Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы

Объявление



Время: 315 год Эры Юпитер, четырнадцатые сутки после взрыва в Дана-Бан.
Утро-день-вечер-ночь.

Погода: переменная облачность, ветер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Апатия » Ночной клуб «Светильники»


Ночной клуб «Светильники»

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/736x/c2/65/2c/c2652cbf9d4231c87d269b33b1ebbcc8.jpg

+1

2

Девятый день со взрыва Дана-Бан, вечер

Открытие клуба обещало стать красочным и ярким, как и все в Мидасе.
Леон поехал туда совсем уж вечером, после Департамента. Рабочий день после приключений на заводе №7 пошел своим чередом - разбор отчетов, почты... И среди писем Леон заметил письмо - приглашение на открытие ночного клуба в Мидасе. Уже вечером, размышляя над приглашением, (а стоит ли, в такое время?) консул надумал всё же поехать. Отправился домой, привел себя в порядок, сменив бело-синий сьют на бело-золотой с расшитым плащом, и поехал на открытие.
Официальная часть была роскошной, под стать шикарному интерьеру бара в бордово-коричневых цветах. Исключительно натуральные материалы - дерево и настоящая кожа с богатой отделкой, зеркала и стекло, отражающие и продолжающие красоту зала до бесконечности. Укромные уголки и приват-комнаты.
Леон усмехнулся, проходя в зал и оглядывая роскошный интерьер.
Официальная часть плавно перетекла в фуршет и вечеринку. Взяв бокал вина и дефилируя по залу, блонди прислушивался к беседе гостей, перекидываясь с ними парой слов то тут, то там. И вот тогда-то, среди разношерстной толпы уважаемых граждан и элитаров, он увидел человека... или нет?.. Светлые, платиновые волосы в первый момент ввели Леона в заблуждение - сперва показалось, что это незнакомый платина. Осанка, надменное выражение лица и ленивые жесты, преисполненные величия - Леон словно на себя глянул со стороны.
Но мгновенное наваждение прошло так же быстро, как и появилось. Однако... Как человек, пусть и, возможно, турист может быть так похож на элита? Чуть нахмурив брови, Леон наблюдал за незнакомцем, но ничего особенного тот не делал - общался, пил, любовался пэтами, словом, отдыхал на всю катушку.
Поняв, что простым наблюдением он ничего не добьется, Леон решил подойти и познакомиться.
Видя, что бокал вина, которое пил гость, опустел, Леон, взяв еще один, приблизился к гостю.
- Превосходный вечер, не так ли? Этот бар просто прекрасен! Ваше лицо мне кажется знакомым, - чуть сощурился блонди, - мы не могли встречаться раньше? Меня зовут Леон Клэр. - Он подарил незнакомцу очаровательную улыбку.

Отредактировано Леон Клэр (2015-11-18 21:59:18)

+3

3

Память...
Из всех зон Мидаса почти целиком закрытой для туристов оставалась Апатия.
Здесь не было общедоступных туристических заведений, какими пестрели Гадес или Маммия, соседние районы Лхасы, Зоны-1, здесь не торговали псевдоредкостями и не устраивали азартных игр, чтобы ублажать обстригаемых овечек с других планет.
В Апатии все это было, и в избытке.
Но не для туристов.
Зачем вообще ему потребовалось туда попасть?
Еще одна команда, неосознаваемая до получения результата?
На сей раз нет. Он знал, чего хочет добиться, ему нужны были пути к ясной цели, - и тот, кто теперь назывался Том Мрр. Реддл, Томкэт с Асгарда, искал эти пути. К себе. К той части себя, что оставалась скрытой от него, как бы он ни бился мыслями, будто падая всем телом на незримую стену.
Апатия была еще одним шагом на встречу с собой.
Память.
Забористые радости Апатии предназначались лишь узкому кругу избранных, и среди них, в немалой части - элите Танагуры. Как и верхушка мидасских граждан, элита порой имела в Апатии свои дома. Единственный район Мидаса, где вообще можно было купить жилье в собственность. Именно на такую публику были рассчитаны закрытые заведения этих мест.
Все решила память Томкэта. Он отлично помнил ходы противника, и бесчисленное множество комбинаций прогонял сквозь анализ, не задумываясь. Владельцы казино обычно не играют в своих заведениях, но порой и владельцы казино подвержены азарту. Этот мидасец выбрал игру, в какой наивно полагал себя гроссмейстером. Ставки повышались. Турист, неосторожно принявший его вызов, был богат, но что еще более ценно, - красив. Недостижимо красив, как элита. Мидасец владел изрядной долей доходных заведений на Аллее Казино и мог себе позволить многое. Кроме одного - трахнуть элита.
Асгардианец был так на них похож...
И с каждой партией выигрыш, казалось, становился все ближе.
Пока не стало очевидным, что господин Реддл играл с ним, как с мышонком. А поражение достигло очень опасной границы.
Шахматы - не игра случая.
Требование господина Реддла оказалось настолько меньше всего, чего уже страшился владелец казино, что мидасцу впору было бы рассмеяться. Он лишь облегченно вздохнул, утер пот и снова наполнил бокалы драгоценным шампанским с НоваТерры.
"Зачем вам это? Вы хотите получить права на свой бизнес у нас?"
- "Всему свое время. Сейчас вы просто выполните мою просьбу и забудете об этом вечере".
Цены на жилье в Апатии, для тех, кто имел право на такие сделки, были невелики. Расходы по переоформлению пентхауза на нового хозяина легли на незадачливого шахматиста и тут уж взятки были покрупнее. Но все равно несопоставимо малы на фоне его проигрыша.
Идентификационная карта домовладельца, личный код доступа в Апатию, код, позволявший передвигаться по Мидасу с правами мидасской верхушки. И - отсутствие чипа системы Зейн, поскольку господин Реддл не был частью этой системы. Чипа, смертоносно ограничивавшего передвижения любого мидасца.

В порыве благодарности, смешанной с затаенной ненавистью, проигравший вручил новому домовладельцу приглашение, сразу вводившее его в круг избранных. Открывавшийся в Апатии ночной клуб был крайне строг в приеме, как и надлежало заведению этого района.
Сам владелец казино, как мог увидеть Том, на открытие "Светильников" не явился.
В чем, интересно, он надеялся найти свою месть? Рассчитывал, что невежественный турист охмелеет от феромонов и шарма академских петов, потеряет голову от непривычного общества, выставит себя на посмешище и сам выроет себе яму, еще даже не начав предполагаемого бизнеса на Амои?
Тома не интересовали мыслишки отработанного инструмента.

