Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы

Объявление



Время: 315 год Эры Юпитер, четырнадцатые сутки после взрыва в Дана-Бан.
Утро-день-вечер-ночь.

Погода: переменная облачность, ветер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Федерация » Элпис. Личная квартира посла Амои


Элпис. Личная квартира посла Амои

Сообщений 1 страница 30 из 59

1

http://s2.uploads.ru/k7eJL.jpg

Интерьеры:

http://s2.uploads.ru/D5NQW.jpg
http://s3.uploads.ru/jHKkC.jpg
http://s7.uploads.ru/0wGLv.jpg

+2

2

<<<Элпис. Столица, рыночная улочка

- …Вы хотите, чтоб я поднял еще больше шуму? Особенно когда Вы пытаетесь укрыть от хунты ЕГО.
Айгор резко вскинул голову и перевел взгляд на мальчишку. Вот промолчи этот ребенок сейчас… Да его бы отпустили, даже если бы он в воровстве признался. Ну какое дело послу и его «любовнику» до ребенка из бедной семьи, который из дроидов-уборщиков чипы ворует? К тому же после того, как посол лично его от полиции «спас».. Не знать же полицейских обратно – засмеют. Но… Мальчишка сказал  то, что говорить не следовало. Причем его слова звучали как реальная угроза. Вот пойдет он в полицию, расскажет все, как было – ему и воровство простят, и наградят еще. В конце-концов, за сведения о последнем Дин-Хадаре обещали неплохую сумму.
Айгор перевел взгляд на Сета. Слова Ранги его всерьез обеспокоили, и Дин-Хадар вновь аккуратно коснулся кончиками пальцев ладони посла Амои.
- Не стоит. Это всего лишь ребенок. Если он кому и скажет, доказательств никаких не будет. А я сейчас уйду. Никто ничего не узнает.
Что скрывать, Айгор действительно испугался того, что посол может причинить вред мальчику. Если Сету Ранги действительно нужен он, Айгор, - а судя по всему это было именно так – то он мог ребенка и… Нет, не убить. Просто откорректировать память. А любые подобные вмешательства в столь юном возрасте чреваты определенными последствиями. Дин-Хадар просто не хотел, чтобы из-за него страдали посторонние люди. Особенно дети.
Когда Сет Ранги разжал пальцы, Айгор облегченно вздохнул, посчитав, что посол внял голосу разума и отпустил «Джона». Теперь можно было спокойно поблагодарить его за помощь и идти дальше. Куда-нибудь на окраину столицы, где можно было найти заброшенный дом и переждать какое-то время. А потом дальше, прочь из города… Но, увы, Дин-Хадар рано радовался.
- Посол Ранги! – Айгор говорил возмущенно, но благоразумно тихо. – Да отпустите вы несчастного ребенка! Ваши амбалы ему руки сломают!
- Пожалуй... Заберем его с собой. Но тихо.
- Вы с ума сошли! Что вы себе позво… Посол?! Да что же это!
Само собой, Айгор бросился к охраннику, державшему мальчишку. Удар показался ему слишком сильным – достаточным, чтобы сломать тоненькую худую шею. Но второй охранник резко выбросил вперед руку – Айгор был вынужден остановиться и отшатнуться назад, чтобы не наткнуться на неожиданное «препятствие».
- Простите меня снова, амир.
Айгор открыл было рот, чтобы уже в более резких выражениях высказать все, что думает о произошедшем. И, видимо, зря это сделал… Хотя, что уж там врать – даже если бы он задержал дыхание и попробовал сопротивляться, его бы быстро скрутили и «обезвредили». Даже несмотря на то, что Айгор, как любой отпрыск правящей семьи, мог постоять за себя и владел оружием, драться по-настоящему он не умел. И продержался бы против охранников посла… Секунд пять.
Хлороформ быстро сделал свое дело. Все же не пыль, фильтр от него не спасает…

… Глаза открывались неохотно. Веки казались ужасно тяжелыми и непослушными, но Айгор все же сделал над собой усилие и открыл глаза. И тут же закрыл – приглушенный свет казался ему нестерпимо ярким. Постепенно ощущения возвращались. Сначала начали болеть и чесаться глаза, потом начало першить в горле. Айгор медленно пошевелил пальцами – шевелились. В принципе, тело свое он чувствовал, но реагировал на все заторможено. Еще через пару минут ко всему этому прибавилась головная боль. Зато он больше не чувствовал холода, и мокрая ткань к коже не липла Значит, без сознания он пробыл достаточно долго, раз рукав успел высохнуть.
Айгор дал себе ровно пять минут, по прошествии которых открыл глаза и сел, пытаясь игнорировать свое состояние. Первым делом он осмотрелся – богато обставленная комната, имитация декора Изначальной. Диван, на котором он лежал, обит дорогой тканью. Окна во всю стену, ковер на полу, мраморная плитка… Значит, Сет Ранги принес его к себе. На посольство не было похоже, там была постройка и отделка в общей стилистике госучреждений Элписа. Впрочем, от осмотра помещения Айгора отвлек тихий стон – оказалось, что на одном из больших кресел, укрытый расшитым пледом по самые уши, лежал тот самый «Джон». Компактный мальчик, что уж тут говорить. По-хорошему, стоило встать и осмотреть ребенка, но Дин-Хадар не был уверен, что сможет – от резких движений к горлу подкатывала тошнота. Впрочем, мальчик был жив. Уже хорошо.
Чтобы побыстрее прийти в себя, Дин-Хадар откинулся на спинку дивана и прикрыл глаза. И именно в этот момент дверь в комнату открылась и кто-то вошел. В лучшем случае это был посол. В худшем – посол с представителем хунты. Ведь где гарантии, что Амои не решила сделать «подарок» новой власти и доказать таким образом свою преданность?
Открывать глаза не хотелось.

+6

3

Элпис. Столица, рыночная улочка.
Будь проклят тот день, тот час и та минута, когда в отчаянную голову Сэма взбрела эта сумасшедшая идея о воровстве. Зачем он только начал бредить созданием андроида-помощника, который был бы так полезен дом: помогал бы матери по хозяйству, которая и так одна держала забегаловку и, не дожидаясь помощи от сына, занималась всеми остальными делами по дому самостоятельно; во время, свободное от домашних хлопот, он мог бы подсобить и Сэму в создании того или иного нового девайса. Пусть бы лучше он придумал, как облегчить устающей матери работу на кухне. Не робота, да, но хотя бы супер-меганеобычный кухонный комбайн изобрел бы и не попался никаким бы полицейским на глаза с явным подозрением на кражу, а после не был бы схвачен двумя шкафообразными наемниками посла Амои. Догадки Такера оправдались - стоявшие поодаль от главного места основных событий двое незнакомцев не оказались проходящими мимо гражданами, а по первой же команде элитара, подобно цепным псам, сорвались с места и довольно-таки быстро настигли и так навернувшегося парнишку.
Хах, легкая цель - свалившийся на землю хилый, худощавый мальчишка. Такого и ребенок схватить сможет, правда не сумеет крепко скрутить руки отчаянно рвущемуся на свободу человеку, так еще и при первом же малейшем писке заткнуть ему рот кляпом. В глазах Сэми отражалось столько недоумения вперемешку с возмущением и некой долей страха. Ведь он даже и подумать не мог о том, что настолько удачно прошедший день мог завершиться таким провальным проигрышем. Он был так близок к цели и вот-вот бы скрылся из виду, радостно и чуть ли не вприпрыжку побежав домой. Однако строптивая Фортуна отвернулась от Сэма, отдав его в лапы двоим амбалам. Они-то уже не посмотрят в большие и честные глаза "Джона" и не поверят его жалобным мольбам.
Странно вообще, что посол решился сыграть на правилах хакера и изобразить благородного спасителя. Что ж, теперь оникс лишился роли славного Робина Гуда и скорее стал ненавистным врагом,  мучителем, от которого Сэму хотелось избавиться больше всего. Увы, в данной ситуации скорее всего проще было избавиться от Такера - ведь именно он был главной помехой, возникшей на ровном месте без какого-либо предупреждения.
Имелась еще одна причина, по которой можно было сразу же на месте лишить юного гения жизни - он знал, кто такой этот таинственный незнакомец с гутрой, скрывающей его лицо, и мог бы рассказать полицейским, где скрывается наследник свергнутой новой властью династии, получил бы за это денег и смог бы прожить с матерью на них до конца дней своих... или несколько лет. Однако при всей своей любви и уважении к матери, как бы не хотелось сделать ее счастливее, Сэмюэль никогда бы не сдал затерявшегося в горе и отчаянии человека властям. Если они его не убьют, что будет знаком милосердия, то сделают нечто страшнее, с чем нормальные люди не живут. И хотелось бы верить, что этого не произойдет, хоть Сэм особо не волновался за судьбу Дин-Хадара.
Особо покричать и попищать мальчишка не успел. Еще когда элитар самодовольно заулыбался и спросил, судя по всему, у своих наемников, что делать с Сэмом, у последнего перехватило дух, а брови от испуга поползли вверх. Первым делом в голову настороженно закралась мысль, что сейчас Такера и прикончат, отчего по спине пробежался дикий холодок. Но когда по его шее пришелся меткий удар ребром руки, хакер молниеносно потерял сознание и тут же опал на землю, лишаясь всяких мыслей и поиска решений проблемы. Словно работающий компьютер резко отрубили от сети, выдернув из розетки штекер. И что произойдет дальше, как поступят с его бренным телом, что станет с Айгором - все решит время, которого у Сэма осталось совсем немного....
И признаться, Сэмюэль был очень удивлен, когда все таки проснулся в реальном мире, а не в окружении ангелов, качающих головами и обвинявших парнишку в воровстве. И он сказал бы им: "Я хотел помочь маме", но вряд ли бы его кто-то  послушал - грех есть грех. Однако ни перед кем оправдываться не пришлось, пока что.. Что ж, то, что Сэм все еще жив - это замечательно. Значит, есть еще шанс вернуться домой и успокоить взволнованную мать. Вспомнив о ней, мальчишка резко открыл глаза. Свет молниеносно ударил в лицо, заставив юношу тихо цыкнуть и зажмуриться. Преодолев неприятную, режущую боль вперемешку со слезами, Такер попытался не делать резких движений и для начала оглядеться.
Сидя в роскошном кресле, мальчишка был укутан в теплый плед с головы до ног и едва мог спокойно пошевелиться. Что ж, хоть на мягком сидит и не связанный по рукам и ногам. Плавно поворачивая голову из стороны в сторону, Сэми осмотрел немного усталым взглядом богатое убранство гостиной или что это было, подсознательно уже восхищаясь местным интерьером. Тут же на глаза попался и элпиский изгнанник, который, кажется, сам не особо понимал, где он находится. Что ж, делиться с ним впечатлениями и переживаниями Сэм не собирался - быстро оклемавшись, юноша наградил мужчину хмурым взглядом и начал раскутываться, не собираясь больше открывать рот и что-то говорить. Спасибо, наговорился, теперь можно поиграть в молчанку. Наконец избавившись от пледа, юноша резко вскочил, пошатнулся и, хватаясь за голову, вновь уселся в кресло, но с таким видом, будто так и должно быть - все под контролем.

Отредактировано Сэм Такер (2015-09-20 13:15:55)

+5

4

>>> Элпис. Столица, рыночная улочка.

Не только жители Элпис, но и многие другие представители рода людского без энтузиазма относились к идее сотрудничества с детьми Амои. Ходили слухи, что их народу присущи холодность и садизм. Корни первого суждения для Сета были очевидны: во все века лучшие из людских умов ставили разум в оппозицию эмоции, как ставили по разные стороны холод и тепло. Идея эмоционального интеллекта, даже спустя сотни, тысячи лет так и не смогла обрести необходимую популярность. Тепло - холодно, хорошо - плохо. Разум - дар возвышающий, но ставящий тебя на другую, более высокую ступень. Во все времена люди боялись тех, кто способен, с их точки зрения, безэмоционально судить о мире. Дзинкотаи не были бесчувственными, но наверняка казались такими для тех, кто так и не смог постичь самых простых истин. Разум и эмоция - это не две разные, воюющие стороны, а два союзника, способные далеко увести хозяина в борьбе за выживание и превосходство.
И все же Сет понимал, почему их считают холодными. Садистскими? Нет. Это было странно. Черта подобная присуща исключительно тем, кто не озабочен контролем собственной мысли и наблюдением своих чувств. Садизм - это желание причинить кому-то боль просто так, только из-за того, что подобное будет забавным. Посол не делал ничего просто так. Боль - всего лишь рычаг, и ей часто можно найти замену. Иногда, конечно, боли не избежать, и сейчас как раз такое время.

Какая прихоть судьбы, а может, и матери Юпитер, что эти два столь разных человека у Сета в доме! Прекрасный, совершенный даже амир, на которого можно любоваться, как на одно из лучших произведений искусства, и уличный мальчишка, которого от последнего Дин-Хадара отделяет пропасть. Столь разные, но столь похожие, - думает посол, внимательно рассматривая своих двух спящих гостей со второго этажа колоннады. У них есть голова, руки, ноги, туловище, наполненное нежным, теплыми внутренними органами, и все же один не похож на другого. В этом и есть величие ф-про для рода людского? Увлечение физическим - одна из неприятных привычек, которой, с точки зрения задумавшегося Сета, страдали большинство из разумных. Почему по сравнению с телом, люди так мало времени уделяют совершенствованию того, что у них в голове? Амиры - приятное исключение, ведь их недостатки характера, их слабости удивительно гармонично вяжутся с достоинствами. Сету было бы приятно пообщаться со своим высшим гостем в другой обстановке, но не стоит желать о несбыточном: это тоже весьма человечно.

Зрение у посла отменное. Он легко замечает, как хмурится все еще пребывающий в полусне Айгор, как дергается мальчишка, и сейчас самое время спуститься вниз. Присутствие Сета необходимо, как необходимы извинения, объяснения и решения. Дзинкотай спускается по лестнице, оказываясь в гостиной как раз тогда, когда и тот, и другой гость наконец находят в себе силы сесть.
- То, что было сделано мной, вы можете считать непростительным, и я не стану винить вас за это. Но у меня свои причины и поверьте мне, амир, сотрудничество с новым правительством в них не входит. - На столике стоит кувшин с холодной водой и пара стаканов. Сет осторожно разливает эту прекрасную, дающую жизнь жидкость: своей чистотой и вкусом она обязана самым лучшим фильтрам. - Нам хотелось бы спасти то ценное, что ваш род оставил после своего правления. И преумножить. Если я причинил вам боль - простите, но знайте, что я не причиню вам зла.

На сидящего на диване амира Сет может смотреть только сверху вниз, но во взгляде его нет ни намека на триумф. Откуда? Все, что он говорит - чистая правда. То же, о чем он не говорит... Например, о мальчике, на которого он обращает сейчас так мало внимания. Было бы разумным проявить уважение к амиру, уложив его в гостевой спальне, но тот проснется и захочет увидеть "Джона". Вот же оно, несовершенство человеческого разума. Не "Джон" нужен Айгору, а сын его, Дани, но в отсутствии последнего разум цепляется за то, что есть.
- Пить? - спрашивает Сет и опускается на колени, протягивая один стакан амиру. - А ты..? - пусть он сейчас и не смотрит на мальчика, но обращается именно к нему.

Отредактировано Сет Ранги (2015-09-20 13:40:18)

+6

5

Мальчишка зашевелился, и Айгор все же был вынужден открыть глаза. Хотя бы для того, чтобы убедиться, что тот не натворит глупостей. А ведь мог, исходя из того, сколько уже успел совершить ошибок. Сейчас амир даже не пытался думать о том, по какой причине в его сердце возникло желание позаботиться об этом ребенке. Только из-за Дани? Нет, они были все же слишком не похожи. Полные противоположности, за исключением возраста и привычки недовольно поджимать губы. Значит, было что-то еще, что Айгор не захотел расчленять на составляющие. Просто позволил этому желанию быть.
Ведь это хорошо – иметь в такой ситуации хоть какое-то желание.
Айгор медленно стащил с головы гутру, медленно, глубоко вдохнул и закрыл лицо ладонями.
Айгор хотел было предупредить «Джона», чтобы тот не совершал резких движений, но не успел. Мальчик вскочил, потерял равновесие и рухнул обратно в кресло. Айгор не удержался от легкой улыбки, заметив, как старательно ребенок делает вид, что все в порядке. Храбрый парень, в углы не забивается, не кричит, не плачет. Побольше бы таких в знатных семьях Элписа. При правильном воспитании и хорошем образовании такие ребята могли бы вернуть слову «элита» прежнее значение. А так… Трусы, предатели, жадные до денег и власти люди. Какая уж тут честь. Что амиры, что хунта – прогибаются под того, кто сидит на троне.
К счастью, невеселые мысли прервал спустившийся в гостиную Сет Ранги. Айгор медленно поднял голову, кинул короткий взгляд на посла и немного повернул голову. Но не отвернулся. Впрочем, вставать Дин-Хадар не стал. В изгнании или нет, он оставался амиром, и это остальные должны были стоять в его присутствии. Мелочь, а, как говорится, приятно, особенно после того, каким именно образом его сюда… так сказать, доставили.
Зажурчала вода, и только тогда Айгор понял, как сильно терзала его горло жажда. Одно из последствий воздействия хлороформа – так стоит ли ждать других? Судя по всему, стоило. Айгор уже чувствовал, как с каждой секундой все быстрее и быстрее начинает биться сердце, а виски будто тисками сжимает. Хорошо еще, что он давно ничего не ел, иначе бы неизбежная в случае вдыхания хлороформа тошнота доставила бы массу неприятностей. Хорошо еще, что он вдохнул не так много, и можно было не опасаться за печень и почки.
- Вы верно сказали, посол Ранги. Это непростительно. Я могу понять, почему вы применили хлороформ. Быстро и надежно.  Но не понимаю, почему помимо воды, - Айгор взял из рук Сета Ранги стакан и отпил немного. – Я не вижу шприцов с кордиамином и аминазином, успокоительного и камфоры. Боюсь, без этих препаратов одной болью, причиненной мне, дело не ограничится. Аритмия, как вы можете сами догадаться, не самое приятное, что может твориться с человеческим телом… Будьте любезны, посол, найдите способ доставить сюда аптечку. Мальчику тоже нужна помощь.
Даже столь короткая речь далась Айгору нелегко. Сердце гулко билось о ребра, на бледных щеках уже начал играть нездоровый румянец, а ровное дыхание начало сбиваться. Дин-Хадар старался держать себя в руках, как и полагается… правителю, хотя это становилось все сложнее. Чтобы скрыть ненормальный блеск глаз, Айгор достал из кармана очки.
В очках было привычнее. Чудесная штука психология – тонкая оправа и прозрачные стекла, а сколько уверенности придает. Правду говорят, что суть человеческая – в привычках.
- О наследии Дин-Хадар мы поговорим позже и наедине, без лишних ушей, посол. А сейчас… Во-первых, встаньте с колен. Во-вторых, ответьте честно, зачем вам понадобился ребенок? Отпустите мальчика.

+5

6

До чего интересное стечение обстоятельств. Представьте только: разыскиваемый всей военной хунтой последний из претендующих на престол Элписа амир, дзинкотай с роскошными апартаментами (как и полагается элите) и весьма и весьма плохим чувством юмора, юноша из самых низших слоев общества, которые как дрожащие, забитые до полусмерти скоты пресмыкаются перед любым правительством (но Сэм себя к таким приписывать не собирался) - все трое в одной светлой комнате, но вряд ли они заинтересованы в том, чтоб посидеть вместе в уютной обстановке за занимательной беседой и с чашечкой свежего, душистого чая. У каждого свои идеи, мысли, приоритеты. И если одного и второго собеседника Такера интересовало чужое состояние, то юноша сейчас был полностью увлечен одной мыслью - как можно скорее уйти отсюда и забыть эту ночь, как страшный сон, в котором он единственный раз выбрался ночью из своей "норы" и умудрился застрять между двумя зол, а после попасть под горячую руку с подозрением на шпионаж или что там еще могло ударить в голову этого оникса.
Посол появился в гостиной последним и, кажется, совершенно не обращал внимания на Сэми. Не, это ничуть не обидело последнего - он сам всегда старался оставаться незамеченным, если конечно не хотел сам похвастаться своей умной головкой и золотыми ручками. Но одна мысль все таки не укладывается в его голове. Зачем, спрашивается, было в прямом смысле похищать парня, когда сейчас он не представляет ровным счетом никакой ценности? Чтобы было, как говорится? Это больше всего и раздражало, и об этом должны были знать все! Откинувшись обратно к спинке кресла и съехав немного с сиденья вперед, Сэмюэль скрестил руки на груди, вжав голову в плечи. Брови мгновенно надвинулись на глаза, как это обычно наблюдается у задумавшихся над чем-то печальным стариков, а губы непроизвольно скривились в недовольный гремассе. Дуть губы Такер любил и практиковал чуть ли не с самого момента, когда родился, хоть по природе своей он был светлым и добрым человеком. Вот еще, улыбаться этим двоим, которые между собой решить не могут, кому чего вообще нужно. А Сэму сиди тут, слушай беседу двух великолепно воспитанных джентльменов, которые так и брызжут своими "позвольте" да "извольте". Таких благородных и любезных Сэм с годами начал воспринимать как клоунов, хоть в детстве они ему представлялись спасителями и гордыми рыцарями, которые смогут принести счастье всем, кому его так не хватает. Конечно, насколько глуп ребенок, только и верящий в сказки о прекрасной, неземной любви и мужестве, благородстве и чистой совести. Сэм вырос и увидел всю правду жизни собственными глазами, насмотрелся на Робин Гудов и прелестных Принцесс. Хватит. Достаточно.
- Нет, спасибо, - коротко ответил юноша на слова амира о помощи. Его слова были настолько резкими и четкими, словно отрезал. Может ему и нужна была медицинская помощь, но это явно не касалось ни Дин-Хадара, ни оникса. Он сам о себе позаботится, сам что-то придумает и выкрутится, как Такер это обычно и делает, полагаясь только на себя самого. Принимать воду от мужчины мальчишка тоже не стал. Не нужны подачки - это низко для гордого юноши. Он далеко не беспомощный уличный ребёнок. А что касается его свободы.. Она и так ограничена миллионами стен и запретов, принципов. Но у Такера было еще одно очень примечательное качество. Все, что стояло на его пути, если не сдвигалось в сторону мирным путем, то обходилось хитростью и смекалистым умом. Однако было бы намного приятнее, если бы посол сам отпустил парня домой, не создавая больше проблем себе и никогда самому Сэму.

Отредактировано Сэм Такер (2015-09-26 22:17:02)

+5

7

У дзинкотаев нет привычки удивляться, вот и Сет никак не проявил свое некоторое... замешательство? Айгор Дин-Хадар, несомненно, был профессионалом и знатоком своего дела и, как оказалось, таковым оставался всегда. Даже сейчас, в момент, когда его должны мучать тошнота и головокружение, он умудряется отдавать что-то очень похожее на приказы. Он не боится. Страх, наверное, все же свойственен тем, кому есть что терять. У амира больше нет ни государства, ни титула. Нет семьи, и нет тех, кого он привык любить и о ком привык заботиться. Тогда, у фонтана, он был готов отказаться от своей жизни, но и сейчас он за нее не держится. Тогда в чем же причина? В той самой привычке к существованию? Неужели она настолько сильна?
- Разумеется. - Сет старается не обременять себя заботой о слугах, их компетентности и верности, а потому необходимое ему придется принести самому. - Стоит заняться вашим телом, а потом можно и о душе... И не только о ней, разумеется. - поднялся с колен и улыбнулся, спокойно отряхивая с брюк невидимые глазу пылинки, - с уборкой вполне справлялись созданные для подобных целей роботы, - и ненадолго скрылся из поля зрения своих гостей, чтобы вернуться уже с аптечкой. Было ясно, что посол держал ее наготове.

- Вы задали мне вопрос, - аккуратно установил аптечку со всем необходимым прямо на столик между двумя диванами, - Вы все еще желаете получить достойный ответ? - улыбнулся и, что примечательно, улыбнулся как амиру, так и нахохлившемуся на своем месте "Джону". Жажда, тошнота, и головные боли того если и мучили, то показывать он этого не собирался. Бодрый мальчик. Вот о ком, наверное, слова о "силе и красоте"* юности. Все это в поэтическом смысле, разумеется. Выверенная красота самого амира делала симпатичное лицо Джона почти преступно обычным. Как редок и как прекрасен этот контраст. Встретились бы два этих человека? Никогда. Но когда рушится мир и меняются законы, многое из невозможного все же случается. - Как тебя зовут, "Джон"? - Сет почти ласков с этим ребенком.
Он не может отпустить его. И не может убить. Пока не может. Возможно в чем-то разум Айгора сохранил холодность, но даже и в лучшие свои дни, этот сын Дин-Хадаров не отличался пониманием насилия. Посол не знает все о своем высоком госте, но знает то, что риск в этом случае не оправдан: не так много ужасов и трагедий может выдержать одно человеческое сердце.
Поэтому "Джона" он не отпустит. Тот останется с ними, здесь. И лучше, если бы его присутствие принесло какую-то пользу.

*Демокрит

+5

8

Тем временем мальчик явно был недоволен происходящим. Сидел, дул губы, от помощи отказывался. Даже воду не взял. Айгор едва заметно качнул головой, не одобряя такое поведение, и грустно посмотрел на «Джона». Неужели этот ребенок не понимает, что в таком положении ему стоит вести себя как можно более мило и беззащитно, а не топорщить во всю сторону иглы недоверия и оскорбленной гордости? Хочет ли он бежать или добиться того, чтобы его отпустили – неважно. Ведь силы ему понадобятся в обоих случаях. И тем более понадобятся, если его по какой-то причине не отпустят.
Воспользовавшись коротким отсутствием посла, Айгор тихо проговорил, обращаясь к «Джону», но уже не смотря на него.
- Попроси принести себе слабого чая с лимоном. Голова будет меньше кружиться, и тошнить, как от воды, точно не будет.
О состоянии ребенка он мог только догадываться, да и выводы делал, исходя из имеющейся в наличии информации и своих медицинских знаний. Вряд ли мальчик его послушает, но все же… Не сидеть же просто так, делая вид, что все в порядке.
К тому моменту, как посол вернулся, Айгор был вынужден расстегнуть три верхних пуговицы своего одеяния. Дышать стало еще сложнее, и Дин-Хадар уже не мог сохранять прежнюю невозмутимость и спокойствие. Тошнота и головокружение несколько усилились, кончики пальцев начало покалывать. Еще несколько минут, и сам бы он с лечением не справился, а позволить кому-то к себе прикасаться он сейчас почему-то не мог и не хотел. Слишком много вопросов, слишком много подозрений… Мог ли он доверять сейчас кому-то? Нет.
Айгор молча взял аптечку и начал искать нужные препараты. Кордиамин, аминазин, обезболивающее нашлись сразу, как и сильное успокоительное. А вот камфора была только в виде спиртового раствора. Не совсем то, что нужно. Впрочем, отравление не было сильным, поэтому Айгор особо не беспокоился.
- Я задал вам много вопросов, посол. Но, надеюсь, вы будете столь любезны и дадите мне немного времени, прежде чем отвечать.
Айгор быстро вскрыл капсулы, набрал шприцы. Задрал рукав на левой руке, ловко затянул жгут – пришлось прихватить один конец зубами. Протер кожу спиртовой салфеткой, нащупал вену. Первая игла плавно вошла в  тело, Айгор медленно нажал на поршень. Подождал немного, снял жгут. С кордиамином было сложнее – он не мог сейчас доверять своим рукам и не решился бы колоть левой. К тому же внутривенная инъекция подразумевала медленное введение. Значит, колоть придется внутримышечно.
- Отвернитесь, пожалуйста.
Конечно, когда речь шла о медицине, нормы морали и этикета отступали на второй план, но Айгор и без того чувствовал себя неуютно. Как только Сет Ранги отвернулся, Дин – Хадар расстегнул одеяние, устроился на диване полубоком и приспустил штаны, частично обнажая бедро. Два укола – сначала синтетический аналог новокаина, потом кордиамин, но укол все равно был крайне болезненным. Быстро приведя себя в порядок и сложив аптечку, Айгор снова принял сидячее положение.
- Посол Ранги, будь добры… Двадцать капель камфорного спирта на стакан воды.
После пары-тройки глотков Дин-Хадар жестом показал, что готов к серьезному разговору, хотя по его внешнему виду этого нельзя было сказать.

+6

9

Мальчишка мог бы еще просидеть в такой позе много времени. Ему было совершенно не интересно, что там, какие проблемы у этих двоих, какую цель преследует посол Амои и как собирается спасаться от преследования амир. Все равно, абсолютно. Пришло время гнуть свою палку, а это Сэм умел делать хорошо, особенно тогда, когда ему ломали планы. А планы юноши разваливались прямо на глазах. И, возможно, можно было бы решить, что самое страшное еще впереди, но Такер и так уже был если не взбешен, то довольно сильно разозлен. Он не знал, где он, что его ждет впереди и когда его отпустят. Хотя в какой-то момент показалось, что без допроса его явно никто и никуда не выпустит.
Что ж, хорошо. Сэми не только умел долго сидеть в одной позе, но и молчать мог долго. Насупившись, выпятив нижнюю губу и нахмурив брови, мальчишка хорошо вживался в роль плененного, но не сдавшегося шпиона, и вряд ли что-то могло его сломить. Даже слова Дин-Хадара со странной заботою, сквозившей в его голосе, не смогли смягчить намерений юноши, упершегося рогами  в свои убеждения. Нет значит нет.
"Оставьте свои советы при себе", - угрюмый взгляд рухнул на утонченную фигуру наследника Элписа и остановился на нем. Признаться, тот выглядел помято, устало. Сэми не особо разбирался в медицине, точнее, даже совсем не разбирался в этом, поэтому ему сложно было понять, что стало причиной плохого самочувствия принца. Он врач, ему виднее. И скорее всего его совет с чаем пригодился бы Такеру, если бы он не был настолько гордым и упертым. Головокружение и тошнота сами пройдут, тут нечего переживать.
Вернувшийся с аптечкой элитар особо не торопился отвечать на вопросы Дин-Хадара, словно действительно что-то утаивал под своей тонкой улыбкой, но и дразнил тем самым своего юного гостя или пленника - сложно было понять. Уж кому, как не самому похитителю, было прекрасно известно, чего сейчас больше всего желает кареглазый мальчишка. Знал и молчал.
- Как тебя зовут, "Джон"?, - внезапная теплота ласки в голосе оникса ничуть не обрадовала Такера, только больше напрягла. Но говорить свое имя хакер все равно не мог. Не заслужил посол доверия, хотя возможно амиру юноша и открылся, но не в это время и не в этом месте. Ну и, естественно, не тогда, когда он принялся заниматься самолечением. Когда наследник Элписа принялся вкалывать себе лекарство, мальчишка неожиданно для самого себя открыл, что можно самостоятельно делать себе укол в "мягкое" место, широко распахнул глаза и смущенно отвел взгляд, впав в некий ступор, не зная, как себя вести. Но отвернуться он сумел ровно как по команде.
Как только мужчина завершил все процедуры и вновь принялся раздавать приказы, которые дзинкотай послушно выполнял, Сэмюэль почувствовал себя чуть расслабленнее. Непонятно, почему, злоба немного отступила, но все еще была готова вырваться наружу. Все так же вжимаясь в спинку кресла, мальчишка обнял себя руками и тихо буркнул, не глядя на мужчин:
- Сэм, - в голосе проскальзывала заметная обида, но юноша все-таки назвал свое имя, - Отпустите меня. Сейчас же.
офф: прошу прощения за задержку

+5

10

- Сэм, - да, так значительно лучше. Политика переодевает ложь в истину, а истину в ложь, но даже несмотря на это, из своей повседневной жизни Сет старался исключить все связанное с необходимостью неправды. Ее и так было достаточно. В словах, в жестах, в улыбках, в приглашениях. Способность лгать для оникса была так же необходима, как дыхание. И пусть ложь эта не всегда была прямой, это никак не делало ее истиной, - Сэм... Да, все верно. Ты действительно Сэм, - так же как дурак дурака видит издалека, лжец легко распознает себе подобного. Сет снова улыбнулся, внимательно разглядывая сжавшегося на диване мальчишку. Не боится. Дети так безрассудны. Это они предаются любви и жестокости не боясь потерять и потеряться. Удивительно и прекрасно то, как долго люди могут прожить не понимая ценности собственного существования. Можно ли будет научить этому Сэма? Станет ли он от этого взрослым или поломается, словно стеклянная игрушка в руках у малыша? Сет не был любителем подобных развлечений, но за неимением выбора - отпускать мальчика действительно не стоит - было бы интересно посмотреть на то, чему его сможет научить вся эта ситуация.

- Как прикажете, - взгляд у Сета пусть и не тяжелый, но внимательный, и Сэму наверняка приятно, что хотя бы на несколько минут он предоставлен самому себе. Мальчик - создание любопытное, но примерно такое же любопытство могут испытывать сами люди по отношению к милым животным: интересно то, как влияет на них ласка, но на самом краю сознания мысли о том, как легко покалечить или отнять эту маленькую жизнь. Айгор... Айгор не был животным. Айгор был прекрасным экземпляром силы и человечности, и с его словами, с его присутствием, Сет считался. И в годы процветания амирата, и сейчас, когда этот бледный, усталый человек не обладал более ничем, кроме собственной жизни, но все равно нес себя так, как будто жизнь эта была ему должна, - Я буду ждать столько, сколько потребуется, - склонился, аккуратно протягивая мужчине стакан с раствором. Этот совершенный организм удивительно слаб по сравнению с теми, кто теперь ходит по когда-то амирским коридорам в руках с оружием. Всякое совершенство, в итоге - это совершенство места. Будет ли Айгор идеальным правителем? Многие говорили, что нет. И никогда. Но многие часто ошибаются.

Гостиная в доме посла была более чем просторной - все-таки многие из неофициальных переговоров проходили именно здесь - а потому места хватило для всех: и для занятого самолечением Дин-Хадара, и для свернувшегося в своем углу мальчика, ну и, конечно, для занявшего кресло задумчивого, уже вполне довольного Сета. Дзинкотай откинул голову на удобную, мягкую спинку, закинул ногу на ногу, и сложил свои ухоженные светлые ладони на колене, спокойно наблюдая за тем, как приходят в себя его удивительные гости. Амир поставил стакан на столик и сел, уже прямее, явно готовый как спрашивать, так и отвечать.
- Вы все еще хотите узнать о судьбе Сэма? Или есть нечто иное, что вас волнует? - перевел взгляд на все еще недовольного происходящим мальчика, - Выпей воды. Я не причиню тебе вреда. Мог бы, но я уже совершил ошибку... Тебе придется остаться здесь. Ты знаешь, почему. Не так ли? - ошибок Сет не совершал. Все, сделанное сегодня - это результат логических рассуждений. До тех пор, пока он ласков с этим ребенком, амир будет ему верить. Доверие это необходимо Юпитер, и Юпитер всегда получает то, чего желает. Рано или поздно.

+5

11

Мальчик назвал настоящее имя. В том, что это было именно настоящее имя, Айгор был уверен, уж слишком недовольным и злым выглядел ребенок, вынужденный выдать маленькую крупицу столь драгоценной для него информации. Будто бы, зная имя, посол Ранги мог бы его заворожить, превратив в своего покорного раба. Но ворожба осталась в далеком прошлом Элписа, превратившись в такую же легенду, как демоны и гурии и уступив место психокоррекции и кодированию. А для последнего не имело значения, Сэм ли будет подвергнут процедуре или Джон.
Стакан казался невероятно тяжелым для ослабевших пальцев, и Айгору приходилось держать его двумя руками. Это было бы унизительно, если бы в нем было просто питье, а не лекарство. А так… Дин-Хадар успокаивал свою неожиданно проснувшуюся гордость мыслями о том, что человеческое тело слабо и тленно, в отличие от духа и души, которые составляют суть любого живого существа в этой вселенной. И по возможности пытался компенсировать, заставляя себя держать голову ровно и не допускать совсем уж откровенно усталого и обреченного выражения лица. Этому несколько помогал легкий интерес и беспокойство за мальчика – если бы не Сэм, Айгор уже давно попросил бы отвести его к кровати и позволить хоть немного отдохнуть.
- Да, посол Ранги. Прежде всего я хочу узнать о судьбе Сэма. Только что вы сказали, что ему придется остаться здесь. Надолго? Обеспечите ли вы ему необходимые условия? Каким образом собираетесь объяснять его семье, почему удерживаете ребенка в своем доме? К тому же, - Айгор кинул короткий взгляд на Сэма. – Мальчик не хочет здесь находиться. То, что вы совершаете, называется похищением детей и по законам Элписа является уголовно наказуемым преступлением вне зависимости от статуса похитителя. А рассказать правду вы не сможете.
Угрожать Сету Ранги Дин-Хадар не собирался. Он прекрасно понимал, что не имеет права ничего требовать, но просить о чем-то было все же ниже чувства его собственного достоинства. Поэтому он скорее пытался воззвать к разуму дзинкотая.
- Не лучше ли будет сделать Сэму некое предложение, которое разбудит в нем желание остаться? Как я понимаю, я здесь задержусь… И мне бы, например, потребовался столь расторопный молодой человек. Вы же сами видите, что мое физическое состояние оставляет желать лучшего. Само собой, мне потребуются деньги, чтобы оплатить услуги Сэма… И ваша помощь, посол Ранги, чтобы продать некоторые украшения для того, чтобы эти деньги получить. Не фамильные. Сам я, как понимаете, сделать этого не могу.
Айгор надеялся, что это предложение устроит обе стороны. Сэм не выглядел ребенком из богатой семьи, значит, хорошие легкие деньги ему не помешают. Ну и посол не будет вынужден держать здесь мальчика силой. Самому Айгору не то, что прямо так нужна была помощь, но все же… Было бы проще, если бы первое время, покуда Дин-Хадар не отдохнет и не встанет на ноги, мальчик помогал ему хотя бы с одеждой.

+4

12

До чего же самоуверенный этот посол! "Сэм... Да, все верно. Ты действительно Сэм," - пиля хмурым взглядом самодовольного дзинкотая, мальчика мысленно перекаврятал его слова, - "Я так и знал, что у меня на лбу большими буквами написано мое имя, черт возьми!"
Еще совсем недавно в глазах мальчишки читалось больше недовольства происходящим. Ему не нравилось все, начиная похищением и заканчивая отношением к нему. Единственное, что вполне работало за противовес - это красивые интерьеры, которые раньше Сэм мог себе только представлять и видеть во снах. Сейчас же его откровенно раздражало все, даже то, как дышат эти двое мужчин и как смотрят на него, друг на друга.
Все, это было финишем! И даже обычно спокойный юноша, лишь изредка поднимающий пыль из-за кривизны своих рук, взбесился, попав в такую непонятную ситуацию и находясь в окружении двух напыщенных индюков, отличающихся только своими высокими намерениями. И откуда столько спокойствия в их движениях, словах! Словно они живут на другом материке, где всегда светит солнце и играет классическая музыка, а совсем рядом, в нескольких сантиметров от их укромного уголка рая находится маленький, внезапно вклинившийся в умиротворенную атмосферу покоя островок, где вот-вот начнется извержение вулкана. Он уже задымился, выплевывая белый пепел, но еще пока сдерживался из последних сил. И стоило только послу Амои вновь скользнуть взглядом по зажатой в кресле фигуре юноши, тот резко вскипятился и едва не взорвался от подступивших к горлу эмоций:
- Я не хочу пить! И я ничего не понимаю! Я не... - глаза мальчишки внезапно округлились.
Стоп. Стоп-стоп-стоп. Почему это он должен знать, почему ему не дадут так просто уйти домой, почему ему вообще не позволят это сделать. Только что крепко сжимавшаяся в кулак рука расправила пальцы, и неловким движением Сэм быстро начал ощупывать карманы на своих брюках, на толстовке. К счастью, коммуникатор по-прежнему лежал на своем старом месте, и это было самой радостной новостью, которую узнал за сегодняшнюю ночь Такер. Это означало то, что его тайну раскрыть не успели и точно не сдадут властям на растерзание. Так что же тогда, по какой причине Сэма не отпустят домой? Юноша поднял настороженный взгляд на посла, отодвинув юношеское буйство на задний план и став совершенно серьезным. После он резко перевел взгляд карих глаз на амира, который решил предложить нечто, схожее с компромиссом. Он был абсолютно прав - Сэмюэль был похищен и сейчас, хоть и был в тепле и с не связанными руками, ему все равно было крайне некомфортно в чужом месте, с незнакомыми ему людьми, и рано или поздно с ним что-то сделают, хоть господин Ранги и обещал не причинить вреда. Почему-то в его словах Сэми не был уверен. Но почему-то все больше начинал доверять Дин-Хадару. Тот был лишен всего: семьи, статуса, денег, имени. Абсолютно всего, но его гордость не была сломлена, он все еще был амиром, законным правителем Элписа. И, пожалуй, сейчас Сэм был немного рад тому, что за него хоть кто-то может заступиться, если не он сам, мальчишка с улицы, которого даже дроид вряд ли послушается.
- Я хочу слышать причину, по которой меня вы не отпустите, - после недолгого молчания Сэм без всякого стеснения вновь обратился к послу абсолютно спокойным, но серьезным голосом, смотря ему в глаза абсолютно уверенно, - Если вы переживаете за судьбу господина Дин-Хадара, хорошо, я могу остаться здесь на время и помочь ему, - юноша вновь перевел взгляд на непризнанного властителя, а после вновь взглянул на оникса, - Если вы не согласитесь с таким вариантом и не скажете мне причину похищения, я обещаю вам - жить станет гораздо "интереснее".
Последние слова прозвучали с явной угрозой. И хоть их дзинкотай мог не воспринять всерьез, но Такер-то точно был уверен в себе - в его руках весь электронный Элпис, и ему понадобится все-то пару минут, чтоб вся страна узнала о том, что творит прославленный элитар, и не только это.

Отредактировано Сэм Такер (2015-10-15 18:22:59)

+3

13

Для сбежавшего от военного суда, в данный момент гораздо больше напоминающего расправу, Айгор Дин-Хадар обладал несколько обостренным чувством справедливости. "То вы совершаете, называется похищением детей и по законам Элписа является уголовно наказуемым преступлением..." Сет негромко усмехнулся, но перебивать, конечно, не стал. То есть, с точки зрения амира, укрывать последнего правителя рода при смене власти - это не преступление? В случае если посла раскроют, здоровье и благополучие Сэма будет меньшей из причин для казни. К тому же если их действительно раскроют, самого Сэма вряд ли оставят в живых. Так что в интересах упрямого мальчика не побег, а поиск комфортных условий. Здесь и сейчас. Как удачно, что сочувствующий амир готов сочувствовать не только словом, но и делом. До этого Сет не был столь тесно знаком с элитарным хирургом, и теперь было ясно почему никто и никогда не пророчил Айгору место в игре большой власти. Амир был слишком... Неожиданно добр. В весьма неожиданные моменты. Впрочем многое из этого можно списать на телесную усталость и душевную боль: Сет знает, что дети знаменуют собой продолжение конечного существования родителей, но это не поможет ему понять то, как болит чужое сердце.

- Ничто не способно омрачить свет вашего разума, - посол не льстец, но он привык к вежливости, а это почти одно и то же, - Человек без дела слабеет... Да, я готов согласиться с вашим решением, - сейчас самое время для разговора об отдыхе, но вот же не усидеть на месте этой маленькой занозе. Сет не без удивления глянул на мальчика, в который раз за сегодняшний вечер посмевшего заговорить в обществе тех, с кем, таким как он, и пройти нельзя рядом. Откуда, действительно, берется эта храбрость? От глупости? Сет был согласен со словами о бесконечности оной в умах людских, но все же приучил себя верить в лучшее.
- Причину? Ты хочешь знать, почему амир сейчас здесь? - мальчик перескакивал с одной мысли на другую, и привыкшему к философской последовательности Сету было трудно понять чужую логику, - Боюсь, что об этом ты догадаешься и без чужого участия. А что до остального... В жизни можно найти много смыслов, но забота о ближнем всегда помогает забыть потери. Ты останешься здесь на высказанных амиром условиях.

Дани мертв. Оникс смотрит на амира своими светлыми, золотистыми глазами и улыбается. Не торжествующе, а с подходящей моменту грустью. Дани мертв. Да, они не видели его тела, но они уже знают о том, что с ним сделали, и после такого долго не живут. Привыкшего к комфорту, к роскоши, к вежливости, его пытали не как сына правителя, а как пытали бы женщину. Они не хотели сделать ему больно - этого было бы мало - они хотели унизить. Знает ли амир, что сделали с его ребенком? Если нет, то пусть это и останется тайной. Было в роду Дин-Хадаров много прекрасного, было и много плохого, и странно, что такое обращение с бывшим элитом кажется Сету глубокой несправедливостью. Боль - придаток зла, и мало кто из живущих ее заслуживает.
- Думаю, что сейчас самое время для отдыха?

+5

14

Айгор слабо улыбнулся. Вернее, обозначил нечто, отдаленно похожее на прежнюю свою обычную улыбку, появляющуюся на лице не из вежливости, а потому, что хочется улыбаться. «Какой… бойкий и смелый ребенок. Безрассудный». Иногда Дин-Хадар немного завидовал таким детям, как Сэм. Они имели право и возможность быть такими, какими хотят. Они говорили первое, что приходит на ум, двигались так, как подсказывает им природа, решали сами, кем являться сейчас и стать в будущем. Всего этого Айгор был лишен чуть ли не с рождения. Все, что у него было своего – способность мыслить и воображать, чувствовать и желать, и… Не иметь возможности реализовать ни желания, ни чувства. Амир – совершенство, и дети его должны были быть столь же безукоризненны, как их отец.
И сейчас Айгор жалел об этом, как никогда ранее. Хотя что стоило ему сейчас забыть о том, что он амир? Пытаться жить дальше, иначе, по-другому? Но не получалось. Дин-Хадар, кажется, разучился мечтать.
Дин-Хадар пытался игнорировать взгляд Сета Ранги – в его собственном сердце было более чем достаточно грусти, чтобы хоть как-то принимать и разделять чужую. Он понимал, чем вызвана улыбка на устах посла, но… Сочувствия к себе Айгор никогда не желал. Ответный взгляд амира был насквозь пропитан усталостью и свойственным ею безразличием к своей собственной судьбе.
- Вы действительно великолепный посол, Сет Ранги. Отвечаете на важные вопросы, одновременно не давая сразу ответа. Мальчик имеет право знать… Как и я имею право высказывать свои предположения, - Айгор перевел потеплевший взгляд на Сэма. – Послу Ранги что-то нужно от меня, поэтому я здесь. Ты здесь потому, что узнал меня там, у фонтана. И поскольку самое мое существование оскорбляет действующую власть, отпускать тебя опасно. Конечно, ты не побежишь докладывать о том, что видел и услышал, потому что и тебе не нужны проблемы. Но если те два стражника сообщат об инциденте… Очередной ночью, когда ты выйдешь на улицы, тебя поймают и передадут хунте. И ты расскажешь все и даже больше. – Айгор помолчал немного и добавил уже тише. – Ради моей и твоей безопасности, а также безопасности всех, кто проживает в этом доме, ближайшие дни нам лучше не выходить отсюда. В крайнем случае, если посла придут проверить, тебя легко будет выдать за слугу кого-нибудь из фаворитов посла Ранги. Только нужно соответствующе одеть.
Амир снова перевел взгляд на Сета Ранги, словно ожидая от посла согласия со своими словами. Редкое явление – амир ожидает решения посла, но… Айгор прекрасно понимал, что, как и Сэм, был здесь скорее пленником, нежели гостем.
- И все же вы правы, посол Ранги. Столь сложные вопросы лучше решать на трезвую голову. Но я хотел бы знать, где вы станете нас держать. А так же то, на что мы имеем право в вашем доме.
Вряд ли им позволят свободно перемещаться по комнатам. Да и ни к чему это. Чем меньше людей будет в курсе, тем лучше.
- И последнее. Тейм Дирбас. Мой телохранитель. Без него я не буду вести никаких серьезных разговоров. Найдите его, посол Ранги. Он был ранен, и я направил его к одному из своих проверенных знакомых. Он должен ждать меня там, но я не знаю, добрался ли он... Я напишу записку, и если он там, то он пойдет с вами.

Отредактировано Айгор Дин-Хадар (2015-10-29 10:36:25)

+5

15

С каждой секундой мальчишка начинал все больше и больше не выносить присутствия черноволосого посла, то и дело сдерживаясь, чтоб не вскочить и не пнуть его посильнее. Кроме того, что без конца бесстыдно ТЫкает, а в представлении юного Такера вежливые люди к незнакомцам исключительно на "вы" обращаются, так еще и ходил вокруг да около, не стремясь видать посвятить похищенного в причину того, почему у парня до сих пор кружится голова, болит шея, а он сам сидит в чужом доме и не имеет права уйти. Оставалось только мысленно проклинать элитара и благодарить небеса за то, что эти двое не были сейчас наедине - теплый взгляд и слова амира влияли на юношу благоприятным образом. Уж он-то не поленился рассказать юному хакеру, что к чему и почему ему, как и Сэму сейчас лучше затаиться. Он был во многом прав и даже в том, что Сэми не собирается бежать сломя голову в полицейский участок и рассказывать каждому встречному, кого он видел, и где он сейчас находится. Зачем это Такеру, простому мальчишке из бедной семьи, которая не желает вмешиваться в политические дела? Вот именно, что незачем. И хоть молодой гений был в курсе происходящего в высших слоях общества захламленного Элписа, однако прикладывать к этому свои руки не хотел, хоть и мог.
- И когда меня выпустят? - не обращая внимания на присутствие оникса, парень с едва блеснувшей надеждой в глазах взглянул на уставшего мужчину, - так ведь можно и вечность пропрятаться здесь, - последнее слово Сэмюэль произнес более низким голосом и вновь окинул злобным взглядом хозяина дома, словно говоря это ему в укоризну.
Далее юноша сидел молча, не проронив практически ни единого слова, то и дело переводя взгляд с Дин-Хадара на пол, на потолок, на стакан, где когда-то была вода. Он уже не так сильно злился и, кажется, начал чувствовать еще большую усталость. Так или иначе за окном давно царствовала глубокая ночь, да и физическое состояние Такера не было идеальным - ходившая кругами голова давно уже мечтала прилечь на мягкую подушку. И как только разговор зашел об отдыхе, Сэми немного облегченно вздохнул и мысленно подбодрил себя, что осталось совсем немного потерпеть и можно будет хотя бы на несколько часов закрыть глаза и постараться не нервничать. Сэм вообще был нервным парнем, без конца из-за чего-то переживал, да и других предостерегал - уж он-то точно знает, что опасность может возникнуть где угодно. И, возможно, если бы не амир, его отцовская забота и внимание, юноша, скорее всего, уже попал бы в более серьезные неприятности.

+4

16

Время. Простор для развития способностей. Самая драгоценная вещь. Мука. Время порой можно найти, но гораздо чаще его теряешь. Они терял его прямо сейчас, сидя в этой украшенной гостиной, решая проблемы маленького Сэма... Сет не был раздражен, к чему это, но все же отметил, что если бы не было рядом этого ребенка, то все было бы значительно проще. Еще проще было бы, если бы Дани был жив и сидел сейчас рядом со своим отцом. И пусть отношения, связывавшие их, с трудом можно было назвать теплыми, это все же лучше чем борьба за страну во время переживания потери. Айгор не смотрел вперед, как его отец: Айгор был индивидуалистом, и привык по большей части думать о том, что лично ему необходимо. Как сделать так, чтобы ему стала необходима эта планета? Власть? Возможность правосудия могла бы прельстить многих, но посол уже чувствует, что подобное не будет для этого амира целью. Осторожно надо плести этот узор, эту паутина, и за ниточки дергать легко, не сильнее, чем дергает паутинки дневной ветер. Из-за этой осторожности и необходим Сэм. И, как получается, Тейм Дирбас - телохранитель последнего Дин-хадара. Ничто сейчас так не ценно, как здоровье и жизнь амира, и если ради этого придется хоть руку отрезать - Сет бы сделал это, не раздумывая. Так приказала ему Мать в лице несравненного Рауля Ама. Но обо всем этом самому Айгору знать не обязательно. Пусть он лучше опасается: так действительно значительно проще.

- В ближайшие дни вам действительно не стоит покидать эти стены, а значит, мой долг предоставить вам все необходимое для комфортного существования, - Сет был достаточно высокого мнения об интерьере и оборудовании собственного жилища, но, возможно, у амира будут свои особые запросы. Достать звезду с неба посол, увы, вряд ли сможет, но многое из остального выполнить реально, - Одежду для Сэма я, разумеется, разыщу. И дабы сохранить правдивость нашей истории, я привезу сюда одного из своих пэтов. Обещаю, что его присутствие будет для вас незаметно, - планировать лучше заранее, и сейчас как раз такой случай. Лири, насколько Сет помнит, в ближайшем месяце исполняется 17. Не самая престижная, но несомненно интересная порода. Послу Лири полюбился за его приятную молчаливость - редкое даже среди людей, не то что среди пэтов качество. И пусть подобное могло прозвучать кощунством, скажи Сет это вслух, но Лири похож на амира. Конечно, схожесть эта мизерна, но ей можно воспользоваться. Лири так же тонко сложен, у него столь же темные волосы, и пусть и не столь прекрасные, но все же светло-карие глаза. Прикрой лицо гутрой, а фигуру - модным нынче свободным нарядом, и Лири действительно можно будет принять за разыскиваемого хунтой последнего из великого рода. Это удобно. Лири уже почти 17 лет, и его смерть, если до подобного дойдет дело, будет совершенно закономерным событием.

- И если вас интересуют условия вашего содержания, то хочу заверить, что лично для вас открыты все двери этого дома, - кроме входной, - Вы можете воспользоваться гостевой спальней, а тебя, я надеюсь, устроит комната для прислуги, - впервые за долгое время прямо обратился к по-прежнему недовольному своим положением мальчику, - Двоих из моих слуг я отпустил пару месяцев назад, поэтому в случае любой нужды обращайтесь к моему дворецкому, Нэйри. Он же будет связываться со мной, если это станет необходимым, - кроме пэтов, Нэйри был единственным, кого Сет привез сюда с амойской земли. Фурнитур служил ему уже почти 10 лет - для слуги срок немалый - и посол был, несомненно, доволен своей покупкой. Нэйри не выдаст, не предаст... К чему ему это? Нэйри настолько давно служит, что уже сам почти предмет. Вот же, стоит у дверей в коридор. Красивый, внимательный и вдумчивый - и амир на такого не пожалуется.
- Позвольте, я проведу вас в вашу комнату, - Ранги поднялся с кресла и вопросительно взглянул на Айгора: нужна ли тому помощь или нет, - Труд без отдыха - не достоинство... И ты. Пойдем. Все-таки нам необходимо и тебя устроить, - Сет чувствовал неприязнь мальчика, но это плохо скрываемое чувство его забавляло.

+4

17

Айгор не мог не заметить, как с каждым мгновением Сэм все больше и больше теряет покой. Мальчик уже с трудом сдерживал раздражение и смотрел на посла Ранги с неприкрытой неприязнью, что одновременно Дин-Хадара и тревожило, и радовало. С одной стороны, выказывать свою неприязнь человеку, от которого сейчас зависело его благополучие, Сэму явно не стоило. С другой, сопротивление и эмоциональность всегда шли бок о бок с юностью, а разве может быть некрасивым проявление цветущей жизни и энергии? Но Айгор уже понимал, что придерживаться статуса наблюдателя не получится. Вступившись за ребенка один раз, он уже взял на себя ответственность за него и его поступки.
- Не думаю, что вынужденное заключение окажется долгим. В любом случае, даже здесь я не смогу задержаться надолго. А стоит мне покинуть это место, как наши пути разойдутся. И в этом случае незнание окажется ключом к свободе. К сожалению, упомянутая тобою вечность более мне недоступна.
Разве был у Айгора точный ответ? Нет. Но он все еще мог мыслить логично и надеялся, что подобные выводы помогут Сэму несколько успокоиться.
- Но ближайшие сутки что ты, что я должны посвятить отдыху и восстановлению сил.
Подарив мальчику очередную успокаивающую улыбку, Айгор повернулся к Сету Ранги, внимательно выслушал его. Желание грустно улыбнуться удалось с трудом подавить. «Условия содержания». Будто не о людях, а о зверях. Или этих самых пэтах, которые до сих пор так популярны на Амои.
- Главное, чтобы ваш… пэт… тем самым не подвергся опасности. Я видел ваших возлюбленных, посол Ранги, и будет очень жаль, если столь юные и прекрасные создания пострадают по моей вине.
Айгор медленно встал. Голова сразу же закружилась, и вряд ли Дин-Хадару удалось скрыть приступ слабости, на мгновение захвативший тело в свои объятия. Столь позорная физическая слабость была амиру непривычна и казалась постыдной. Конечно, он не обладал большой мускульной силой, свойственной многим мужчинам его расы, но и слабым человеком не был никогда. Внешняя хрупкость Айгора была обманчивой, и он привык к тому, что его тело обычно способно было переносить без особого вреда большие нагрузки. Но этот день Айгор при всем желании не мог назвать обычным.
Многослойное одеяние показалось ему ужасно неудобным и тяжелым, и возможность скинуть с себя одежды и отдаться благословенному отдыху становилась все более и более желанной. Вот только даст ли разум насладиться покоем измотанному телу?
- Благодарю вас, посол Ранги. – Айгор жестом дал понять, что сейчас помощь ему не помешает. Головокружение закономерно приводило к потере равновесия, и Дин-Хадар решил, что падение где-нибудь на лестнице ударит по самолюбию сильнее, нежели принятая помощь от дзинкотая, который уже один раз его спас. Айгор позволил подхватить себя под руку, и стоять сразу стало легче. Мог ли он себе представить когда-либо, что чуть ли не единственной его опорой в какой-то момент станет Сет Ранги, чей путь столь редко пересекал его собственный? У судьбы, оказывается, были свои забавы. – И еще раз прощу прощения за доставленные вам неудобства. Думаю, сначала нужно отвести Сэма в его комнату. Мне еще потребуется написать письмо, а это займет время. Пусть лучше он использует это время для отдыха.
Сэм тоже поднялся на ноги, и Айгор тут же перевел на него встревоженный взгляд. Гордость Сэма не позволит ему принять помощь посла, а ведь состояние мальчика внушало Дин-Хадару опасения. Но тот вроде бы уверенно стоял на ногах и падать больше не собирался, и Айгор несколько успокоился. Впрочем, продолжал незаметно наблюдать. На всякий случай.

+5

18

"Возлюбленные". Если бы ситуация позволяла, Сет Ранги посмотрел бы на амира несколько удивленно. Пэты - не совсем люди, а некоторые даже и вовсе не люди. Впрочем, благодаря продолжительному освоению космоса, межвидовые и межпланетные романы из извращения превратились в ежедневную реальность: на космодроме можно увидеть многое, и Сет помнит и человека рядом с мерилитом, головоногим с одной из дальних планет нового сектора, и человека с хизалисом, разумным насекомым, напоминающим увеличенную копию обыкновенного богомола. Более всего, конечно, в последние годы посла удивил союз человека с эрином: если мерилит и хизалис хотя бы обладают какой-то формой, то это... Люди все-таки удивительно способны на любовь.
Но пэты, созданные в лаборатории, это не люди. Часто это даже не разумные существа. Пэты, для многих дзинкотаев, - это просто вещи. Для них можно быть хорошим хозяином ли плохим, но предметам нельзя отдать свое сердце. И все же Сет отдавал, понемногу, день ото дня. И ему самому было не ясно, почему же так странно слышать слово "возлюбленные" из чужих уст.

- Как пожелаете, - что тут еще скажешь. В ближайшие дни, а возможно и месяцы, все будет для Айгора. Ну или во всяком случае все будет для того, чтобы Айгор думал, что все для него... Но это уже, конечно, детали, и о них подумать можно будет потом, - И... - хотел сказать нечто еще, но вовремя заметил протянутую руку: амир был гордым, полным достоинства созданием, и подобный жест, наверняка, дался ему не легко. Как и положено воспитанному, пусть даже и не человеку, Сет сделал необходимое,  не уделив чужой слабости излишнего внимания: просто вовремя оказался рядом, позволяя Айгору взять себя за локоть. Амир не был дрожащим богемным юношей, изображающим физическую слабость, а потому в прикосновении был реальный вес - не то чтобы это доставило Сету какое-то неудобство. Да, амир действительно устал. У него наверняка кружилась голова, он наверняка чувствовал себя...грязным. Последнее больше относилось к духовной сфере.

- Пройдемте, - учитывая то, что Айгор явно хотел проследить за состоянием мальчика, оставлять Сэма на попечении дворецкого было не разумно. Не разумно еще и потому, что о прошлом бодрого мальчишки не было известно, а значит была возможность не приятных, но открытий. Вместе с дворецким, все еще поддерживая усталого амира, Сет проследил за тем, как Сэм устроился в комнате. Жилище прислуги не могло похвастаться потолочным лепинанами или шелковыми портьерами, но это была комната с добротными кроватям, чистым бельем, и работающим умывальником. Для жителя трущоб, каковым Сэм или был или являлся, подобное уже было роскошью. Для Айгора, разумеется, было приготовлено нечто другое.

- Надеюсь вас это устроит, - не столь большая комната отличалась изяществом декора. На столе, в вазе, даже были свежие цветы: Сет попросил составить успокаивающий глаз, но все же жизнерадостный букет. Ирисы, как и все то, что требует регулярного полива и заботы, на этой планете были дорогим удовольствием. Посол догадывался, что обученному дворцовому этикету амиру известно символическое значение основных цветочных подарков. Фиолетовые ирисы - это к сдержанности, духовности, дружбе и доверию. Несомненно замечательное, столь правильное сейчас значение, - Я бы не советовал вам отодвигать портьеры... Мне не стоит объяснять почему, - амир был так близко, и сквозь легкую ткань своей рубашки Сет почти чувствовал чужое телесное тепло. Подобное посла не волновало, но интересовало. Его часто интересовало физическое: возможно, это издержки ониксовой генетики, - И вы хотели написать вашему телохранителю..? - взгляд желтых глаз был почти ласкающим. Да, Сет действительно заботился о своем гостье, пусть даже и по своим, личным на то причинам.

Отредактировано Сет Ранги (2015-11-12 20:10:05)

+3

19

Держать спину идеально ровной удавалось с огромным трудом. Казалось, с каждым шагом ноги становились все более непослушными, а тело начинало каменеть, все больше и больше наливаясь свинцовой усталостью. Айгор пытался не показывать, насколько тяжело ему дается этот образ несгибаемого амира, но к тому моменту, как за Сэмом закрылась дверь, грудная клетка Дин-Хадара ходила ходуном, а дыхание стало сбивчивым и неглубоким.
Тем не менее, Айгор был доволен тем, как устроили мальчика. Просторно, светло, рационально и, главное, чисто. По сути, Дин-Хадар был бы не против и сам остаться здесь - к счастью, большую часть своей жизни он провел в безликих стерильных типовых лабораториях и не испытывал никакой надобности в излишней роскоши. Даже покои в его собственном доме мало напоминали то, к чему привыкла знать Элписа – минимальное количество декора, отсутствие кричащих красок и расшитых тяжелых тканей. Пожалуй, если Айгор к чему и питал слабость, так это к мозаике. Он всегда находил особую прелесть в том, как осколки, кусочки, разноцветные частички, соединенные умелой рукою, превращаются в единое органичное целое. Как нуклеотиды в цепочке ДНК. Но мозаика, в отличие от умывальника и кувшина с чистой питьевой водой на столике у кровати, не являлась столь уж необходимой вещью.
Как и просил Дин-Хадар, его комната располагалась недалеко от той, куда поселили Сэма.
- Благодарю, посол Ранги. Меня устроило бы и меньшее.
Теперь стоило отпустить руку Сета, подойти к секретеру и написать письмо. Но желтые глаза посла Ранги почти что гипнотизировали, и Айгор продолжал стоять, глядя на него снизу вверх несколько растерянным взглядом. Молчание затянулось и грозило стать не только неловким, но и неприличным.
- Да. Сейчас.
Отпустив руку Сета, Айгор медленно прошел к столу. Бумага и писчие принадлежности нашлись в верхнем ящике стола. Первый лист Дин-Хадар позорно испортил – руки дрожали от усталости. Пришлось опереться левой о столешницу, сосредоточиться и собрать разбегающиеся мысли в кучу.  Записка вышла короткой. Поставив в углу листа личную подпись, Айгор быстро свернул лист, сунул его в конверт, аккуратно запечатал и передал послу, еще раз повторив адрес, по которому стоило искать телохранителя.
- Спасибо. – стоять стало совсем сложно, и Дин-Хадар был вынужден присесть на краешек кровати. - Не знаю, по каким причинам вы помогаете мне, посол Ранги. И понятия не имею, чем придется расплачиваться за помощь. Надеюсь только, что буду в состоянии это сделать. – Оставаться в долгу Айгор не любил, но на этом свете еще существовали вещи, которые для него являлись абсолютно неприемлемыми. И, сам не зная почему – возможно, поддавшись эмоциям – амир тихо добавил. – Тейм… Теперь единственный член моей семьи, и я не могу позволить ему погибнуть из-за меня. Будьте уверены, посол Ранги, я готов очень дорого заплатить за его жизнь и безопасность.
Жестом показав, что пока что он не в состоянии продолжать разговор, Айгор  прикрыл глаза, борясь с очередным приступом головокружения. К счастью, посол Ранги был достаточно проницателен, и, в очередной раз сделав вид, будто не заметил позорной слабости амира, забрал письмо, пожелал приятного отдыха и вышел. Прежде, чем за его спиной закрылась дверь, Айгор успел поблагодарить Сета за цветы.
Оранжерейные ирисы почти не пахли, но смотреть на букет было приятно.
Убедившись, что в ближайшее время в его комнату не зайдут, Дин-Хадар осмотрелся уже внимательнее, заметил небольшую дверь в углу комнаты. Заставил себя встать – как он и предполагал, за дверью оказалась небольшая ванная комната. Наверное, стоило бы немедленно лечь, но потребность смыть с себя пыль и грязь оказалась сильнее.
Через несколько минут Айгор, пошатываясь, добрался до кровати, скинул на пол полотенце и забрался под одеяло. Сил искать чистую одежду уже не было. Уже засыпая, он подумал, что поступил крайне невежливо – оставил свое одеяние в ванной, полотенце с пола не поднял, улегся, не удосужившись найти хоть что-нибудь, чтобы прикрыть обнаженное тело. Но мысли так и остались мыслями – измотанное сознание погрузило уставшее тело в сон.

+4

20

[NIC]Йогор Алмаш[/NIC]
[STA]Адъютант Его Превосходительства[/STA]
[AVA]http://s13.postimg.org/a3rs7gptz/2067.jpg[/AVA]
Если карьера, вся длина которой, вообще-то, с хвостик дюнного зайца, вдруг взмывает вверх соколом, хозямну этой карьеры обычно очень не хочется падать снова в грязь. Вот Йогору Алмашу – совсем не хотелось, нисколечко. Он еще и во вкус адъютанства при Полковнике (вот так, с большой буквы «П» уже) не вошёл, так что лишаться милости господина Инсара никакого желания у парня не возникало. Мало ли кто что говорил, должность, мол, собачья, несолидная! Так ведь и Йогуру не полста лет пока, а всего двадцать два. Зато перспективы! А чего бы нет-то? Ведь он умён, красив, расторопен и исполнителен, да! Что в резюме написано было, то он сейчас вот Главнокомандующему и продемонстрировал – и умение стенографировать, и владение компьютером, им… способность быстро бегать, − дробный стук каблуков, особенно громкий в ночной тишине, замедлился – престижный район, относительно тихая улочка, залитая светом фонарей, пустые сейчас, в сумерках глубокого вечера, стулья уличного кафе на тротуарном выступе – как-то это не вязалось с тревожащим топотом армейских ботинок, да и добежал уже Йогор до места назначения.
Что говорить… квартиру посла Амои хотелось назвать резиденцией – выглядела оная и снаружи не просто богато, а изысканно. Даже дверной молоток в виде львиной головы внушал… и парень с мальчишеской ухмылкой стукнул тяжёлым бронзовым кольцом по окрашенной вроде бы древесине.
Дверь открылась через пару секунд, будто за ней стояли и ждали. Алмаш чётко взял под козырек, и не важно, кто там отворил – слуга, не слуга… армия Элпис живет по уставу, а по нему, приветствуя, салютуют. Опустив резко правую руку, адъютант таким же отточенным движением протянул левую – с конвертом:
Велено доставить послу Ранги, для его гостя. Я подожду ответа.

+3

21

Сет никого не ждал. Сет никого не ждал ни сегодня, ни завтра, ни в самые ближайшие дни, и если бы кто-то все-таки решился посетить его жилище, посол искренне сомневался в том, что это было бы для того, чтобы тихо провести время в приятной компании. Сет никого не ждал, и все же в дверь постучали: об этом вежливо известила тонкая трель звонка, сработавшего при прикосновении к тяжелой дверной ручке. Сет не торопясь, подчеркнуто осторожно, отложил в сторону распечатанную корреспонденцию и встал из-за стола, не забыв задвинуть на место стул. Мозг Сета, все его существо, сейчас думало только об одном: кто это? Если стучат - то, значит, не заинтересованы в том, чтобы вышибать дверь и окна. С таким человеком уже можно договориться.

- Нэйри.., - посол остановился в углу гостиной, внимательно прислушиваясь к тому, что происходило в коридоре. Никакого лишнего шума, никаких криков. Только стук каблуков и брошенная отрывистая фраза: "Велено доставить..." Больше вопросов о личности пришедшего у Сета не было, зато были вопросы другие. Задачи тоже.
- Обождите, - у фурнитура хватало опыта и ума для того, чтобы ничем не высказать свое удивление. Закрыв дверь за нежданным гостем - тот и сам явно не просился внутрь - парень прошел в гостиную, без промедления передавая конверт в руки хозяину, - Военный. Невысокого ранга. Принес послание.

Сет быстро распечатал конверт, пробегаясь глазами по строчкам. Надо же... Уже знают. Все-таки хорошая разведка - великое дело. Посол потом разберется с теми, кто все-таки выдал за деньги крупицы информации.

- Зови меня. Громко. Сейчас, - фурнитуры, что ценно, не задают вопросов. Нэйри звал. Несколько раз. А Сет пока стащил с себя верхнюю рубаху, распустил волосы и побрызгал воду из кувшина себе на грудь и лицо. Возможно, военные знали что-то об Амои, но вот повседневная жизнь богемы и богачей всегда была для них тайной. Им, как церковникам в терранскот средневековье, везде чудился разврат и грех. На этом и можно было сработать. Поэтому, когда через несколько минут посол уже самолично открыл дверь нежданному гостю, на обычного, собранного себя он был похож весьма мало.
- Доброго вам дня и ночи, - сверху вниз Сет посмотрел на разодетого в форму мальчишку, - Вы принесли это? - с искренним "удивлением" повертел в руках распечатанный конверт, - О чем вы? Боюсь, что вы ошиблись... Никого подобного здесь нет и быть не может.

+4

22

Наконец оказаться с самим собой наедине было самым большим подарком, который мог сделать посол Ранги для своего юного гостя за эти несколько часов. Конечно, недавний щедрый удар по шее Сэмюэль оценил по десятибалльной шкале и выставил самую высокую оценку. Пожалуй, более эффективного способа усыпить нежелательного свидетеля юноша еще не видел, потому и поставил твердую десятку элитару и его бравым ребятам. 10 за техничность, 10 за артистичность и 10 за скрытность! И 2 за вежливость! Увы, последний критерий оникс провалил. Больше таких подарков юному вундеркинду не нужно, зато вот тихой комнатке с кроватью и умывальнику парнишка был рад. Только он и его мысли и больше никого. Никаких послов, никаких свергнутых принцев, слуг, дворецких, телохранителей. Наконец-то! Не переставая радоваться этой мысли, юноша дождался, когда за ним закроется дверь, а после и стихнут голоса, и шумно выдохнул, присев прямо под дверью.
- Господи, кто бы только знал, как я рад этому мгновению, - на выдохе проговорил парень, закрывая глаза ладонями и проводя ими вниз по уставшему лицу, - Было бы здорово закрыть глаза, ущипнуть себя и оказаться у себя дома, отплевываясь от страшного сна.
Подобная мысль показалась Сэму вполне себе идеей, потому в следующие несколько секунд мальчишка просидел на полу с закрытыми глазами, а после резко ущипнул себя и.... он все так же сидел под дверью в комнате слуг, а из-за стены донеслись шаги удаляющегося Ранги. "Вот тебе и плохой сон..." - брови юноши поползли вниз, а на носу появилось пара морщинок, выражающих чистой воды недовольство. Вздохнув, Такер вновь поднялся на ноги и в очередной раз оглядел комнату, попутно стягивая с себя накидку вместе с толстовкой. Да, здесь можно было ненадолго расслабиться и хоть какое-то время вновь почувствовать себя предоставленным самому себе. Правда, мысли об оставленной одной матери до сих пор тревожили Сэма, потому как только он наконец добрался до своего коммуникатора, парень сразу отправил на свой домашний компьютер электронное письмо, где сообщил матушке, что с ним все в порядке и он сейчас в гостях у одного из своих друзей. Конечно, это немного странно... нет, это очень странно слышать от Сэми, что у него есть друзья, к которым он готов прийти в гости и остаться на ночь, но другого объяснения происходящего юный хакер придумать не смог. Да и чего волноваться-то? Через день Такер планировал уже оказаться на пороге своего родного дома. Никакой элитар или амир ему не помешают тайно пробраться домой. Ведь тайно же, под покровом ночи, бесшумно, как мышка!.. Сэм был уверен в своих способностях, а то, что произошло этой ночью, было всего лишь совпадением и недоразумением, стечением обстоятельств и всего-то.
Завалившись на кровать и зарывшись лицом в подушку, мальчишка блаженно улыбнулся и что-то невнятное промычал, а после, повернувшись на спину, устремил взгляд в потолок. Скользящий свет мягко освещал поверхность потолка, тем самым успокаивающе действуя на юное создание. Признаться, он бы сейчас с радостью и без промедлений уснул, но неприятное ощущение в груди и настойчиво потягивающее ощущение внутренней дрожи в руках не давали мальчишке расслабиться. Нервно бьющаяся венка на виске разносила по голове эхо пульсации, доставляя тем самым еще большую боль голове. Все против Такера, ничего не дает ему покоя, кроме тепло-желтого света, исходящего от скромной люстры под потолком, да и тот уже начинал раздражать. Что-то не так. Что-то сейчас случится. Откуда бы Сэмюэлю это чувствовать? Интуиция его еще никогда не подводила... не считая сегодняшней "охоты". И Акелла промахнулся, и Сэм туда же, но подобное с ним больше не случится. И вновь мысли о былом позоре сменились волнением за настоящее.
Не вставая, мальчишка поднес к своему лицу каммуникатор, держа его в обеих руках, и ловкими движениями пальцев по старинке с помощью несложных, по мнению хакера, манипуляций вновь проник в зашифрованную сеть, которая принадлежала военной хунте, под видом одного из служителей закона и проверил последние обновления разыскиваемых лиц. Все как обычно - те же пришельцы, те же местные преступники, "особо опасный киберпреступник". Сэм до сих пор не мог унять в себе чувство гордости, что его так назовут. Киберпреступник... Красиво звучит. Как песня. В очередной раз довольно улыбнувшись одними уголками губ, мальчишка закрыл документ с краткой сводкой и минимумом информации о своей персоне и листнул страницу с досье на преступников чуть ниже. Взгляд юноши упал на документ, названный кратко и понятно: "Айгор Дин-Хадар. Статус местоположения: известен". Ухмылка плавно сошла с бледного лица юноши, вместо нее появилось сначала удивление, а после и шок. Затаив дыхание, парнишка замер на несколько секунд, боясь и пальцем ноги пошевелить, но все-таки рискнул открыть досье. Все и как раньше: подробная биография, пометки в виде дат, времени и пометок на карте, где произошли убийства его близких, его сына, а так же где в последний раз был замечен сам преступник. И самое главное опасение хакера - время и предположительное местонахождения Айгора в данный момент.
Нервно сглотнув, мальчишка почувствовал, как на его лбу под длинной челкой выступила пара капелек пота, но они тут же были стерты тыльной стороной руки. В голове Такера забилось миллион мыслей одновременно. Что делать? А посол в курсе? Чего ждать? Когда будет облава? Куда бежать? Куда спрятать Дин-Хадара?
Не успев обдумать ни единой мысли, парень вскочил с кровати, сунул коммуникатор в карман брюк, схватил свои вещи и быстро выбежал из комнаты. Как ошпаренный оглядев коридор, подсвеченный изысканными бра, Сэми подлетел к первой попавшейся двери. Она оказалась заперта (вот же ж, "хочу заверить, что лично для вас открыты все двери этого дома"!), однако следующая оказалась отпертой и, по счастливой случайности, именно здесь находился Айгор. Взгляд юноши быстро нашел амира, спящего на роскошной кровати, и мальчишка мог бы спокойно вздохнуть, что с мужчиной все в порядке. Но тот оказался полностью обнаженным, а нагого амира не каждый день видишь! В одно мгновение лицо юноши вспыхнуло румянцем, а сам Сэм отметил про себя, застыв на пороге, что пока что прекраснее тела он не видел. Идеальные очертания, изгибы торса, кожа без единого изъяна...
Нет, нет, разглядывать спящего принца Сэм не собирался - совесть его вовремя ударила в грудь. Смущенно опустив взгляд в пол, Такер вошел в комнату и, закрыв за собой дверь, практически неслышно прошелся по дорогому ковру, мимолетно отмечая про себя его красоту, остановился возле кровати и уселся возле нее, повернувшись лицом к двери. Румянец постепенно сошел с щек, из головы выветрились мысли об увиденном. Мальчишка настороженно ждал момента, когда за дверью послышатся приближающиеся шаги. И если это будет посол, хакер будет безмерно рад в очередной раз увидеть его ухмыляющуюся физиономию, потому как она наконец станет чуть более серьезной. Если, конечно, этот подлец не сдал Дин-Хадара новым властям. Уж ему-то Такер ни за какие деньги не поверит, как бы тот не изворачивался и не бегал вокруг Айгора.
Донесшиеся через какое-то время возгласы какого-то молодого мужчины, который выкрикивал имя Ранги, в очередной раз вогнали мальчишку в краску и тот, на мгновение поверил заботе посла. Не стал бы тот заниматься... непристойностями так легко, ожидая людей хунты и полицейских, чтоб сдать им беглеца. "Дурак," - стиснув зубы и сжав ладони в кулаки, мысленно выругался парень, надеясь, что этого спящий амир не услышит. Да и вскоре стоны утихли.
пы.сы. я внезапно вернулся ^___^''' прошу прощения за задержку

Отредактировано Сэм Такер (2015-11-17 21:34:37)

+4

23

[NIC]Йогор Алмаш[/NIC]
[STA]Адъютант Его Превосходительства[/STA]
[AVA]http://s13.postimg.org/a3rs7gptz/2067.jpg[/AVA]
Парнишка, по виду чуть ли не ровесник Йогора, забрал письмо, отрывисто попросив обождать, и закрыл массивную, респектабельно-дорогую дверь перед носом у адъютанта. Тот не то чтобы ждал приглашения внутрь, хотя бы в прихожую, но… как-то обидно стало. Даже посыльных из прислуги всё-таки в порядочных домах приглашают пройти под крышу, как слышал Аймаш, а тут – как-никак представитель власти какой-никакой. Он, конечно, не ровня здешним важным господам, и не сахарный, под начавшим накрапывать дождиком не растает, однако… а, впрочем, хрен их разберёшь, амойцев этих, у них же всё, поди, не как у людей, − утешил себя разочарованный парень, переступив с ноги на ногу. Холодные капли пока еще падали редко, оставляя темные крапинки на тонком сукне парадной формы, но похолодало, дыхание изо рта вырывалось видимый парком. Сырой, по обыкновению, вечерний воздух отлично проводил звук, так что Йогору не приходилось напрягать слух, когда изнутри раздался неоднократный, почтительный, но отнюдь не тихий зов слуги, обращенный к хозяину. Адъютант небрежным щелчком сбил каплю с жесткой золотой веревочки аксельбанта, усмехнулся, возвращаясь к крыльцу – не так-то далеко он и ушагал по тротуару, всего лишь посмотреть на оставленную на плетеном кресле уличного кафе женскую сумочку под зеленой шерстяной накидкой. Забыла ее, видать, какая-то растяпистая шайя. Однако он успел подосадовать, что хватило бы времени таки ее отрыть да посмотреть, нет ли там идентификационной карточки, чтоб вернуть утерянное гражданке, потому как хозяин резиденции явил свою уважаемую персону далеко не сразу. Хорошо хоть дождь передумал идти…
И все же дверь наконец отворилась снова, и Аймаш полумашинально кинул руку к козырьку фуражки, беззастенчиво разглядывая одного из полулегендарных амойских элитаров.
Да-а-а, не всякому уроженцу Элпис доводилось такое… Йогор вспоминал байки, что, мол, у них там, на Амои – не просто ф-про в обычае, как вот у него самого, к примеру, для улучшения физических характеристик, а вообще некоторые не от отца с матерью родятся, а так… с миру по нитке, чего генетики в пробирку намешают. И признавал Алмаш за-ради справедливости – удачно же, видать, они намешивали… от посла глаз отвесть не можно было. Все признанные флоресские прелестники могли пойти в уголок строем, и удавиться там от зависти, в шеренге прямо. Вот только… безупречная красота посла подавляла, вызывая невольный протест. Йогор, например, поймал себя на отчетливом желании ерепениться и дерзить – а фиг ли он тут неодетый вышел?! Утехи утехами, но уважение к власти-то явить надо! Но тут же умница-адъютант вспомнил, что он при исполнении, и вообще… адъютант Инсара – это не только ноги, которые могут быстро бегать, и руки, которые умеют …что-то делать, но и …мозг! Который, между прочим, варит.
Так что, скрепя сердце, парень любезно улыбнулся и почти промурлыкал:
Простите, шоно Ранги, но я всего лишь порученец. И, помимо письма, Полковник просил передать на словах, что надеется на Ваше понимание в этом вопросе, а также выразил надежду на то, что наше общее дело не закончится закрытием посольства и выдворением его сотрудников на родину.
Вот так-то. Съел, красавчик? – темные глаза парня дерзко взглянули вверх, в жёлтые глаза посла.

+4

24

Сколько он спал? Час? Два? Или несколько минут? Айгор и сам не понял, почему он проснулся. Вроде бы, сквозь черную пелену сна, поглощающую все чувства и эмоции, краски и звуки, он слышал чьи-то крики. Кто-то звал кого-то? Что-то случилось? Или это его собственный мозг прокручивал воспоминания, в которых в последнее время было слишком много… криков? Хорошо хоть ему ничего не снилось. Впервые с того момента, как убили отца, Айгору ничего не снилось. Даже жаль было, что сон вышел таким коротким. Блаженная темнота… Благословенный покой. Но, видимо, он еще не заслужил этого. Хотя почему видимо? Не заслужил.
Айгор медленно сел – виски тут же прострелило болью, и он недовольно поморщился. Голова была тяжелой, тело явно сопротивлялось и не хотело слушаться. Но теперь Дин-Хадар при всем желании не смог бы заснуть – пришлось вставать. Первые два шага дались ему нелегко, но потом стало чуть-чуть легче.
Сэма Айгор заметил не сразу – мальчик сидел на полу, и от взгляда амира его закрывала резная спинка кровати. Сэм сам вскочил на ноги, и, видимо, хотел что-то сказать, но почему-то покраснел и отвел взгляд. Дин-Хадар недоуменно нахмурился, привычным жестом потянулся к собственной шее, поправить ворот ночной рубахи… которую, само собой, не обнаружил. Он уже успел забыть о том, что не нашел сменной одежды. Не удивительно, что Сэм отреагировал именно так.
Айгор поспешно подхватил с кровати легкое покрывало, которое просто сдвинул к спинке, когда ложился спать, и набросил его на плечи, прикрывая наготу.
- Прости, Сэм. Я не думал, что сюда кто-нибудь войдет без стука. – одновременно и извинение, и легкий укор. Все же мальчик в комнату тихо прокрался… Зачем-то. – Что-то случилось?
Выслушав короткие и несколько сбивчивые объяснения Сэма, Айгор едва заметно нахмурился. Значит, хунта знает, где он сейчас. Видимо, те патрульные все же оказались излишне бдительными и сообщили о том, что видели у фонтана. Само собой, их информацию тут же проверили… И, видимо, все же не все люди посла были ему верны. Решение Айгор принял мгновенно.
- Не буду спрашивать, как ты это узнал, Сэм. Благодарю тебя за предупреждение. – Айгор мягко улыбнулся, перехватил так и норовившее соскользнуть на пол покрывало поудобнее. – Значит, крики мне не приснились Подожди здесь. Никуда не уходи. Я выясню, что произошло. Если это хунта… Пусть лучше думают, что мы тебя сразу тогда отпустили.
Жестом отметая возможные возражения мальчика, Айгор поспешно вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь. Удивительно, как неизвестность влияет на организм. То вводит в ступор и угнетает само желание что-либо делать, то, наоборот, подгоняет подобно плети. Дин-Хадар легко сбежал по ступеням в гостиную, где нос к носу столкнулся с Нэйри. Тот если и удивился столь фривольному облачению амира, то виду не подал. Идеальный слуга – послу Ранги явно с ним повезло.
- Что-то произошло?
Нэйри не стал играть в молчанку, понимая, что амир – не тот, от кого скрывают приход хунты. Рассказ был коротким и строго по существу. Айгор перевел взгляд на тонкую изящную дверь, отделяющую гостиную от холла. И там, у входной двери, стоял посланец убийц его семьи. Дин-Хадар прекрасно понимал, что разумнее всего затаиться, дождаться ухода и бежать. Вот только Нэйри упомянул про угрозы посольству. И ладно бы речь шла только о департации. Депортируют посла и его пэтов. А вот что сделают с местной обслугой… Скорее всего, убьют. За укрывательство преступника. Платить чужими жизнями за свою? Недостойно. Айгор был согласен принимать помощь Сета Ранги, но только пока эта помощь не причиняла вреда другим.
Дин-Хадар решительно распахнул дверь гостиной и направился к двум замерзшим на пороге дома фигурам. Боялся ли он? Несомненно. Инстинкт самосохранения – важнейший из инстинктов. Но и его можно подавить, пусть и дорогой для нервной системы ценой. Айгор привык держать лицо, и не собирался терять достоинства. Особенно перед представителем хунты. Расправленные плечи, прямая спина, ровный, неспешный шаг, застывшее на лице выражение холодной отстраненности… Кажется, молоденький посланник хунты был удивлен. Как и Сет, но к эмоциям последнего явно примешивалась досада, раздражение и, пожалуй, даже злость. Ведь Айгор наверняка нарушил его планы.
В полнейшей тишине Дин-Хадар дошел до двери и спокойно протянул руку.
- Думаю, это письмо предназначается мне. – Айгор с неодобрением посмотрел на распечатанный конверт, который, само собой, все же получил в руки. Прежде чем пробежаться глазами по строчкам, он посмотрел в глаза посланника и тихо, отчетливо проговорил. – Даже несмотря на то, что хунта захватила власть в моей стране… Даже несмотря на то, что я неподобающе одет…«раздет, скорее».Это не отменяет того, что я – амир. И приветствовать меня следует так, как должно.
Айгор перевел взгляд на письмо. Пробежался глазами по ровным строчкам, задумался на несколько секунд, после чего аккуратно сложил письмо в конверт, который передал Сету. Снова перехватив сползшее с плеч покрывало, Дин-Хадар посмотрел посланнику в глаза.
- Передайте Берту Инсару, что я готов встретиться с ним. Завтра. О месте и времени я сообщу в ответном письме – его доставят прямо в руки полковнику. Даю свое слово, что не сбегу. Передайте также, что я искренне надеюсь, что мое добровольное согласие заставит его позабыть об угрозах представителям Амои. Кто бы ни стоял у власти, Элпис – наш общий дом. И ему необходимы дружеские отношения с Амои, превосходящей нас по уровню развития технологии, в том числе и в военной сфере. – Айгор надеялся, что Берт Инсар окажется достаточно умен, чтобы понять весьма явный намек в словах амира. Амои трогать нельзя по многим причинам. – Вы можете идти.
Не говоря больше ни слова, Айгор развернулся и вернулся в гостиную. Только когда за его спиной закрылась дверь, он позволил себе проявить слабость и прислонился спиной к стене. Голова разболелась еще сильнее, а впереди был еще сложный разговор с Сетом Ранги. И беседа с Сэмом – надо было решать, где спрятать мальчика.

+5

25

Как только до ушей мальчишки донеслись звуки сминающейся простыни и прогибающейся под тяжестью тела перины, Сэм тут же понял, что амир все таки проснулся. Конечно, проснешься тут, когда у кого-то сосем совести нет (про свою совесть Такер молчал и вспоминать не горел желанием). Собравшись с мыслями, юноша подскочил с пола и уже был готов обрушить на пока еще не пришедшего в чувства мужчину тучу информации, но стоило ему снова увидеть обнаженного шатена, как тут же потерял нить мыслей, застыв в исступлении, бесстыдно краснея. Уже немного привыкнув к подобного рода выходкам со стороны Дин-Хадара, юный хакер быстро отвел взгляд, не собираясь смущать принца, да и себя лишний раз нервировать.
- Прошу прощения, виноват, - немного хмуря брови, побурчал Сэми, смотря в пол. Он не считал себя виноватым, хоть и извинился. Айгор глупо поступил, ложась голым спать и не запирать комнату на ключ. А вдруг бы кто-то зашел кроме Сэма, вдруг бы ему причинили боль! Налетчики хунты могли в любой момент ворваться в дом посла и застать и так потрепанного сложившейся ситуацией амира, так еще и в чем мать родила! Глупый голый король!.. Но его можно было понять. Оказавшись на месте этого несчастного, Сэмюэль вовсе лег бы где-нибудь под дверью или вовсе повесился на карнизе, пока никто не видит. Представив себе подобную картину, юноша тяжело вздохнул, уже перестав дуть губы, а после перевел серьезный взгляд на мужчину.
- Они все знают, - тихим, но твердым тоном произнес Сэм, пиля взглядом наследника Элписа, - Хунта знает, где Вы сейчас находитесь, - в одно мгновение во взгляде мальчишки проскользнул страх, - Вам нужно бежать, господин.
Говоря эти слова, Такер подразумевал под ними только один путь - прочь с планеты, туда, где амирам будут рады. Однако, собственно, сама причина всего беспокойства решила бежать на звуки криков. Возмущенно вскинув брови, парень вылупил удивленные глаза на отчаянного мужчину и еще бы чуть-чуть - и схватил его за руку, но этого сделать не удалось - Айгор оказался проворнее.
- Да куда же Вы! -  воскликнул мальчишка, рванув за амиром, когда тот уже покинул свое временное место пребывания, - Это посол! Он... - "Извращенец он!" - Не ходите туда!
Слушать своего юного друга не в меру храбрый генетик не думал и не собирался. А Сэми не собирался его оставлять одного, потому сбежал по лестнице следом за мужчиной, чуть отставая от него, потому, когда амир уже встал возле местного дворецкого и интересовался у него происходящим, Такер стоял поодаль, но слышал всю историю прекрасно - слух еще никогда не подводил хакера. А зря. "Черт, да он свихнулся!" -  дослушав Нэйри до конца, Сэм замер на месте в ужасе, переводя испуганный взгляд с Айгора на слугу и обратно. "Ой, дурак!" - ослабший мужчина с покрывалом на плечах уверенным шагом направился в холл, где находился этот чертов посланник полковника-узурпатора. Сэм не решился сорваться с места, понадеявшись на посла. Он только проводил гордо державшуюся фигуру Айгора взглядом, затаив дыхание в сковавшем тело ужасе.
Знакомые голоса мужчин отчетливо доносились до ушей Такера, в их диалог удачно вписывался голос молодого человека, а вместе с ним и стук сердца перепуганного за жизнь амира юноши. Секунда, две. Выстрелы, крики так и не взорвали едва уловимое спокойствие. Ожидание было невыносимо - Такер наконец сорвался с места.
- Компьютер! В этом здании есть компьютер? - Сэмюэль как ошпаренный поднесся к дворецкому, схватив его за плечо и пиля испуганно-встревоженным взглядом, - Показывай скорее, где он! - хакер чуть ли не заорал на недоумевающего парня, но тот быстро сообразил и улетел куда-то в другие комнаты, видать, зная, за чем. В это время Сэм ловко выхватил из кармана коммуникатор и быстро начал сосредоточенно что-то набирать на клавиатуре, безотрывно смотря на экран. В один момент на нем появилась вся карта государства, а после и отдельная точка, где сейчас располагался дом амойского посла. "Так, вот ты, голубчик", - отнюдь без какой-либо тени улыбки на лице мысленно поприветствовал Такер  Йогора Алмаша, адъютанта при Полковнике - всего лишь пешку в руках самодура, -  "Давай тебя внезапно вызовут на базу. У Полковника новое поручение для тебя". Создать помехи в локальной сети было проще пареной репы, легче, чем у ребенка конфету отнять, а взломав систему девайса адъютанта, Сэм без какого-либо промедления выслал якобы сообщение с приказом от вышестоящего лица вернуться на базу . "Беги, псина, прочь", - юноша самодовольно ухмыльнулся, ловким движением пальца задвигая панель клавиатуры коммуникатора под экран, когда к нему подоспел Нэйри с планшетным компьютером.
- Спасибо, сойдет, - не глядя на молодого человека, Сэм выхватил из его рук планшет и быстрым шагом направился к близ стоящему комоду, чтоб положить на него девайс и подключить к нему свой коммуникатор, а закончив с приготовлениями, быстро вошел в глобальную сеть, а затем и в закодированную линию передачи данных хунты, чтоб взломать и ее, прервав связь между шпионами и главным штабом. "Вы меня уже конкретно раздражать начали!"

Отредактировано Сэм Такер (2015-11-19 20:06:00)

+4

26

У дзинкотаев редко что болело. Хотя бы потому, что если что и заболевало, то непременно стоило идти на генетическую обработку, ибо болезнь - это уже явная ошибка, а ошибок Юпитер обязана не совершать. И все же, несмотря на собственное физическое и, что ценно, "морально-интеллектуальное совершенство", Сет обнаружил, что у него резко разболелась голова. Редко когда столько всего ненужного, дурного, и просто опасного в его жизни происходило одновременно. Кто бы еще знал, что именно к этим трем категориям он и припишет действия последнего Дин-Хадара. Тоже умнейшего, тоже разумнейшего, но человеческие тела и умы все же слабы, потому что решение принятое Айгором, Сет легко это признает, далеко не самое лучшее. Даже не среднее, а скорее ближе ко всему тому, что там, на Амои, элита, включая несравненного господина Ама, несомненно, назвала бы "катастрофой". Впрочем, именно этим словом можно было охарактеризовать большую часть истории человеческой цвилизации, так что посол и сам не понимал, чему и зачем так удивился.

- "Своеволен и загадочен восточный ветер, и прихотливые повороты ума ему сродни"... Да будет так, - Сет не будет извиняться за свою неудавшуюся игру, за выскочившего в коридор, одетого исключительно в простынь, амира, за то, что обстоятельства и чужие опрометчивые действия вынудили его принять иное решение. Мальчишка-посыльный не тот, кто достоин подобного, и Сет сомневается, что такие достойные есть, - Передайте слова вашего амира, - и после этого уже можно и затворить наконец дверь.

Айгор устал. Он действительно нездоров, но гораздо больше, чем уставшее тело, его мучает разбитое сердце. Первое Сет может залечить - в данном случае даже без надобности усилия великих элписских хирургов, но вот второе - это самая большая проблема. Посол глубоко дышит, сверху вниз смотрит на бледного от усилий амира, и долгое время не произносит ни слова. Что он может сделать сейчас? Отругать его, как ребенка? Укорять его, как подростка? Поднять на него голос, как это делают злые друг на друга взрослые люди? Ничто из этого не имеет смысла и просто не подходит. Вместо этого Сет протягивает руку и осторожно гладит мужчину по щеке:
- Идите спать. Вас проводят, - щека у амира неожиданно теплая, - Я найду Тейма Дирбаса, а об остальном мы позаботимся позже. Отдыхайте.

Сет - дзинкотай, и пусть чувства часто оказывают влияние на его действия, им все же правит логика, а логика говорит, что разбирательства после случившегося обычно бесполезны. Нэйри проводит уставшего амира до кровати, в компетентности своего фурнитура Сет не сомневается, а сам посол лучше приведет себя в порядок перед выходом в город. Ему необходимо связаться с нужными людьми: телохранитель, конечно, не иголка в стоге сена, но и не алмаз в луже. Он найдет его, приведет его сюда, а все остальное - это действительно потом.
Возможно, Сет все же немного злится.

>>> Город, Флорес

Отредактировано Сет Ранги (2015-11-20 08:26:51)

+4

27

[NIC]Йогор Алмаш[/NIC]
[STA]Адъютант Его Превосходительства[/STA]
[AVA]http://s13.postimg.org/a3rs7gptz/2067.jpg[/AVA]
Да, братцы мои, более странного поручения, чем сегодня, Йогору выполнять не приходилось… точнее – поручение-то сначала показалось простым, как мычание: письмо передать, да кое-что на словах, а вот обстоятельства вокруг этого вытанцовывались такие, что хоть стой, хоть падай. И не принадлежи Алмаш к армейцам, упасть ему было бы впору и вполне извинительно при виде того, кто и каким явился на шум его разговора с послом. Нет, видал он, конечно, прежде амира Айгора Дин-Хадара – все же тот ни много ни мало, сын Верховного амира, внук Великого Оакима, да и сам краса и гордость Элпис… вот именно, краса и гордость… теперь-то, воочию и с пары шагов, молоденький адъютант видел и поражался, насколько оба этих понятия соответствовали действительности, ибо даже полуголый (каким его, конечно, в новостях не показывали), в одной простынешке, наследник великого рода их в полной мере воплощал – и красоту, и достоинство, сам видимо будучи достоянием. Йогор, по чести, еле удержал падающую челюсть, а рука сама потянулась к фуражечному козырьку – уж если кого и пристало поприветствовать по всей форме, так амира в первую очередь, неважно, что изгнанник, чуть ли не враг народа… да какой же он враг, если бедных лечил задаром? – у Йогора в родне случаи такие были не по один раз, да вон и Полковник его арестовывать не торопится, побеседовать приглашает.
Вы амир, гару Дин-Хадар, − не отводя взгляда, негромко с неподдельным почтением ответил Алмаш, и уже не по уставу, а по дедовскому обычаю поклонился учёному, прижав руку к сердцу. – Я никогда не сомневался в том, что этот титул принадлежит Вам по праву рождения и заслуг. И непременно передам Полковнику Ваш ответ слово в слово.
Парень успел подумать, что красота амира не уступает, пожалуй, элитской, только мягче она, теплее, человечнее, что ли, как завибрировал в кармане коммуникатор.
Простите, господа, − нагло перебивая витиеватые и неясно к чему выданные рассуждения о восточном ветре, Йогор отступил на шаг, вытаскивая из кармана аппаратик. Текстовое сообщение было ясным и четким, душа прям радовалась – вернуться в расположение части. − Извините, вынужден Вас покинуть, служба. Всего доброго, − лихо откозыряв сразу обоим фигурантам дела, адъютант развернулся со всем мастерством отличника строевой подготовки, и отправился восвояси.

+4

28

Слова мальчишки-посланника все еще крутились в голове. Слова… Айгор не ожидал увидеть перед собой совсем молоденького еще парнишку, и теперь несколько жалел, что говорил с ним так резко. Ну да, военный. Но враг ли? Военными многие не по своей воле становятся, да и армия не отнимает разум и чувства – скрывать заставляет, как приказы того требуют, но не более. Посланник смотрел скорее с уважением, а не с ненавистью, а приветствие его… Не уставное, а то, с каким к отцу Айгора на поклон простые люди подходили… Дернулось что-то, кольнуло в сердце горечью и сожалением, отозвалось ноющей болью. Не физической, а той, от которой ни одно лекарство не поможет. А хорошо бы изобрести когда-нибудь такую волшебную таблетку, избавляющую от сожалений и тоски. И не вызывающую привыкания, как те «таблетки», которыми частенько травили свои  тела и души молоденькие богатые дети – от скуки, ради развлечения – и те, кто едва сводил концы с концами – от отчаяния.
- Простите меня, посол Ранги. – вряд ли ему нужны извинения, но извиниться все же стоит. Не за свое решение, в правильности которого Айгор был уверен. А за то, что, кажется, разочаровал своего спасителя. – Вы правы. Позже… Я все объясню.
«Если вы захотите слушать мои объяснения».
Прикосновение оказалось… неожиданным. Конечно, Айгор не ожидал ни криков, ни прямых обвинений, ни ругани, ни тем более какого-то физического выражения недовольства. Посол Ранги был слишком хорошим политиком, к тому же дзинкотаем, и ожидать от него столь экспрессивных и недальновидных поступков было глупо. К тому же с учетом того, что Айгор знал, что был ему зачем-то очень нужен. Но и этой неожиданной ласки Дин-Хадар не ждал. Возможно, Сет Ранги пытался таким образом его успокоить или поддержать. Возможно, это был очередной ход по завоеванию доверия... Но на пару секунд так тщательно сооружаемая в течение всей жизни защита свобственного«я» от посторонних дала трещину, и Айгор едва заметно подался вперед, на мгновение продлевая прикосновение пальцев и прикрывая глаза.
- Конечно, посол. Конечно. Я отдохну.
Шаги посла Амои уже стихли, а Айгор все еще стоял у стены, судорожно сминая пальцами покрывало. Он вообще не понимал, что с ним творится. Он отлично знал, в чем причины его отвратительного физического самочувствия, и почему так больно морально – тоже знал. Но почему ему вдруг хотелось, чтобы Сет остался? Ведь захотелось же. Могло ли дело быть в том, что ему всю жизнь не хватало именно этого – внимания, осторожной заботы, тревоги в чужих глазах, сочувствия? Нет. Такого не могло быть. Пусть он и был вторым сыном и с самого начала не претендовал на трон и титул, его все равно учили быть амиром. А главный спутник любого, кто стоит у власти – одиночество.
- Это просто усталость.
Айгор медленно отлепился от стены, поймал несколько удивленный и обеспокоенный взгляд Нэйри, и отстраненно улыбнулся.
- Нэйри, я сам в состоянии дойти до комнаты. Но… пожалуйста, найдите мне какую-нибудь чистую одежду для сна. И, если не затруднит, приведите в порядок мою. Она осталась в ванной.
Дворецкий вопросов задавать не стал. Кивнул, коротко поклонился и без промедления отправился наверх. Видимо, выполнять просьбы амира. Сам Айгор ненадолго задержался. Подошел к Сэму, но заглядывать в монитор не стал.
- Сэм, зайди ко мне, как закончишь. Пожалуйста.
Путь наверх оказался сложнее, чем спуск вниз, и Айгор даже пожалел, что отказался от помощи Нэйри. Но до комнаты все же дошел. Как он и предполагал, одежду из ванной уже забрали, а на комоде рядом с кроватью лежала чистая одежда.
- Ну надо же… - Айгор понятия не имел, в чем спят на Амои, поэтому был рад видеть привычную хиллу и туббан. Широкие штаны длиной до колена и просторная рубаха до пят оказались размер в размер, будто на него шили. Тонкий  полупрозрачный батист – дорогая ткань, на обычном рынке не найдешь.
Когда в дверь осторожно постучали, и в комнату тихо проскользнул Сэм, Дин-Хадар уже успел забраться в кровать, но спать пока что не собирался.
- Сейчас мог бы и не стучать. Садись. Только не на пол, на кровать сядь. Я просто поговорить хочу, а не допрос устраивать. – когда Сэм сел, Айгор продолжил. – У меня к тебе всего два вопроса. Первый – как ты узнал, что хунта меня нашла? Второй – кто ты? Ты не похож на обычного ребенка с улиц. Обычные дети чипы из дроидов не воруют и с коммуникаторами такого класса, как у тебя, не бегают. Ты можешь не отвечать, если не хочешь.

+6

29

Взлом линии передачи занял добрых десять минут - Сэм торопился настолько, насколько ему позволяла скорость расшифровки защитных паролей, которых было куда больше, чем один или два. И хоть у юного хакера был свой особый козырь - программа-взломщик, способная расшифровывать любые защиты, получить доступ к тайной линии связи хунты он смог не так быстро, как хотелось бы, что пробуждало в Такере азарт. "Как приятно, когда все двери для тебя открыты," - самодовольно ухмыльнувшись, юноша наконец получил доступ к управлению связью между шпионами и главным штабом. Заблокировав все замки доступа, мальчишка не торопился отрываться от коммуникатора и второго экрана, в роли которого выступал планшетный компьютер - предусмотрительный хакер наставил еще щитов, при взломе которых неопытные системные администраторы могли бы стереть все файлы, особо важные для хунты. А в который раз уже убедившийся в нерасторопности своих конкурентов Сэмюэль только и пользовался моментом, где бы еще устроить подлянку несчастным. И засранцем он себя вовсе не считал. "Правила нужны для того, чтоб их нарушать". Сэми придерживался подобной философии чуть ли не с пеленок.
Слабо звучащий голос амира раздался над ухом парнишки, от чего тот едва вздрогнул и буквально на автомате прижал коммуникатор к груди, боясь, как бы его не застукали за его темными делишками. Однако мужчина не стал заглядывать хакеру за плечо и неспешно направился к лестнице.
- А как же посол... - голосом, громкость которого постепенно сошла на нет, кинул в спину Дин-Хадара Такер, провожая его взволнованным взглядом, полностью лишенным искорок азарта. Но шатен его уже не слышал. "Не переживайте", - решительно мысленно обратился к Айгору мальчишка, крепко сжимая в руках коммуникатор, - " Мы не отдадим Вас этим ублюдкам"ю\.
Наконец расставив "ловушки",  хакер убрал коммуникатор в карман брюк, захватил с собой планшет и уверенным шагом направился к элпискому наследнику. По дороге вернув одолженный девайс дворецкому и поблагодарил его добродушной улыбкой, получив в ответ сухой кивок. Да, этому странному юноше сложно было позавидовать. Не выглядел он.... человеком. Словно машина, которая беспрекословно  выполняет любые приказы. Не сказать, что Сэм его пожалел - ему, собственно, было все равно, но судьба этого дворецкого казалась тяжелой. Сколько бы Сэм не был наслышан о Амои, дзинкотаях, образ жизни этих блонди, их приближенные, да и сама планета, созданная одной лишь машиной оставались для юного дарования загадкой. Темной загадкой.
Врываться к амиру без предупреждения Такер не стал ( внезапно вспомнил о приличиях ). Скромно постучав изгибом пальца в дверь, юноша приоткрыл дверь и сначала просунул в проход дверь, чтоб убедиться в присутствии Айгора, а после полноценно вошел в комнату и закрыл за собой дверь. Генетик поприветствовал парня серьезным тоном, а последние слова вовсе заставили мальчишку насторожиться. Ему сразу же вспомнилась его матушка, которая, желая пожурить своего сына, подзывала к себе Сэми пальцем, говоря: "Иди-ка сюда, кот. Давай поговорим." Сжав губы в тонкую полоску, мальчишка сунул руки в карманы толстовки, приготовившись обороняться. Присев на край кровати, горе-гений уставился на противоположную стену и, нахмурив брови, внимательно выслушал мужчину, который, не будем забывать, некогда относился к правящему роду. Айгор в который раз выставил себя весьма догадливым амиром, в чем ему можно было бы позавидовать - Такер порой самого элементарного не замечал и не понимал. И, кажется, увильнуть от темы ему бы не удалось, а это у него получалось намного лучше.
- А Вам нет разницы от того, кто Вас спасти хочет? - наконец после несколько минутного молчания тихо отозвался юноша, - Эти ублюдки хотят Вас убить, никак не просто поговорить. Нельзя никому доверять... И не с улиц я. У меня есть дом, есть мать, которая заботится обо мне, - чуть повысив тон, мальчишка кинул на амира взгляд, наполненный упреком, - И если ее втянут в то, что происходит между Вами и хунтой, я Вам этого уж точно не прощу....
Незаметно для себя Сэм обозлился на амира, пиля его взглядом подобным взгляду загнанному в угол дикому зверю. Он тоже устал, он тоже хочет, чтоб все это скорее закончилось, но это никого не волнует, да и не особо печалит самого Такера. Размазней и баластом он не собирался быть, потому так и рвался помочь.
- Поверьте, Вам не станет ни тепло, ни холодно от того, узнав о том, кто я. Быть в неведении тяжело, да.. - Сэм уже успел измениться в лице, решаясь выдать свою правду, а этого он прежде не делал. Откажись он сейчас, возможно, судьба Дин-Хадара решится иначе, а открыть ему свои карты... Безопасно ли это? Время шло, а Такер все еще колебался.
- Хорошо, - решительно ударив ладонями по кровати и крепко сжав в руках ее края , юноша наклонился вперед и устремил взгляд в пол, - Еще Ваш покойный родитель объявил меня в розыск. "Особо опасный киберпреступник, айпи которого до сих пор не удалось вычислить, поскольку он меняется каждые несколько часов". Говорит о чем-нибудь? Считайте, я встал на сторону справедливости и помогу Вам укрыться от Полковника и его своры. Можете не благодарить.
Можно выдохнуть. Одна тайна на сегодня уже раскрыта.

Отредактировано Сэм Такер (2015-11-21 18:54:13)

+3

30

Айгор не думал, что мальчик станет отвечать на вопросы. Мало ли, какие страшные тайны он мог скрывать? Да и возраст… Айгор прекрасно помнил, как вел себя Дани, когда вошел в период полового созревания. Ф-про и модификации не избавляют от буйства гормонов – слишком важен этот период для нормального развития тела, чтобы устранять его в детях ради спокойствия их родителей. А гормоны в свою очередь заставляют разум сдать лидирующие позиции, и поведение человека меняется непредсказуемым образом. Юношеский максимализм имеет разные выражения. Кто-то постоянно конфликтует с родителями, кто-то сбегает из дома, кто-то катится вниз, а кого-то тянет как можно выше. Дани… Дани в это время стал невыносимым ребенком. Злился, лелеял свою гордость и происхождение, кичился своим интеллектом и внешностью, пытался всеми способами добиться внимания деда и отца. Милого и спокойного мальчика будто подменили. Но стоило только Дани повзрослеть и решиться на откровенный разговор, как все встало на свои места. Не сразу, но встало. И это было абсолютно нормально.
И поведение, и скрытность Сэма тоже были абсолютно нормальным явлением. В любом случае, давить, угрожать или шантажировать ребенка Дин-Хадар не собирался. Тут главным было добровольное желание. Только вот какая причина была у Сэма доверять Дин-Хадару? Никакой.
Но тот все же начал говорить. Какие причины подтолкнули Сэма к откровенности, амир не знал. Но все же был доволен тем, что мальчик пошел на контакт. Так всем будет проще, прежде всего самому Сэму. Айгора не обидели ни беспричинная злость мальчишки, ни его упреки. Сэм устал, он был напуган, пусть и отрицал это, он не знал, как себя вести. И он хотел домой.
Айгор, не перебивая, внимательно выслушал мальчика… Что ж, тайна оказалась не такой уж страшной, но парень, само собой, боялся ответной реакции. Дин- Хадар осторожно выбрался из-под одеяла, перебрался ближе к Сэму и приобнял его за плечи.
- Успокойся. Я не собираюсь читать тебе лекции о нравственности и правилах поведения. Уверен, ты подобное много раз выслушивал. Как уверен и в том, что у тебя были свои причины сознательно нарушить и продолжать нарушать закон. – Айгор немного помолчал, потом улыбнулся и аккуратно коснулся губами виска Сэма. – Дай угадаю… Бедность? И ты решил помогать своей матери всем, чем можешь. Может, метод ты выбрал не лучший, но… Выбор у тебя вряд ли был, не так ли? Я прекрасно знаю, к чему привела устаревшая система, иерархия и застой экономики. Это понимал и мой отец, только он был слишком стар, чтобы меняться быстро. Пытался, как мог, но неповоротливая закостенелая система сопротивлялась, как могла. К сожалению, в нашем мире даже амир ничего не может сделать без поддержки власть имущих.
Айгор разжал руки, встал с кровати и подошел к окну. Замер у закрытых гардинами окон, так и не решившись их отдернуть, хотя очень хотелось избавиться от ощущения замкнутого пространства.
- Но это все политика. Постоянные интриги, сделки за спиной и взятки. Поэтому я никогда не лез в политику, и теперь жалею об этом. Знаешь, Сэм, иногда я думаю, что все это к лучшему. – было прекрасно понятно, что под «всем этим» Айгор понимает революцию. – Но потом я вспоминаю, что любая революция имеет под собой целью не всеобщее благо, а захват власти. Мне бы хотелось верить, что хунта действительно хочет сделать этот мир лучше. Но… Пока не получается.
Айгор отвернулся от окна и вернулся к кровати. Тяжело опустился на подушки, подтянул одеяло поближе к себе.
- Я благодарен тебе за помощь, Сэм. Не знаю, почему ты решил помогать, но спасибо тебе за это. Но… Если честно, я устал бегать. Чем дольше я бегу, тем большее количество хороших и честных людей подвергаю опасности. Если меня убьют... Значит, такова жизнь, и я постараюсь умереть достойно и с чистой совестью. Сэм, - Айгор подождал, пока мальчик не поднимет голову и не посмотрит ему в глаза. – У меня никогда не было матери, и отец не был мне отцом в привычном для всех смысле. Но если я о чем и жалею, так это о том, что не смог защитить свою семью. Тебе нужно не меня спасать. Тебе нужно подумать о маме. Ты ведь ее любишь. Поэтому давай сейчас мы оба отдохнем и поспим. И если утром ты решишь уйти, то мешать тебе не будут. Обещаю. Ну а теперь… Ярких тебе звезд, Сэм. – амир нырнул под одеяло, поудобнее устраиваясь для сна. И только добавил напоследок. – Если не хочешь к себе, можешь тут спать. На этой кровати, кажется, спокойно поместится небольшой отряд…
Айгору почему-то казалось, что неприятные вести и предстоящая встреча с убийцами его семьи попросту не дадут ему уснуть. Оказалось – нет, и Дин-Хадар уснул сразу же, как только закрыл глаза. И на этот раз проспал до самого утра. К счастью, без сновидений.

Утром его разбудил голос Сета Ранги и аккуратное прикосновение к плечу – наверное, стука в дверь он попросту не услышал.

+3


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Федерация » Элпис. Личная квартира посла Амои


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC