Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы

Объявление



Время: 315 год Эры Юпитер, четырнадцатые сутки после взрыва в Дана-Бан.
Утро-день-вечер-ночь.

Погода: переменная облачность, ветер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Апатия » Улицы и переулки


Улицы и переулки

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://sh.uploads.ru/rVOfU.jpg

+1

2

(Из Светильников.

Странный,  - решил про себя блонди и перестал думать о поведении мужчины.
И имя... Том Рэддл. Никогда никого не знал с таким именем, хоть убейте. И промурлыкал он его... - впрочем, сейчас о томном мурлыканье думать не стоило - блонди тайно, но до безумия обожал кошек.
Однако главное, что разговор их был приятен во всех отношениях. Беседуя оживленно, они пошли было в сторону выхода для продолжения общения наедине, как вдруг - отчетливая волна страха от мужчины. Леон почуял ее всем телом, до кончиков ногтей, обвел внимательно глазами зал, выпустив мужчину первым и задержавшись на пару мгновений, но кроме элиты и граждан, веселящихся или сидящих за столиками, никого и ничего подозрительного не заметил.
Пожав плечами, Клэр вышел следом за Томом, догнав того на парковке, где вызвал свой кар.
Негромко сказав водителю пару слов и задержавшись для этого на пару мгновений, блонди нырнул в салон следом за гостем.
Машина тронулась, и небыстро и плавно двинулась вдоль улиц для обзорной экскурсии.
Сам блонди на несколько минут задумался, поглаживая кожу сиденья длинными, тонкими пальцами.
Его кар всегда был его крепостью, если перефразировать известное выражение. Тут Леон чувствовал себя защищенным, и не только из-за пуленепробиваемых стекол и бронирования самого кара. Тут он мог расслабиться и обдумать все увиденное и услышанное. Его водитель был верным, немногословным и понимающим. Иногда, в краткие перерывы, Леон даже спал в машине. А сейчас... присутствие здесь чужака напрягало, но мысль о каре мистера Рэддла вовсе пугала. Это была бы уже не его, Леона, территория... Ладно, посмотрим, что будет дальше.
Встряхнувшись, Клэр улыбнулся Тому.
- Простите меня, я задумался. Выпьем вина? Здесь отличный бар.
Открыв дверцу, глава департамента культуры достал непочатую бутылку отличного красного вина и два бокала. Распечатав и открыв - не для всего элиту нужны фурнитуры, - усмехнулся про себя Леон, разлил по бокалам. Протянув один Тому.
- Не бойтесь пролить, ход у машины плавный и без рывков, моему водителю можно доверять.
Некоторое время, около сорока минут, они просто пили и обсуждали покинутый прием. В целом, Леон находил его прекрасным, но часть с пэт-шоу посчитал невыразимо скучной.
Тем временем в светлую, во всех смыслах, голову Леона закралась мыль о том, что можно показать гостю и куда привезти, чтобы поразить.
Они как раз проезжали медленно мимо смотровой площадки с которой, Леон знал, открывается отличный вид на Танагуру, и куда заказан ход туристам. Но сейчас с этим туристом был блонди. Да и гость Амои вполне сошел бы за платину.
Повинуясь знаку блонди, кар остановился. Леон вышел первым, подав руку гостю, помог выйти и ему.
- Пойдемте, Том. Сейчас Вы увидите то, что никто из туристов никогда не видел. Хорошо, что сейчас ночь...
Промурлыкав последнюю фразу, консул за руку вывел мистера Реддла на открытую смотровую площадку, с которой, как на ладони, были видны башни. Эос и башня Юпитер...
Они переливались огнями окон и подсветкой. Идеально прямые. Строгие. Прекрасные.
Словно по линейке отчерченные улицы и пересечения. Выверенные до миллиметров углы, наглядно демонстрирующие нечеловеческую природу владычицы Амои. Сейчас улицы горели фонарями. Где-то там скрывалась Парфия.
Танагура, как обычно, была прекрасна.
Леон любил свой Стальной город, и счастлив и горд был жить и работать в нем и на его благо.
- Она восхитительна, не правда ли, Том? Я часто прихожу сюда и любуюсь ей. Хотя, казалось бы, чего я не видел, живя и работая там столько лет? Но отсюда она выглядит иначе чем... изнутри.
Глубоко вдохнув, словно ловя запахи, неведомые никому, кроме дзинкотаев, Леон отпустил резные перила и пошел к кару.
- Пойдемте, Том. Ночь только началась, и нас ждут самые злачные места Мидаса, раз уж Вам посчастливилось получить в проводники блонди. Для Вас откроются все двери.
Пара слов водителю - и кар, развернувшись, отправился обратно к покинутым развлечениям.
И снова блонди протянул гостю бокал вина с очаровательной улыбкой.
- За знакомство, господин Рэддл! - Клэр отсалютовал бокалом и отпил.
Голубые - как всегда, когда в них скачут черти, глаза блонди поверх бокала весело посмотрели на Тома.
В конце концов, почему бы и не отдохнуть?
Через полчаса Леон, после коротких переговоров, в обществе Тома зашел в здание, где проводится тайный пэт- аукцион, и куда, конечно, путь туристам заказан. Леон сам частенько навещал эти торги, надеясь купить себе пэта, но пока никто не зацепил его. Может быть, сегодня, в обществе Тома, он найдет подходящий вариант?.. Почему нет.
Они прошли к столику, сели, с него было прекрасно видно сцену.
Официанту был сделан заказ на легкий ужин и красное  вино.
Сложив руки, Леон улыбнулся гостю.
- До Вас ни один турист не бывал здесь. Что вы думаете об этом месте?

