны дороги.
Единственная жилая квартира с боку дома, вход в которую Джа соорудил с пожарной лестнице.
Огромное окно и глубокая разруха. Маленькая гостиная до потолка заставленная коробками и захламленная разбросанными вещами. Потолок с разводами от подтеков и душевая комната с большой душевой кабинкой и единственным сортиром, раковиной с ржавыми разводами от вечно подтекающего крана.

+1

2

-------) Старозаводской переулок

Темнота пришла раньше, чем он хотел бы. Он чувствовал, как его поднимают, куда-то тащат, но жар и пульсирующий ток крови в ушах, не давал расслышать слова. Никогда прежде лейр не имел дела с огнём. Сознание то уплывало, то возвращалось отчётливым и таким реальным бредом. Плечо вспухло, температура тела зашкаливала далеко за сорок по цельсию, рана покрылась сухой горячей коркой, запекая поверхность его кожи. Он совершенно точно не видел ни рыжего, ни темноволосого. Разум играл с ним в пляски, то напоминая о долге, то роняя в прошлое, то вновь возвращая к реальности на короткое и бесполезное сейчас время.
...Он помнил про обещание королю Айри, что вернётся к закату, вот только закат всё никак не наступал... Периодически он видел прыгающего перед глазами железного монстра, или летящую куда-то дорогу с высокими зданиями по сторонам, и тогда его мутило, и он вновь проваливался в дыру беспамятства.

...Звон мечей, бьющиеся в пылу за свою добычу гайры под палящим кожу солнцем... Хриплые ругательства и крики... Он слышит рядом мощный всплеск воды, вонзая сиаф меж рёбрами зазевавшегося в развороте гайра, и тень громадной нейры, выныривающей из воды за свежей кровью, накрывает его. Острое лезвие выскальзывает из чужой груди, и он отскакивает прочь с разворотом на песке, зная, что сейчас будет. Нейра падает в песок, взрыхляя его своими плавниками и усы чудовищной рыбы касаются тела гайра, выгибая его и колотя в судорогах, а потом острые зубы смыкаются на его торсе, и нейра уходит назад, в воду, оставляя нижнюю часть перекушенного пополам тела судорожно вздрагивать на песке. И песок вдруг становится нестерпимо светлым, до рези в глазах. И уже не слышно звона оружия, ничего, кроме жара раскалённого песка...

...Серое небо, и, кажется, снова накрапывает дождь, и его куда-то несут... Опять... Серые перекрытия, трубы... Всё прыгает перед глазами, мельтешит, а потом опять этот свет, резкий, белый, раздражающий до крика, до звона в ушах...

... Он медленно погружается на дно, падая и падая, не в силах пошевелиться, и ледяное течение захватывает его в водоворот, утягивая в темноту грота, словно вдыхая его в канал. И его несёт в кромешной темноте, сдавливая уши до боли, и кидает на острые, покрытые ракушечником стены, и мимо проносится аурами, освещая на короткий миг глубоководный канал, а он хватается рукой в надежде поймать уносящийся прочь свет, но аурами летит быстрее и исчезает снова, оставляя его одного в кромешной темноте. Течение ослабевает, и он чувствует, как давит на грудь и гулко стучит в висках. И тогда он делает рывок руками, тяжёлый, почти на пределе своих мышц, едва не разрывая себе связки с каждым новым гребком вдоль стены, и тело его летит вперёд в темноте, догоняя растение-фонарик, быстрее и быстрее, пока кровь не выдавила ему слуховые перепонки и давление не сломало ему все рёбра. Ему нужно вынырнуть! И он выбивается из сил, протягивая руку к несомому водой аурами, хватая его за тонкие нити корней.. Свет его ослепляет, но он следует по наитию туда, вдоль канала, а потом по изгибу его наверх, потому что там совершенно точно есть выход к поверхности. И тогда он сможет отдохнуть, упасть спиной в воде, чувствуя, как ноют мыщцы, и сердце медленно перестанет стучать так громко в висках...

Зейдар открыл глаза, резко вдохнув воздуха. Это был не берег, совершенно точно нет. Он провёл в бреду несколько часов. Лихорадка не проходила, и от него веяло сухим жаром, а потом он затих и температура стала спадать, но ещё не упала до конца. Однако к сознанию мятежного принца всё же вернуло, вот только сил подняться не было никаких. Он смог лишь пошевелиться слегка, и тут же почувствовал боль в плече, но уже не такую сильную, как прежде. Её можно было вытерпеть, а самое главное, он чувствовал свои пальцы. Нужно было сфокусировать зрение, чтобы понять, где он теперь. Картинка над ним плавала, то приближая серый потолок, делая его почти что ясным, то отдаляя его и размывая странные железные рейки на нём. Значит, его не убили. И... это всё ещё Амои. И Керес. И монгрелы... рыжий и высокий, желавший ограбить его, и, тот, что поменьше, тёмный, лохматый, не желавший этого короткого боя...
Зейдар закрыл глаза, стискивая зубы.
Почему ты не убил меня, гайр... монгрел? Где бросил? Связал? Или нет... Не могу понять... Но они точно тащили меня куда-то... Где я, сожри меня октур! И где мой меч! И почему, сто плевков шазза мне в рожу, это всё ещё не закончилось?
Он резко повернул голову вбок и почувствовал, как силы утекают даже от такого незначительного движения. Мир поехал так стремительно, что тут же бросило в пот. Зейдар шумно выдохнул, осторожно возвращая голову назад, дыша глубже, размереннее, и терпеливо пережидая, пока в глазах перестанет водить хоровод стая чёрных точек. Во рту пекло, как в жаркий день на берегу Бесконечного озера, и очень хотелось пить. Он понял, что температура высушила его, сократив срок в три дня до двух.
И это хорошо, если до двух, а не одного. Проклятье...

Отредактировано Зейдар (2015-08-14 15:10:12)

+3

3

>>>>>>>>Старозаводской переулок

Он было открыл рот возразить, он правда хотел сейчас высказаться по полной программе. Сказать этому паршивцу все, что он думает и о его эгоистичном желании одиночества, и о его вечном снисходительном взгляде, таком, знаете, будто кроме Совы никто на этом свете ничерта не знает и уж тем более не соображает. И о том, что Джа за*бался… до такой невероятной степени гребанной невыносимости, что готов сейчас прямо плюнуть ему в лицо. Ни один монгрел… ни один сранный монгрел никогда не смел разговаривать с рыжим таким образом, а те, кто смели, получали фингалы.
Но когда Сова говорит «я лучше вожу» и Джа задыхается в своем негодуе…  мир вдруг переворачивается с ног на голову, ведь даже если продолжить кричать на него сейчас, периодически размахивая здоровой рукой, отпуская красавца в бессознательном, который тут же начинает сползать вниз, желая встретиться с асфальтом, – ничего не изменится. Совсем ничего. Упертость местного «хакера» ни в какое сравнение не идет с наглостью «рыжего мальчика на побегушках». Да и потом… Джа просто не мог позволить тяжелому телу висеть на Сове.
Он усадил брюнета на байк, а сам уселся перед ним и попросил своего растрепанного спутника связать ему руки на животе Джа(вдруг улетит пока будут ехать) какой-то тряпкой. Даже если красавчик проснется по пути, в таком положении обнимая рыжего крепкой хваткой без возможности развязать тугой узел, пришелец ничего не сделает… не сможет. В крайнем случае, Джа собирался спрыгнуть с байка вместе с ним.
Сова рванул с места, и рыжий довольно быстро оценил возможности такой поездки. Втроем на байке места мало, а он так плотно прижимался к спине водителя, что, кажется, тот по достоинству оценил дикий стояк Джа аккурат промеж своих тощих ягодиц. И градус тела повышается, и он не может понять это от того ли, что за спиной к нему привязанный сидит полыхающий температурой пришелец или от того, что перед его лицом спина Совы. И он нагло обнимал водителя здоровой рукой, беззастенчиво шаря пальцами под мешковатой одеждой, ощупывая каменный пресс. Удивительно, какой ты сексуальный молчун… И прекрасно зная, что Сова не слышит, Джа мог спокойно рассказывать ему на ухо разное, иногда задевая горячим дыханием открытый участок кожи за мочкой.
-Знаешь, я тебя всегда трахнуть хотел, - бл*, вот все-таки есть прелести в твоей глухоте, - Я вот только не знал какую позу выбрать для первого раза. Может быть, тебя на четвереньки поставить? Или сунуть в рот, чтобы отсосал сначала? А может быть, твои ноги на плечи закинуть и пыриться тебе в лицо? Никак не мог выбрать. Я бы еще связал твои руки за спиной, пальцами вот этими за волосы бы тебя дергал как сучку. Думаешь, я поверил в эту срань про импотенцию? Это как – будто мне разряд бластера в грудь зарядили. Я всегда хотел тебя. Я думал, что это просто страсть. Ну знаешь, у тебя такой тугой зад и губки пухлые, словно созданные для моего члена, что невозможно не мечтать об этом. А после, было пару мокрых снов с твоим участием, - как же это странно. Говорить с человеком, зная что тот ничего не услышит, ведь сейчас он кладет свой подбородок на костлявое чужое плечо, а мимо проносится разрушенная кересская жизнь, там за следующим поворотом его клоповник, в котором Джа непременно снова… останется один, - Я правда думал это всего - лишь одержимость, но знаешь… нет… стоит признать, что я лю… - он ударился носом в спину Совы, когда тот излишне резко затормозил около железной лестницы. Излишне быстро вскочил с байка, и гневно испепеляя своим взглядом Джа, наверное, хотел что-то сказать по поводу все того пресловутого члена, елозившего всю дорогу при торможении сквозь плотную ткань черных штанов о ягодицы Совы, - Что? Я мужик вообще-то, если ты не заметил и да, прикинь, я хочу трахаться! – главное выпучить глаза и ругаться, зная что то, что ты произносишь, теперь совсем не то, что ты произносил минутой ранее. Но минутой ранее ты не мог меня слышать, а теперь читаешь по губам.
Переместив руки пленника себе на плечи, Джа встал с кряхтением, потащив его на своей спине, отстукивая подошвами по железной лестнице приближение скорого отдыха. Голова кружилась от потери крови – посрать, что в первый раз, что ли? У Джа часто кружилась голова от недоедания – это кересская норма. И правая рука ни к черту - веревкой висела вдоль тела, а этот красавчик с аппетитными формами, которые рыжий оценил стоило скинуть тело на свою растерзанную ночными кошмарами кровать, заставил спину рыжего монгрела вспотеть. Да что там, пот стекал каплями между булок и устремлялся по бедрам вниз прям там под штанинами.
-П*здец какой ты жаркий, - рычал Джа, откапывая средь заваленной коробками комнаты крепкую клейкую ленту. Нужно хорошо завязать руки и ноги и желательно рот… знаешь, я тебя трахну красавчик, честное слово, как только Сова уедет отсюда и мы останемся вдвоем. Нельзя же терять такой момент! Другого в жизни не будет, тяжелая тварь.
-Свяжи его, - он всунет ленту в руки Совы, устало сползая по стенке на пол. Оглядывая осоловелыми глазами захламленную комнату. Единственное свободное от разнообразных вещей место – кровать и душевая комната Джа. В этой квартире никогда не было чисто. Это ведь гребанная нора Джа. Гребанная глупая его жизнь, единственные ценности которой собранны почти что на мусорке.
Под громкий звук клейкой ленты, закусывая губу, рыжий стянет промокшую насквозь кровью перчатку. Подденет ногой из ближайшей дырки аптечку, в которой как назло осталось какое-то непроверенное обезболивающее в шприце. Бинты, капля обеззараживающего средства и нитки с иглой. Надо закатать рукав, вот так вот. Надо сквозь гул в ушах и кровавую пелену, вдруг нахлынувшую приступом при воспоминании о своем ранении, раскрыть левой рукой железную коробочку, вот так вот. Надо сжать свои яйца и зашить долбанную рану, вкалывая в конечность анестезию, вот так вот.
-Ты видел у этой суки уже и рука коркой покрылась, - скажет он, глядя в глаза Совы, который обернется, перестав связывать пленника, - Что это за х*ета такая, как думаешь? – условия жесткой антисанитарии. Следовало бы промыть рану, но рыжий не в состоянии сейчас подняться с пола, ему бы с иглой в пальцах совладать. Левой рукой, сука, я ведь правша… сейчас-то я нашью, конечно. Подумать только, если я смогу вы*бать этого пришельца, то точно не забуду сегодняшнего приключения никогда. Прости Сова, не пойми не правильно, но секс весьма важен для моего организма… - только эти мысли позволяли не погрязнуть в черных кругах, которые яркими пятнами плыли перед глазами, даже когда рыжий косил их на валяющееся тело пришельца. Мать твою, пришельца! Сука… сберись рыжая падла, надо прошарить его карманы, а ты все никак не зашьешь этот маленький порезик… ха-ха, да кого я могу обмануть? Это гребанная дыра в другое пространство в моей руке!