Ароматы, рассеиваемые в воздухе, были едва уловимы и сплетались в гармоничной паутине, овевая каждого из льнущих к гостям петов особыми, уникальными оттенками. Напитки и блюда были изысканны и подобраны в нужном ключе. Разговоры предусмотрительно не касались ничего, что могло напоминать дела.
На Тома поглядывали со сдержанным интересом, как на любое незнакомое лицо, вошедшее в узкий круг, но деликатно воздерживались от расспросов. Зачем расспросы, если есть инорматориумы и возможности почти высочайших допусков!
Любопытные взгляды скользили по Тому, не задевая его, мелкой моросью дождливого лета. Он не спешил навязываться сам и не избегал перемолвиться парой слов, когда это было уместно.
Мальчик с пушистым лицом, полосками бархатной шерстки и золочеными коготками на пальцах какое-то время льнул к гостю, затем его сменила девочка с невероятно белой кожей и неожиданно яркими черными глазами, а после - еще один мальчик, смуглый и беловолосый, с восхитительной светло-синей радужкой глаз.
"Парадита*", - всплыло в памяти.
Любуясь тоненькой детской фигуркой, в изящной робости застывшей в паре шагов, Том уловил чье-то приближение сзади, хотя и не одидал вопроса.
Рука механически, без осознания, подала пэту знак танцевать, пока Том рассматривал подошедшего.
Блонди.
Двое из них отметили своим присутствием вечер, промелькнули как золотые вспышки в фиолетовом полумраке праздника и уже исчезли. Несколько минут драгоценного времени, просто чтобы придать новому клубу блеск их благосклонности.
Этот Блонди казался общительнее и оживленнее. Характерные черты, взгляд, поворот идеальной головы, манера речи совпали с данными, но еще прежде, чем в памяти промелькнули кадры видеозаписей, с губ слетело:
- Клэр! Конечно же, вы здесь.
Проклятье.
Досада от наспех вырвавшихся слов была так сильна, что он моргнул.
Он не помнил этого... Клэра.
Знал. Безусловно, уверенно, безошибочно знал, как мог знать соседа по комнате или студент - однокурсника.
И не помнил о нем ничего.

Медленно, оттягивая время, взглянул на свой опустевший бокал. Андроид-стюарт, приставленный к нему, немедленно отреагировал на взгляд и молчаливо предложил очередной выбор. Взяв бокал воды, Том сделал глоток, движением бокала указал на пэта:
- Великолепный Парадита. Оттенок глаз схож с Исано, но эти зеленые искры уникальны. Кто его заводчик?
И небрежно, невозмутимо, скользнув взглядом, полным обаятельной безмятежности, добавил, чуть изогнув губы:
- Господин Клэр, вас знает любой на Амои.
Можно подумать, об этом тот спрашивал.
Ничего. Не имеет значения.

Могли встречаться на шоу. На вечеринке. Клэр - наиболее открытый из Блонди, такова его работа.
Да, но и память у него - тоже блонди-стандарт. Перебрать встреченные в толпе лица за несколько дней - дело минут.

Том пальцем подозвал смуглого пэта и взял за красиво вылепленное бедро. Парадита с готовностью согнул ногу, встав вполоборота спиной, чтобы стал виден номер на ухоженной пяточке.

___________
*) Парадиты – гибрид породы Мелроуз и Дальтон, и самцы исключительно редки. (© Йошихара)

Отредактировано Том Мрр. Реддл (2015-11-19 20:47:23)

+4

4

Какой, однако, наглый турист! Ведет себя, как будто сто лет меня знает. Но быть того не может, я вижу его первый раз в жизни, сто процентов. Похож, конечно... Но не более, ничего общего...
Мысли промелькнули быстро, пока Леон любовался редчайшим пэтом, любовно прильнувшим к гостю.
- Заводчик... Конечно, обязательно. Мальчик уже имеет хозяина и эта информация секретна, ибо это эксклюзивный заказ и таково было желание заказчика, - очаровательно и наиболее располагающе к себе улыбаясь, Леон ответил гостю, предлагая бокал вина в качестве извинения.
А ведь он не представился... нет, конечно, Леон сто раз мог сам узнать имя незнакомца, но зачем? Звучание голоса и интонации его всегда могли сказать больше, чем холодные строчки информаториев.
- Вы не представились, хотя я назвал свое имя...
Реакции, реакции, реакции... Этот человек нервничал, хотя, казалось бы - с чего? Чудесный вечер, отличная музыка, лучшие пэты... Безопасность, если он об этом беспокоился, тут была на высоте, Апатия все-таки, не чих собачий.
С чего тогда так нервничать? Или... Это его, Леона, присутствие так на нем отразилось? Ведь до того как блонди подошел, наблюдая некоторое время издали, все было нормально.
И на вопрос он так и не ответил, отделавшись общими фразами, чтобы сгладить неловкость. Ну ладно. Замнем для ясности.
Потягивая отличное вино Леон проследил глазами за очаровательным пэтом, который отлепившись от туриста, проследовал к сцене.
Пэт-шоу, конечно... куда же без них. Знал бы кто, как они ему надоели!..
Обычно на шоу Леон изображал вежливое внимание, уйдя в свои мысли, или, просмотрев основное действо, углублялся в работу, открывая комм.
Но сегодня... Юпитер, что или кто может объяснить, что ударило в голову блонди? Какое помутнение нашло?
Клэр с шальной улыбкой повернулся к гостю и сказал:
- Пэт-шоу так скучны. Давайте сбежим, прогуляемся? Я покажу Вам такие места, которые Вы никогда бы не увидели сами! Надеюсь, Вы не будете против компании блонди?

+3

5

Из палаты Зейдара эль Айри в Киире
- Этот сумасшедший день закончился…
Фалк подходил к своему кару на стоянке у Кииры с ощущением путника, добравшегося, наконец, до маленькой гостиницы после нескольких дней дороги. Слишком много всего началось сегодня и… не завершилось, легло грузом на сознание. Корректор не любил такое состояние, спокойно, безэмоционально констатируя своё отношение – просто не любил.
Рука уже потянулась к автопилоту – набрать код Эос, а взгляд зацепился за нарочито роскошный прямоугольник дорогой бумаги, засунутый в держатель для важной мелочевки.
Приглашение. На открытие престижного ночного клуба в Апатии.
- Ах, да, это сегодня… сейчас... уже началось…
Бло несколько мгновений смотрел на вопиюще яркий дизайн:
- Завтра рано вылет на Элпис… Но и клубы не открывают каждый день… Будет много элитов... Себя показать – не обязательно, а вот других посмотреть в неформальной обстановке никогда не лишнее…
Нейрокорректор победил – рука набрала код адреса, указанного на приглашении.
В шикарном зале было уже шумновато – официальная часть, которые Бло не любил за их неинформативность, к счастью, закончилась. Элита и богатые граждане лениво перемещались между изысканными блюдами, окутанные ароматами, петами и праздными разговорами. Всё как обычно.
Фалк жестом отмел метнувшегося к нему особого распорядителя, едва он вошел в зал, взял первый попавшийся бокал у подвернувшегося андроида-разносчика, чуть улыбнулся, раскланиваясь с кем-то из элиты, всем своим видом желая показать, что заглянул просто немного отдохнуть… Да, как же, поверили ему! Всё, как обычно – пришлось применять годами отработанные навыки: искусно прикрываясь подвернувшимся ониксом из Департамента разведки (тоже, что ли, по долгу службы здесь?), Бло продрейфовал в угол потемнее, благо и сьют на нем сегодня был неприметный, и даже нашел себе только что освободившийся столик, за который и уселся, щелчком подозвав разносчика и уже выбрав у него что-то яркое в высоком бокале, украшенном фруктами. Пусть стоит на столике, для антуражу.
Отсюда великолепно просматривался весь зал, его же самого успели заметить немногие – Фалк лениво скользил взглядом по элите, разбавленной местными богачами.
Элиту он знал наперечет – вся тысяча с небольшим аккуратно хранилась в его памяти – лица, данные, даже нулевые матрицы при небольшом усилии спокойно мог воспроизвести.
Джейд из администрации Танагуры, сапфир из администрации Мидаса, руби и оникс – оба из администрации Эос – ну как же, без них не обойдется ни одно мероприятие! Еще пара ониксов из Департамента туризма, платина из…, джейд…
Стоп. Взгляд вернулся немного назад. Это не платина, вернее, не элит – уж элитов-платин Бло знал чуть ли не на ощупь, если пошутить. Но похож. Безобразно похож.
И это не амоец – никто из граждан не мог быть настолько похожим на элита.
Бло тихо щелкнул пальцами какому-то пету, крутившемуся рядом, сделав знак медленно танцевать перед собой – ему нужна была движущаяся защита – и раскрыл комм. Войти по личному коду в таможенную сеть, сделать запрос по словесному описанию прибывших на Амой от сегодняшнего дня и на месяц назад – дело нескольких минут. На экране замелькали лица… Вот он!
- Том Мрр. Реддл. Асгардианец с Джибрила, секс-турист… - Фалк мельком пробежал остальные строчки – ничего необычного. Кроме одного – почему он так похож на элита?
Бло закрыл комм, предпочитая незаметно наблюдать, жестом, каким отмахиваются от назойливой мухи, сменил одного пета на другого, даже не удостоив их взглядом, они были нужны просто как фон, не привлекающий внимания.
- Он ведет себя, как элит – походка, движения, манера держаться… возможно такое?
Вот в поле зрения появился один из блонди – консул Леон Клэр, да, положение его обязывает посещать подобные мероприятия. И он тоже заинтересовался псевдо-платиной… Корректор обладал сверхострым зрением и от него не укрылось, что этот мистер Реддл непроизвольно… моргнул, перекинувшись парой слов с Клэром… странная реакция.
- Он как будто удивлен?.. Раздосадован?.. вряд ли они были знакомы ранее… Конечно, нет. Тянет время, но взял себя в руки…
Фалк продолжал наблюдать, даже глотнув из своего бокала для отвода глаз.
- Мерзкий вкус… что они туда намешали?

Отредактировано Фалк Бло (2015-12-23 17:10:23)

+3

6

Нежнейшее журчание слов из золотого горлышка Танагуры ввело Тома в состояние, сходное с легкой эйфорией от шампанского. Сам голос, его модуляции, его напевность и обертона, то, как использовал свой инструмент первый враль Амои, способный заретушировать любую грязную ложь и придать ей сверкание безупречной истины, - забавляло. Как забавляло всегда. А смысл сказанного - и вовсе рассмешил Тома.
Будем играть в маскарад, Леон? Моя твоя не узнавай, моя - туриста с зудом в промежности? И ты будешь вешать туристу лапшу на уши, как несмышленышу, даже без собственной выгоды, исключительно ради забавы, наворачивая слой за слоем мишуру и блеск на пустяшные вещи. Тобой невозможно не очароваться, ты фейерверк неожиданностей.
С видом полной серьезности Том выслушал чушь об “эксклюзивных заказчиках и владельцах” - это в ночном-то клубе, где петов пробуют как тарталетки, чтобы оценить качество поставщика! - а пальцы, пробежавшись по номеру на пяточке Парадиты, скользнули по его бедру к бокам, чуть выше точёных клинышков тазовых костей, к хорошо известным чувствительным точкам этой модели. Пет захихикал от удовольствия и немедленно впал в состояние готовности, сияющие глаза безотрывно смотрели на гостя в ожидании приказа - любого и непременно сладостного.
В этом Клэр был прав: игра с петами был скучна как повторение гамм - музыканту, где все заучено, и пальцы знают каждую ноту прежде, чем она тронет слух.

Он взглянул в лицо Блонди Клэру непроницаемо безмятежным взглядом и встал, жестом, позволяя Парадите разлечься и ласкать себя на пуфике, тут же принесенном обслугой. Чтобы не лишать других клиентов возможного удовольствия, движением пальца дополнил команду запретом доводить мастурбацию до финала. Это несколько снизило эмоции Парадиты, но гостю уже не было до него дела.

- Том, - проговорил он мягко, шелково, глядя в глаза Леона под восхитительными ресницами. Он позволил голосу лишь самую малость иронии. Ирония и Клэр? Какое непередаваемо невозможное сочетание. По-своему, тот был прямолинеен до удручающего, и шутки тоньше бутылочной пальмы были не для главы СМИ. Что поделать, ведь ему приходилось работать с людьми. С мидасскими людьми, в первую очередь, и с тем быдлом,что приезжало в Мидас ради... поддержки экономики Амои.
- Томмммррр Реддл. Так что же сказала ваша память, господин Клэр? Могли ли мы где-то видеться, или дзинкотаи подвержены déjà vu?
Тягучие нотки в его голосе были густы и темны, как лесной мед. Он подпустил их специально, каким-то образом неосознанно зная, что Клэр чувствителен к этим интонациям.

Он сосредоточился на Клэре.
И в некий внезапный момент понял, что упустил что-то очень важное. Сосредоточенность помешала ему заметить…
..почувствовать…
Взгляд Тома рефлекторно метнулся к той части зала, что, погруженная в полумрак, была отдана любителям развлечься в одиночестве, при желании - активировав над собой и игрушкой купол тишины.
Там было несколько столиков, уже занятых, и кто-то был увлечен забавой, но кто-то - вовсе нет.
Безопасность? Восемьдесят восемь - восемьдесят девять процентов. Охрана? Андроиды, первая категория. Допуски?..
В голове закружилась метель.

На каком-то уровне сознания сквозь мысли пробежали цепочки цифр и символов. План здания, никогда не виденный, но интерполированный безотчетно возник в памяти при ощущении, что за ним наблюдают. Уязвимые точки конструкции, возможная расстановка охраны, позиции предполагаемых контактов наблюдателя - учитывая, что местами для комфорта гостей здесь стоят заглушки, и связь требует особых каналов…
Время замедлилось.
Леон улыбался.

Леон продолжал улыбаться, и это было так характерно. Рауль уже давно понял бы, что происходит что-то неправильное, что-то вне предусмотренного…
Рауль.
Вспышка.
Том Реддл стоял, изогнув губы в застывшей ответной улыбке, держа бокал у самого лица.
Золотая волна волос, изумрудная тень взгляда.
Такого серьезного взгляда. Рауль.
Том Реддл, турист с Джибрила.
Он сделал движение, придвигая бокал к губам, и движение досталось таким трудом, будто мышцы рвались от усилия. Губы онемели. Пропустить сквозь них каплю вина казалось почти невозможным.
Заговорить - еще менее возможным.
Том сделал глоток, наждачно-жесткий глоток без вкуса вина.
Что-то не так. Что-то со мной.

- Вы вольны шутить, господин Клэр.
Уйти. Куда-то отсюда. Куда-то где темно.

- Кто же откажется от такого… заманчивого предложения!
Он не следил за голосом, и голос подчинялся не сознанию, а лишь давним, глубоко внедренным навыкам. Чистый, уважительный, с ноткой любезного веселья, сдобренного почтением к... как же иначе! К Блонди.
Без тени сарказма.

И внезапно, порывом, более властным, чем страх или голод, - Я должен тебя видеть, тень!
Сделав полушаг в сторону выхода, он обернулся к теням. Ноздри вздрогнули, не от ароматов, - от внутреннего напряжения. Азарта. Словно был брошен вызов - и он не мог не принять. Не хотел.
Что-то ломало его изнутри. Что-то, цепенившее мозг и вырывавшее наружу яростную, неподъемную массу мрака, безумия и кристально ясных структур...
Частью безумия были Леон Клэр - и этот взгляд из ниоткуда.
Платина. Там, за тем столиком. Он не скрывает своего внимания.
Внезапное облегчение выдернуло кости из Тома. Платина. Это не угроза, это лишь… Он сделал большой глоток и сунул бокал, куда-то в руки подошедшему андроиду.
Но это и есть угроза.

- До чего крепкое вино! - Том рассмеялся, пряча нарочитость под опьянение. - Господин Клэр, я всецело ваш, и я ваш должник. Как вы узнали, что я - смертельный враг скуки?

Фалк Бло.
Случайность. Конечно. Нелепое совпадение.
Юпитер, да он промыл больше мозгов, чем я видел фальши в улыбках контрагентов!
Бло, правая рука Рауля. Впору поверить в мистику.

Он смеялся по-человечески живо, негромко и чуть пьяно. В ушах бился пульс, пустота не хотела отступать,, не давя сосредоточиться, и бессмысленные обрывки фраз, картин, цифр мешались в сознании в белый шум.
Та фраза, которую сказал Клэр, в самом начале. Его интонации. Знакомый ритм его голоса.
Нестерпимая боль неузнанного знания.
- Ваш аэрокар или мой?

Ветер, воздух, холод ночи.
Я должен там быть.

+4

7

Фалк взглядом подозвал андроида-разносчика, велев убрать бокал с ярким недоразумением, выбрал простое вино – так надежнее. День был очень насыщенным, и тратить эмоции на дегустацию ошалелой фантазии местных горе-барменов не хотелось. Хотя, наверняка ведь сей коктейль имел вычурное название и стоил бешеных денег… для других. Бло же сейчас нужно было просто промочить горло, не отвлекаясь самому и не привлекая особо ничьего внимания.
Консул Клэр разговорился с незнакомцем - тот вел себя вполне раскованно и безмятежно, привычным жестом пробежавшись по чувствительным точкам на боках Парадиты, позволил показательно ласкать себя, однако запретил доводить мастурбацию до финала… Стоп!
- Откуда он умеет обращаться с Парадитой? Это редкий гибрид, он не попадает на черный рынок… А тут движения обыденные, как будто он всегда это знал… Турист, никогда не бывавший на Амой, такого знать просто не может… Мистика…
Но существование мистики рациональный ум элита не допускал в принципе, поэтому корректор продолжал наблюдать, потягивая вино, которое, слава Юпитер! – без всяких примесей оказалось очень неплохим. Сменил еще раз ширму из петов, подозвав на этот раз двоих и приказав им ласкать друг друга – обыденное зрелище, не привлекающее внимания и не стоящее взгляда самого Бло. Серые глаза продолжали ненавязчиво наблюдать за туристом поверх бокала.
Тот явно сосредоточился на Клэре, у них завязалась беседа… и вдруг взгляд Тома Рэддла внезапно метнулся в сторону Фалка.
- Он не может меня видеть… Почувствовал? Но это невозможно… Для туриста – невозможно.
Только один элит мог чувствовать взгляд нейрокорректора, если специально не смотрел на него – его шеф, Рауль Ам. И Бло точно так же чувствовал пристальный взгляд Ама. Они отточили эту способность в себе уже давно и частенько пользовались ею на скучных официальных мероприятиях, когда нужно было перекинуться парой знаков, незаметных для остальных.
А теперь этот турист… И с ним явно что-то происходило.
Фалк находился достаточно близко, чтобы наблюдать все внешние реакции Тома Реддла.
Но Фалк находился слишком далеко, чтобы заметить малейшие нюансы – изменение взгляда или еще что-то, столь же незначительное. Но очень важное.
Том Мрр. Реддл непроизвольно замер на мгновение, как человек, силящийся что-то вспомнить. Или как элит, чью память терзают помехи, и он пытается с ними совладать. Через силу.
- Но он не элит… Вне Амой не может быть элитов. Однако с его памятью явно что-то происходит. И он не болен, об этом нет никаких данных… Рагон его! Кто он такой?
Два персонажа этого вечера, явно заинтересовавшие Фалка, о чем-то договорились и двинулись к выходу.
Мистер Реддл обернулся с полушага, порывисто, напряженно, как будто по внутреннему зову. С этого ракурса он уже мог разглядеть лицо Бло. И он узнал корректора, явно, с облегчением, сунув недопитый бокал разносчику и весело демонстрируя теперь опьянение.
А вот Фалк его не знал, и это настораживало, а это чувство никогда еще нейрокорректора не подводило.
На секунду, у самого выхода, турист оказался против света, превратившись в темный силуэт, такой похожий…
- Ясон Минк?! Чушь!.. Игра света, это невозможно… - Фалк прикрыл глаза на секунду дольше, чем обычно, а когда их снова открыл – оба интересовавших его мужчины уже исчезли в дверях.
- Мистики не бывает. Бывают необъяснимые явления из-за нехватки информации, - Бло поднялся, отмахиваясь от надоевших петов и тоже направляясь к выходу, - Завтра рано вылет на Элпис, но через пару дней я вернусь к тебе, мистер Том Мрр. Реддл, турист с Джибрила.. Турист? - усмехнувшись, корректор покинул клуб.
- Этот сумасшедший день закончится когда-нибудь?..
В апартаменты Фалка Бло в Эос

Отредактировано Фалк Бло (2015-12-24 03:04:13)

+2

8

[NIC]Сущий[/NIC][STA]Бог[/STA][AVA]http://oi15.tinypic.com/6kfdpwo.gif[/AVA]

Время бесконечно. Его много и с лихвой бы хватило на то, чтобы выждать до момента. Вот только момент был упущен. В золоте и бардовом бархате, в дереве и коже, в перезвоне тончайших бокалов и мягкой музыке ночного клуба он был чужаком. Фигурой в тёмных одеяниях, простых и просторных, прячущих тьму в каждой складке балахона, скрывающего смуглое лицо человека лет под сорок-пятьдесят с хитрыми чёрными маслинами глаз и вьющимися волосами цвета ночи. Они называли себя Саммах - и их было множество, но здесь он был пока один. Он мог взять любое имя, выбрать любую внешность, но сутью оставалась непроглядная темнота под капюшоном просевшего тёмного балахона. Они были лишь подобиями людей, но то, что они являли собой, простые люди звали смертью. А их дети звали их Богами. Это ли не стоило того, чтобы прислушиваться к голосам своих созданий?

Сегодня он не выбирал место, куда его завели пути поиска. Молитва, что произносили уста его дитя, вынудила его покинуть уютный и сытный мир, разделяемый с братьями. Он услышал, и не ответить на призыв услышавший не мог. Похищенный лейр звал его, сжимая в руке один из священных камней. Вот только было это пару суток назад... А потом след его детища пропал, затерявшись в мире безверия.
Впрочем, безверие планеты Амои его мало беспокоило. Разве это не игра, если голос дитя завёл его столь далеко от замков своей родины? И разве не понял он уже, как удачно это стечение обстоятельств. Здесь было полно эмоций, правда не явных, с привкусом внутренней сдержанности окружающих его людей. Слишком ярко пылали только те, кто находился в стеклянных клетках на подиуме. Пэты, лишённые скромности и завидующие друг другу - молодости соперников, взглядам на соперников, разным подарочкам и вниманию в целом. Это было слишком насыщенно, как фонтан сладкого, слишком, до приторности. Появившийся Сущий прошёл мимо, и под ногами его едва заметно клубился тёмный туман, скрывая лохмотья балахона в чёрном дыму. Как и положено его роду, он не отбрасывал тени, проходя мимо пэта, с завистью взиравшего на соседний подиум. Мужчина мягко повернулся к бару и опустился на кожаный диван, наблюдая за суетящимся фурнитуром у стойки, готовившим сок для пэтов.
Вся элита уже покинула клуб, и вид у парня был уставший. Зато здесь хватало мидасцев с деньгами, отдыхающих в прекрасном месте и в замечательной компании. Их планы не были секретом для Сущего, видевшего желания каждого из них, как на ладони. Но вот чего он не видел - так это заблудшую овцу, которую осмелились выкрасть пиратские отродья. Видимо, таким мальчикам, каким был Зейдар, в ночные клубы вход пока ещё был заказан. Или же лейр был слишком упрям и дик для посещения подобных заведений этого мира. Одно другому не мешало, впрочем...

Сущий наблюдал, но пока не делал ничего, чтобы как-то привлечь внимание окружающих. Даже фурнитур у стойки, глянувший на него, тут же отвёл глаза по воле сидящего. Теперь паренёк выглядел так, словно ему что-то примерещилось. Отдав сок для пэтов второму фурнитуру, он принялся протирать бокалы, а Сущий вслушался в окружающий его мир, легонько шевеля пальцами, словно разгоняя чужие мысли и желания. Мог ли он ошибиться, появившись здесь по зову? Нет, не мог. Все, кто не был создан ими, не имели никакой силы на их призыв. Подобным правом наделялись только их собственные племена - гайры и лейры. Саммах сразу же узнали о похищении, но не смогли повлиять на улетающий прочь корабль. Но это было вовсе не важно сейчас, когда след их дитя был найден и принадлежал этой планете. И не важным было, кто первый выкрал у них дитя. Сейчас оно находилось где-то в этой земле, и судьба его была изменена. А это уже было огромной ошибкой. Саммах не прощали таких перемен никому, ибо только они могли влиять на судьбы своих детей. За двое суток могло произойти всё, что угодно, и если наследник дома Айри мёртв... Конечно, это тоже было бы неплохо, но лучше бы ему оказаться живым, потому что от мёртвого лейра никакого толку уже нет, а вот от живого энергии будет хоть отбавляй. Боги имели свой план на Зейдара эль Айри, и Саммах знали его почти наизусть, и тот, кто сидел сейчас на кожаном диване, положив смуглые полупрозрачные жилистые руки на пики выступающих под чернотой балахона колен, тоже знал.
Нужно только привлечь внимание элиты, так рано схлынувшей из клуба. Если его дитя здесь, то его следует показать Богу, а не прятать за стеклянными перегородками. Разве не так? То, что его дитя спрятано от глаз создателя - это досадная ошибка, за которую Амои придётся заплатить. Не очень дорого, судя по мечтам и желаниям присутствующих.

- Да не оскудеет земля светлыми умами... - усмехнулся Саммах и перевёл взгляд на залипшего в зависти пэта. Лучше было начать со сладкого, потому что более острые эмоции были ещё впереди.
Пришло время начинать своё шоу. Перед глазами Сущего проносились коды, запирающие замки, цифровые ряды, замыкающие двери в этот зал. Чёрные маслины глаз потекли чернильными струйками по белкам, медленно заливая глазные впадины пустотой, пока двери запирались сами собой. Сущий поднялся и посмотрел на пэта в стеклянной колбе. Тотчас завистливый мальчишка схватился за горло, страшно выпучившись, посинел и осел на пол безвольным кулем, выдыхая последний раз. Затем пришла очередь фурнитура за стойкой, едва взглянувшего на поднимающегося посетителя и уже не сумевшего отвести своего взгляда от зияющих провалов на призрачном лице. Он оседал медленнее, цепляясь рукой за стойку и роняя вытертые до блеска бокалы, со звоном разбивающиеся на мраморной столешнице.
  К сладкому добавилась ещё одна струйка, за ним ещё одна, и ещё, превращаясь в непрерывный поток. Человеческий страх, непонимание происходящего, неверие в оседающие сломанными куклами фигуры, пробудившаяся паника. Кто-то уже неистово нажимал на кнопки отключившегося комма, кто-то пытался открыть двери, и сквозь все эти тонкие, ничего не значащие для Сущего, фигурки, тянуло острым страхом, как дорогой приправой для истинного гурмана.

Сладостное волнение ярких, как звёзды, эмоций, питало силу Саммах, и для большего эффекта нежданный гость поднялся со своего места и двинулся вперёд, к тем, кто ещё не упал от его взгляда, а отчаянно пытался выйти отсюда.
Забившиеся в своих колбах и быстро умирающие пэты, оцепеневшие в ужасе фурнитуры, не имеющие возможности вызвать помощь, мидасцы, в панике пытающиеся найти выход и бесполезно жмущие кнопки на своих браслетах - все они едва касались пустоты чужеродных живому глаз и падали, падали, и падали, принимая позы доступные лишь мертвецам. Их эмоции и жизни утекали в пустоту провалов глаз Саммах, а по залу пополз тёмный туман, расплываясь тонкими щупальцами от несуществующих ног Сущего и создавая могильный холод в сердцах ещё живых.
Сущий шёл не спеша по залу, огибая подиум и стойку бара внутри. За его спиной падали люди, не стоящие ничего для Саммах. Ценность имел только наследник дома Айри, украденный этим миром из их закрытого мирка. Ну и, конечно же, элита Амои, которой Саммах тут не видел. Пока не видел. Смерть десятка людей заставит Амои отреагировать хоть как-то. Хотя бы почтить визитом это сумеречное сейчас место, в котором обрываются жизни под взглядом ледяной пустоты и тьмы, втягивающей в себя всё, что имеет жизнь. Люди так привыкли бороться за неё, но разве это не весело?!
  Последний из людей, решивший спрятаться от неминуемой гибели за диваном, выдохнул слабо и мягко соскользнул на пол. Глупые создания. Они думают, что можно скрыть свои желания и эмоции от того, кто этим питается тысячелетиями, просто спрятавшись за занавеску? Саммах рассмеялся в голос, запрокидывая голову и возвращая своим глазам привычное взгляду людей состояние. Замки отомкнулись и Сущий мягко опустился на ближайший к дверям диван, положив обе руки на его спинку. Он ждал того, кто войдёт в эту дверь. Кем бы ни был вошедший, его глазам предстанет жуткое в своей красоте и совершенстве место. Негромкая музыка и абсолютная пустота, усеянная телами тех, кто ещё недавно дышал. Все они сейчас смотрели в никуда, застыв с тем выражением лица и эмоцией на нём, которую испытали, и которую поглотил Саммах. В основном, в страхе... Но даже эту последнюю искру у многих Сущий забрал себе. Их лица опустели, потеряли краски. Их позы были неловки, а помутневшие глаза свидетельствовали о том, что спасать там уже нечего. Саммах удовлетворённо поглядел на застывший зал и снова перевёл взгляд на дверь. Музыка стихла и сменилась новой мелодией, и можно было даже услышать эхо в этой мёртвой пустоте. Но вот дверь плавно отошла в сторону и на пороге замер человек, натыкаясь взглядом на мертвецов и тёмную фигуру мужчины в странном грубом балахоне. Сущий поднял руку от дивана и плавно повёл ею, указывая на залу, добавляя в голос обычных ноток обычного посетителя, словно не произошло ничего интересного, и уж тем более страшного. И всё же вошедший не смог скрыть своего состояния от Саммах.

- Здесь очень тихо сегодня, не правда ли? Не бойся. С тобой этого пока не случится. Передай правителям Амои, что им следует вернуть то, что они украли. И лучше им поторопиться. - Мужчина усмехнулся криво и встал, зависнув над полом сантиметрах в восьми. Ни тени, ни дыма, ничего, лишь высокий человек с хитрым взглядом, не то улыбающийся, не то усмехающийся. А после тёмная фигура его исчезла, растворяясь в воздухе. Но голос его донёсся до слуха напуганного зрелищем посетителя, словно шепнул ему прямо в ухо:
- Я Саммах эль Саммах и пришёл по зову своего дитя. Я не отступлю...

Отредактировано НПЦ (2015-12-13 23:15:26)

+4

9

Пост неактуален.

Старт игры.


Замолкни и соблюдай все инструкции, — ступая на борт военизированного вертолёта, Гил Белуз — законно послушный гражданин и заслуженный подполковник полиции Мидаса, заметно нервничал, то и дело, срываясь на своего подопечного — капитана Роуза Грэмли. На то существовала действительно веская причина. Только что на их плечи было возложено особо важное задание, неожиданно поступившее с верхов Танагуры в главный штаб правоохранительных органов поздним вечером: доставить в самое сердце Апатии чёрный ящик. Который с виду впрочем, напоминал больше газовую огромную камеру, чем какой-то ценный груз.   
Капитан, а что там внутри? — Роуз занял место второго пилота, поочерёдно активируя запуск всех систем летательного аппарата. Любопытство переполняло его как никогда раньше.
Я слышал о нём только один раз, - коснувшись пальцами сенсорной панели, находившейся на поверхности чёрного габаритного ящика, Гил ввёл код из тринадцати цифр, после чего тяжёлая боковая крышка издала глухой звук и открылась, — Но не думал, что когда-нибудь увижу его своими глазами.
Полицейские замерли в лёгком оцепенении, обнаружив внутри ящика переносную высоко-технологическую лабораторию. Множество приборов в режиме ожидания и замедленного функционирования ритмично отсчитывали пульс спящего человека в тёмной мантии: многочисленные тонкие проводки тянулись к голове, рукам и шее. Его широкую грудную клетку сковывал механический ремень, удерживающий тяжелое тело в металлическом кресле, лицо было сокрыто под багровым цветом длинных волос, а разглядеть закрытые глаза мешала одна единственная чёрная линза очков в твёрдой оправе. Неподвижный, будто бы умерщвлённый чьей-то волей, силуэт неизвестного источал таинственность и страх.
Это что такое? — сглотнув ком напряжения, Роуз уставился на своего полковника такими глазами, будто бы видел его впервые в жизни сейчас.
Особая боевая единица. Мне сообщили, что его только-только восстановили после каких-то крупных повреждений. Потому он в таком состоянии. Очнётся, как только прибудем на место, — Гил сумел скрыть своё негодование и множество вопросов глубоко внутри в силу уже довольно таки преклонного зрелого возраста. К тому же в делах касавшихся Танагуры никогда не следовало задавать лишних вопросов, — Видать что-то серьёзное случилось в Апатии, раз туда направляют такого бойца.
Так он андроид? — не унимался Роуз, продолжая разглядывать содержимое чёрного ящика.
Чёрт его знает. Наша с тобой задача доставить этот груз по месту назначения, — с натянутой усмешкой Гил занял место главного пилота и попросил разрешения на вылет с полицейской базы. Каждая минута теперь была на счету.

Апатия — престиж округа Лхасса. Райское и спокойное место в недрах планеты Амой, где могут сбыться все земные и неземные мечты. Но сегодня чья-то невидимая воля посеяла в самом центре этого района хаос, сопровождаемый множественным гулом сирен полицейских машин. Всё внимание правоохранительных органов сосредоточилось вокруг нового открывшегося сегодня заведения, откуда около получаса назад стали поступать секундные молниеносно обрывающиеся сигналы о помощи. По прибытию на место происшествия, боевые подразделения обнаружили напрочь закрытое изнутри здание. Это место будто бы погрузилось в долгий продолжительный сон в ожидании неизвестности.
Гляди-ка, сколько цепных псов! — оценив обстановку с высоты низкого полёта, полковник Гил удерживал вертолёт над местом операции, попутно передавая данные о себе на передвижной пункт командования внизу.
Нам негде тут приземлится, сэр! Какие будут указания? — Роуз тщетно пересматривал планы близлежащих улиц, отмечая, что в Апатии явно слишком спокойно и мирно, раз даже военной технике негде якорь бросить.
— Механический трос. Этого будет достаточно.
Голос, раздавшийся позади среди шума многовинтовой усовершенствованной машины и сильного рваного ветра снаружи, застал двух высокопоставленных полицейских врасплох. Он был низок, сух и холоден. Обернувшись, полковник Гил Белуз встретился взглядом с синевой, казалось абсолютно безжизненных глаз, выглядывающих на него из темноты. Человек, находившийся внутри чёрного ящика – очнулся, и возможно уже долгое время наблюдал за происходящим в кабине пилотов.
Полагаю, свою задачу я выполнил, — опустив вертолёт ещё чуть ниже над улицей, Гил активировал двери люка и механизм, выбросивший тяжёлый трос из гибкого сплава вниз. Оцепенение, сковавшее его на несколько мгновений, леденящим липким потом скользнуло по спине.
Не знаю, кто ты, но будь осторожен.

Он не был человеком, хотя в его теле и билось сердце, и текла кровь. Родом из тех мест, где к жизни свои руки протягивали наивысшие умы неоновой планеты Амой, он являлся изгнанником.
Оникс, получивший совсем другую судьбу.
Чужой среди своих.
Солдат готовый погибать и воскресать из пепла ради Танагуры и её бесценных сыновей.

Вертолёт качнуло несколько раз, пока человек в тёмной мантии опускался вниз, крепко удерживая собственное тело только одной рукой. До идеального устланного фасада улицы оставалось ещё около девяти метров, но он внезапно сорвался с троса и словно зверь прыгнул в толпу недоумевающих полицейских. Это странное появление погрузило окружающих в недоумение. Все как один — ошарашено разглядывали высокий силуэт человека, медленно движущегося в сторону командного пункта.
А ты ещё кто такой, чёрт возьми? — командир первого подразделения, рослый мужчина средних лет, окинул взглядом появившегося так внезапно перед ним незнакомца.
— Данте.
Подразделение?
— Информация закрыта.
Что? Появляешься на моей территории, да ещё и умничаешь?!
— Командир. Отзовите своих людей. Времени мало, — Данте смирил полицейского тяжёлым взглядом синих глаз. Его сухой и холодный голос парализовал человека, руководившего до сего момента всей операцией. Лишь в этот момент командир вспомнил недавнее сообщение, переданное по резервному каналу с вертолёта, который к слову, всё ещё кружил над местом происшествия в поисках посадки.
Приказ сверху, — усмехнувшись глухо себе под нос, мужчина неохотно отдал указание всем подразделениям рассредоточить ряды и отойти от здания на безопасное расстояние.

Q9 — интеллектуальный микро компьютер, встроенный в тёмную линзу очков последовательно выводил данные о предстоящей операции: торжественное открытие клуба в центре Апатии произошло около часа назад, точечные обрывающиеся сигналы о помощи стали поступать на пульт управления полиции около 30 минут назад, боевые подразделения прибыли около 15 минут назад, и всё это время из здания никто не выходил. Похоже на продуманный захват. Но кто осмелился совершить такое в таком престижном районе? Безумец. 
Приблизившись к ночному заведению вплотную, Данте обнаружил, что кодовый замок мигал зелёным светом. Система безопасности функционировала на допуск посетителей, и едва датчики засекли движение — механические двери раскрылись.
Рефлекторно, распознав неожиданное появление противника перед собой, Оникс выудил из кобуры один из револьверов, сняв механизм с предохранителя. Его ожидал резкий тяжёлый взгляд внезапно возникшего незнакомца, прятавшего своё лицо под чёрным балахоном. Последний не отбрасывал тени, словно призрак – висел в воздухе и насмехался, собираясь оказать сопротивление незваному гостю. Заслышав чужой пронизывающий голос и слова об украденном, Данте широко раскрыл глаза, встречая на себя тёмный обволакивающий дым. Откуда? Что это за оружие? Закрыв инстинктивно лицо, стараясь не вдыхать, Оникс пытался не потерять из виду этого человека. Но едва дым рассеялся, незнакомец — исчез, а руку дзинкотая пронзила колкая болезненность. Тыльную сторону жилистой ладони очертил глубокий ожёг.
«Ядовитый?», — сжимая пальцы повреждённой руки и приведя микро компьютер по средствам своей мозговой деятельности в действие, дабы фиксировать происходящее, Данте медленно шагнул внутрь клуба, осматриваясь. Вся зона отдыха гостей и открытая площадка для пэтов были усеяны трупами. Кто-то другой на его месте непременно бы сошёл с ума, увидев подобное зрелище. Но смерть слишком частый гость на пути изгнанника.   
— Бродячий Бог… — однажды Ониксу довелось прочесть историю старого света, где люди ещё жили на голубой планете Земля и не могли даже помыслить о просторах космоса. И бродила в то время по их миру тяжело неизлечимая болезнь — чума, «бродячий Бог». То, что видел сейчас Данте, очень походило на страшные писания из старой книги. Где ступала тень Бродяги, не оставалось ни одной жизни.

+3

10

[NIC]Сущий[/NIC]
[STA]Бог[/STA]
[AVA]http://oi15.tinypic.com/6kfdpwo.gif[/AVA]

Считать недействительным в связи с отсутствием ответа.

В первый момент Саммах желал оставить всё так, как задумывал. Но существо - вошедший - как раз и был в том невидимом облачении плоти совершенной. Именно такой, о чьём присутствии и шла речь в его послании к этому миру. Хотя не совсем. Слишком много было в его лице пигмента, не свойственного прочим элитам. Словно печать, которую зачем-то наложили на его идеальный облик.
Сущий прислушался к вырвавшемся у элита словам и усмехнулся про себя, проявивишись в своём чёрном балахоне у барной стойки. На этот раз никакой, выглядящей как туман антиматерии, так неловко оставившей ожог на ладони вошедшего. Впрочем, лучше ему радоваться, что его рука не стала частью Саммах, попав в эту биоловушку целиком. Пробы его бионики были идеальными, не считая повышенного маркера пигментации.
- Ты и есть тот правитель, к которым я обращался, - мужчина усмехнулся, и капюшон соскользнул с его головы, открывая вполне себе человеческое лицо с подвижными чёрными маслинами глаз и складками морщинок в их уголках. Угольно-смоляные волосы, даже на вид казались жёсткой волной, небрежно собранной в короткий и густой хвостик у самой шеи. Его внешность - смуглое лицо и чуть вьющиеся тёмные волосы, указывали на представителя терранского мира, называемого "араб". Вот только ростом он был почти что с элита. Саммах сделал приглашающий жест рукой и осторожно присел на край высокого табурета, глядя с усмешкой в глазах на вошедшего.
- Давай поговорим, Данте, - предложил он, ничуть не обращая внимания на тела и предваряя ненужный, и возможный вопрос.
- Да, я знаю твоё имя, как знаю и имена тех, кто здесь умер. Убивать меня бесполезно. Карантин здесь не нужен. Я не чума, о которой ты упомянул.
Сущий щёлкнул пальцами, чтобы уподобиться голограмме и развеять сомнения смертного, идеального элита, что он может оказаться вполне материален. В данный момент его тело не нуждалось в материализации, да и у убийцы будем меньше желания натыкаться на пустоту табуретки или палить по мебели. Впрочем, если ему хочется выстрелить в Саммах, то зачем же отказывать в желаниях смертному?
- А ты не совсем тот, кто может мне вернуть украденное, но найти то, что скрыто от меня, ты сумеешь. Так как? Поговорим?
Саммах улыбнулся гостеприимно, указывая на соседний табурет у стойки.
- Тебя ведь не печалит то, что ты видишь здесь. Ты в замешательстве, но твой разум уже просчитал варианты и уже нашёл несколько десятков выходов. Однако все они могут подождать, пока я не увижу своё дитя. И ты его найдёшь, верно? - цепкий взгляд Сущего не отпускал элита, и однозначно это не отбрасывающее тени существо не испытывало никакого страха, лишь в глазах сверкали искры сдержанного веселья.

Отредактировано НПЦ (2016-07-23 09:57:25)

+3


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Апатия » Ночной клуб «Светильники»