+4

3

Нализаться вдупель с Блонди Тому не удалось.
Первый заход, пока аэрокар добрых сорок минут раскачивался над Апатией и соседними районами Мидаса (что за программу задал своему пилоту Клэр, чтобы суметь так бесцельно терять время, не стоило и гадать!), глава собирателей слухов и создателей сплетен целеустремленно накачивался сам и подливал Тому. Бутылка сменилась другой, а эффекта было чуть.

"Какого косорылого Рагона Бло так пялился на меня... или почему у меня стойкое убеждение, что он пялился именно на меня, а не, скажем, на Клэра?"
Когда перешли ко второй бутылке, промеж обмена сплетнями и байками, Клэр - о местном, Рэддл - о залётном, - Том выбрал момент чтробы спросить:
- Леон, - общая пьянка располагает к некоторой неформальности, и обращение по имени вряд ли могло теперь оцарапать тонкую натуру Блонди, - у Фалка Бло есть какие-нибудь основания не сводить с вас глаз как у влюбленного заристанского лемура, или он испытывает к вам сугубо деловой интерес?
Но если у Клэра и были основания размыслить на подобную тему, информативной его реакция не была. Они приступили к исследованию вкуса сорта Сира.

По крайней мере, золотоволосый чародей СМИ пользовался услугами отменного поставщика, закупая вино. Разных оттенков и лет, сортовые вина дополняли друг друга, создавая восхитительные сочетания послевкусий... и далекое от комфортного бульканье в желудке.
Открытие "Светильников" застало Тома в состоянии относительно сытом, он привык не оказываться голодным за столом с нкзнакомыми поварами. Так что на фуршете он съел всего ничего. Третья бутылка сухого красного - на этот раз зрелого Барбареско, которое Клэр предусмотрительно открыл "на подышать" за полчаса до его первой пробы, пока они приступали к менее требовательному Сира, - запросила ужина. Предпочтительнее, мяса со специями. Еще предпочтительнее - с сыром и толикой хорошо подобранной зелени.
Сплетни о встреченных в "Светильниках" общих знакомых (Общих?.. Знакомых? ) в артистичном исполнении Леона были упоительно забавны, а отчасти и любопытны, но историю о Гидеоне Лагате и любовнице уехавшего по делам на Лаокоон торговца редкостями Том уже собрался приостановить.
Истории "Лагат и женщины" каким-то образом чудились ему довольно однообразными, словно он заранее знал, чем они закончатся. Конечно, регенерация в лучших здравцентрах Мидаса способна творить чудеса, да и женщина ни за что не поделилась бы со своим покровителем секретами такого сорта. Но оставалось “тайной Танагуры”, как именно слетавшимся на свечу Гидеона бабенкам удается не знать заранее, к каким забавам тот расположен.

А сам Том Мрр. Реддл был расположен предложить своему гостеприимному спутнику переключиться с баек и впивки на рейд в ближайший ресторан.
Опередив его, Блонди неожиданно прервал свою историю и велел водителю вырулить на мирадор.
Машина у Клэра стоила своей и его репутации: когда потребовалось, она взвилась в верхние коридоры так стремительно и мягко, словно была кондором в восходящем потоке.
Пестрый, вульгарно яркий Мидас провалился вглубь, в темноту, расцвеченную его же огоньками, - а тихо ворчащий зверь Леона замер точно над обзорной площадкой, отовсюду открытой ветрам и тишине.

Должно быть, Клэр поостерегся оставить своего гостя без страховки, он взял Тома за руку, прежде, чем позволить ему подойти к краю мирадора.
Том хотел вежливо и с благодарностью высвободить руку, как-нибудь пошутив насчет возраста и здравого смысла.
И в те же секунды это началось.
Или - вернулось опять...
Если бы не крепкая поддержка Клэра, Тома поймала бы только страховочная сеть под грави-опорами площадки.
Хаос захватил его мозг. Белый шум отсек реальность, Том шатнулся - и выпрямился, крепко сжав запястье поддержавшей его руки Клэра.