+5

4

Монгрелы зашевелились, и тот, что тёмный и худощавый навёл на него на него оружие.
Ну давай же, чего ты ждёшь?! Стреляй!
Если бы глазами можно было метать молнии, Зейдар испепелил бы обоих. Зелень радужки дрогнула слегка и Зейдар перевёл взгляд на оружие в руке темноволосого, пихнувшего его в бок ногой пару раз. Плечо тотчас отозвалось нытьём, но зато лейр определил, что руки всё же были стянуты чем-то горячим и липким. Он медленно выдохнул и заговорил на амойском. Хрипловатый и ровный голос без всякого пафоса констатировал лишь факты. На большее сейчас лейра просто не хватало. До меча было не достать, руки связаны, дуло странного плавящего огня смотрело ему прямо в лицо...
- Я Зейдар эль Айри, из рода Айри, крон-принц и престолонаследник Пяти королевств Лейрата, волею богов брошенный в этом покинутом богами мире. Зейдар. - отчётливо произнёс он своё имя, чуть кивнув.
- Железная птица, что похитила меня во время боя с гайрами, разбилась у этих берегов. Боги убили посмевших коснуться меня, но почему-то сохранили мне жизнь. Я сделал глупость, пытаясь выяснить, где я и что это за место. Гайр, называющийся Блонди, дал мне объяснение, но держал меня в стеклянной клетке, называя пэтом. Чтобы не означало это название - оно не может быть применимо ко мне, ибо я поклялся отцу вернуться в королевство с закатом. Он дал мне выбор - либо я буду его... пэтом, либо отправляюсь в Керес к мятежникам монгрелам. И я выбрал этот путь без колебаний. Кто, как не мятежники могут понять того, кто идёт против системы? Не выйди вы оба ко мне с желанием ограбить, я бы дошёл до спасительной воды и, возможно, уговорил бы богов услышать мои молитвы и вернуть меня на Гайру. Теперь же у меня есть всего пара дней и это случится в любом случае, потому что я лейр, волею богов живущий в двух стихиях. И ни одна из них не может быть постоянной для меня. Вы же по природе своей гайры и способны дышать только воздухом. А мне необходима вода, чтобы оставаться на суше дольше истечения трёх лун. Ранение ослабило меня и восстановление выжало из меня силы, сократив мой срок, но я ни о чём не жалею. Ты, рыжий монгрел, честно сражался со мной и я уважаю твою победу. Нет смысла стрелять в меня сейчас, но если ты, тёмный, выстрелишь мне в голову - я приму это, как славный уход к богам. Или... дайте мне возможность принять смерть в своей одежде. Не хочу предстать перед богами в чуждых одеяниях монгрела.
Не поверят. Слишком напряжены и не должны доверять чужакам. Вряд ли позволят дотянуться до меча.
Горло откровенно пекло и температура только-только принялась спадать, всё ещё запекая жаром глаза. Зейдар понимал, что обречён. Но обречён умереть от пребывания на суше или же от выстрела. Всё не как трус. От этого на сердце было легко и свободно, потому и предложить свою помощь тому, кто не дрался с ним, он мог себе позволить.
- Могу помочь с ранами. Зажить не заживут быстро, но болеть временно перестанут. - поморщился он, припоминая один секрет, часто используемый в схватках при ранениях. Может монгрелы и сделаны как-то иначе, чем они, дети богов, но у них есть кровь в венах, а кровь способна смешиваться с кровью, это факт. Конечно же Зейдар не доверял им, а они опасались его, а иначе зачем бы связали ему руки? Глупо было бы ждать от них ответной "любви" после того, как чуть не прикончил обоих. Справедливо. Однако шанс всё же был. Если в его руки вернётся меч, он не станет лишать их жизни. Он отправится к воде, как хотел. А там уж на всё воля богов.
Не без труда, но юноша всё же сел, сглотнув сухой ком в раздираемом жаждой горле.
- Пить. Слишком много говорил сегодня.

+3

5

Один – выдохнуть. Два – вдохнуть. Три – откусить. Проколоть кожу, задевая мышечные волокна. Больно? Дерьмо, еще как! Он шипел, чувствуя, как нитка шуршит сквозь мышечные ткани, и передергивал плечами, снова вгоняя иголку в плоть. И плевать уже было в такой момент на то, что обеззараживающего средства хватило только на маленькую область вокруг раны.  Он вздохнул, оценивая свои труды. На что хватило, как говорится. На шесть кривых стежков. Когда кружится голова, иногда помогает пару раз дать себе мысленных, а после - настоящих пощечин. Еще в который раз вспомнить бешенные глаза своего «напарника», который так забавно пихал его в грудь, обзывая последним придурком.
В рваном мареве усталости Джа все еще выхватывал обожженные пальцы Совы, которыми он показывал свои слова. Показывал… Джа нагнулся над аптечкой, с громким железным бряканьем распотрошив ее и выудив три последних колеса сомнительной давности. Ну хоть какое-то обезболивающее и то дело. Жаль, что на потенцию не влияет. Ну, вот хуем накрылся мой трах, с такой раной...
-Какой Зейдар… каких богов? Это что у вас там блюдо такое? Какая бля железная птица??? – пока рыжий полз по стенке вверх, помогая своей рукой, пока кряхтя подходил к Сове и, закинув себе в рот одну таблетку, положил здоровую руку на плечо мелкого таким образом, чтобы засунуть ему в рот две оставшиеся, да так, чтобы обязательно видно было как указательный и средний палец раздвигает и проникает в сухие обкусанные губы - Зейдар говорил. И единственная мысль, которая была доступна монгрелу в данный момент: О чем говорит этот парень, я ничего не понимаю! Так стопэ, - он замахал рукой, в которую взял бутылку воды с подоконника, и заглотав, свою порцию обезболивающего, дал выпить Сове, - На лучше попей, - эта же бутылка заткнула рот красавчика, когда к нему вплотную подошел Джа. Он даже чувствовал запах пота и странный сладковатый аромат, которого не бывает в Кересе,  - Аппетитные губки… - прорвавшиеся наружу свои пошлые мысли, особенно когда вот так глаза в глаза и что-то дымчато - возбуждающее между, - Знаешь… я понимаю, почему тебя хотели сделать пэтом, ведь имея такую упругую попку это должно быть райское наслаждение, а? - Джа улыбнулся своей этой мастерской пахабной улыбкой, отражающей все его настоящее и сущее, и после того как Зейдар напился пригвоздил его к кровати ногой. Вот так по-свински и наплевательски поставив грязную подошву тому на грудь, - [Сова, привяжи-ка его к кровати. Мне нужен воздух, мозг вскипел.]
-С ранами помочь, - он вздернул бровь, - Знаешь, полежи-ка… и помни, сделаешь тут что-нибудь не то, я уебу тебе с большим удовольствием, - последнее, что прошипел Джа, нагибаясь над Зейдаром. И снова звук скотча, которым Сова обматывал пришельца. Снова тусклый свет, пробивающийся через грязное окно. Хотелось совершить что-то недостижимое. Сломать что-то несгибаемое. Перевернуть этот мир… и это весьма странное ощущение, учитывая, что Джа кичиться своим похуистиным отношением к жизни.
А потом он выудит все кредиты, которые были рассованы по разным углам комнаты в самой дурацкой привычке «перестраховаться на всякий случай». И те, которые были отобраны честным монгрельским путем у самого брюнетика. И перед выходом посмотрит оценивающе на меч, подумав, что может загнать его или оттащить в свой тайник, который был создан после случая с Мышом. Но поддастся ежеминутному порыву и пнув дверь ногой выйдет на железную лестницу, чтобы вдохнуть поглубже тяжелого, наполненного сыростью воздуха. Он подождет здесь Сову, ведь это единственный кого он все время ждет, страдая от накатывающих приступов философии.
Зачем? Почему? Что не так во мне, ведь такие как я не выживают без садомазохизма. Что творится в моей ебанутой башке? Зачем я навязываю свое? К чему все это и когда наступит начало конца?  В эти приступы, он вдруг начинал задыхаться и думать, что завтра и правда больше нет. Не будет таким, каким  хочется или его просто не будет. Да посмотри ты на себя, ты полное ничтожество. Для таких как ты… никогда не буде хорошо.
Джа закурит и криво ухмыльнется, оперевшись на железные перила. Полное ничтожество. чертовски верно, так что следует оторваться по полной в соответствии со своим статусом.

+4

6

Старозаводской переулок

Уоллес следовал за ищейками, чуть отставая. Ему, «генералу» этой битвы, не было абсолютно никакого резона лезть вперед рядовых. Обо всем происходящем ему все равно исправно докладывали, так что остаться в неведении он все равно не останется. Да и о присутствии его помнили, так что приказания все равно выполнятся беспрекословно.
  Потому дзинкотай посадил кар и вышел из него, лишь когда группа захвата уже ввалилась в то самое здание, куда привел их гемоанализатор. Пока оттуда не поступило никаких новостей, взгляд желтых глаз скользнул по обломкам зубов окружающего пейзажа. Местность выглядела так, будто пережила ожесточенные бои: отвратительная вонь от синтетических и органических отходов, грязь под ногами, поблескивающая маслянистой пленкой, копоть на стенах, развалины, по которым уже и не определишь, чем они когда-то являлись. В каких инопланетных городах ни приходилось бывать Гриффиту, а такой помойки, как Керес, он больше не видел. Выжечь бы все это дерьмо, чтоб даже пепла и сажи не осталось… все равно от местного контингента планете один лишь ущерб…
  Додумать уже давно посещавшую его мысль консул не успел, как был прерван криками полицейских. В развалине ими был обнаружен лишь пропавший лейр, связанный явно теми самыми монгрелами, с которыми он столкнулся в переулке и которые снова умудрились скрыться. Отбросив посторонние размышления, короткими отрывистыми командами глава Департамента разведки заставил всех снова забегать. Подоспевший за поисковым отрядом Фалк был отправлен обследовать инопланетника. Когда он констатировал средней тяжести состояние принца, Уоллес намеревался отрядить для транспортировки юноши полицейский кар, усадив в него и платину, но тот вдруг изъявил желание перевезти пострадавшего на собственном флаере, и не успел консул гавкнуть как следует, чтобы все присутствующие закончили валять дурака, как он сам же предложил полицейских сопроводить свой транспорт, видимо отчётливо разглядев намерение блонди по его лицу. Последний нашёл предложение относительно здравым и дал добро, решив не тратить время на споры.
  Пока принца грузили и вся процессия по его душу отправлялась в Танагуру, несколько боевиков, получив приказ, досконально обшарили разбомбленную монгрельскую конуру, однако ничего, что могло бы указать направление, в котором скрылись остальные участники драки в Старозаводском переулке, не нашли. Операторы поисковой установки в то же время, заразившись всеобщей суматохой, собирались было отправиться дальше по следам беглецов, однако были остановлены элитаром.
  Двое монгрелов все равно не знают, с кем пришлось иметь дело, рассудил Уоллес. Это во-первых. Во-вторых, дальше Кереса их знание о Зейдаре никогда не уйдет. А здесь оно ни вреда, ни прибыли никому не сделает, тем более, не дойдет до Федерации. Исходя изо всего этого, преследование исчезнувшей парочки блонди посчитал пустой тратой времени и ресурсов, которых сейчас крайне не хватает совсем в других местах. …правда, кое-что можно сделать здесь для уничтожения любых возможных улик, но что протекает весьма быстро.
  В общем, Гриффит приказал наконец сворачиваться всем задействованным в операции полицейским, только пара силовиков деловито и споро принялась закладывать под обысканным домом взрывчатку. Дождавшись того, когда все сотрудники очистили улицу и отправились по своим штабам, дзинкотай сам покинул ее, остановившись в паре кварталов, приготовившись понаблюдать издалека, и отдал приказ взрывать.
  Вспышка почти затерялась среди изломанных и разваливающихся остовов соседних домов. Узконаправленная взрывная волна ушла вверх и почти не зацепила и не наклонила ни одно здание рядом, однако место, где был найден принц, окуталось густым черным дымом, который выплевывал редкие яркие искры. Но и они все скоро развеются, оставив после себя только маленькую воронку. Ни одной, пригодной для идентификации крошки не останется там, а соответственно не останется и ни единого доказательства того, что лейр Зейдар вообще когда-либо здесь был. Что ж, по крайней мере свидетельств о том, что инопланетный принц подвергся нападению, у Федерации точно не будет. Остается дело за медиками Амой.
  Развернув кар, Двенадцатый консул направился в Эос. У него еще было столько дел, что он не мог позволить себе даже минуты промедления.

Эос, апартаменты г-на Ама

Отредактировано Гриффит Уоллес (2015-09-29 19:11:49)

+6

7

Бло прибыл на место очень вовремя – из полуразрушенного здания на краю Кереса как раз выскочили оперативники с докладом, что инопланетный принц Зейдар наконец-то обнаружен внутри, один и связанный. Консул Уоллес тут же выдал Фалку распоряжение лично обследовать инопланетника, впрочем оно абсолютно совпадало с желанием самого нейрокорректора поскорее лично познакомиться с неизвестной расой. Поэтому, не медля ни секунды,  Бло коротко кивнул консулу, одновременно разворачиваясь и направляясь ко входу, попутно окидывая взглядом окрестности и слегка морщась.
- Заброшенное, полуразвалившееся здание на отшибе, вокруг откровенная помойка с соответствующим запахом… - Фалк старался лишний раз не наступать в вонючие лужи непонятного происхождения, быстро двигаясь ко входу в здание, что было сделать, впрочем, не так-то просто – окружающий пейзаж выглядел, как после хорошей бомбежки.
Единственное, более-менее обжитое помещение сбоку двухэтажного строения, даже вход сооружен уже с пожарной лестницы – нейрокорректор наконец-то преодолел все преграды и инстинктивно чуть нагнувшись, вошел внутрь комнаты, мгновенно окидывая взглядом захламленное коробками и каким-то мусором помещение, в котором и внимание-то было задержать не на чем, кроме как на кровати с примотанной к ней скотчем небольшой фигурой в темной одежде.
Да, это был тот самый Зейдар эль Айри, так заинтересовавший Федерацию и поставивший на уши значительную часть силовых структур Амой.
Наконец-то Фалк смог рассмотреть таинственного принца воочию, мгновенно сосредотачиваясь только на его персоне и абсолютно абстрагировавшись от окружающего пространства, предоставив обшаривать его оперативникам.
Несколько стремительных шагов до кровати – и Бло присел на корточки рядом, попутно стянув перчатку с левой руки и позаимствовав небольшой нож у кого-то из силовиков.
- Приветствую Вас, принц Зейдар, я знаю, кто Вы, и прибыл сюда, чтобы Вам помочь. Прошу Вас, не бойтесь, Вам не причинят больше абсолютно никакого вреда, - Фалк говорил негромко и размеренно, спокойно глядя в темно-зеленые глаза юноши, аккуратно положив свою левую руку на его стянутые скотчем запястья и начиная правой, с зажатым в ней небольшим ножом, осторожно освобождать его от намотанного скотча, стараясь при этом причинять как можно меньше неудобств.
Бло специально снял перчатку – так он мгновенно оценил повышенную температуру лейра – не критично, наверное, раз принц в сознании, но тревожно и лишний повод поторопиться, отметил так же успевшую покрыться коркой рану на руке, что означало наличие ускоренной регенерации у организма. Мозг Фалка работал четко, собирая малейшие детали в единую картину, попутно отмечая изящество сложения юноши вкупе с отлично тренированным телом, тонкость черт и несомненный ум, сквозивший во взгляде.
- Прошу Вас, принц, не делать лишних движений и, по возможности, не говорить пока. Сейчас мы отправимся в клинику, где Вам окажут срочную помощь, а потом обсудим Ваше дальнейшее пребывание у нас. Да, меня зовут Фалк Бло, и я являюсь советником Второго консула этой планеты, - нейрокорректор старался подбирать нейтральные понятия, чтобы лишний раз не настораживать гостя. Одновременно со своими словами Фалк не переставал осторожно выпутывать Зейдара из многочисленных слоёв скотча, попутно костеря про себя монгрелов, на чем свет стоит, наконец справился со своей задачей и помог принцу осторожно приподняться и сесть на кровати. Давая время ему немного прийти в себя, Бло повернул голову в сторону, ибо боковым зрением фиксировал действия оперативников и отметил, что они нашли небольшой вещмешок с одеждой и какими-то украшениями, явно принадлежавшими лейру, разложив найденное на столе, весь мусор с которого лихим движением руки одного из полицейских был безжалостно сброшен на пол. Фалк быстро осмотрел найденное, не вставая с места, и коротко распорядился:
- Консервы выкинуть, одежду и всё остальное сложить обратно в мешок и отнести ко мне в кар – эти вещи принадлежат принцу и я заберу их с собой. Не потеряйте ни одной бусинки и не забудьте вот это, - Бло кивнул на меч в кожаных ножнах, - Выполняйте.
Повернул голову обратно и снова занялся Зейдаром, видя, что тот уже успел немного прийти в себя, попутно снова натягивая на свою левую руку перчатку.
- Принц, вы сможете идти сами? – получив в ответ утвердительный кивок, Фалк помог лейру осторожно подняться на ноги, придерживая его за правую, не раненую руку, преследуя сразу две цели – не дать Зейдару упасть, если он вдруг начнет терять равновесие и… в корне пресечь любое сопротивление, если такое будет иметь место. Хоть на подобное развитие событий ничего и не указывало, но осторожность  не помешает.
- Пойдемте, принц, здесь Вам больше нечего делать, - Бло мягко, но неотвратимо повлек лейра к выходу, стараясь причинять как можно меньше беспокойства его раненой руке, но не на секунду не теряя с ним тактильного контакта.
Они осторожно выбрались из строения и направились к консулу Уоллесу, которому Бло коротко доложил о состоянии обнаруженного инопланетника, охарактеризовав тяжесть повреждений, как среднюю, но требующую срочного медицинского вмешательства. По лицу и.о. Первого консула явно читалось его желание немедленно засунуть с такими усилиями найденного принца в полицейский кар и с помпой препроводить его в медицинскую лабораторию, но… в планы нейрокорректора такое очередное грубое давление на неисследованную психику загадочного лейра ну никак не входило. По крайней мере, уж если не полноценный контакт, то какие-то начальные зачатки понимания между Фалком и Зейдаром постепенно начали возникать – принц хоть не дергался в руках платины, послушно позволяя себя вести, и нарушать это хрупкое равновесие грубым вмешательством полицейских (а другого у них просто и не бывает!) корректору, подгоняемому еще и временем, ой, как не хотелось! Поэтому, твердо посмотрев на консула Уоллеса, Бло заявил, что повезет принца на своем каре и пресек всякие возражения или даже приказ сделать по-другому, простым предложением полицейским сопровождать его кар до медицинской лаборатории.  Цепкий глаз Фалка к тому же заметил, как напряженно лейр посмотрел на столь привычное для амойцев средство передвижения, а уж какие душевыворачивающие виражи закладывают полицейские на своих флаерах, Бло прекрасно знал – нет уж, лишний раз сейчас пугать Зейдара ну совсем ни к чему!
Фалк аккуратно помог принцу разместиться на заднем сидении своего кара, проверил взглядом надежность крепления чемоданчика  с установкой и наличие мешка с вещами лейра, не спеша закрыл заднюю дверцу и занял место спереди, обернулся назад, еще раз восстанавливая зрительный контакт:
- Не тревожьтесь, принц, это обычное средство передвижения на нашей планете. К тому же, Вы с ним наверняка уже знакомы. И ответьте, пожалуйста, на один важный вопрос – сколько времени Вы можете проводить на суше и сколько его у нас осталось?
Не теряя больше ни минуты, но тем не менее, ровно и не спеша, Бло поднял свой кар, нимало не заботясь о том, что подумают сопровождающие их полицейские о такой осторожной езде, и на средней скорости направил его в сторону Кииры, предпочитая услышать ответ лейра уже в воздухе.
Зачем возле никого не интересующего уже заброшенного дома задержался консул Уоллес, заместителя главного нейрокорректора Амой тоже нисколько не интересовало.
В Кииру

Отредактировано Фалк Бло (2015-09-24 20:48:39)

+5

8

-Какой Зейдар… каких богов? Это что у вас там блюдо такое? Какая бля железная птица???
Вот как объяснить монгрелу, что именно имел ввиду лейр? Таких быстрых и громадных машин, способных поднимать людей в воздух, в его мире не было, как не было и "птиц" поменьше, вроде той, в которую его посадил Маркус. Зейдар только беспомощно вздохнул, закрыв глаза, мысленно сдаваясь на этом. Словарного запаса не хватало, чтобы описать всё, что чувствовал лейр. Сейчас ему было не очень хорошо и потому поднесённая к губам бутылка с водой оказалась более чем необходима. Пил он жадно, лишь раз недобро сверкнув глазами исподлобья в ответ на пошлое замечание о его губах и заднице. По сути монгрелы мало отличались от гайров, разве что ругались те не в пример витиеватее, чем эта парочка. Тяжёлый ботинок припечатал его к низкой кровати, на которой бросили его эти двое и Зейдар лишь скрипнул зубами, обжигая светло-зелёным взглядом рыжего, словно не снизу вверх смотрел, а наоборот. Никогда не опустит он головы, даже если сейчас этот гайр вонзит в него его же саиф!
Но рыжий убрал ногу и отошёл к темноволосому. Зейдар проводил его взглядом, ловя на лице лохматого и худого парнишки странное выражение, что-то между жалостью и брезгливостью. И снова не позволил себе злость, плавно переведя взгляд к серому потолку и считая про себя до десяти. Бог знал, о чём тот думал, но в сердце словно стрелу вонзили, так оно заболело. Его жалеют, как выкинутую на улицу вещь? Но разве он не говорил о выборе? О чём он вообще говорил тогда с этими двумя?
Дверь хлопнула и принц медленно выдохнул, прикрывая глаза. Он смертельно устал. Количества воды, выпитого им, было слишком мало, чтобы полностью пресечь жар от процесса восстановления. Руки связаны чем-то липким и не желающим его отпускать, хоть он и старался перекрутить запястья в узах, хотя бы ослабить проклятый материал, но выходило крайне плохо. Зейдар ещё раз повернул голову в сторону меча, прикидывая, сколько придётся потратить сил, чтобы дотянуться до него и разрезать ленту на руках. Монгрелы могли уйти на пять минут, а могли и на часы. Перед ним они не отчитывались, хоть Зейдар и видел, как рыжий собирал местные деньги, запрятанные по углам. Есть ли в Кересе рынок, куда можно пойти и купить там всё?
  Зейдар попытался перевернуться на бок, чтобы хотя бы на коленях добраться до меча. Острое лезвие могло бы разрезать эти странные ленты? Он не знал, но собирался это проверить. Всё лучше, чем лежать тут и ждать неизвестно чего. Не убили сразу - значит задумают сделать что-то похуже быстрой смерти.
Это вы зря. Нужно было взять убивать сразу, как только узнали, кто я.
То, как смотрел на него рыжий, Зейдару не нравилось. Эти маслянистые взгляды раздражали и вызывали в нём чувство яростного протеста и нехорошую злость, а также желание отсечь желалку этому мерзавцу. Вот только вспылить в его положении было бы большой глупостью. Шанс себя оправдал и Зейдар ничуть не пожалел, что сдержался. Может ещё есть время добраться до воды, но сначала освободить руки...
К сожалению руками дело не ограничилось. Темноволосый и рыжий постарались примотать его крепко к кровати и всё, что принцу оставалось - это смотреть в потолок, на стены или на хлам. Здесь было холодно и это помогало сохранять температуру тела, а потом он услышал шум с улицы и резко вскинул голову к дверям, напряжённо фиксируя взглядом дверной проём.
Зейдар рванулся к мечу, пытаясь вывернуться из клейких пут, но не смог. Ватный звон в ушах и дезориентация не оставили ему никаких сил. Комната вновь поплыла и он завалился назад на спину, шипяще матерясь на гайратском и чувствуя, как заколотилось сердце внутри о рёбра. Кто-то шёл сюда, почти бежал, а он тут, как фонарик-аурами на корне, не сдвинуться никуда...
Дверь бодро вынесли снаружи и в глаза ударил луч света, заставляя его прищуриться и отвернуть лицо от ослепляющего пятна.
Силуэты мелькали в полумраке комнаты, лучи света шарили по трубам с ржавчиной, мелькали. Над ним кто-то склонился, видимо приняв сначала его за монгрела, но тут же отступил, не дав принцу возможности рассмотреть лица. Сердце колотилось как сумасшедшее, и Зейдар снова сжал зубы, молясь про себя и пытаясь выхватить ослеплёнными глазами хоть кого-то в суматохе.
Гайры! Не дружки тем монгрелам, не те странные существа, которых он видел на берегу в день падения птицы. Одним богам ведомо, кто это такие и зачем они здесь. Зейдар не мог сражаться с ними и уж точно не верил, что они пришли его спасать. Ощущение беспомощности вымораживало изнутри и заставляло его отчаянно сожалеть о том, что он не может сражаться с ними.
А затем в заставленную ящиками и коробками халупу вошла высокая фигура и Зейдар напряженно замер, вглядываясь в неё. Такой рост никак нельзя было считать средним, учитывая, что вошедший превосходил прочих гайров на целую голову.
Блонди?
Сердце резко подскочило к горлу и Зейдар шумно вдохнул, впериваясь настороженным взглядом в правильные черты лица подходящего к нему представителя высших гайров. Белоснежные длинные волосы, прямая осанка, цепкий и внимательный взгляд серых светлых глаз...
Зейдар стиснул зубы, помня о словах Маркуса. Зачем он явился сюда? Убить мятежного инопланетника, выбравшего Керес вместо жажды гайра-блонди? Тогда зачем снимает перчатку и присаживается рядом с ним? Неужели и смерть его будет подобна смерти преступника?
Саммах эль Саммах...
Многих преступников душили узлами, чтобы вернуть их в лоно богов после искупления своих грехов, но почему боги решили поступить так с ним?...
Внезапно блонди заговорил с ним, и Зейдар не отрываясь смотрел в его серые глаза, не веря пока ни единому его слову.
- Приветствую Вас, принц Зейдар, я знаю, кто Вы, и прибыл сюда, чтобы Вам помочь. Прошу Вас, не бойтесь, Вам не причинят больше абсолютно никакого вреда.
Знаешь? Тогда ты знаешь больше, чем все те, кого я видел в последние сутки. Кто тебя послал?
Лейр невольно вздрогнул, когда прохладная рука коснулась его горячей кожи, а затем блонди принялся освобождать его руки от клейкой мерзости, которой его связали монгрелы.
- Прошу Вас, принц, не делать лишних движений и, по возможности, не говорить пока. Сейчас мы отправимся в клинику, где Вам окажут срочную помощь, а потом обсудим Ваше дальнейшее пребывание у нас. Да, меня зовут Фалк Бло, и я являюсь советником Второго консула этой планеты.
- Меч... - Зейдар вскинул голову, дёрнул ею в сторону саифа, коротко обозначив приоритет. А затем опёрся на руку советника, садясь на кровати и чувствуя приступ головокружения. Нахмурился, стараясь дышать ровнее. Не хватало ещё упасть при этом блонди от слабости! Стены снова расплывались и он сейчас не столько видел, сколько слышал короткие чёткие приказы, отдаваемые советником тем самым гайрам в тёмной форме, которых он не смог разглядеть. Мир постепенно обретал чёткость, снова выделяя высокую фигуру консула из толпы, снующей по захламлённой халупе рыжего.
- Принц, вы сможете идти сами?
Зейдар повернул голову к блонди и выпрямился.
- Должен. Но буду признателен, если Вы мне поможете сохранить...равновесие. - спокойствие давалось нелегко, потому что вопросов было больше, чем ответов. Кто такой этот Фалк Бло и зачем явился за ним в Керес? Его послал Маркус?
Если это акт из жалости, то шёл бы ты, гайр к демонам!
Консул осторожно придержал его, когда принц резко поднялся на ноги. Всё-таки жар вытянул прилично его сил. Будь он близок к воде, ему было бы не так тяжело. Он не раз бывал ранен и некоторые шрамы на руках всё ещё были видны, если бы он снял куртку, но вода исцеляла лучше всякого иного лекарства. Иногда помогала глина, иногда грязь рек... Здесь же было слишком много иной грязи, чтобы рисковать и наносить её на рану. Довериться консулу тоже было нелегко, но выбора у Зейдара не было. Его слишком качало, чтобы пытаться бежать или драться. Да и драться с тем, кто понимает его статус, не называя его пэтом... Наверное Фалку Бло не сказали, какой статус придумал ему блонди Маркус прежде чем предоставить лейру выбор. Зейдар не знал, хорошо это или нет, но от помощи советника не отказался. Кто знает, быть может его смерть не угодна сейчас богам...
- Пойдемте, принц, здесь Вам больше нечего делать.
Зейдар коротко кивнул, стараясь держаться с достоинством, прямо, почти также, как сам блонди, и не падать, но последнее мало от него зависело. Шёл он медленно, но сам. Ориентация то терялась, то возвращалась. Если бы блонди не вёл его настойчиво к дверям, он бы наверняка уже сломался и осел на пол от слабости. Но такой роскоши он не мог себе позволить. Ни при белоснежном.
Как только они вышли на сырой воздух Амои, Зейдар заметил те самые птицы, терпеливо ожидающие своих седоков в отдалении, и невольно напрягся.  Снова в воздух, чтобы лететь? Нервы и так были на пределе, а тут ещё и полёт...
Пальцы чуть сильнее сжали руку советника и Зейдар стиснул зубы, чтобы не утратить самообладание. Советник Бло словно понял его. Юноша даже ощутил что-то, похожее на благодарность, когда тот не позволил никому коснуться лейра, беспрекословно заявив, что отвезёт его сам. Ещё один блонди, ожидавший их снаружи, такой же высокий, но с золотистыми короткими волосами, вызвал очередной приступ нервного напряжения.
Какого дьявола происходит?..
Белоснежный принялся говорить и Зейдар даже понял его отчасти, сжав зубы и мысленно досадуя на своё ранение.
- Это просто ожог, советник. Ничего серьёзного. - процедил он, не собираясь молча выслушивать про среднюю тяжесть и что-то там ещё непонятное. Вырываться не пытался, чувствуя силу со стороны белоснежного, которой ему не хватало пока. Пошёл, куда повели, осторожно сел в кар, придвинувшись к самой середине, стараясь подавить в себе страх перед полётом на этой птице. Дождался, пока спереди сядет белоснежный и придвинул к себе сумку и перевязь с мечом в ножнах. Внимательные глаза советника снова вернулись к нему и Зейдар чуть качнул головой.
- Я не обнажу меча над тем, кто предлагает мне помощь. Обещаю. - тихо сказал он. - Железная птица меня тревожит. Касаясь меча, моё сердце находит покой в привычном.
- Не тревожьтесь, принц, это обычное средство передвижения на нашей планете. К тому же, Вы с ним наверняка уже знакомы. И ответьте, пожалуйста, на один важный вопрос – сколько времени Вы можете проводить на суше и сколько его у нас осталось?
- Не так много, как хотелось бы... Ранение сократило мой обычный срок от трёх лун до...возможно одной. Процесс восстановления не зависит от моего желания и он отнял много сил. Всё, что мне нужно - это опуститься в воду. Моё тело не предназначено для жизни на суше постоянно. Без воды меня ждёт мучительная и быстрая смерть. Зачем Вы прилетели, советник? Разве мой выбор, данный мне блонди Маркусом, не был яснее света путеводной звезды в ночи?
Пыльные клубы под воздушной подушкой кара разметались в стороны и они поднялись в воздух. Зейдар даже ухватился за рукоять своего меча, стараясь дышать реже и сохранять спокойствие. И всё же паническое ощущение глубоко внутри никуда не делось. Пока он мог получить ответ, он спрашивал. Кто знает, не замолчит ли белоснежный, когда вернёт его Маркусу. Ведь за этим они прилетели за ним? Или нет?

Отредактировано Зейдар (2015-09-22 00:10:03)

+4

9

Он всегда считал, что Сова водит как конченный придурок и никогда не ошибался  в этом, поэтому пускать его за руль особого желания не было. Хотя, если так подумать, ряд неоспоримых плюсов заставлял Джа пересмотреть свои приоритеты. Пока на этой огромной скорости под отсвет встречных фонарей, продолжает проноситься где-то там существующая реальность, его холодные подушечки мозолистых пальцев все еще на границе их с Совой неприступности. Вот именно тут на кромке джинс. Чуть-чуть вверх и немного вправо, тут у Совы эта торчащая тазовая кость. И это самое яркое событие за последние несколько лет прозябания на помойке Амой. Ну и что, что темные пятна перед глазами от все еще грозящегося навалиться на него обморока? Ну и что, что глаза закрывать приходиться, а то мутит? Ну и что?
Джа впивает свой острый подбородок в плечо Совы и считает себя сейчас настолько тупоголовым от какого-то чистого детского счастья, что можно и подохнуть под аэробайком при очередном крутом повороте. Можно подохнуть и от потери крови и от того, что в организме осталось сил на то, чтобы только добраться до кровати. Но нет, впереди мясник и его дрожащие пальцы, которыми он втыкает иглу в кожу.
-И ты это называешь доктором? – единственное что скажет Джа Сове после того, как прижимая перебинтованную руку к груди снова сядет на байк. Ему казалось, что было вполне достаточно и тех швов, которые он сам себе сделал. К чему было это все? Терпение? Сколько еще за сегодня можно терпеть? Вообще сколько способен вытерпеть человек? К черту терпение, Джа готов был умереть от усталости, как только голова его коснется подушки. И обратный путь он совсем не шевелился, сидя за спиной Совы.
А вопрос про "терпение" был не зря и очень кстати. Что Джа нашел на месте своего дома, когда байк с урчанием остановился? Правильно, дырку… огромную, с облизанными мощным взрывом краями, дырку, словно у  той самой разработанной кереской шлюхи, в которую хуи влетают со свистом.
Он неосознанно сжал бедро Совы, даже не заметив как рука соскользнула с его талии. Сжал не так чтобы больно, не так чтобы нежно, сжал просто, потому что он подсознательно считал брюнета единственным настоящим оплотом его, утухающей в безумстве, реальности. Ах, ты гребанная паскуда жизнь! Снова поставила меня на четвереньки, чтобы выебать во все щели? Или я сам напросился на твое внимание? Сморгнув, он убрал руку с бедра Совы, встал и, доковыляв кривыми ногами, с тихим стоном сел на край воронки.
И в эту самую минуту Джа был готов утопиться в своей желчи, уровень которой повысился до такой степени, что хотелось блевать себе под ноги до той поры пока не выпадет желудок, как совершенно ненужный орган. К чему он ему, если голодаешь по несколько дней к ряду? Несколько минут в поиске сигареты (левой рукой все так же неудобно и ничего с этим не поделать). Несколько секунд - пожевать фильтр. Поджечь краешек, чтобы затянуться. Несколько секунд, чтобы осознать объем той пизды, которая накрыла его с головой и лечь на спину, выдыхая дым в небо. Почувствовать, как ноги отяжелели настолько, что, кажется, на них грузила. Твари, думаете… поставили меня на место? Гребанный Эос, я не настолько туп, чтобы не вычислить ваши технологии. Ваше вмешательство. Я. Не прощу.
Его глаза следили за Совой, который видимо, решил осмотреться. И на фоне этой пустоты монгрел казался ему не вписывающимся в эту разруху. Но нет больше помойки, той самой, от которой Джа так показушно открещивался, и за которую так сильно цеплялся подсознательно. Нет. И с усмешкой он подумал, что на сегодня с него хватит. Зато есть Сова. А как долго есть он? Как долго есть ты, а?
-Сейчас я отвезу тебя домой. Пару минут, ок? – вдохнуть и снова выдохнуть. Небо смотрелось намного симпатичнее сквозь сизый дым сигареты. Этот день вообще закончится? Больше думать пока не хотелось.

Отредактировано Джа (2015-11-14 16:24:23)

+5

10

Он почувствовал легкий шлепок по щеке и подумал, что лучше бы это была полновесная пощечина. Он чувствовал прикосновение пальцев Совы. И пусть они у него обычно холодные… пусть. Сейчас  для Джа они были обжигающе горячими. Захлебнуться бы твоим взглядом. Хотелось схватить его запястье своей рукой. Всего лишь хотелось? Похоже, рыжий сделал это неосознанно, где-то ниже пагубной зависимости в его прикосновениях. Уебанский мир должен был кануть в мировую историю, позабытый тупой головешкой монгрела, но вместо этого он все так же чувствовал запах горелого.
-Сова… я, - не договорить этого, потому что резкий рывок вперед и сухие губы в миллиметре от других обкусанных. Джа сейчас был так близок, что ловил своим ртом его дыхание и хотел лишь одного, что так отчаянно понимал в этой жизни. Лишь…
Он отвернет голову в последний момент и упрется острым подбородком в плечо брюнета, сжимая здоровой рукой острые лопатки. Сигарета уже улетела по кривой дуге в сторону, не докуренным окурком. Таким же, активно сгорающим, как короткая монгрельская жизнь.
-Только пару секунд, - только пару твоих громких ударов. Два вдоха твоим запахом и короткая передышка. "Я хочу тобой затянутся." Ты охуительно нужен мне. "Я хочу дышать твоими смолами." Бля… как же мне отпустить тебя? Ты понимаешь, Сова, не могу? Что делать с этой гребанной почти наркоманской зависимостью? В эту самую минуту, когда у Джа уже не осталось сил прикрываться своей игрой в "бесбашенного монгрела". Он никогда таким не был.
-Лады, поехали, - встать и отряхнуть свой зад, как будто так можно стать чище. Забавное занятие в Кересе - стать чище… до блондей не дорасти.  Он тряхнул головой и сел на аэробайк, решив, что что-нибудь придумает. Да брось, рыжая скотина, у тебя всегда есть работа и коробка под забором. Что будто бы ты не с этого начинал?

>>>>>>>>>>>>>>>>>>>волшебный погребок Совы

Отредактировано Джа (2016-01-11 16:24:24)

+2



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC