Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы

Объявление



Время: 315 год Эры Юпитер, четырнадцатые сутки после взрыва в Дана-Бан.
Утро-день-вечер-ночь.

Погода: переменная облачность, ветер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Город грез и грехов » То ли было, то ли нет


То ли было, то ли нет

Сообщений 31 страница 37 из 37

1

То ли ангел, то ли бес,
То ли поле, то ли лес,
То ли правда, то ли ложь,
Что же было - не поймешь.

http://s2.uploads.ru/INv2s.jpg

При входе, как и подобает, портрет хозяина почти в полный рост.

Отредактировано Фалк Бло (2015-12-12 00:11:42)

+1

31

Это действительно оказалась клетка, очень изящная, из желтого блестящего металла, возможно даже позолоченная. Четыре пары глаз, вернее, три пары плюс один, разного размера и цвета, уставились на нее в откровенном изумлении. Конечно, столь пристального внимания удостоилось не уникальное изделие неведомого мастера, хотя само по себе оно с полным правом могло занять место и в музее. Содержимое - вот что явно выбивалось за все ожидаемое и предполагаемое. Бло вдруг вспомнил тонкую, почти неуловимую улыбку Рауля, посетившую идеальные губы, когда шеф... нет, не попросил, а изящно заставил своего зама, предоставив даже свободу выбора, однако выбором по сути и не являвшуюся, дать обещание помочь. В темную.
Улыбка нейрокорректора... Что может быть проще и... необъяснимее в мельчайших оттенках смысла? Нейрокорректор улыбается почти всегда - видимо, губами или глазами, или невидимо - голосом или, паче того, мыслями. И не важно, отправляет он на коррекцию запутавшегося в эмоциях элита, идет на нее сам или, вот как сейчас, подкидывает сложную, на грани острой сладости невыполнимого, задачку своему ближайшему соратнику и другу. На ком интереснее, удобнее и логичнее всего наблюдать малейшие нюансы изменения настроения и, как следствие, поведения? Конечно же на том, кто рядом, кто почти не скроет свои мысли, чувства, эмоции просто в силу того, что они уже давно и досконально изучены друг другом.
Сознание элита... Оцифрованная личность, закладываемая изначально в идеальное, взрослое тело - что может быть вожделеннее для исследования и наблюдения супермозгом, которому порой тесно в рамках даже идеальной черепной коробки и которому хочется элементарно... пошалить? Осуждал ли Фалк своего шефа? Ни в коем случае - он ведь и сам был таким же. И знал, что потом они с удовольствием обсудят все мельчайшие подробности происходящего.
Невидимая всему остальному миру шахматная партия... Два корректора передвигали судьбы, сознание, возможности... Менялись, порой, фигуры и ситуация склонялась то в одну, то в другую сторону - неизменным оставалось только желание познавать неведомое, открывать новое и охватывать необъятное. Раулю Аму захотелось исследовать привязанности элитов? Что ж, его заместитель Фалк  Бло полностью к его услугам. Вызов брошен - вызов принят. А то, что шеф попутно решает еще несколько задач - так каким бы он был элитом и, тем более, блонди, если бы этого не сделал? Фалк усмехнулся про себя своим мыслям, промелькнувшим в голове за какую-то долю секунды и занялся пристальным разглядыванием содержимого клетки.

содержимое

http://s4.uploads.ru/emWYh.jpg

Содержимое в свою очередь разглядывало его весьма хмуро и неприязненно парой синих глаз.
- Мелкая особь, явно женского пола, с крылышками... Фея?! Шеф, Вас потянуло на сказки?! И при этом синие глаза и волосы оттенка "золотой блонд"? Рауль, о ком Вы думали, замешивая у себя в пробирках этот геном?! А характер, судя по первой фразе, откопали на свалке в Кересе? Шутка генетика-нейрокорректора?
Фалк, похоже, вопреки обыкновению, позволил своим эмоциям слишком явно отразиться на лице - тоненький голосок снова зазвенел в напряженной тишине комнаты.
- Ну, что ты на меня уставился, белый? Фею первый раз в жизни видишь? Хватит глазеть, дырку протрешь. Где этот белобрысый подлый обманщик?
- Это она шефа так? Тяжелый случай... - платина, стоявший у самого стола, слегка опершись на него рукой, вдруг почувствовал аккуратное поцапывание коготков Флинта по запястью, бросил на него мгновенный взгляд – паук явно просился к нему на плечо. Корректор чуть пошевелил пальцами, разрешая забраться – и химера вмиг оказался у его щеки, зашептал напряженно в ухо:
- Фалк!.. Я её знаю! Это просто ужас… кошмар! Она терроризировала всех у Рауля… А он под страхом смерти запретил её трогать… А она этим пользовалась… Фалк, она бандитка, она разнесет тебе все апартаменты!...
- Что ты там шепчешь, грязное насекомое?! Давненько я тебя не видела – оказывается, вот, где ты пригрелся, хозяйский приспешник! Что, лижешь пятки, чтобы из тебя не сделали чучело?
Серые глаза платины чуть сузились, но он не удостоил нежданный «подарок» ответом, а чуть повернул голову к пауку:
- И это говорит мне мой старпом? Отставить панику! Женщина на корабле еще не повод идти ко дну! – корректор развернулся, направляясь обратно к своему месту, - Возьмите себя в руки помощник! Сейчас мы составим план действий…
Негромкий металлический стук, движение воздуха совсем рядом с его головой и голосок, зазвучавший явно громче, не понравились Бло, но было уже поздно:
- Ах ты, паразит! Какой еще план действий? Что это за помойка вообще? Немедленно отправь меня обратно к Раулю! Я не хочу оставаться в этой дыре!
Фалк резко развернулся, не дойдя до места, и уставился на фею, которая теперь свободно висела в воздухе, в метре от его головы, уперев кулачки в бока:
- Вы оба грязные ублюдки!  - фея порхала уже над столом, - Какая безвкусица! Фу! Что это за еда?
- Кто выпустил эту… - Бло и сам осекся, осознав неуместность вопроса, как только бросил еще один взгляд на клетку, полностью свободную теперь от ткани. К ней никто не подходил, фурнитуры замерли на своих местах и, похоже, старались даже не дышать. На дверце просто не было замка, никакого, даже элементарной задвижки.
- Вот как? Интересно, это лично для меня, или шеф просто упустил это из вида, радуясь, что нашел способ избавиться от этой заразы?
- На стеклах пятна! – голосок звучал уже от буфета, - Посуда убогая! На шкафу пыль!
Взгляд Фалка сам собой переместился на Рона. Застывший фурнитур несколько раз изменился цветом лица, перебрав чуть ли не все оттенки спектра, включая фиолетовый, а поймав хозяйский взгляд, промямлил:
- Я вытирал два дня назад… А посуда антикварная…
- Люстра нечищена! Занавески грязные! – фея перемещалась довольно быстро, это был минус ситуации,  в следующее мгновение она оказалась уже за столиком Флинта, - Почему нет кресла? Посуду заменить на золотую! Цветы нищенские! – букетик полетел на хозяйский стол, следом за ним посыпались и тарелки с кувшинчиками, расцвечивая ослепительную белизну скатерти разноцветными пятнами от рассыпавшейся пищи и пролившейся жидкости.
Острые коготки химеры чуть сильнее сдавили плечо платины, Фалк просто почувствовал, как паук напрягся и почти заскрипел зубами, - Мерзавка…
- Так, пора брать ситуацию в свои руки… Чтобы какая-то мелкая стрекоза командовала в моих апартаментах?! – корректор сделал молниеносное движение рукой, как смахивают назойливую муху, заставив фею с писком взмыть в воздух, явно нарочно задев по пути бокал Фалка, стоявший у края.
- Не смей махать на меня руками, придурок! Рауль тебе голову оторвет! Он меня ценит!
- Ах ты, стерва! – Бло мысленно попрощался со своим любимым бокалом, наблюдая, как тот неумолимо отправился в свободное падение, и понимая, что сам подхватить его не успеет, потому что стоит по другую сторону стола и слишком далеко…
… Метнувшаяся тень оказалась Диком, который в акробатическом прыжке, вызвавшем удивление даже у платины, умудрился остановить падение хозяйской вещи почти у самого пола, кажется, сам ошалев от того, что ему это удалось…
- Спасибо, Дик. Рон! Мой комм из кабинета. Дик! Закрой все двери.
Приказы посыпались четко, фурнитуры бросились их выполнять. Корректор сузившимися, как щель прицела, глазами следил за феей, кружившей под потолком. Не сводя с неё потемневших глаз, ссадил паука на край стола. Материализовавшийся рядом Рон молча вложил комм в хозяйскую руку.
- Рон, Дик, держите её в воздухе…
- Ха! Белый, ты не посмеешь ничего со мной сделать! Рауль запретил!!
Десять секунд на то, чтобы открыть комм и пробежать содержимое присланного шефом файла.
- «…Повышенная регенерация конечностей, включая крылья…» - это плюс… «… высокая манёвренность…» - это минус… теплокровность… психотип – а это явно устаревшие сведения… так, всё ясно!
Серые глаза снова поймали в прицел мельтешащую в воздухе химерку:
- Ошибаешься, солнышко… - тягучий, до приторности медовый голос Фалка заставил вздрогнуть всех, кроме феи, - В моих апартаментах командую я!
- Меня нельзя трогать! Будут увечья! Рауль тебя по стенке размажет!
- Заживет, солнышко… - так же медово продолжал корректор, - Рауль предоставил тебя в моё полное распоряжение! – и, не слушая больше писклявый голосок, четко продолжил командовать своей маленькой армией:
- Рон, принеси пылесос! Дик, держи её в воздухе, вооружись полотенцем!
- Я говорил, что бабочек не ловят пылесосом? Я не учел мнение шефа – «и объявленные незыблемыми принципы стоит иногда пересматривать»!
- Флинт! Объявляю мгновенную мобилизацию! Женщина на корабле должна быть немедленно локализована в пределы клетки! Любой ценой! – Фалк вдруг заинтересованно взглянул на химеру:
- Слушай, старпом… А какие паучьи инстинкты сохранились в твоем теле?
Паук внимательно посмотрел на Бло, медленно сгруппировался и стал снимать с себя одежду, следя теперь за феей таким же прицельным взглядом, что и хозяин:
- Будет сделано, капитан! Любой ценой!
- Ты не посмеешь, мерзавец!! – прорвался тоненький писк.
- Ошибаешься еще раз! Здесь я – царь и бог! Полундра!! Поймать стерву! Рон, заходи слева! Дик, справа! Флинт, приготовься! – Фалк молниеносно повязал себе на голову сервировочное полотенце Рона вместо банданы и водрузил на неё подобравшегося и приготовившегося к броску паука…
- На самый крайний случай у меня всё же есть пистолет…

Элиты никогда не были детьми и это наложило отпечаток на их сознание. Как бороться с этой напастью? Да просто прожить это детство, как можно быстрее и ярче!
Но это уже совсем другая история.

(конец зарисовки «Флинт»)

(вторую серию зарисовки "Флинт" смотрите ЗДЕСЬ

+3

32

ЗАРИСОВКА ВТОРАЯ.  ЗИМНИЙ САД
(миниатюра создается при любезном участии Цхаии Небтауи, за что ему огромная благодарность)

У камина

http://s4.uploads.ru/whQ9N.jpg

Камин тихо, но весело потрескивал, бросая неровные отблески теплого света на собравшуюся перед ним в мягких и удобных креслах компанию. Фалк весьма комфортно расположился в одном из них, потягивая любимое вино и наблюдая за Цхаии, который занимал другое, все еще немного сонно моргая на огонь.
Корректор пришел сегодня поздно, задержавшись на презентации и последовавшим за ней приеме для очень важной для Амой делегации с одной дальней, но стратегически весьма удачно расположенной планеты. И нашел своего ойран сладко дремлющим в кресле у камина, уютно завернувшись в мягкий плед. Флинт тоже почти дремал, удобно устроившись на широкой спинке его кресла. Да, это сейчас они стали неразлучными приятелями, а поначалу паук принял нового обитателя корректорских апартаментов весьма прохладно, если попросту не сказать - в штыки, правда длилось это противостояние очень недолго. Поняв, что делить им совершенно нечего, и что каждый из них занимает свое, особое, и никому другому не предназначенное место в душе нейрокорректора, оба подопечных Фалка весьма быстро нашли общий язык и даже общие интересы и стали закадычными приятелями.
Сиринит весьма увлеченно рисовал Флинта, а паук с не меньшим интересом ему позировал, развлекая того еще и весьма забавной и интересной болтовней, что было немаловажно для обоих в отсутствии хозяина, который мог и задержаться с приходом, вот как сегодня.
Бло с теплой улыбкой наблюдал, как мягкие, но немного нервно пляшущие блики от огня, заставляют таинственно вспыхивать перламутровые вкрапления на перьях Птицы. Ему всегда нравилось это сочетание - глубокий синий, цвет ночи, и перламутровый белый, цвет далеких звезд…
Флинт тоже был неравнодушен к перьям сиринита. Бло уже понял, что паук втайне мечтал заиметь себе такое и надеялся подобрать упавшее, вот только не везло бедняге в этом вопросе совершенно - мало того, что перья очень прочно держались на теле своего владельца, так еще и линял Птица крайне редко, даже по меркам элиты. Но весьма забавно было наблюдать, как паук, не пропуская ни одного дня, приходил к моменту подъема сиринита в его комнату, забирался на спинку кровати и как впередсмотрящий с мачты корабля, высматривал в покинутой постели вожделенное синее перышко… Тщетно…Но Флинт был упрям и подобное священнодействие повторялось с завидной регулярностью…
Фалк улыбнулся своим мыслям, наблюдая как и сейчас Флинт подтянул к себе одно из длинных головных перьев Птицы и любовно перебирал его чешуйки.
- Цхаии, - голос корректора негромко нарушил тишину гостиной, - ты любишь наш Зимний сад… А ты бывал там ночью? Там красиво… и совершенно другая атмосфера, чем днём…. Не хочешь прогуляться?
Почему он это предложил, Фалк и сам не понял с ходу. Но вдруг захотелось чего-то… иного, и корректор просто поддался мимолетному желанию…

Камин трещал, выбрасывая иногда длинные языки пламени и сноп искр, исчезавший в темном зеве дымохода. Флинт непроизвольно вздрагивал и косился в его сторону, хоть и понимал, что находится далеко и ему ничего не угрожает. Паук не любил огонь и ничего не мог с собой поделать. Наверное, это досталось ему от паукообразных предков...
Но приходилось терпеть - хозяин любил зажигать камин. И Птица этот тоже пристрастился к подобному времяпрепровождению почти сразу... Эстет кремниевый... Вот и сегодня он разжег этот камин, дожидаясь Фалка, еще и в плед завернулся, задремав. Ему-то что, он огнеупорный, даже упорнее хозяина, а Флинту и маленькая искорка могла доставить большие неприятности... Бррр... Паук поежился, чисто инстинктивно спрятавшись потщательнее за голову сиринита.
Он выбрал спинку его кресла совершенно не случайно, во-первых, она была немного дальше от пламени, если смотреть по прямой. А во-вторых, паук никогда не упускал возможности поперебирать птичьи перышки. Нравились они ему. Вот бы заиметь такое! Флинт погладил кончик длинного пера, незаметно подтянутого к себе поближе, полюбовался красивым синим цветом и перламутровой искоркой... Когда-нибудь у него тоже такое будет, обязательно. Нееет, он не будет просить, он просто подождет, когда оно само выпадет... Такое, как на маленьких крылышках... Какой плюмаж на шляпу будет! Ведь должно же оно выпасть когда-то! Птица сам говорил!
Флинт блаженно прищурился, почесав третьей лапой с левой стороны четвертую и погрузился в мечты, которые через полминуты плавно перетекли в воспоминания...
Он хорошо помнил, как Птица появился в апартаментах хозяина... Фалк привел его вечером и Флинт сразу почувствовал чужого, не такого, как все остальные виденные им до этого люди... И он боялся, хоть и держался абсолютно спокойно. Наверное, паук ощущал его на каком-то ином уровне, нежели хозяин...
-Дином назвался поначалу... Заставил тут Фалка устраивать ему всяческие ловушки и проверки... Конспиратор, каракатица ему в печенки! Сказал бы сразу, чего хотел... Все равно же хозяин его раскусил, и не так много и времени понадобилось...
Флинт скользнул довольным взглядом по обожаемому профилю в соседнем кресле.
- Красивый у меня хозяин, да! Самый красивый в этой башне! И умный, тоже самый! И сильный... но справедливый.
Паук вспомнил, как тот чуть не придушил его сперва...
- Но не придушил же! Справедливый... И добрый... после того, как друзьями стали...
Флинт опять перевел взгляд на синюю макушку, за которой прятался от камина и поправил рукав любимой тельняшки. С Цхаии они тоже подружились быстро, как только тот перестал бояться, раскрылся и назвался настоящим именем.
- Имя-то какое необычное, еле выговоришь… Да что с него взять, если он вообще другой формой жизни оказался, кремниевой… И сам весь синий… Зато красивый! Не такой красивый, конечно, как хозяин, лучше него быть никого не может, но тоже вполне себе ничего. И хозяину он нравится, вон, как тепло прищурились серые глаза…
Флинт расправил чешуйки на пёрышке, чтобы они лежали идеально ровно. Он чувствовал взаимную симпатию этих двоих, но совершенно не волновался по этому поводу. Вот еще! Хозяин его тоже любит, ведь он это чувствует! И ему вполне достаточно.
- А если Фалку хочется любить еще кого-то, так лучше Птицы и не придумаешь! Высокий, красивый, рисовать умеет – художник ведь…
Остальные аспекты подобной связи паука и не волновали вовсе. В библиотеке Рауля он нашел в своё время книжечку на эту тему и досконально её изучил. И воспринял всё совершенно спокойно. Он даже выяснил из беседы с Раулем, что в его собственном теле центры, отвечающие за влечение к другим особям, блокированы, поскольку таких особей и не имелось вовсе – и принял это, просто как факт своей жизни. И хорошо, что ему, кроме хозяина, никто и не нужен, конкурентов меньше…
Паук совсем разнежился в теплой атмосфере гостиной и чуть было опять не задремал, как голос хозяина заставил его буквально подскочить на спинке.
- Что? Куда идти? Да что вам, здесь не гуляется? Ночь на дворе!
Флинт недовольно стрельнул глазом на Фалка.
- Вот же неугомонный… Может, Цхаии ему возразит? Хорошо же сидим!
Сосредоточенный карий глаз с надеждой вперился в синюю макушку.

Ожидания паука, впрочем, не оправдались. Цхаии был не против ночных прогулок, но скромность не позволяла ему ответить иначе. Впрочем, один нюанс был в этом скорее личным, нежели имевшим какое-то иное происхождение…
- Прогуляться? В столь поздний час? - сиринит начал говорить, соблюдая несколько изумленную интонацию, и голова, укрытая пышным паланкином из перьев, усыпанным звездами, начала медленно подниматься вслед за выпрямляющейся длинной шеи, все это время державшей голову на плече, подбородком чуть ли не на ключицах. Глаза птицы неспешно открывались, но о том, что он весь переключился во внимание, свидетельствовал скорее особый разворот крыльев ушей, свойственный только сириниту, увлеченному беседой и уже давно не спящему. - Это интересное предложение, - Цхаии опустил здесь местоимение, которое характеризовало бы его отношение к Фалку сейчас, - Но я не люблю гулять в темное время суток один даже в самом безопасном месте. И нужно уважать право маленьких работников живого уголка на отдых после тяжелого трудового дня. Своим появлением мы напугаем не привыкших работать в ночную смену животных Зимнего сада.
Что творилось в голове у Птицы, сказать трудно даже сейчас. Пусть Фалк разгадал загадку Дина, которого не было теперь и никогда не существовало раньше, но загадки самого Цхаии были сложнее в несколько раз. И увлеченность этой идеей, погулять с Бло в Зимнем саду ночью, была от понимания этого посторонними так же далека, как край самой Вселенной от Амои.
Закончилось все. Первая ступень была пройдена. Это может показаться странным, ведь на Амои Небтауи прибыл уже довольно давно, однако, долгое путешествие сквозь звездный океан, как ему самому казалось, завершилось для него только сейчас. Только сейчас, когда он обрел уют, был принят в теплый дом, находился под защитой и мог теперь в любой момент выполнить свое предназначение, которое Цхаии выбрал для себя сам. И, самое главное, был тепло принят самой планетой, в адрес которой Цхаии и хотел исполнить свой долг.
К тому же, Небтауи обрел замечательных друзей. Чего стоил только этот Флинт, помесь генов арахнии и гуманоида, размером с левретку! Увидев впервые эту тварь, Цхаии воспринял ее прохладно, если не сказать, что он принял ее за отсылку к своему дому, к лабораториям доктора Эрона, где содержались иногда экземпляры и пострашнее, только мозг имевшие размером с подсолнечное семечко. Конечно, вид этого создания грел Цхаии душу, но вот незадача: Птица с трудом заводил знакомства на беспочвенной основе, он привык больше к деловой речи и к деловым нормативам, посему с Флинтом сблизиться было немного сложно даже в виду всех положительных факторов. Но взаимная симпатия, общая жилплощадь, общие интересы все же взяли свое, и сейчас, стоит сказать, компания Флинта не досаждала Цхаии, а даже радовала его изо дня в день. Что же касалось Фалка...
То здесь было все абсолютно так же. Умный платина решил поставленную перед ним задачу. И пришествие в Танагуру Цхаии Сиринитского прошло едва ли не самым благоприятным путем. Он встал на учет в общую оружейную Амойского правительства, и теперь в любой момент может стать мощным рычагом давления на колыбель людей, Федерацию, виновную в гибели его родины. Чем это обернется для самого Цхаии, даже для самой Амои, Птица не мог предсказать, но одно он знал точно - поставленной цели стоит придерживаться, а потому свои отношения с окружающими нужно ограничивать максимум - глубочайшим уважением. Любовь и прочие высокие чувства Цхаии не интересовали, он уже давно решил, что они не для него. Посему, в этом плане, можно сказать, они с паучком, ласково перебиравшим головные перья Цхаии, сидя на спинке кресла, были тоже схожи во мнениях…

+1

33

Уши-крылышки всегда выдавали сиринита с головой, корректор уже давно изучил их характерное поведение. Вот и сейчас он прекрасно видел, что полусонное состояние - это для непосвященных, на самом деле Птица был весь внимание и весьма бодр.
- Почему же один? - Бло не спеша вытянул к огню левую ногу и с удовольствием покрутил босой ступней несколько раз, разминая косточки, - Я думал, что ты составишь компанию мне, - другая нога совершила тот же манёвр, а серые глаза хитро прищурились, вроде бы лениво разглядывая собеседника, - Или тебе нужна охрана? Так я, вроде, считал себя неплохой боевой единицей до сего момента, - платина даже подпустил немного обиды в голос. Впрочем, он был уверен, что сиринит поймет его подтрунивание правильно, ибо уже должен был привыкнуть к подобному. У корректора был сегодня довольно напряженный день, и ему требовалась просто обыкновенная разрядка. Обычно хватало откровенного разговора с Цхаии, но сегодня… Домина, что ли, намудрил там что-то с погодой? В воздухе как будто висело какое-то напряжение, тянуло куда-то пойти, что-то сделать… Фалк даже головой тряхнул, стараясь сбросить это наваждение.
- Я тоже уважаю зверюшек, поэтому мы их не потревожим - в саду проложен специальный ночной маршрут. И есть одно очаровательное местечко, около пруда. Компанию нам составят всевозможные ночные мотыльки, светлячки всех мастей да светящиеся подводные обитатели. Наши биологи их чуть ли не по всей вселенной собирали, - Бло потянулся уже сам, вставая из кресла и облокачиваясь о каминную полку, - Просто хочется пройтись, Цхаии… несмотря на поздний час… - сказал он уже тише, - но тебе там действительно должно понравиться, краски там фантастические.
Заметив недовольное барахтанье паука на спинке и его осуждающий взгляд, корректор усмехнулся:
- А вот тебе, Флинт, может и впрямь лучше остаться дома? Хотя я и знаю, что этот маршрут и для тебя вполне безопасен, но не настаиваю на твоем самоотверженном присутствии.
Отщипнув несколько ягодок от виноградной кисти, чуть свешивавшейся из вазы с фруктами, стоявшей на краю каминной полки, Бло задумчиво отправил их в рот. Первоклассные свежие фрукты теперь, по распоряжению корректора, были всегда в пределах вытянутой руки Птицы, умница Рон строго следил за этим - маленький комплимент самоотверженности последнего, похоже, представителя исчезнувшей цивилизации.
- Ну-с, господа, так кто со мной? Сегодня мне приспичило исполнять роль неугомонного друга, - корректор отлепился от камина, забросив в рот еще пару ягодок и сделав знак тени Рона в дверях принести легкие мокасины, ну не босиком же выходить из апартаментов. Не комильфо, однако. Тем более, что о страсти хозяина разгуливать без обуви знали только его домашние, все остальные элиты этого никогда не увидят. Даже поздно ночью.

- Сговорились… - Флинт горестно вздохнул про себя, проводив взглядом выскользнувшее из рук перо сиринита, когда тот поднял голову, - Ведь сговорились же… Ну чего им не сидится спокойно? Вот кому надо было все центры заблокировать и откорректировать, - паук весьма поднаторел в специфической терминологии, часто болтая с хозяином, и весьма этим гордился.
Но кто будет спрашивать его мнение? Нет, хозяин иногда советовался с ним и даже уважал его мнение, но сегодняшний вечер явно не задался…
- От этих двоих так и веет какой-то авантюрой… О, всяких светлячков им не хватает с рыбками… Посмотрели бы на большом терминале, удобно и с абсолютным комфортом… Нееет, подай им живых красок… В вентиляцию бы вас засунуть разок - и сразу стали бы ценить комфорт и удобство… Да, как же! Останусь я! А кто по сторонам следить будет, когда вы там беседой увлечетесь? Наказание вы моё…
- Фалк, уж от тебя я не ожидал такого недоверия! - паук обиженно подобрал лапы, - Для меня, может, и безопасно, а вот кто за вами приглядывать будет? Одевайтесь, путешественники, я сейчас! - Флинт ссыпался со спинки кресла и рванул на всех парах в гардеробную, где основательно занял место специально заказанный корректором ящичек для его одежды. Там, в одном из отделений хранился и сделанный специально для него, вполне себе настоящий и крепкий кинжальчик.
- Светлячки, бабочки… Оружие пирату еще никогда не мешало!  Да и набросить на себя еще что-то не помешает...

- Ночной маршрут? - с чуть заметной улыбкой, сопровождающий голос синтезатора, на губах поинтересовался Цхаии, наблюдая за тем, как оживился платина и засуетился на спинке кресла паучок. Признаться, сколько раз Цхаии посещал Зимний сад, а о ночном маршруте он не знал ни сном, ни духом… Незаслуженно обвиняемый Флинтом в причастности к несуществующему сговору, все еще сидя в кресле, Цхаии немного лениво повел плечами, разминая их и шею, качая головой. Однако свое согласие и заинтересованность выразил тем, что к тому моменту, когда Рон появился на пороге комнаты с необходимой не только корректору, но и сириниту обувью, словно предвидя все заранее, Небтауи, вытянувшись, встав с кресла, в полный рост и сбросив с себя плед, демонстративно сменил тонкие домашние тряпичные чешки на более подходящие для ночной прогулки мокасины, быстро и изящно переставив ноги.
- Что ж, это интересно, - краем глаза встречая возвращающегося из гардеробной паучка, Цхаии обращался слухом и голосом к корректору, все еще не прекращая улыбаться. Мягкой, почти призрачной, но теплой в свете огня из камина улыбкой. В обрамляющих которую губах вскоре, впрочем, утонуло несколько ягод сочного винограда, тут же за ними скрывшихся. - Гулять перед сном весьма полезно. Если уж нам всем не спится в этот час, то недолгая прогулка - наш последний шанс спасти оставшиеся на сон часы.
Стоя перед креслом в своем роскошном черном платье-балахоне, усыпанном сверху мельчайшей золотистой и янтарной крошкой, напоминавшей блестки, с глубоким v-образным вырезом, вплоть до живота, Цхаии отдавал в темноте, при свете лишь камина, мутными серо-рыжими оттенками позднего заката… Его кожа, его оперение - все напоминало тот час на небе, когда солнце еще не село, но звезды и луна уже видны.
В голове у Цхаии, признаться, было почти пусто. Он мог не спать хоть всю ночь, его природа еще напоминала ему о себе иногда, но после беседы с Фалком, вернувшимся сегодня особенно поздно, Небтауи уже чувствовал себя отдохнувшим и готовым к новой беседе. Он был готов завязать разговор, у него, как и у Фалка. было много вопросов к Амои, но спешить с этим не хотелось - в конце концов, обычный покой тоже хорош и нужен иногда всем.
- Идем, Флинт, - ласково, почти как к брату обратился сиринит к паучку, повернув голову в его сторону и чуть вытянув шею, - Не хочется оставлять тебя дома, зная, что мы с господином Бло будем веселиться без тебя. Ведь первый закон настоящего моряка - солидарность с теми, кто еще есть на корабле, верно?
Сиринит не переставал улыбаться.

+1

34

Его ребята (так Фалк в уме называл своих подопечных, впрочем, сами “ребята” об этом и не ведали) явно оживились, правда каждый на свой лад.
Флинт смирился с неизбежным, а поскольку паук обладал весьма полезным свойством чуть ли не мгновенной смены настроения, то, откинув своё недовольство, шустро умчался явно в сторону гардеробной.
- Наверняка за своим кинжалом побежал, - Бло  улыбнулся вслед темной тени, - не упускает случая его нацепить - а тут такая возможность!
Сиринит тоже поднялся из кресла и выразил своё согласие тем, что молча сменил обувь - догадливый Рон принес сразу обе пары, и хозяину и ему. Блики камина заставляли искриться золотую пыль на плечах и груди любимого черного балахона Цхаии, а сам он в этом неярком свете напоминал некую экзотическую звездную туманность… Бло мягко улыбнулся:
- Конечно, интересно. Ведь допуск к этому маршруту есть только у блонди да у платин… Так сказать, релакс для высшей элиты. И уж если мы не спасем сон, то хотя бы получим эстетическое удовольствие, что тоже немаловажно.
Корректор легко всунул ноги в принесенные Роном мокасины из тончайшей кожи, как только что сделал и Птица. Подумал и решил не менять свободных, мягких шелковых брюк темно-синего цвета и короткой, до бедер, туники. Любимый шелк приятно холодил кожу.
- Не встретим мы там никого… Нет больше подобных полуночников среди обитателей верхних этажей Эос… Что весьма радует.
Мысль была немного эгоистичной, но почему бы не позволить себе сегодня толику экстравагантности? Компания у него приятная, а время и впрямь позднее, никому они не помешают.
Успокоив себя подобным образом, Фалк опять улыбнулся “ребятам”.
- Идемте, - корректор шагнул к двери, - Кстати, можешь взять с собой виноград, Цхаии. Нескольким ягодкам тамошние обитатели будут рады. Флинт, я возьму тебя на руку около выхода.

Паук справился со своим туалетом весьма споро - просто одел поверх тельняшки черную кожаную безрукавку да прихватил волосы ярко красным платком-банданой. Он знал, что этот наряд весьма нравился хозяину, так чего тут долго думать? Черный кожаный пояс, кинжал сбоку в удобных ножнах - и химера уже процокал обратно в гостиную. Фалк и Цхаии только переобулись и свои сборы, похоже. на этом и завершили. Так чего тянуть, если все готовы? Флинт запрыгнул на диван, а оттуда на спинку.
- Идем, идем, - паук улыбнулся сириниту, - я-то уже давно готов, это вы тут копаетесь.
- Оставили бы они меня дома, как же! А вот насчет веселиться, это ты переборщил, Птица! Вы оба пока что напоминаете сонных мух, не уснули бы там, на травке… Вот я и пригляжу за вами!
- Солидарность? Это верно, - паук соскочил со спинки и засеменил к выходу, - Морское братство превыше всего! Слушай, Цхаии, а ты море видел? Настоящее… - Флинт скрылся за дверью, впрочем прекрасно расслышав и то, что сказал ему хозяин и беря курс на небольшой комодик в прихожей - это была его стартовая площадка, если они с Фалком куда-то шли и нужно было забраться к нему на руку.

Цхаии в ответ на слова Фалка лишь расплылся в улыбке еще больше и вкрадчиво, но мягко поинтересовался:
- А у платин может не быть допуска к чему-то? - в голосе синтезатора звучала добрая насмешка Небтауи. Хотя, если подумать, то и в этом был легкий намек - Цхаии весьма ценил тот факт, что, пусть его покровителем является не блонди, а всего лишь платина, а все-таки он имеет доступ к мозгам любого элита, а это, пожалуй, большая удача, если учесть то положение, в котором оказался сиринит.
Уже стоя в коридоре и держа у самой груди небольшую веточку винограда, прислушавшись к совету Фалка, Птица наклонил голову в сторону паучка, забравшегося на комод.
- Моря, боюсь, не видел… - Цхаии изобразил взглядом и характерным сдвигом оперенных бровей “домиком” досаду, - Но вместо моря я видел океан. Там, где я жил, океан был совсем рядом, и даже часть города была построена на каменном рифе под водой, - сиринит улыбался и даже слегка закатывал блаженно глаза, вспоминая тот город, на окраине которого и находится дом доктора Эрона. - Я даже рисовал его...

+1

35

Вопрос сиринита весьма позабавил Фалка, он добродушно усмехнулся, идя с ним к выходу:
- Конечно, допуски у всех индивидуальные, рассчитанные на то, чем данный конкретный элит занимается. И весьма разнятся поэтому. Но со мной тебе “повезло”, - корректор повернул голову и весело посмотрел на своего ойран, - У меня самый широкий доступ среди платин, да и кое-кого из блонди. Специфика профессии, знаешь ли.
Корректор дошел до комода, на котором уже ждал Флинт и остановился, прислушавшись к словам художника и отметив прихваченную веточку винограда. Он уже давно понял, что Птица отличается нежной любовью к братьям нашим меньшим. Эта черта его совершенно не портила, наоборот, добавляла своеобразную ноту в его облик.
- Ты жил на берегу океана? Ты просто не упоминал этого раньше, - Бло протянул руку пауку, - Залезай, Флинт, - и снова обратился к сириниту, -  А тебе нравился океан, Цхаии? И ты наверняка скучаешь по дому, - добавил он уже тише, наблюдая, как Птица погрузился в воспоминания.
- Ну что, все готовы? - Фалк еще раз оглядел своих “ребят” и остался вполне доволен, - Тогда пошли.
- Рон, мы скоро придем, - фурнитур вытянулся у стенки, провожая хозяина и сиринита, которые, продолжая разговор, вышли из апартаментов и направились в сторону лифтов.

Паук дошелестел до прихожей, взобрался на комод, покружил по нему вроде собаки, ищущей место прилечь, Только вот он ложиться и даже садиться уже совсем не хотел, всё существо химеры обуяла жажда деятельности.
- Ну, чего они там копаются? - Флинт недовольно посмотрел в сторону гостиной, из дверей которой только-только показались остальные участники намечавшейся вылазки, увлеченно беседовавшие о чем-то и потому двигавшиеся весьма неспешно.
- Раз готовы, то ать-два, свистать всех наверх, упал-отжался… нет, это, пожалуй, рано… - паук от нетерпения заскочил на стену, совершив по ней пару замысловатых восьмерок, и снова соскочил на комод, наконец-то замерев и ожидая, когда подошедший Бло протянет ему руку, разрешая взобраться на неё.
Уроки хозяина до него доходили быстро, и раз не стоит торопиться и подгонять Фалка, то и не стоит, это паук запомнил крепко, а потому, хоть и немного нетерпеливо, но ждал. И немного зачарованно внимал тому, что говорил ему Птица.
- Океан… - мечтательно протянул паук, - это же лучше, чем море…
Он, конечно, знал, чем океан отличается от моря, и не только теоретически - видел и картинки всякие в книгах и голографические проекции хозяин показывал. Но ведь наверняка вживую это намного интереснее… Вот и Фалк даже заинтересовался рассказом.
- Ты счастливый, Цхаии… - паук чуть не пропустил момент, когда нужно было залезать на протянутую к нему руку, но вовремя спохватился и занял своё, уже насиженное, местечко, - ты наверняка купался в нём… Ведь купался? - продолжал допытываться Флинт, “выезжая” на руке платины за двери апартаментов. - А ты умеешь плавать?
Двери лифта бесшумно распахнулись, гостеприимно приглашая собравшуюся компанию продолжить путешествие.

И переступая его порог, идя рядом с Фалком, когда двери апартаментов оказались уже позади, на все вопросы об океане сиринит отвечал быстро, но при этом плавно и спокойно. Выражение его лица могло показаться даже равнодушным: веки были опущены, губы - расслабленны, а оперенные надбровные дуги расплывались и даже слегка приподнимались в доброй с виду, но ничего не выражающей эмоции. В ответ на вопросы Флинта Цхаии ответил молча: едва заметным кивком головы и показав два пальца, указательный и средний, тем самым коротко поясняя, что за всю жизнь ему доводилось плавать в океане, находившемся совсем рядом, всего два раза. В процессе жестового объяснения мужчина уже приподнял голову и повернулся к рядом идущему платине, и, казалось, смотрел ему в лицо даже сквозь опущенные веки. И как только вошедшие в лифт развернулись и двери начали закрываться, механический лжеголос сиринита обратился к элиту. Мягкая, низкая, напоминающая шепот романтичного призрака интонация, от которой веет прохладой…
- Вы не спрашивали, мой господин Бло. А я не видел причин напрасно Вас донимать собой, - серо-синего цвета кисть легла на ткань туники, обнимающую плечо среброволосого мужчины. Выдержав небольшую паузу, сиринит продолжил, и голос синтезатора, отрегулированный самим Цхаии, звучал так, как звучит песок, пересыпаемый из одной чашки в другую:
- Океан - не мой дом: мне не по чему скучать. Я вижу его каждый день, когда смотрю на него из окон Вашего дома... Океан мне действительно нравится, я считаю его Вторым Космосом. Вне зависимости, на какой планете он и какой имеет вид... И дом для меня - любое место, где есть я и есть звезды. У меня нет причин скучать: я - дома, мой господин Бло.
До нужного этажа оставалось не так уж долго, и, в последний момент, открывая глаза, Синяя Птица сфокусировал взгляд на Флинте, сидящем на предплечье у платины. Милое создание, оно гораздо больше, чем океан, вызывало тоску по определенному месту… ведь единственным местом, где таких, как этот маленький паукообразный пират, существ было много, пусть и совершенно безмозглых, был тайный “зверинец” доктора Эрона… И каждый раз, глядя на Флинта, Цхаии не мог не вспоминать об этом...

+1

36

Фалку нравилось наблюдать за Птицей. Все же в нулевую матрицу нейрокорректора прочно была заложена страсть к исследованиям и интерес ко всему новому и необычному. И иная форма жизни полностью удовлетворяла обоим этим условиям. Но надо заметить, что и без них Цхаии был бы не менее интересен Фалку - вот так вот твердо определить для себя цель и идти к ней, несмотря ни на что  - это вызывало уважение платины. И он всеми своими силами старался поддержать своего подопечного, сделать его жизнь более интересной и насыщенной, чтобы он не чувствовал себя одиноко… Последний, по крайней мере, известный представитель исчезнувшей цивилизации -  такой груз могли вынести не многие… Птица справлялся со своей ношей с честью. Да и собеседником он был весьма приятным и образованным, корректор ни секунды не жалел о том, что стал его куратором. С Цхаии он даже чувствовал себя как-то по другому, не так, как с остальными элитами… Фалк не мог пока этого объяснить, но знал, что когда-нибудь он и в этом разберется.
А пока он слушал мягкие интонации голоса сиринита, войдя в лифт и нажав на кнопку нужного этажа. Улыбнулся, подумав,что художник очень точно отрегулировал свой прибор - механический голос определенно ему подходил…
Бло чуть заметно вздохнул - он не просто так спросил про океан. Платина знал в общих чертах про доктора Эрона и был уверен, что втайне Цхаии скучает по тому дому, хоть и не признается в этом никогда…
Теплая ладонь легла на плечо - это было ново и немного неожиданно, Бло чуть повернул голову в её сторону, прислушиваясь к своим ощущениям… Ощущения оказались весьма приятные. Корректор, конечно, знал биологические параметры тела сиринита и понимал, что его руки будут всегда казаться теплыми, но… тут было еще что-то… что-то, заставившее волну сладких мурашек спуститься из-под серовато-синей ладони вниз, внутрь груди Фалка и замереть там в районе сердца, необъяснимым образом вызвав едва заметное учащение его ритма… И очень захотелось сделать одно движение - платина поднял свободную руку и поверх темной кисти легла его белая, чуть сжав тонкие пальцы художника и едва ощутимо их поглаживая.
- Мы скучаем не по месту, Цхаии, а по ощущениям, с этим местом связанным… - Бло улыбнулся, смотря на своего ойран чуть сбоку, - Ты рос в доме профессора Эрона, узнавал там этот мир, самого себя, становился взрослым… И эти воспоминания будут с тобой всегда, независимо от того, что ты считаешь своим домом… И тебе повезло, элиты вот лишены таких воспоминаний… - корректор чуть сильнее сжал руку сиринита на своем плече и отпустил её, выходя из остановившегося лифта первым и указывая путь. Он чувствовал, что Птица не отстает от него, и продолжил, неспешно направляясь к дверям Зимнего сада через небольшой холл от лифта:
- То, что ты не скучаешь в моих апартаментах, меня очень радует, - платина продолжал улыбаться, чуть повернув голову в сторону собеседника, - Признаюсь, мне очень хотелось, чтобы мой дом стал и твоим домом тоже, и если это случилось, то я счастлив.
Бло подошел к дверям, украшенным стилизованным растительным орнаментом.
- Ну вот мы и пришли, - корректор улыбнулся одновременно Цхаии и Флинту, от нетерпения перебирающему лапами на его руке, - Ночная прогулка начинается.
Тонкие белые пальцы легли на панель замка, набирая нужный код.

Флинт привычно замер на хозяйской руке, очутившись за дверями апартаментов. Хоть он и покидал их, бывало, с Фалком, но случалось это не так уж и часто. И к тому же, он всегда был прикрыт плащом от лишних взглядов, а сегодня… Паук с интересом оглядывался по сторонам, впервые сидя вот так свободно на руке Бло. Конечно, он вполуха слушал и разговор, но открывшееся пространство занимало его сейчас гораздо больше, ведь он впервые видел этот холл вот так открыто. К тому же, мнение по поводу собственного дома у химеры сложилось весьма однозначное - его дом там, где есть хозяин и точка. И не важно, где это место находится, даже одеждой и своим столом с приборами можно пренебречь - был бы только рядом Фалк.
Паук поднял голову, наблюдая за жестами, которыми сиринит ответил на его вопросы - он уже вполне привык к такому методу разговора, кивнул ему и решил пока не встревать в беседу.
- Пусть поговорят о своих высоких материях, раз это доставляет им удовольствие. А про океан мы с ним потом поболтаем, когда вдвоем останемся... - Флинт удовлетворенно улыбнулся, разглядывая уже внутренности лифта и запоминая, на какую кнопку нажал хозяин, а вдруг пригодится! Правда, зачем это ему может пригодиться, он думать не стал, заинтересовавшись меняющимися цифрами в прозрачном окошечке - но и это развлечение оказалось не долгим - цифры сменились всего два раза, лифт остановился и двери открылись.
Паук весь подобрался и закрутил головой - на этом этаже все было немного по другому, иной цвет стен и интенсивность освещения. Несколько шагов хозяина - и они оказались уже у дверей, единственных в небольшом холле и к тому же украшенных замечательным орнаментом. Химера занялся его разглядыванием, но от нетерпения немного перебирая лапами на руке платины. На прогулку его брали не часто, а он был все же любопытен. Так что сегодняшний вечер определенно удался…
Флинт с интересом ждал, когда Фалк откроет двери.

Цхаии искренне восхищался Часовым Городом, построенным Богиней из Машины, Юпитер, и уже заранее всем сердцем любил существ, населявших его, однако те немногие черты, оставшиеся у танагурской элиты от доноров их генома, людей, из которых Лямбда-3000 и создала их, пугали Цхаии: вызывали в первую очередь удивление, недоверие, и лишь потом, где-то в глубине души, страх. Последний сиринит искренне не одобрял поступки Верховного Консула, лучшего из лучших, и отнюдь не потому, что считал это неправильным. Наоборот: Цхаии был уверен, что все это было и есть подконтрольно Юпитер, происходило и будет происходить в рамках Её эксперимента, и тот факт, что «альфа-самец» оказался всего лишь одной из многочисленных подопытных мышей, казался очевидным и Небтауи-младший совершенно спокойно принимал его, как данность, как изначальную переменную. Другой вопрос, что с отключением Юпитер и открытием всех возможных дверей и дарованием всех свобод то, что произошло, начало набирать популярность и распространяться по округе со скоростью чумы, гнетущей проказы, вырвавшейся из своей пробирки. Дурной пример был и есть заразителен. Не хотелось об этом думать, но, к сожалению, на ум приходило лишь одно: «Рыба гниет с головы». Меньше всего хотелось применять эти поговорки в отношении танагурской элиты, но Цхаии ничего не мог с собой поделать – Высшая Сила заставляла его думать, что близится момент, когда идеальные, лишенные абсолютно всех недостатков и призрачных, ускользающих сквозь пальцы, подобно песку, преимуществ людей, элитары деградируют до уровня человека. Жадного, мелочного, потому суетливого и, как следствие, жестокого…
Воспоминания?.. — механическим голосом устройства на груди сиринит переспросил ровно и безэмоционально, словно бы отключив функцию фальшивых эмоций синтезатора. Мысли, в свою очередь, заставляли все нутро содрогаться: — Отсутствие жиреющего со временем и осложняющего и без того короткую человеческую жизнь придатка с сомнительным коэффициентом полезного действия идеальная танагурская элита считает непоправимым врожденным уродством?.. Я страшусь слышать подобные слова от существа, лицо которого Лямбда-Три-Тысячи лепила собственными руками. В масштабах Вселенной и Высшей природы люди – еще ниже животных: еще менее развиты, еще более отторгнуты.  И Вы завидуете наличию у людей воспоминаний? Опыт, концентрат всей человеческой жизни – вот, чем наградила вас Юпитер. У того, у чего нет привычного начала не будет и привычного конца: у элиты нет периода становления личности и они не озабочены подготовкой к ее увяданию – к смерти. Элита не может осознать себя, а значит у нее отсутствует понятие эгоизма и превосходства – она полноценна, ни каплей меньше, ни граммом больше. Что еще нужно, чтобы создать бессмертную, сильную расу? Где понимание, как жалки, как уродливы в своей ментальной и жизненной неполноценности люди?
Н-ну… Вероятно, это так у людей. Скучать по ощущениям, связанным с местом, по лицам, по предметам, по каким-то событиям – это признак проживания личности в прошлом? Люди живут так мало и успевают при этом тратить так много времени на столь ненужное? За собой я никогда не замечал такого рода тоски… — послушно и неспешно ступая вслед за платиной, сиринит держал губы самую малость растянутыми в улыбке, а прибор, говоривший за него, лепетал негромко, мягко, но, кажется, неэмоционально.
Если мне и приходилось скучать, то разве что по тому, чего я никогда не видел. Своей родине, собратьям, в особенности – ровесникам… Родителям, хотя и знаю я их только на изображениях. И то по большей части лишь своего Великого ашшара́*. И эта тоска заставляет меня жить и по сей день, а осознание того, что я обязан моему ашшара жизнью дважды – еще и двигаться вперед.
Неспешно, плавно ступая вслед за Фалком, Цхаии вошел в сад, тишину в котором теперь нарушало лишь негромкое шуршание одежды идущих…

(*ашшара́ - по сиринитски - отец)

+1

37

Изящные пальцы платины чуть замедлили свое порхание по панели, набирая код допуска, а затем и режим прогулки, пока он слушал ответ сиринита. Ему вдруг показалось, что Цхаии путает понятия, почему-то спокойно отметая значительный пласт эмоций. Хотя... Фалк снова взглянул чуть сбоку на слегка улыбающееся голубоватое лицо.
- Так он же еще ребенок по меркам своей расы... Да, у него вполне сформировавшееся тело, но совершенно юная душа... Это же свойство молодости - вот так напористо идти по жизни, не оглядываясь назад, не жалея и не вспоминая... До определенного момента не вспоминая...
Хотя Фалк ни в коей степени не считал себя старым - да такое понятие вообще отсутствовало в словаре элитов, благополучно замененное "износом организма" и "выработкой своего биологического ресурса" - все же эмоций он за свою жизнь поднакопил достаточно.
- Он скучает по ровесникам? Что ж, это вполне объяснимо... И я бы сказал, что он скучает по отношениям с ровесниками, по познанию окружающего мира через чувства... Хотя такое познание он и считает ненужной тратой времени... Тоже характерное свойство молодости - утверждать, что чувства тебе не нужны, что у тебя есть цель, которая заменит все... Но тебе не удастся избежать этих "ненужных" эмоций, Цхаии... Они прорвут твою защиту и обрушатся на тебя, как цунами... И возможно, весьма скоро... Ох, не зря Юпитер-мама определила срок полной и глубокой коррекции для элитов в 35 лет...
- Ты считаешь, Цхаии, что скучать по чему-либо - это плохо? - Фалк закончил набирать коды и чуть прищурившись, посмотрел на сиринита, ожидая, пока украшенная орнаментом дверь плавно отъедет в сторону, открывая взорам немного таинственный сумрак ночных растительных джунглей, подсвеченных в нужных местах мягким разноцветным светом. Дорожка, начинающаяся от самых дверей, тоже была ненавязчиво обозначена светом по краям, чтобы на встречающихся перекрестках у гуляющих не возникало сомнений, куда идти.
Фалк мягко и неспешно двинулся вдоль огоньков, правым плечом почти касаясь сиринита, шедшего с этой стороны, чтобы не загораживать обзор Флинту, сидевшему на левой руке корректора.
- И мне кажется, что ты смешиваешь разные понятия, - Бло продолжал начатый разговор, немного повернув голову к собеседнику и любуясь его "космическим" оперением, в сумраке Зимнего сада приобретшего оттенок черной ночи.
- Скучать и тосковать, как мне кажется, это не одно и то же. Скучать можно по тому, что пережил, а тосковать... - платина на мгновение умолк, словно вдруг заглянув внутрь себя, - ... да, тосковать можно по неслучившемуся.
- Флинт, - обратился он к пауку, - хочешь погулять сам? Тут безопасно сейчас. Хищников тут и не было, а все более-менее крупное сейчас спит.
Паук кивнул и от нетерпения стал перебирать лапами, слегка щекоча руку корректора.
- Конечно хочу!
- Тогда иди, - Фалк нагнулся и спустил его на дорожку, - Держись выделенного светом пути и ты не потеряешься. Но все же не залезай далеко в заросли.
Химера пошелестел куда-то вперед, а корректор, выпрямившись, вдруг поймал себя на мысли, что с удовольствием обнял бы сейчас сиринита за плечи. Просто так...

Флинт не любил философских бесед на прогулке. Отдельно - пожалуйста, и поговорить по душам можно, даже рядом с этим камином, и погулять в удовольствие. А вот вместе... Ну не тянуло его к этому. Потому и прислушивался он к разговору Фалка и Цхаии вполуха, еще в лифте поняв, что потянуло их двоих на задушевные беседы, а уж сколько они такие беседы вести могли - химере лучше было не рассказывать, уж сколько раз он засыпал в гостиной или кабинете под их неторопливый разговор.
Так что открывшуюся дверь Зимнего сада он встретил с большим энтузиазмом, сразу заинтересовавшись окружающими видами.
А посмотреть действительно было на что - малый Зимний сад создавался высококлассными профессионалами для отдыха верхушки элиты, блонди и платин, потому и находился на самых верхних этажах башни Эос. Нет, конечно гласного запрета на посещение его всеми остальными не было, но негласно...
Вот и собраны были в этом месте всяческие диковинки со всей вселенной, и не просто собраны, а еще и подобраны с большим вкусом и тщанием друг к другу.
Отпущенный хозяином на дорожку, Флинт бодро пошагал вперед, впрочем с определенной долей осторожности. Это для платины и сиринита всякие жучки-червячки, неизменно присутствующие на любой поверхности почвы, были незаметны, а для химеры они были сравнимы по размеру с мышами, а то и поболее. Нет, паук их конечно не боялся, но… Привыкнув уже к стерильной чистоте апартаментов Бло, он начал как-то сторониться, что ли всякой мелкой живности и жучков-червячков. Не брезговал, но и лишний раз не касался. Вырос, так сказать, в эстетическом плане.

(на этом данная миниатюра останется незаконченной)

0


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Город грез и грехов » То ли было, то ли нет