Не отрываясь, он смотрел и смотрел на раскинувшиеся под ними и перед ними четкие, ритмичные, отблескивавшие сталью и синевой проспекты и контр-проспекты Танагуры. Сияние Эос, превращавшее ее в столб золотого пламени, и едва прочерченная искрами габаритных сигналов по контуру башня Юпитер, не нуждавшаяся в лишнем освещении, как два полюса притягивали взгляд. Это они, катод и анод, задавали ток стремительным цепочкам огней, беспрерывно струившимся по всем уровням аэромаршрутов. Для Танагуры не было разницы, день или ночь отмечали светила над Амои. На автоматизировнных предприятиях работа шла с выверенной четкостью, в лабораториях продолжались запланированные эксперименты. Аэрокары и капсулы заполняли мерцающий пчельник этого торжествующего разума и неукоснительной логики.
Кроме одного - сектора на самой границе к западу, впритык к границе Стального города.
Впритык к Зеленому Поясу. Вплотную к куполу, прикрывавшему часть стены.
Там почти не было огней. Там, иззубреным провалом, вырваная клыками гигантского зверя, зияла темнота.

Дыхание остановилось. Легкие наполнились горечью и дурманящей пьянью.
Каце.
Он всегда носил их с собой.

...Кто такой Каце?
Том вскинул голову, распрямляя тело с пружинистой силой.
- Благодарю, Леон. Вы подарили мне больше, чем догадываетесь.

Метель, захватившая его мозг, то отступала, то снова застилала реальность. Прибой в висках звучал яростью, разрывавшей сосуды. Он держал тело с небрежной. рефлекторной легкостью, но время от времени вдруг терял контроль и пошатывался.
- Пожалуй, я немного пьян.
Клэр примет это объяснение. Ни один человек не может пить наравне с Блонди.

...Он мягко улыбался, рассматривая лоты пэтов, продаваемых на увоз вопреки договорам с Федерацией и Галактическим Содружеством. Он вполголоса отмечал их слабые и сильные стороны, обсуждая с Клэром ту или иную модель и соответствие ее типа запросам того или иного покупателя. Усмехался шуткам Леона, цинично, но весьма негромко комментировавшего сборище сетрвятников, слетвшихся на аукцион. Пожалуй, не следовало бы Блонди так открыто приходить на подпольные торги. Но они уже были тут, а Тому не пришло в голову предложить Клэру минимальную маскировку.
Впрочем, это в любом случае был Леон Клэр, король фейковой информации, - он сумеет справиться с ситуацией, даже если сотни свидетелей стали бы подтверждать его якобы присутствие в кругу контрабандистов.
Кажется, он надеялся увидеть здесь товар для себя. Но почему не заказать желаемое напрямую в лабораториях? скорее всего, потому что Клэр сам не знал, чего хочет, и рассчитывал на артистический порыв, вдохновение, внезапный удар молнии. Была в нем эдакая черточка, роднившая его с безумцами древности. Впрочем, - Том повернул голову и отчужденно полубовался безупречной формы хрящами Блонди, - ухо он себе бритвой точно не отхватит. Хотя бы потому, что не нуждается в бритве.
- Если оставить в стороне нюансы наподобие “ни один турист, никогда”, - дрогнули уголки губ, - поскольку эта орда, безусловно, не туристы, а дилеры, здесь сегодня довольно весело. Леон, взгляните на тот лот...
Том прищурился, встряхнул головой, заставляя себя сконцентрироваться на мерцающей надписи в воздухе над площадкой лота.
- Семнадцать-эс-зет. Он похож на очаровательного сатира из легенд, эти курчавые волосы и крошечные рожки, эти стройные ноги, вдруг заканчивающиеся копытцами… И возраст пригодный для Эос. Я хочу увидеть, как он танцует с бубном.
Перегнувшись через подлокотник, он наклонился к пульту рядом с Клэром и набрал код-запрос. Аукционер считал данные, возникшие на его браслете, и немедленно оповестил публику о демонстрации талантов лота 17SZ.

+5

4

Сейчас, сидя здесь, на этом аукционе, обсуждая пэтов, снова потягивая вино, Леон не переставал удивляться. Всему. Например, осведомленности гостя в породах пэтов, их особенностях и умениях, (один Парадита тот же самый чего стоит - эти пэты на дорогах не валяются, очень порода эта редкая и дорогая, особенно самцы). После вспомнилась реакция Тома на смотровой площадке. Нет, не притворное опьянение, а самая первая, та самая, заставившая его намертво вцепиться в руку Леона, словно без нее он сейчас свалится вниз. Что это было? Потрясение или... Узнавание? Но откуда? Это невозможно. Просто потому, что невозможно.
Леон понял, что после долгого и трудного дня его мозг, заряженный еще и этой загадкой, просто взрывается.
Этот день когда-нибудь закончится? - подумал блонди устало.
Предложение посмотреть пляску пэта пришлось как никогда вовремя - будет возможность систематизировать всю полученную информацию, изображая вежливое внимание танцу. Впрочем, вблизи мальчишка и впрямь оказался весьма симпатичным. Большие карие глаза, светлые, буйно кудрявые волосы, очаровательные копытца, забавно цокающие по полу. Надо же, даже хвост есть… - поулыбавшись собственным мыслям, о которых не след говорить в приличном обществе, Леон взял бокал и задумался, при этом по-прежнему  внимательно воспринимая все, что происходит вокруг.
Итак, что мы имеем? Турист. Поразительно похожий на элита-платину. Ведет себя, как элит, превосходно разбирается в породах и особенностях пэтов, даже самых редких, типа Парадиты. Разбирается в винах, плюс количество выпитого… Пьют они уже больше полутора часов, а пьянеть - по- настоящему пьянеть - он начал только сейчас, Леону, конечно, все это вино было практически нипочем - метаболизм будь здоров, но чтобы человек так долго держался наравне? -  Клэр вспомнил краткую дискуссию об одном из редких сортов вина, которое они пили, пока летали над Мидасом.  Имеет неоднозначную реакцию на Танагуру, словно вернулся туда, где уже бывал давным-давно.
И вот, сидя и глядя на танец милого пэтика, под гипнотизирующую музыку бубна Леон почему-то вспомнил вопрос Тома, который тот задал ему едва ли не сразу после того, как они сели за столик - зачем Фалку пялиться на него? Тогда консул оставил вопрос без ответа, а сейчас на волне размышлений, он вновь всплыл. Осматривая мельком зал на выходе из клуба, сам Леон не заметил Бло, но почему бы ему там и не быть? Почему бы не заинтересоваться таким туристом? Леона вот он тоже заинтересовал. Так что, прервав жестом танец, Клэр подозвал мальчика к себе и долго осматривал, потом улыбнулся Рэддлу:
- Этот мальчик очарователен. И танец был прекрасный. Я покупаю его, - и, набрав несколько команд, блонди перевел деньги и оформил покупку, приказав доставить сатирчика в свои эосские апартаменты, милостивым жестом отпустил пэтика пока, и, повернувшись к Тому, взял бокал:
- Благодарю Вас за помощь и ценные советы, Том. Я думаю, можно и отметить удачное приобретение?

+3

5

Ценные советы. Блонди благодарит туриста за советы о петах?
Ирония момента была чрезмерна даже на вкус Тома Мрр. Реддла.
Леон, вы так крепко перегибаете палку, что у меня не должно возникнуть сомнения, за какого вселенской категории дурака вы меня держите.
А на самом деле? Сколько витков в вашей радужной спирали из лести и... скажем, любознательности, какой Юпитер наделила вас с лихвой?

Он чувствовал себя переплывавшим реку, а попавшим в мальстрем. Выиграв у мидасского игорного воротилы покупку пентхауза, Том Реддл всего лишь собирался свести знакомства с теми, кто мог помочь ему с доступом в Танагуру. Выпивка с Блонди и переквалификация в коммерческого советника по пет-линиям, хм, можно считать, удовлетворяла заявленной цели. Но перекрывала ее с чрезмерным избытком.
Придержите коней, мы - у Тараксиппа!
Демон у алтаря Тараксиппа был просто тенью. Тенями, которых при утреннем солнце пугались кони.
Я испугался своих теней... но никто не боится иного.
Тени поднялись перед ним над Танагурой, тени дышали в затылок при взгляде в темноту над Кересом.
Керес.
Том вспомнил день и время и повернулся к Леону Клэру с оживлением.
- Ваше гостеприимство, Леон, заставляет меня смущаться.
Да-да, "смущение" так и читалось на невозмутимой физиономии. Впрочем, кому другому, а Клэру и самому приходилось врать во имя вежливости по сто раз на дню, и он наверняка умел, не моргнув глазом, пропускать формалитет мимо ушей.
- Вы любите сюрпризы? Я хочу предложить вам развлечение, какое вы вряд ли видели.
Том говорил серьезно настолько, насколько может бвть серьезен человек - человек... - не моргнув глазом, усушивший на пару с Блонди несколько бутылок. Бесенята плясали в его глазах.
- Гонки. Нет, забудьте об Аренах Сассана! Это кересские гонки. На днях я узнал, что две соперничающие ватаги в трущобах будут решать свое соперничество не ножами, а аэробайками. Итак, Леон?

+3


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Апатия » Улицы и переулки