Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы

Объявление



Время: 315 год Эры Юпитер, четырнадцатые сутки после взрыва в Дана-Бан.
Утро-день-вечер-ночь.

Погода: переменная облачность, ветер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Федерация » Элпис. Столица, рыночная улочка


Элпис. Столица, рыночная улочка

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s6.uploads.ru/t6NGs.jpg

0

2

Ночь.
Ночью, как говорят, на улицы выходят демоны и крадут души и разум. Ночью, как говорят, этим демонам помогают несчастные, чьими телами они завладели. Ночью, как говорят, стираются грани между мирами, и, завернув в темный проулок, иногда можно не вернуться назад. Ночью, как говорят…
Айгор Дин-Хадар не верил в сказки и легенды. Его ночь была освещена приглушенным томным светом фонарей, снабженными бесперебойными источниками питания. Его ночь была пронизана тихом гулом уборочных дроидов, проводящих санобработку улиц. Спокойствие его ночи нарушали ремонтные модули, тщательно поддерживающие в безукоризненном порядке мостовые, мозаики, резные беседки, фонтаны, парапеты…  В его ночи не было места демонам, в отличие от его души и сердца. Возможно, зря он не верил в сказки? Возможно, наступило то самое время поверить в древние сказания и забыть о науке?
Ноги путались в длинном траурном одеянии, и в мягкой полутьме, пронизанной пятнами золотистого света, белая фигура Айгора полностью теряла свое изящество и врожденную грациозность. Он больше был похож на пьяного юнца, закутавшегося в простынь, или же на восставшего из могилы покойника, укрытого саваном,  нежели на гордого сына амира, уверенного в каждом своем шаге и жесте. Но разве осудил бы кто его сейчас? Он потерял любимого отца и единственного обожаемого сына. Он потерял брата, пусть и не идеального, но брата, родную кровь и плоть. Он потерял всю свою семью. И, вместе с семьей, свою страну.  Военная хунта быстро и оперативно захватила власть, и у Айгора не было никаких сомнений, что… Что Кемиром попросту воспользовались. Сам брат никогда бы не пошел на убийство отца, если бы не чувствовал за своей спиной мощную поддержку. Скорее всего, имел место сговор с хунтой. А после смерти Исена Кемир стал не нужен, и его убрали… Как и сына самого Айгора, который мог претендовать на престол.
Айгор попросту не знал, что ему делать. Долгое время его укрывали его собственные подчиненные, потом – любовники. И вот теперь хунта снова вышла на его след, и Айгор, не желая навлекать беды на тех, кто не побоялся быть казненным за измену, попросту ушел. Вещей у него с собой не было, денег – самый минимум. Он не представлял, куда идет и зачем идет. Нет, он мог бы уйти в подполье, получить поддержку научного сообщества. Народа, в конце концов. Все же его, в отличие от Кемира, любили и уважали. Но это бы означало начало гражданской войны, а Айгор никогда бы ради власти не положил на алтарь столько невинных жизней. Да и какой из него самого вышел бы повстанец? Как любой врач, Айгор клялся защищать и ценить человеческую жизнь, и не имел права поднимать оружие. Исключение составляли изменники и предавшие высшие законы. И те, и другие приравнивались к нелюдям. Вот только… Никаких доказательств того, что переворот был организован хунтой, у Айгора не было. Только домыслы, не имевшие никакой силы.
… Айгор вышел к маленькому фонтанчику, присел на бортик и опустил ладонь в кристально чистую воду. Холодная. Промозглый ночной воздух пробирался под белые одежды, оседал капельками конденсированной воды на резных барельефах стен. Но Айгору было плевать на холод и сырость. Наоборот, ему было приятно, что низкое, затянутое тучами небо вот-вот заплачет вместо него… Потому что амир, пусть и не обладающий реальной властью и не занимающий трон, не имеет права плакать.

+4

3

Начало игры.
Чем обычно люди занимаются ночью? В основном, спят, кажется. Естественно, есть исключения и их много, но как бы ночь не была светла и тиха или вовсе не отличимая от дня, в это время суток предпочтительно заворачиваться в теплое одеяло, лежа на кровати и видя разные сны. Звучит заманчиво и, от одной только мысли о мягкой постели начинаешь невольно улыбаться и представлять ту долгожданную встречу с подушкой. У Сэма подобные мысли, мельком пробегавшие в его голове, не вызывали никаких теплых и приятных ощущений. Он давно уже толком не спал, да и не хотел этого так сильно. Работы было много, постоянный контроль происходящего на Элписе, поддержка состояния инкогнито. Некогда спать, и все равно, сидя уже абсолютно без сил, подпирая тяжелую голову рукой и устало переводя взгляд от одного монитора к другому, Такер умудрялся незаметно для себя закрывать глаза и проваливаться в глубокий сон, а после 5-6 часов парень в панике просыпался и сразу начинал проверять, все ли в порядке. Сегодня поспать он еще не успел, но выглядел вполне бодро. Неспешно, осторожно ступая по земле, брюнет, весь закутанный в теплую накидку и настороженно оглядывающийся по сторонам, крался по темному переулку с одной конкретной целью - найти нужные детали для совершенствования своего домашнего оборудования. И один из таких важных компонентов входил в состав уборочного дроида, занимавшегося очисткой города от всякой грязи, которой было немало. Нужно было всего лишь подкараулить одного из "трудяг", быстро лишить его возможности двигаться, и стащить... позаимствовать нужные запчасти. Сэм же не вор, да и не хотел он красть... Но вынужден был. Итак, сработав чисто по плану, юноша ловко и практически бесшумно вонзил нож в слабое место механизма и обездвижил его, после чего ловко выхватил из-за пазухи отвертку, принявшись снимать с дроида заднюю панель.
- Тебе может не хотелось бы остаться без этого чипа, - чуть поднатужившись, парнишка разнял дополнительные замки и наконец добрался до нужной схемы и снял ее, - Но это мне нужнее.
Обрадовавшись находке, хакер повертел в руках чип, перехватывая рукой металлическую панель и... Звонкий удар металла оглушительно раздался в ушах парня, чуть ли не сбивая его с ног.
- Чтоб тебя.. - грозя кулаком панели, Такер процедил сквозь зубы угрозу, и только потянулся к источнику шума, как вдруг услышал быстрые шаги и чьи-то голоса... хотя чьи, мальчишка понял уже через пару секунд.
- Эй, ты, парень, а ну положил все на землю и поднял руки, чтоб я их видел, - один из полицейских окликнул Сэма и вынул из чехла электрическую дубинку. Сэмюэль сопротивляться не стал - бег только бы вызвал подозрительность.
- Здрасте, - успев ловко спрятать чип в рукав, парень послушно поднял руки и развел из в стороны, - Тут дроид, кажется, накрылся.
- Благодаря тебе, да? Думал обмануть нас? - откликнулся второй полицейский, обошедший нашего бесстрашного героя и поднявший с земли заднюю панель робота, - Бездомный воришка?
-Вообще-то домный, - скептично скривив губы, ответил Сэм, не двигаясь, - И не вор. Всего лишь помог вам и нашел сломанного робота.
- В любом случае, отвертку ты с собой не просто так носишь, да?, - юноша ощутил на своих боках руки одного из охранников порядка, которого, кстати, и не было, и почувствовал себя крайне неудобно, а полицейский все-таки обшарил карманы Такера и достал из одного из них коммуникатор.
- А это-то вам зачем? -резко запаниковал Сэм, тараща глаза, но не двигаясь с места. "Хорошо хоть вы не допетрите, что с этим телефоном делать,", - и то приятно - коммуникатор-то необычный.
- Ничего ничего, мы тебя сейчас просто доведем до "дома", - последнее слово прозвучало с отлично заметным вкусом сарказма, - Побеседуем с тобой, чтоб больше не шатался ночью по улицам  и не ломал дроидов.
В следующее мгновение один из полицейских ловко и довольно-таки крепко схватил воришку за плечо и, сняв капюшон с головы мальчишки, вывел Сэма из темного переулка на саму улицу, пока его напарник осматривал намертво зависшего дроида.
"Ну вот и все", - встревоженный взгляд карих глаз пилил черный увесистый телефон со всеми архивами данных и программ, покоившийся в свободной руке полицейского. Но тут мужчина остановился, замерев на месте; Сэм настороженно вгляделся вдаль.
- Кто это там? - прозвучал голос второго полицейского, пытавшегося разглядеть силуэт человека, сидевшего возле небольшого фонтана.

Отредактировано Сэм Такер (2015-09-03 23:04:15)

+4

4

Начало Игры

Ночи не Элпис бывали неспокойны и в самые лучшие из дней амиратского правления. Семья Дин-Хадаров боролась за науку, за процветание, за покой благоразумных, но на ночных улицах благоразумных не было. Разум - это подарок Богов, зверь в клетке, которого надо ежедневно приручать и воспитывать. Не всем это по карману, и, уж конечно, не тем, кто на темные улицы выходил для того, чтобы руками своими забрать то, что им не принадлежит. Грабеж, насилие, убийства, и все прочие удивительные в своей жестокости деяния становились только чаще, чем ближе ты подходил к дальним районам столицы. Там разум не воспитывали, и жизнь там учила только брать. Самому. Потому что хоть правительство Дин-Хадара и заботилось о процветании, никакое из правительств никогда не сможет учесть желания и мечты всего народа.
Ночи на Элпис не были спокойны и в самые лучшие из дней амиратского правления, но теперь на широких площадях и улицах установилась тишина. Так, по словам писателей, звучит природа в часы перед бурей или грозой: тихо, словно в страхе, жизнь копошится по своим углам, опасаясь быть замеченной некими более могущественными силами. Наступивший переворот и смена правительства был той самой приходящей грозой. Она не отшумит по улицам, не прольется дождем, но завтра наступит новый день, и все здесь будет омыто ее кровью. Будет новый порядок, где тем, кто так заботится о разуме, место будет если и отведено, то лишь у самого угла... Даже лучшие из правительств не способны быть вечными. Долго - это лучшее из того, что возможно достичь.

Но долго может длиться столетиями и даже тысячелетиями. Амои необходимо это "долго", как необходимо оно и Элпис. В прошлом нет счастья, но нет счастья и в хаосе. Нужна была новая якорная точка, и эту точку Сет действительно нашел. Не там, где искал поначалу, но и высшим из умов позволено иногда ошибаться.
Ушел привыкший действовать из соображений силы Исен, ушел Дани, аристократ, ставший мучеником, и ушел отправившийся свое Кемир. Остановить начавшуюся лавину было невозможно, но пока она не забрала последнего из великого рода, все еще можно умыкнуть добычу из-под ее белого носа.
- Айгор, - тихо произносит Ранги знакомое ему имя, и двум наемникам рядом трудно расслышать в голосе облегчение, - Айгор Дин-Хадар. Верно. Все так.

Его не пришлось выслеживать так уж долго. В пылу переворота об ученом, как это ни смешно, словно бы забыли. Получается, что его прежняя политическая безынтересность стала его же спасением. Оно обойдется лично Сету, как и Амои, недешево, но у Юпитер своя воля. А в том, что воля эта именно ее, сомневаться не приходится: слова произнесенные прекрасным розовыми губами нейрокорректора имеют вес.
- Ждите здесь, - тихо скомандовал Сет своим помощникам, столь верным выплачиваемыми Амои счетам, и направился в сторону фонтана. В центре площади. На виду. Неосмотрительность, подозрительно напоминающая пассивное самоубийство. У Айгора Дин-Хадара действительно осталось мало поводов жить, но и в смерти столь же мало смысла. Сет найдет, что ему предложить.

Ученый поднимает голову, наконец замечая того, кто столь спокойным, ровным шагом направляется в его сторону - редкую птицу важно не спугнуть - но события далеко не всегда развиваются по заранее продуманному сценарию. Увы, но стоя в углу площади, Сет не успел разглядеть патрульных, вынырнувших из боковой улицы. Не успел разглядеть и того, с кем те так старательно пытаются разобраться, однако жизнь, как ни печально, надо уметь взвешивать, и перевешивает здесь все лишь одна.
- Амир, - сократив расстояние между собой и мужчиной, слово это можно даже произнести шепотом, - Помощь приходит из самых разных мест... Попробуйте мне поверить.
С высоты роста элита сидящий на холодном, каменном бортике фонтана Айгор кажется большеглазым человеческим дитем. Ему придется хотя бы на пару минут примерить другую роль. Убить неуверенных в завтрашнем дне патрульных, как и их "поимку" - просто, но спрятать их тела - нет. Если есть что скрывать, то рано или поздно найдется и тот, кто захочет найти разгадку. Ориентироваться нужно на длительное благополучие, и в данном случае было бы умно сделать эту встречу... обыденной? Мало у кого есть причины встречаться наедине ночами, но одна категория послу все же известна.

Именно поэтому Сет осторожно, но все же быстро хватает Айгора за плечо, заставляя подняться на ноги, и тут же притягивает к себе в то, что люди назвали бы объятием. Страстным. Одной рукой Сет прижимает к своему плечу голову мужчины, пряча лицо, а другой, той, что подходящим с левой стороны полицейским не будет видна, пытается снять с мужчины известные всей Элпис очки.
- Наше уважение к вашей семье безмерно... Я бы не позволил себе такого, будь другой выбор, - шепчет тому на ухо, - Все мы актеры, побудьте им. Обнимите меня крепче, кусайте губы и дрожите. И не показывайте им своего лица, - Сет накрыл Айгора плащом и принялся гладить по спине так, как гладил бы, утешая кого-то своего, ему принадлежащего.

- Кто вы такой? Назовитесь, - в своем мире Сет достаточно мал ростом, но здесь он один из самых высоких. И когда не прошедшие ф-про обращаются к нему, то смотрит на них он сверху вниз.
- Пусть ночь эта будет для вас спокойна... Я - посол Амои. Но увы, она не так спокойна для других, - большая ладонь ложится на темные волосы застывшего без движения амира, - Кто знает, что будет завтра. Мне нужно позаботиться о своем.

off: Ох, амир, уж простите меня за такое.

+7

5

Холодно. Холод. Благословенный холод. Айгор наклонился сильнее, медленно погружая руку в воду. Рукав белоснежного одеяния тут же намок, прилип к коже, но Айгор не обращал на это внимания. Он опускал руку глубже и глубже, позволяя холоду охватывать тело. Сантиметр за сантиметром, все дальше и дальше, от кончиков пальцев почти до локтя… Жаль, что фонтан был таким неглубоким – ногти царапнули скользкую и немного склизкую мозаику на дне. Бесполезное украшение, не несущее никакой пользы, кроме эстетического удовольствия. В жару не дает ощутимой прохлады, пить эту воду нельзя, даже утонуть и то не получится. А ведь будь фонтан глубже, хотя бы пару метров глубиной, то можно было бы перегнуться через бортик, опустить обе руки, позволить  одежде пропитаться влагой. Мокрая ткань тяжелее, и, если закрыть глаза, то можно представить, как кто-то тянет тебя туда, на дно. Мягко оглаживает пальцы, ласкает запястье и тянет, тянет, тянет. Можно было бы позволить себе упасть в объятия воды, разрешить ей целовать себя до умопомрачения, пока в легких не останется воздуха. Можно было бы позволить холоду проникнуть в тело и добраться до сердца. И тогда оно перестало бы болеть. Глупое сердце, такое глупое, не желающее слушать глас рассудка, до сих оплакивало погибших.
Разум был куда более сдержан в своей скорби. Несмотря на траур, он продолжал выстраивать линии вероятностей, анализировать, предполагать… Выбирать. Самоубийство? Да. Определенно, ему незачем жить, если рассматривать то, что происходит здесь и сейчас. Но здесь и сейчас – не то, о чем позволительно думать амиру. Важнее всего перспективы. Если военная хунта сможет привести Элпис к стабильности – о процветании думать пока что не приходилось – то последний Дин-Хадар сможет с легким сердцем уйти из этой жизни. Но если нет? Если Элпису он все еще будет нужен? Айгор не имел права лишать себя жизни, которая ему не принадлежала. Побег? Ведь это так просто – подкупить нужных людей и покинуть родную планету. Или попросить политического убежища. Но нет. Крысы бегут с тонущего корабля, а капитан обязан стоять до последнего. Сдаться и надеяться на лучшее? Глупее не придумаешь. Оставалось только идти. Идти, скрываться по углам и ждать. Кого-то или чего-то.
Тихий шорох заставил Айгора оторваться от размышлений и резко распрямить согнутую спину. Громко плеснула вода, застучали по парапету капли. Замерзшие пальцы свело судорогой – удивительно, и когда он успел так сильно замерзнуть? Первое желание – бежать – удалось подавить с огромным трудом. Бежать – значит, привлечь излишнее внимание, столь ненужное сейчас внимание. К тому же вышедший из переулка человек был Айгору знаком.
Только на чьей стороне он был сейчас, Сет Ранги, посол Амои?
Айгор не сразу понял обращенных к себе слов. Помощь? Помощь Амои? Какая выгода Амои в том, чтобы защищать потомка низвергнутого правителя? Нет, им выгоднее поддерживать тех, в чьих руках сосредоточена власть. Или, если не поддерживать, то по крайней мере сохранять лояльность.
Но, видимо, в этой системе был некий неучтенный элемент, из-за которого сейчас посол Амои на глазах у полиции пытался укрыть преступника.
Сет Ранги… Они никогда не были друзьями. Даже приятелями. Они никогда не вели никаких переговоров, и все их общение состояло в стандартных вежливых фразах на официальных приемах и конференциях. Но об этом человеке тепло отзывался отец, и Айгор решил… Не поверить, нет. Пока что просто подыграть. Хотя бы для того, чтобы не подвести под трибунал хунты Сета Ранги.
- Выбор есть всегда, посол Ранги… Уберите руку от моего лица, будьте любезны.
Айгор сам снял очки, незаметно опустил руку, убирая их в широкие карманы одеяния. Ему сейчас и играть особо не приходилось. Он дрожал от холода, и теплое тело, к которому его прижимали, лишь усиливало это ощущение. Спрятать лицо? Несложно. Обнять? Что ж… Это было сложнее для человека, привыкшего всегда держать дистанцию. Но Айгор за последние дни сломал столько своих привычек и перешел через столько правил, что еще одно не представляло особой проблемы.
Кем они казались для полиции? Вероятнее всего, любовниками. Впрочем, о Сете ходили разные слухи, и все знали, что посол, бывало, заводил романы. Но так как он не афишировал свои «победы», преступлением такие связи не считались.
Айгор благоразумно молчал, сжимал пальцами одежды Сета и отстраненно думал о том, что намочил своим мокрым рукавом костюм посла. Прямо на пояснице. А ночь холодна… Не заболел бы потом его спаситель.
- Пусть ночь эта будет для вас спокойна... Я - посол Амои. Но увы, она не так спокойна для других. Кто знает, что будет завтра. Мне нужно позаботиться о своем.
«Свое». Айгор мысленно хмыкнул и пообещал себе поговорить с послом на эту тему. Тому нужно было аккуратнее подбирать формулировки. Конечно, ситуация была экстремальная, но все же... «Свое» - слишком сильное слово. И этот жест… Раньше волос Айгора касались только его любовники. Но так, конечно, со стороны было правдоподобнее. Айгор прижался к Сету чуть теснее, и, привстав на цыпочки, еле слышно шепнул.
- У него дубинка и арестованный ребенок. Узнайте, что сделало это дитя.
Глупо, конечно. Весьма глупо. Но… Судя по тому, что Айгор успел разглядеть в царящей вокруг полутьме, мальчишка шел с полицейским против своей воли. Да и не выпускают детей родители в такое время одних. И ладно, если заблудился – тогда вернут семье. А что, если один из тех, у кого семьи не было? Иди еще хуже… А ведь мальчишке лет было столько, сколько Дани. По крайней мере, так показалось чересчур чувствительному сейчас отцу, не так давно потерявшему сына.

+6

6

Похлопав ресницами, а после прищурив глаза, юноша попытался разглядеть лицо мужчины и подошел бы поближе, ибо почему-то этот таинственный незнакомец казался похожим на кого-то, кого Сэм мог знать. Увы, самостоятельно пройтись чуть подальше не было возможности - крепкая рука полицейского по-прежнему не выпускала из цепких пальцев плечо пойманного воришки. "Я бы тебе эти руки засунул... куда подальше," - с заметной обидой во взгляде Такер покосился на не менее заинтересованного мужчиной у фонтана копа. И все-таки, кто этот человек? Или не человек? Гадать можно было бы долго, если бы не внезапно появившаяся новая фигура. Кажется, это тоже был мужчина, и он действовал увереннее, словно он точно знал, что его сюда привело и зачем, но он не спешил и был аккуратен в движениях. С того момента, как двое незнакомцев только встретились, а после обнялись, прошло немного времени, но Сэмюэль уже успел ощутить некую неловкость и даже смущение. Конечно, наблюдать вот так издалека двоих обнимающихся мужчин - это... как минимум странно, даже в какой-то степени ненормально. Сэм всеми правдами и неправдами не хотел воровать, а уж шпионство в его планы точно не входило. А вот полицейские явно не желали проходить мимо.
- Кто вы такой? Назовитесь, - твердым голосом окликнул один из полицейских мужчину с черными волосами (Сэм с сопровождающими все-таки подошел ближе и успел разглядеть лица двоих незнакомцев, но был этому совсем не рад), а тот незамедлительно ответил, только ближе прижимая к себе... одного из свергнутой правящей династии?! Мальчишка удивленно вытаращил глаза на амира, а после, словно его внезапно осенило, быстро перекинул взгляд с одного полицейского на другого, улавливая их реакцию, но пока она не была такой уж и заметной. Однако стоило поторопиться, пока полицейские, преданные военной хунте, не заподозрили что-то неладное.
Второй мужчина представился как посол  Амои, и его Сэми тоже узнал.  Ведь этот оникс тоже не раз появлялся в поле зрения папарацци. " Вот это я удачно вышел ночью из дому", - хмурясь, мальчишка постарался не нервничать, поэтому сделал глубокий вдох, а затем и выдох, пока полицейские с недоумением во взгляде беседуют с элитом и, кажется, начинают что-то подозревать. Но так застревать тут в такой неловкой ситуации не хотелось от слова "совсем".
- Простите, вы, кажется, меня так и не поняли, - словно тут и не было никого, кроме двоих копов и парнишки, Сэм с недовольством в голосе окликнул мужчину, державшего его за плечо, - Вы не имеете права меня насильно удерживать, не предъявив каких-либо доказательств моей виновности. Я ничего не сделал, - последние слова были произнесены чуть тише, потому что в самом конце мальчишка хотел добавить "придурки", но что-то побоялся, что его услышат и добавят проблем.
- Пожалуйста, хотя бы Вы помогите мне, господин посол, - взмолился Такер, решив попытать удачу и просить помощи у элита, у которого, кажется, были дела поважнее, чем какой-то мальчуган с помойки, - Я случайно оказался на улице ночью и ничего противозаконного не сделал. Пожалуйста...
В глазах юноши блеснул маленький лучик надежды. Если он сейчас не убежит домой, то все может обернуться намного хуже, чем просто задержание и ночь в полицейском участке. И матери юного Такера это явно не понравится, если она узнает, что ее сына задержали вместе с последним наследником Дин-Хадар.

Отредактировано Сэм Такер (2015-09-10 12:03:00)

+5

7

Настоящая, неприкрытая, голая человечность людей Сета всегда удивляла. Пусть генная инженерия, пусть ф-про, но в их запахе, в тепле их кожи, в шелковистости волос послу чудилась какая-то особая искренность. Так, наверное, обманывался бы ценитель искусства, рассматривая оригинал и восхитительную, неотличимую подделку. Да, они так безумно похожи, но все же настоящее - оно другое... Сет все чаще замечал за собой эту тягу к самообману. В действительности ни он, ни другие дзинкотаи ничем не отличались от детей Терры и переселенцев. Вернее, отличались, конечно, но в лучшую сторону. Они были... как там эта шутка... быстрее, выше, сильнее, ну и красивее, что однозначно. У них, как и у людей, тоже была мать. Пусть она меняла им не пеленки, а физраствор, но мать эта всегда растила их со всей ответственностью. Что может дать любовь по сравнению с логичным пониманием собственной важности в детально созданном мире? Впрочем, мысли о матери в отношении Амира совсем не к месту. С матерями человеческими всегда столь много проблем, а дзинкотаям не свойственно разводить проблемы попусту. Если, конечно, они не уверены в том, что подобное действительно развеет скуку.

"Выбор есть всегда". Да, выбор есть, и Сет мог бы гораздо быстрее и, что главное, проще решить проблему двух патрульных, но мешало два, нет, даже три факта. Во-первых, себе уже озвученное опасение, связанное с невозможностью спрятать тела, во-вторых, присутствие некого, весьма разговорчивого, мальчишки - не ясно пока, кто он, и чем может грозить его появление, ну а в-третьих... Мальчишка этот был молод. Как молод был и Дани. И не зря, не зря одиноко сидел Айгор Дин-Хадар у фонтана, когда его смерти сейчас желает почти вся страна. Как странно, что в совершенстве людей заложена столь простая ошибка: привязанность к тому, что не должно быть важным. Амир не так стар для того, чтобы убиваться из-за смерти наследника, и все же... Убивать мальчишку на глазах у мужчины было бы той самой непростительной ошибкой. Доверие строится на понимании и сочувствии. Сочувствующий всегда поймет.
- Да, - тихо шепчет Сет. "Да, я разберусь", и "Да, я не обижу". Потому что понимаю. Как же это важно!

Проще, конечно, сказать, чем сделать, потому как у неизвестного ясноглазого парня явно талант на создание этих самых ненужных проблем.
- ...Пожалуйста, хотя бы Вы помогите мне, господин посол... Я случайно оказался на улице ночью и ничего противозаконного не сделал. Пожалуйста...
- Молчал бы, а, - тыкает один из патрульных свою добычу в бок, ну а второй мнется, чувствуя явную неуверенность: ситуация ему ясна, как ясно и то, что их присутствие в этой ситуации не требуется - все же успел разглядеть знакомое ему лицо инопланетного посла - но врожденное упрямство, видимо, мешает уйти восвояси. Да тут еще и этот мальчишка вот обратился.
- Зачем же вы задержали этого юношу? Многие утверждают свою невиновность, но никогда с такой искренностью, - господам положено быть добрыми, а тем, кто спасает от гибели глав чужих государств положено к их мнению прислушиваться. И пусть с точки зрения Сета искренности в этом парне вряд ли так уж много, но амир просит, и он повинуется, - Как тебя зовут? - обращается к пареньку и в этот же момент, старательно сохраняя общую расслабленность поведения, берет спрятавшего лицо Дин-Хадара за руку. Берет, большим пальцем поглаживает запястье, и делает это так, чтобы видно было всем. Игра все-таки продолжается.

+4

8

- Да.
Сет Ранги не видел, но Айгор все же на мгновение прикрыл глаза, выражая тем самым свою благодарность. Несомненно, позже, если эти полицейские не заберут их всех с собой, он поблагодарит посла более подобающим образом. Но сейчас наилучшей благодарностью и помощью послу Амои будет продолжение импровизированного спектакля. И весьма важной его частью была смена позы. Неестественно выглядят двое мужчин, пусть даже и любовники, пусть даже один из них известен и практически неприкосновенен как гарант мира между Элписом и Амои, стоя так долго практически в полной неподвижности. К тому же в последнее время полиция проявляла излишнее рвение, а ведь Айгор и имени своего не назвал. Еще и лицо прятал.
Воспользовавшись тем, что на какое-то время мужчины отвлеклись на пойманного мальчика, подавшего голос, Айгор все же решился разыграть очередную часть спектакля. Тихо закашлявшись, он слегка отстранился, накинул на голову гутру и ловко закрепил ее концы, скрывая тканью нижнюю часть лица. Многие считали гутру атавизмом, пережитком прошлого, каким-то чудом прокравшимся в повседневный гардероб жителей Элписа. Но столь полюбившиеся длинные платки в итоге модернизировали, встроили в ткань фильтры, сделав гутру аналогом этнической медицинской маски. Последнее на Элписе было не лишним – чистота воздуха, загрязненного выбросами заводов, несмотря на все старания экологов, оставляла желать лучшего. И, несмотря на многочисленные генетические манипуляции и успехи в сфере регенеративной медицины, каждое последующее поколение все чаще и сильнее страдало от легочных заболеваний.
Айгору даже притворяться не надо было, чтобы выглядеть слегка больным. За последние дни он почти не спал и не ел, и золотистая кожа Дин-Хадара приобрела нездоровую бледность. Тени под глазами, траурное одеяние чужого дома, добротное, но по традиции простое и недорогое – все это делало Айгора совсем не похожим на себя прежнего. Единственное, что могло его выдать – осанка, привычка не склонять головы и взгляд. Но тут уже Сет Ранги постарался, и прижатый к его телу Дин-Хадар вынужденно смотрел в землю. И, само собой, благоразумно не поднимал взгляда… Ну чем не младший сын семейства среднего достатка, тайно сбежавший на ночное свидание к любовнику?
К счастью, на него так и так внимания особого не обращали. Но Айгор старательно подыгрывал послу, и, едва почувствовав прикосновение к руке, снова прильнул к Сету Ранги. Ему даже удалось каким-то образом издать тихий мечтательно-нетерпеливый вздох. Будто намек, что у них с послом есть дела поважнее, нежели препирательства с полицией по столь незначительному поводу, как гуляющий по ночам мальчишка.
Вообще, Айгор полицейским сейчас не завидовал. Закон Элписа очень строг, и власть имеющие здесь при должном желании могли уничтожить любого, кто стоял на нижней ступени иерархии. У посла Амои власть была немалая даже сейчас. Да и что мог сделать посол, когда меняется власть на планете? Порицать, рискуя тем самым быть высланным с Элписа с позором? Сет Ранги был не настолько глуп. Должным образом выказав свою лояльность военной хунте, подчеркнув, что смена власти никоим образом не меняет глобальных планов и интересов Амои, он смог не потерять своего влияния.
Мальчик просил помощи у посла, и Сету Ранги было достаточно взять ребенка под свою ответственность. Знай мальчишка законы лучше, он бы просил не помощи, а защиты от полиции, превысившей свои полномочия. Тогда бы его отпустили сразу, испугавшись возможных последствий.

+6

9

Что еще нужно было для того, чтоб если не полицейские, то хотя бы посол поверил словам Сэма? Конечно, сложно было понять, правду говорит мальчишка или нет - ведь ни доказательств, ни свидетелей не было кроме сломанного дроида, у которого сняли чип, работающий в связке с системой распознания лиц  людей. Ничего против него не скажешь, остается только верить на слово, а на Элписе вряд ли кто-то доверится отбросу общества с соседней помойки. Приходилось включать все обаяние и переступать через принципы, чтоб спасти свою горемычную задницу от властей. И, слава богам, элит поверил парню, и даже не побоялся назвать его слова искренними. "Да-да, я белый и невинный барашек", - еле удержавшись от хитрющей ухмылки, мальчишка по-прежнему смирно стоял возле удерживающего его полицейского и кивал на каждое слово своего спасителя, даже не боясь получить от копа очередной удар в бок, который уже, кстати, окутала легкая, но тянущая боль.
- Джон, господин посол. Меня зовут Джон, - изображая взволнованную интонацию перепуганного ребенка, пролепетал Сэм давно заученную фразу. Для всех он просто Джон, сын дворовой шлюхи, которая в свои 50 с лишним все еще могла ублажать своего особо ревнивого мужа и оставаться не наказанной за свою весьма интересную работу. Хорошо хоть, что бедная Элизабет была не в курсе того, какую интересную сказку о своих родителях придумал ее сын.
- Да, называть свое имя вор побоялся бы, - немного задумавшись, полицейский все-таки убрал свою электрическую дубинку обратно в чехол, а после скрестил руки на груди, - Ты же не станешь врать послу Амои или стражам порядка, так? - за словами последовал небрежный удар тыльной стороной руки по мягкой щеке Сэма, но тот только мгновенно зажмурил глаза и спустя секунду, когда кожу лица перестало щипать, вновь открыл их.
- Нет, сэр, никогда, - ответ был четок и краток, после чего удерживающая его прежде рука отпустила плечо мальчишки. Наконец-то можно было ощутить хоть и физическую, но свободу.
- На первый раз можешь идти. Считай, откупился, - полицейские все же сдались и отступились, - Но если еще раз попадешься, вряд ли рядом снова окажется господин посол, - ониксу был отвешен легкий поклон, скорее даже кивок, после чего оба полицейских развернулись, предварительно вернув Такеру коммуникатор, и пошли дальше патрулировать улицы ночного города, а довольно улыбающийся мальчишка, обернувшись лицом к уходящим, проследил за ними взглядом.
- Премного благодарен Вам. Вы так любезны, - спустя некоторое время и сам Сэм решил откланяться и спокойно идти домой, поэтому, отвесив действительно поклон, юноша торопливо накинул на голову капюшон и уже собрался уходить, предварительно незаметно коснувшись запястья одной руки, где таился под рукавом маленький чип, и...
Как реагировать на то, что его в рукаве не оказалось? Лучше бы промолчать, и Сэмюэль не издал и звука, но его карие глаза заметно округлились и то ли намеренно, то ли абсолютно случайно на автомате поползли вниз, чтоб проверить, не завалялась ли схемка на земле. А она там, миленькая, у носа ботинка посла лежит и даже в ус не дует, что ее не должно там быть! Теперь-то точно уходить не хотелось, но и просто так сейчас сесть и поднять свой приз... А Сэм сел и начал перезавязывать шнурки на ботинках с таким видом, будто так и должно быть, пиля напряженным взглядом чип.
- Прошу прощения, я сейчас скроюсь из виду, только вот... - потянулся к схемке, - Сейчас, - схватил чип и быстро встал, - Уберу эту грязь с вашей обуви. Спасибо и до свидания.
Как ни в чем не бывало хакер добродушно улыбнулся и развернулся на каблуках спиной к присутствующим с одной лишь целью - скорее вернуться домой.

Отредактировано Сэм Такер (2015-09-10 20:34:44)

+6

10

Джон. Ирония и сарказм давались послу Амои не легко, - все-таки умение выражать недовольство тоном - это нечто почти исключительно человеческое, - но сейчас так и просилась на язык фраза, которую здесь он слышал уже достаточно много раз. "Ага, как же". Джон. Старое, еще терранское имя, которое неким образом умудрилось стать и остаться одним из самых популярных в кругах беженцев и переселенцев. Проще говоря, всех тех, у кого не доставало ума, достатка и воображения для того, чтобы придумать своему ребенку нечто другое. Впрочем, была у этого имени еще одна особенность: из-за его простоты и распространенности им, как прикрытием, довольно часто пользовались желающие уйти от закона. В конце концов, всегда легко запомнить некого, допустим, Айгора, а вот Джон - это дело совсем другое. Вот и вязалось на ум это простонародное "ага, как же". Маловероятно, что ни в чем не повинный маленький Джон разгуливает один по ночным улицам в те дни, когда люди стараются и при свете солнца не покидать собственного жилища.

Именно поэтому наивность и простота патрульных поражала. Не имей эта ситуация важности планетарного значения, Сет бы даже позволил себе улыбку. Кому еще врать, как не стражам порядка и представителям закона? Ситуация, однако, по-прежнему включает в себя интересы, как минимум, двух государств, и лишние слабости, не связанные с конкретно затеваемой игрой, будут не к месту. Амир, успевший закрыть свое лицо гутрой, прекрасно осознавал важность происходящего, вот и послу не стоило сейчас предаваться философским мыслям. Да, конечность собственного бытия Сета не расстраивала и не пугала, но вот неспособность найти этой жизненной истории достойный конец была бы неприятна.
Посол сдержанно, словно бы даже устало улыбнулся поспешившим откланяться представителям закона. Коротко кивнул и мальчишке, собирающемуся уйти восвояси, но, видимо, некоторым встречам суждено перерастать в знакомства.

Большинство улиц на Элпис были выложены такой же или подобной этой каменной плитой. Поверхность часто была грубой, плохо отесанной, но по словам тех, кто прилетал на планету по делам или в поиске развлечений, подобное отсутствие современного лоска придавало этому месту некий почти ностальгический шарм. Понятие ностальгии послу Амои было знакомо исключительно по словарю: нет ничего бессмысленней грусти о прошедшем. Однако когда рядом с его ботинком тихо, едва различимо для человеческого уха, звякнул квадрат чипа, Сет несколько отстраненно отметил, что до революции на этой планете существовать было несколько проще.
- Постой, - тон мог быть и не приказным, но трудно далеко уйти, когда кто-то сжимает твое ухо, - Поспешность близка к страху*, Джон. Тебе есть чего опасаться? Кроме наказания за мелкое воровство, разумеется.
Сет бы, не задумываясь, отпустил человеческого ребенка. Его фигура в этой игре настолько мала... Но и движение пешки порой решает ход игры.

Патрульные практически не обратили внимание на того, кого Сет столь осторожно прижал к своей груди, но еще тогда, в самом начале, взгляд мальчишки зацепился за чужое, даже сейчас красивое лицо, а зрачки чуть расширились. Кто-то скажет, что для подозрений подобного мало, но если бы все в этой жизни было простым и явным, то все еще свободного, живого амира уже сейчас вели бы в участок.

* Тацит Публий Корнелий

+5

11

«Джон?»
В любое другое время Айгор бы, несомненно, улыбнулся. Но сейчас ему казалось, будто мимические мышцы парализовало. Как он ни старался изобразить улыбку, пользуясь тем, что лицо закрыто гутрой, все равно не получалось. Хотя если бы и получилось – толку-то? Айгор еле слышно вздохнул и на пару секунд прикрыл глаза. Мальчишка мог и не врать – имя «Джон» на Элписе было достаточно популярно, несмотря на повсеместное «давление» восточных культур Изначальной. И все же… Не похож был этот ребенок на Джона. Не его было имя, не шло, не вязалось, не давало отклика. Ну не могли же старшие семьи так ошибиться, так плохо ощущать родную кровь и плоть?
По древней традиции Элписа, если рождается девочка – то ее имя называет мать главы семейства. Если мальчик – отец главы. Ежели те не дожили до сего счастливого момента, то эта почетная обязанность перепадает родителям матери. В том случае, когда все старшие покоятся с миром, имена дают сами отец и мать. Имя… На Элписе имя – не просто набор букв или идентификационный код, по которому можно отличить одного человека от другого. Имя – как сущность. Оно определяет судьбу, оно несет скрытый смысл. Некоторые легенды Изначальной, дошедшие до Элписа и чудом сохранившиеся в электронных библиотеках, говорили, что владея именем можно владеть и человеком. Конечно, Айгор в это не верил. Точнее, не совсем верил – суггестию  частенько завязывали именно на имя. Впрочем, и само имя человека несло собой своеобразное изначальное психокодирование. Взять хотя бы Дани. Надежность. Исен выбрал именно это имя для внука после всех тех неприятностей, которые доставила его мать. Надежность… Айгор незаметно проглотил подступивший к горлу ком и попытался не думать об отце и сыне, вернувшись мыслями к послу и арестованному мальчику.
Джон… Ну надо же.
Кажется, полицейские мальчику тоже не поверили, но, как и предполагал Айгор, не стали связываться с послом. Это было все же так странно. Айгор знал о том, насколько прогнила их система правопорядка, насколько расцвело неравноправие, но никогда не думал, что недостатки системы сыграют ему на руку. Но все равно как-то противно было этим пользоваться, и даже то, что другого выхода не было, совесть не успокаивало.
Полицейские ушли, и вроде как можно было выдохнуть и расслабиться, но мальчик почему-то не уходил. Наклонился зачем-то… Хотя, Айгор сразу понял, зачем.
- Когда я шел по этой улице, все дроиды были целы. Впрочем, они ведь не работают без чипа… Такого, как этот, молодой человек.
Полицейские ушли уже достаточно далеко, и Айгор, пользуясь тем, что Сет Ранги отвлекся на ухо «Джона»,  мягко, но решительно выбрался из его объятий. Но на всякий случай сделал это максимально нежно и аккуратно. Все же он еще не знал, прекращена ли их игра или нет.

+7

12

Наконец-то все уладилось. Полицейские со спокойной душой продолжили ночное патрулирование, парочка черноволосого элиты и обреченного амира осталась без приключений на их драгоценные задние точки, ну а юный гений-растяпа с довольной мосей уже готов был держать дорогу домой. В мыслях он уже был на пороге дешевой забегаловки матери, подходил к ней со спины, пока она, по обыкновению проснувшись ночью из-за жажды, наливает в потрескавшийся стакан воду, и быстро целует в щеку. Вот сейчас она вскрикнет от испуга, а потом заулыбается и несильно приложит руку к затылку сына-баловника, спрашивая, почему он до сих пор не спит, ну а Сэм как всегда ответит, что снова засиделся допоздна. Еще немного, и все это произойдет наяву, только пробежать пару-тройку кварталов и вернуться на отшиб города. Если, конечно, ничего этому не воспрепятствует...
Признаться, еще никто не таскал Такера за уши. Даже отец так не делал, хоть мальчишка много раз шкодил в детстве и не раз был наказан, так что даже один из углов небольшой кухонки изрисован углем всякими разными человечками и машинками - да, Сэм успел облюбовать свое "место отбывания наказания". Можно сказать, этот оникс был удостоен чести подержать юное дарование за ухо, которое, возможно, вскоре будет неприкосновенно!.. По крайней мере, Сэми так решил, свято веря в то, что до славы осталось немного.
- Чего опасаться!? - воскликнул  парнишка, делая вид, что не понимает слов мужчины, - Какой чип?!  - перекинул свой удивленный взгляд карих глаз на последнего из Дин-Хадаров, - Это мое! Я ничего не крал! Выронил, да! И что дальше? Я уже извинился!
Признаться в голосе парня явно прочитывалось раздражение. Не, ну в самом деле - сами спасли от полицейских, а теперь решили сами остановить и поиграть в "кнут и пряник". Словно специально и спугнули стражей порядка, чтоб те отстали от ни в чем не повинного Такера, который просто вышел погулять и подвернулся под руки скучающих взрослых мужиков. Вот же ж что творится на этой помойке всей Федерации! ...Да, разыграть спектакль перед полицейскими было ерундой, но вот теперь задача убежать от элиты выглядела куда сложнее, особенно когда на горизонте показалось двое сторонних людей, которые если не были охранниками оникса, то всяко могли бы свидетелями сопротивления послу.
- Пустите меня, - процедив сквозь зубы, юноша пилил злобным взглядом лицо черноволосого мужчины и где-то в подсознании до сих пор не понимал, как так могли создать столь безупречно красивых людей, - Вы хотите, чтоб я поднял еще больше шуму? Особенно когда Вы пытаетесь укрыть от хунты ЕГО.
Да чего говорить - о свержении правящей династии знали все, но никто не препятствовал этому. Элпис прогнил до основания и всем было глубоко все равно, кому нужна помощь, а кому нет. Все решали деньги, которых Сэм отроду в руках не держал. И ему не было все равно, что произойдет завтра с ним, с его матерью, что удумает новое правительство. И может, даже ему было жалко этого несчастного амира, но спасти свою шкуру было в приоритете.
Терпение закончилось ровно в тот момент, когда мальчишка вновь перекинул озлобленный взгляд на амира и мысленно иронично усмехнулся его "маскировке". Резко отмахнувшись от удерживающей его руки, мальчишка отскочил от посла и быстро дал деру, не боясь последствий. Терять уже нечего, особенно когда через день или два власть посла Амиров канет в лету, как и бывшее правительство Элписа. Правда, о вероятности очередной преграды в побеге Сэм не сообразил подумать, поэтому на первом же повороте в довольно-таки узкую улочку парнишка врезался в двоих уборочных дроидов - двух махин, которые вдвоем очищали дорогу от мусора. И вот как знали, где застрять между домов и не знать, как разойтись - даже такие проверенные временем работники могли дать сбой. В общем, свалившись с ног, Сэм не пробежал и десяти метров от места встречи с двумя заигравшимися мужчинами, и теперь точно начал поднимать панику, перестав верить в свою удачу.
"Первый и последний раз эти консервные банки разбираю!".
в последствии перебрался сюда

Отредактировано Сэм Такер (2015-09-18 19:16:56)

+6

13

"Еще больше шуму" Сету поднимать категорически не хотелось. То, что должно было стать тихой операцией по нахождению и оказанию помощи сбежавшему амиру теперь грозило перерасти в весьма некрасивую сцену. Во-первых, столь не к месту мешающий сейчас мальчишка уже опознал Айгора, - только это обещало ему смерть, - а во-вторых, тихий, подавленный, и явно слабо желающий спасения последний Дин-Хадар был мало похож на загнанное в угол создание. Не было животного страха, зато было вполне человеческое, болезненное отчаяние. Такой амир не ухватится за соломинку, за последнюю нить, такой амир откажется, да еще и усомнится в искренности чужих намерений. В другое время посол мог бы и восхититься этим удивительным сочетанием разума и живой эмоциональности, но время - это тиран, и случай - брат его*, так что и с тем, и с другим приходится считаться.

- Слова - они как птицы... Некоторых безопаснее держать в клетке. - Как и любой дзинкотай, Сет отличался отличными рефлексами. Была в нем и сила, и ловкость, и выносливость, но в первую очередь он был создан для того, чтобы думать, говорить и договариваться. Не пристало представителю планеты силой удерживать или, того хуже, бегать за детьми из трущоб. Для этого у Сета были наемники. Эти двое были тщательно отобраны послом как раз для подобных миссий. Силы привычки, - конечно, не верность, - в них удивительно сочеталась с любовью к стабильной, хорошей плате. Платил им Сет на месячной основе, но за нестандартные поручения вроде этого они получали значительно больше. За такие деньги и самый обычный человек станет отважным бойцом, что уж говорить о тех, для кого подобное ремесло - это вся жизнь.

Посол спокойно разжал руку, отпуская упрямого "Джона" восвояси, ну а те самые двое быстро догнали юношу в одном из первых переулков. Появление дроидов оказалось чрезвычайно на руку, но посол мало сомневался в том, что и без этого мальчишка был бы пойман. Это была не необоснованная уверенность, а тщательно просчитанная вероятность. Да, "Джон" молод и ловок, ему наверняка знакомы все местные укрытия, но любой наемник, конечно, быстрее, и на короткой дистанции это решает многое, даже почти все. Разве спрячешься от чужих глаз на этой всем открытой площади?
- Что делать с ним? - Не без улыбки посол смотрит на то, как отчаянно брыкается юнец в крепком захвате. "Джон" наверняка и кричал бы, но об этом позаботится некая тряпка у него во рту.

- Пожалуй... Заберем его с собой. Но тихо. - Все все понимают. Тело человеческое - удивительная машина, но это тело может быть столь слабым. Вот и сейчас, стоит только наемнику нанести резкий удар по правой стороне шеи "Джона", - одна из тех особых точек, - как тот тут же оседает. Сету не надо видеть то, какие сейчас у амира глаза, чтобы понять, что тот ему не верит. Пусть Айгор и знает, что кричащего мальчишку нельзя просто так оставить на улицах, но логика после смерти любимых плохо дается даже самым великим.
- Простите меня снова, амир, - если произошедшее до этого не было предусмотрено, то к такому повороту событий Сет был готов. Смоченную в хлороформе тряпицу удается довольно ловко прижать к лицу Айгора. Тот как раз хотел вдохнуть, наверное готовясь выразить свое недовольство...

*Гердер: "Два величайших тирана на земле: случай и время".

>>> Элпис. Личная квартира посла Амои. (+Айгор Дин-Хадар и Сэм Такер)

Отредактировано Сет Ранги (2015-09-20 11:00:33)

+4


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Федерация » Элпис. Столица, рыночная улочка