Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы

Объявление



Время: 315 год Эры Юпитер, четырнадцатые сутки после взрыва в Дана-Бан.
Утро-день-вечер-ночь.

Погода: переменная облачность, ветер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Космопорт

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s7.uploads.ru/3b1aP.jpg

+2

2

Эос

Ночка у исполняющего обязанности Первого консула и не освобождённого от поста Главы разведки выдалась жаркая. Его дёргали, казалось, все департаменты сразу, и не отставала от них целая армия помощников Ясона. Пару раз Гриффит даже ловил себя на лёгком чувстве сожаления о том, что не он убил Минка… Впрочем, то были всего лишь праздные мысли, ибо окажись первый блонди в когтях танагурского тигра, тот заставил бы его вернуться на свой пост и вот так не покладая рук, как делал это сейчас Уоллес, работать, работать и работать, разгребая всё то де… все те проблемы, которые сам и заварил.
   Мечты, мечты, увы, и не более того. Впрочем, даже на них времени не хватало между докладами внутренних войск, службы ЧС и контрразведки и попытками Двенадцатого консула надавить на подчинённых Рауля Ама, чтобы те всё же скорейшим образом решили вопрос с инопланетным гостем, так приглянувшимся Маркусу. И если служивые, выполняя задания, рыли землю едва ли не зубами и ногтями, то медики, казалось, особо не торопились. Глава разведки, разумеется, понимал, что их работа быстро не делается, но и ситуация, однако же, была нестандартной – можно хотя бы ради безопасности Амои один раз поторопиться?..
   …да, припекало со всех сторон знатно. Уоллес и не припоминал, когда последний раз наваливалось столько всего и сразу. Не в этой жизни точно – точнее, не в жизни этого тела. А вот в подробности того, что творили прошлые Гриффиты и что с ними происходило, нынешний, увы, матушкой посвящён не был. «…хотя теперь, когда нет Юпитер, если рассекретить некоторые её базы… а лучше сразу все… Где б взять такого умельца?..»
   Примерно с этими мыслями элитар и проснулся в своём каре, прибывшем в космопорт. На этот раз главный разведчик воспользовался автопилотом, а сам пятнадцать минут дороги потратил на сон. Учитывая нагрузку, консул счёл необходимым перейти на режим, при котором через каждые два часа пятнадцать минут отводится на эту простейшую физиологическую потребность. Он вообще не был любителем испытывать на прочность собственное тело без острой на то необходимости как сверхнагрузками, так и стимулирующими препаратами. Конечно, физические возможности блонди превосходят и прочих дзинкотаев, не говоря о людях, но зачем же доводить себя до истощения, рискуя качеством своей работы? Тем более, что пока возможность замены старого тела на новое находится под большим вопросом. Так что в сложившихся непростых обстоятельствах за лучшее стоит посчитать давно проверенный метод, при котором на отдых тратится минимум времени и при этом работоспособность остаётся на должном уровне.
   Хотя в подобном режиме существования Гриффит сам себе начинал напоминать андроида, потому что стоило ему закрыть глаза, например, сев в тот же личный транспорт, как сознание тут же отключалось, будто у робота тумблер перевели в положение «выкл». А через четверть часа, секунду в секунду, кто-то словно щёлкал включателем – и блонди открывал глаза, сразу же приходя в ясное сознание. И когда он ступил на территорию закрытой части космодрома, окружившие его танагурцы и подумать бы не смогли, что Уоллес только что спал, ибо первым же делом по пути к терминалу он потребовал отчёты о готовности корабля и команды, о том, прибыли ли участники делегации и подготовлено ли всё остальное. Опять поднялась суета и лёгкий гомон, докладчики перекрикивали грохот снующих по площади роботов и гудение шаттлов, кругом забегали управленцы, присоединяясь к рабочим, а надо всем этим приземистым и мрачным гигантом нависал портовый комплекс - и Двенадцатый консул отчётливо понимал, что покривил бы душой, если сказал, что ему не нравится всё то, что происходит с ним в последние сутки. Быть в гуще событий и в курсе всех дел – всё же высшее счастье для этого конкретного дзинкотая.

Отредактировано Гриффит Уоллес (2015-12-27 12:01:58)

+5

3

Из апартаментов в Эос>>>

Кар заместителя главного нейрокорректора Амои заложил крутой вираж вокруг Эос, взмывая в ночное еще небо. Силь и Голд только готовились скатиться за горизонт с одной стороны, словно две монетки в щель игрального автомата, до бритвенного разреза зари с другой стороны небосвода оставалось еще достаточно времени, и темно-лиловый сумрак сразу поглотил смело нырнувший в него флаер.
Космопорт находился в прямо противоположной стороне от шумных районов Мидаса, на берегу океана, поэтому дорога до него была относительно спокойна.
Фалк сразу поднялся в самый верхний эшелон и повел машину самостоятельно, просто потому, что ему нужно было чем-то занять свой мозг и внимание. Автопилот тратил на эту дорогу 15 минут – неизменность технических характеристик была подтверждена многочисленными личными проверками. Сам корректор тратил на это минут 12, когда хотел развлечься или отвлечься, как, например, сегодня.
Серая сталь глаз Бло четко определила цель на горизонте, серебристый кар служил средством достижения этой цели, бесшумной кометой разрезая на максимальной скорости небо над огромными и свободными от суеты промышленными районами Танагуры.
Фалк любил эту дорогу – именно за её размеренность и пустоту, которые не отвлекали от собственных мыслей, позволяя с пользой тратить время на анализ какой-либо проблемы.
Но сегодня… сегодня корректору хотелось как раз наоборот, ибо силой воли отключенный от очередной перетасовки известных фактов мозг, всё же требовал какого-то занятия. Поэтому в самом верхнем эшелоне движения Бло занимался сейчас проверкой максимальных возможностей собственного кара.
Он ехал раньше назначенного срока. Он всегда так делал. Оборудование, которое нейрокорректоры везли с собой, было высокоточным и требовало осторожного обращения. Нет, из этого не следует сразу делать вывод, что Фалк не доверял своему персоналу, отнюдь, он им доверял абсолютно. Но перед важными поездками предпочитал проверять всё самолично. Кстати, это еще и косвенный стимул для сотрудников никогда не расслабляться, а то идеальная память корректора хранила и такую древнетерранскую «мудрость», как – «если шеф в командировке, то все сотрудники – в отпуске». Может быть, где-то оно и так, но не на Амои.
В киирской лаборатории «Маат» сотрудники в дни командировок шефа работали как минимум в два раза интенсивнее и почитали за особую честь, если Бло вызывал кого-то с докладом прямо к своему вылету из космопорта – ему не требовалось много времени, чтобы изучить информацию, а перед вылетом почему-то всегда появлялись свободные минуты, хоть все службы и работали, четче некуда, которые нечем было занять – так почему бы не посвятить их работе? Не на пустое же ожидание их тратить, в самом деле!
Приземистая громада портового комплекса заслонила собой небо и кар нейрокорректора приземлился на стоянке.
- 8 минут 39 секунд, - бесстрастно отметил Бло время своего сегодняшнего пути, бросив взгляд на таймер, - неплохо. Кто меньше?
Закрытая часть космодрома встретила Фалка размеренным рабочим ритмом деловито снующих туда-сюда роботов и отсутствием пока что того легкого гула потревоженного палкой улья, который возникает при прибытии начальства. Корректор запретил оказывать себе подобное внимание и крепко вколотил эту мысль в мозги служащих родного космопорта. Поэтому, если на него и обратили внимание, то виду не подали, да и приехал он на полчаса раньше всех сроков.
Секретарь Бло, руби Саймон, встретил его у терминала, на ходу начав докладывать о погрузке оборудования, и они вдвоем скрылись внутри корабля.
Платина как раз закончил проверку погруженного и отдавал Саймону распоряжения по лаборатории на ближайшую пару дней, когда характерный легкий гомон потревоженных пчёл стал слышен даже внутри межпланетного шаттла.
- Так, прибыло начальство… Должно быть, консул Уоллес, - Фалк закончил свои дела в грузовом отсеке и направился с Саймоном к выходу.
Корректор не ошибся – снаружи его ждала обычная и даже уже знакомая картина: посреди толпы орущих и суетящихся управленцев, медленно дрейфующей к кораблю, возвышался ясным солнышком Тигр Танагуры и умудрялся, кажется, слушать всех одновременно и еще при этом отдавать приказы. Бло вспомнил вчерашний Керес, оперативников и полицейскую световую цветомузыку в ритме самбы…
- Да, умеет Двенадцатый организовать вокруг себя работу, - Фалк хмыкнул, Уоллес явно был на своем месте.
- Надо будет его успокоить насчет принца… А то он наверняка навел шмон в генетической лаборатории, прежде чем дал мне отбой коррекции.
Бло подошел поближе, и когда вокруг исполняющего обязанности немного поредели ряды верноподданных, разосланных в разные стороны с важными поручениями, и он, наконец, обратил внимание на платину, приветствовал его легким поклоном:
- Доброе утро, консул Уоллес. С нашей стороны всё готово к вылету. Консул Ам скоро будет.
Если у Фалка и возникали некие сомнения по поводу последних слов, то он оставил их при себе. Поскольку информация, что Рауль не полетит, отсутствовала, до назначенного времени оставалось еще несколько минут, а в своем шефе Бло был уверен.
Ведь Рауль Ам никогда не опаздывал.

Отредактировано Фалк Бло (2015-12-25 00:07:14)

+5

4

Из эосских апартаментов
Были сборы недолги – это выражение, не неся никакой эмоциональной окраски, передавало голую суть дел так же, как и фраза «утро наступило». Каким оно было, это утро, для чего наступило – Рауль не смог бы ответить. Вернее, единственно честными ответами стали бы «никаким» и «ни для чего», но кому они были нужны, эти честные ответы, и всегда-то, а уж сейчас – особенно.
Ам и сам опасался слишком активно заниматься поисками правды в себе, слишком отчётливо осознавая, что именно это мёртвое спокойствие позволяет оставаться работоспособным. В противном же случае… лучше даже не представлять. Впереди важная миссия, он права не имеет подвести коллег по Синдикату, предать, каковы бы ни были к тому причины, интересы Амой, пустить насмарку дело, которое сам же и вёл более пяти лет. Почти столько же времени, как и тот уже внутриполитический проект, что рухнул вчера, унося в бездну всё и всех, кого он любил, вместе с его собственной душой. Именно этот план, сделавшийся целью его последней жизни, по-настоящему натренировал его в умной, избирательной сдержанности при слегка чрезмерной будто бы для блонди демонстрации эмоций, развил его умение «держать лицо» ради дела, уже своего, а не общего, не для соблюдения реноме консула и главного нейрокорректора, выучил виртуозно намекать всем, и особенно Матери: в танагурском раю, где он грозный, но заботливый страж, царит строгий за всем надзор, а оттого – благолепие.
Навык делать вид, что всё в порядке – просто утро, просто сборы – работал и сейчас; Рауль встал из-за стола и отправился одеваться в дорогу. Предложенный Ксандром комплект впервые вызвал ощущение тошноты, почти физическое, но Советник только головой качнул в жесте отрицания, и сам шагнул к гардеробу. Надевая выбранное сразу, без раздумий, Рауль молчал. А одевшись, не взглянул на себя в зеркало – он попросту опасался смотреть в глаза своему отражению. Лишь холодно и отстранённо подумал о том, что сейчас выглядит негативным снимком себя времен утра вчерашнего: белые одежды сменили широкая лента чёрного шёлка, мягкими петлями небрежного банта смешавшаяся с прихваченными ею в низкий хвост золотыми локонами, матово-чёрный сьют, того же цвета очень мягкие сапоги практически без каблука, пелерина оттенка угольной пыли со скрытой застежкой, лёгшая классическими складками, такими же, как тоги и туники мраморных изваяний времён терранской античности. Если бы главному нейрокорректору намекнули на траурный смысл его одеяния, он бы столь же отстранённо удивился – ничего такого он в виду не имел, ему просто хотелось стать максимально незаметным, словно слиться с той тьмой, в которую его неудержимо влекло… и куда ему пока нельзя было уйти.
Пояс, наплечники, наручи – металловидные атрибуты блонди, своеобразные кандалы долга, обманчиво лёгкие, привычно завершили процесс облачения. Все необходимые материалы по предстоящей конференции были загодя, ещё позавчера, в другой жизни, закачаны в планшет, который Ксандр уже унёс в прочем багаже, и тогда же продублированы в комме на запястье, так что, будучи во всеоружии, Рауль покинул свои апартаменты (и Эос вообще) с пустыми руками. 
Усевшись на заднее сиденье и положив ладонь на выступ-полку с внутренней стороны дверцы кара, еле ощутимо вибрирующего перед взлётом, Советник если и размышлял, то только о том, что теперь наконец Рауль Ам в действительности стал тем, кем испокон считался всеми – идеальным блонди с безупречно ясным разумом и нулевым уровнем эмоций. Мать добилась своего, страшной ценой, но добилась. Может быть, и прав был Ясон, говоря, что весь этот дикий кошмар затеян, как эксперимент над ним, Раулем, персонально?
Ценой жизни любимого сына? Чушь… − Советник прикрыл глаза, плотнее прижал к бархатистому пластику ладонь, внешнюю сторону запястья, локоть, давая тонкой и неожиданно приятной вибрации охватить всё тело. Она прекратилась, как только Ксандр сел на своё место, и машина взмыла в разбавленные рассветом тёмно-лиловые чернила амойских небес.
Всю дорогу Рауль так и просидел, не поднимая век, ни о чём не думая, ни о чём не заботясь, пустой, как анкилонская погребальная урна из полупрозрачного алебастра, из которой вытряхнули даже прах. Однако открывшись, зелёные глаза Второго консула были ясны и спокойны, а рука, захлопнувшая дверцу кара, не дрогнула.
Столпотворение и круговерть служебную вокруг Уоллеса Рауль заметил издалека. За время полёта до космопорта Ам решил только, что, поднявшись на борт корабля, вновь использует одну из ампул со снотворным и проспит весь путь до Элпис – не столько для того, чтоб набраться сил, сколько для того, чтобы избежать деятельного сочувствия Танагурского тигра… 
Консул Ам уже прибыл, − отводя от бледной щеки прилипающий, благодаря порыву ветра, клочок чёрного шёлка, равнодушно сообщил шеф идеального заместителя, бесшумно, как обычно, просочившись через толпу жаждущих ЦУ от И.О. 
Разве он умел опаздывать?

Отредактировано Рауль Ам (2015-12-27 01:21:29)

+6

5

Фалк Бло, возникший в толпе граждан перед блонди, был встречен ничего не выражающим взглядом и коротким кивком, долженствующим обозначать приветствие и согласие с тем, что принял его слова к сведению, одновременно. Если сказать честно, после ночного террора Уоллесом генетической лаборатории особого желания у последнего общаться с любым представителем платин не наблюдалось… впрочем, сей факт даже самого Главу разведки не очень-то и волновал. Надо, значит, надо, а потому и улыбнётся, и выслушает - и даже внимательно выслушает. Желания же за благо проигнорировать, они никогда никого до добра не доводили, и вся история древней Терры от античности до последних лет существования Голубой планеты тому непреложное доказательство.
   То, что сообщил заместитель Рауля, успокаивало. Хоть кто-то, рангом ниже, неукоснительно исполняет свои обязанности в полной мере, и даже старается предвосхитить указания начальства. …впрочем, не стоит об этом. На самом деле Гриффит прекрасно понимал, что Тейн Бэтс не просто так упирается, а опять же из желания как можно лучше выполнить свою работу, и то, что у заместителя Первого консула горят сроки, не его проблема, а проблема самого заместителя. На то он и блонди, в конце концов, почти совершенное создание, на много – возможно, даже, на несколько десятков – ступеней превосходящее среднестатистического человека, чтобы даже из такой ситуации найти выход, наиболее полезный для Амои.
   Остаётся надеяться, что и Хайне Салас, оставленный исполняющим обязанности исполняющего обязанности, за эти двое суток тоже выложится на все сто (но желательно, конечно, на все двести), хоть сейчас в мыслях оторвавшись от главной любви всей своей жизни и жизней всех своих предшественников – от космоса. Разговор с главнокомандующим у Двенадцатого консула состоялся опять же этой ночью, столь богатой на события. Уоллес даже оставил свой несчастный, нагревшийся от беспрестанной работы комм в покое и тем самым выкроил четверть часа на то, чтобы заглянуть к брату и поговорить с глазу на глаз. Как главный параноик – простите, разведчик планеты, дзинкотай всё же предпочитал важные разговоры вести лично и не надеяться на технику, ибо даже самая надёжная – например, та же Юпитер, столп мироздания на Амои, - она, выясняется, подвержена сбоям. Ведение же переговоров тет-а-тет этим не грешит, а если добавить сюда ещё возможность при живом общении следить за тем, понял ли тебя собеседник в той мере, в какой это требуется именно тебе, то выбор Гриффита в пользу именно такого способа передачи своих полномочий другому элитару не удивителен.
   Не сказать, чтобы Салас был счастлив возложенной на него ответственности. Нет, он, разумеется, держал лицо, и даже тень возмущения не проскользнула в глубине его глаз в тот момент, когда он услышал свежие новости, но собратья блонди не первый год друг друга знали, потому и отношение Тринадцатого консула к внезапно оказанной ему «чести» было известно Главе контрразведки заранее. Равно как и то, что свою участь Хайне примет и сделает это с достоинством. Хотелось бы только надеяться, что на своём временном посту он сделает всё, на что способен, как это делал в течение прошедших суток Уоллес... только, увы, это от последнего не зависит, так что придётся надеяться на нового «наместника» Амои.
   Примерно на этой мысли дзинкотай уловил на периферии зрения перемещение чёрного пятна, смазано напоминающего мужскую фигуру, чьи габариты не оставляли сомнения в том, что принадлежит она блонди. И как раз один из Синдиката вот-вот должен был прибыть.
  - Здравствуй, Рауль, - снова короткий кивок, обозначающий приветственный жест, вслед за которым жёлто-зелёные глаза прошлись вроде бы пустым, но на самом деле крайне внимательным взглядом от медово-золотистой макушки Ама до носок его чёрных сапог. Даже столь простым осмотром Гриффит желал убедиться, что после всей круговерти событий, обрушившихся на их головы, Советник пребывает в относительно нормальном состоянии и свои обязанности выполнять может как и прежде. Вроде бы, второе вполне угадывалось в отсутствии всякого выражения на красивом лице элитара, а вот на счёт первого у Главы разведки зрели сомнения. Не нравился ему вид нейрокорректора, проще говоря, ни его бледность, ни внезапная смена цветовых пристрастий в одежде. Только не решать же эту проблему прямо посреди космопорта? Всему своя очередь: и разговору со старшим братом, как личному, так и рабочему, и доскональному изучению деталей предстоящих переговоров, и отдыху какому-никакому.
   Двенадцатый консул отвёл взгляд от Рауля, скользнул им по Фалку и круто развернулся в сторону уже приготовленного корабля.
   - Если все члены делегации в сборе, тогда не будем задерживаться. Полная готовность к вылету, - повысил он голос, чтобы его услышали все присутствующие работники космодрома и, точно вождь и предводитель, первым направился на посадку к терминалу.

==> Космолайнер "Дюрандаль"

Отредактировано Гриффит Уоллес (2016-02-16 17:33:26)

+5

6

Гриффит Уоллес, как бы это поточнее выразиться, принял его к сведению. Безэмоциональный взгляд и короткий кивок – собственно, ничего другого Фалк от Двенадцатого консула и не ждал, и даже более того – прояви сейчас И.О. какие-либо дополнительные эмоции, «стойку» на него сделал бы уже нейрокорректор, может, иногда и дремавший в заместителе Рауля, но никогда не спящий беспробудным сном. А так, учитывая нагрузку, которая свалилась на плечи консула в последние сутки, держался он просто идеально, чему Фалк внутренне порадовался. Чтобы заметить нюансы поведения, Бло было достаточно один раз посмотреть на собеседника обычным, ничего, по сути, не выражающим взглядом – и потом уже анализировать схваченный как моментальным снимком облик в уме, сравнивая его с уже имеющимися данными, если наблюдаемый объект был Фалку известен.
Уоллес, собственно, был изучен корректором давно и досконально, равно как и вся остальная элита – это работа Бло – уметь с ходу определить, есть ли у данного дзинкотая какие-либо проблемы в его психо-эмоциональной карте, а свою работу платина делал хорошо. Он и не мог иначе – просто не умел, поэтому состоянием Двенадцатого консула, отсканированным в аналитический мозг мгновенно, заместитель главного нейрокорректора Амои остался доволен.
Консул Уоллес, да впрочем, как и вся остальная элита, наверняка не задумывался об этой особенности работы корректоров, что, конечно, и правильно – каждый элит был заточен под свои обязанности и поэтому выполнял их максимально эффективно, по-другому и быть не могло. Посему человека, которого здесь обычно не бывало, тренированный взгляд Бло выхватил из толпы сразу.
Ксандр.
Рауль обычно не брал своего фурнитура в поездки, тем более короткие, обходился прислугой, предоставляемой на месте.
Обычно.
В мозгу Фалка что-то перещелкнуло и наступил вакуум, который сразу отсек всё происходящее, гомонящее и передвигающееся за периферию сознания, как совершенно несущественное в данный наступивший момент времени, чтобы сосредоточиться только на одном.
Рауль Ам.
Бло, стоявший лицом к Уоллесу, не изменился ни на йоту ни в одной из своих внешних реакций, а самые точные приборы не зафиксировали бы и никаких внутренних скачков, когда платина спокойно обернулся и приветствовал своего шефа, подошедшего неслышно, легким уставным поклоном и негромкими словами:
- Доброе утро, господин Ам. К вылету все готово.
Профессионал сработал мгновенно и облик Второго консула был отсканирован много быстрее, чем раньше облик Двенадцатого, Фалку даже не понадобилось окидывать взглядом фигуру блонди с головы до пят, как это сделал Тигр Танагуры, что, конечно же, было подмечено нейрокорректором, как имеющее отношение к делу. Он просто посмотрел на своего шефа, как обычно, но понял и увидел всё. Сразу. В комплексе.
Перед ним был Второй консул Синдиката и даже в рабочем состоянии. Но Рауль Ам, такой, каким его знал заместитель, отсутствовал, причем отсутствовал полностью. Как будто блонди сильно торопился при сборах и прихватил с собой только внешнюю оболочку, совершенно позабыв её наполнить… самим собой. Изумрудные глаза, обычно светящиеся всеми оттенками зелени, сейчас были пусты, безжизненны и… прозрачны. Фалк впервые побоялся признаться даже себе в том, что его больше всего испугали именно глаза шефа. Потом уже цвет одежды.
Реквием.
По судьбе? Но рациональный до мозга костей ум элитара, а тем более блонди, не верил в судьбу – только доскональная оценка обстоятельств и точный просчет последствий своих и чужих поступков.
По мечте? Но дзинкотаи не научены мечтать, а уж блонди в особенности – только трезвое осмысление нужд Амои.
По… любви? Это понятие должно отсутствовать в лексиконе элиты, а уж о блонди и говорить нечего – только четкое выполнение своих обязанностей… И тем не менее, начало положено?
- Консул Минк больше не существует в своем физическом воплощении, это понятно… Но почему Рауль в таком состоянии? Вернее, без всякого состояния? Он пуст, причем абсолютно… В чем причина? Шеф уже переживал не одну «смерть» Минка, но никогда даже близко не было ничего похожего… Что случилось сейчас? Я явно чего-то не знаю… Но я должен это узнать!
Мысли бились внутри идеальной черепной коробки, грозя разнести её на мельчайшие костяные осколки, но внешне… внешне идеальный заместитель с блеском выдержал идеальное лицо идеального платины. И так же идеально выверил своё привычное расстояние на шаг сзади у левого плеча, как он обычно сопровождал шефа. Может быть, только в самой глубине серых глаз можно было бы разглядеть зажегшийся блеск стали, но сейчас на всей Амои не было пока существа, способного заметить это изменение в заместителе главного нейрокорректора.
Делегация была в сборе и спокойно двинулась за консулом Уоллесом к терминалу.
Рауль Ам не умел опаздывать. Он… просто не пришел, как Рауль Ам.

>>>Космолайнер "Дюрандаль"

+5

7

Сколь ни ничтожное время понадобилось двум элитарам, чтобы заметить в толпе третьего, этому третьему хватило тех самых долгих секунд незамеченности не только на собственно появление, но и на наблюдение за остальными двумя. Если даже вечная сумятица тысячи одновременных задач и привычные авралы повседневности не мешали Раулю Аму смотреть и видеть, замечая каждую мелочь, то уж теперь-то, когда никакие внутренние неурядицы его не отвлекали, когда он стал подобен алмазной микросхеме, детали происходящего прямо-таки врезались в зрение, слух, обоняние и осязание, заполняя и будто бы самопроизвольно выстраиваясь в безразлично-ровные ряды и укладываясь в идеальной одинаковости ячейки. Природа не терпит пустоты, ведь так? Вот и не было её уже, пустоты. Простор – был, простор бесконечных в длину, ширину и высоту стеллажей молекулярной решетки – заполняй, не хочу. Много влезет.
Он и заполнял, бездумно анализируя. Именно бездумно – не делая этот процесс проявленным и осмысленным, позволяя ему оставаться естественным и незаметным, как дыхание. Наверное, когда дыхание Советника замрет навсегда, он ещё несколько мгновений будет анализировать при этом исчезающее поэтапно самочувствие и поведение других.
Кстати, о поведении…
Ни у кого ни разу не возникло подозрений, что Тигр Танагуры идеален на своём месте главы департамента разведки и контрразведки... до этой минуты. Потому что у застывшего в толпе Рауля возникло подозрение, что на месте главы Синдиката Уоллес столь же уместен. Столь же блистателен.   
Если он так же хорош в дипломатии, как в госуправлении, Тигр справится и не только на должности исполняющего обязанности главы Синдиката? – Второй консул терпеливо и спокойно встретил пронизывающий взгляд изжелта-зеленых, истинно тигриных глаз Двенадцатого. – Иначе, чем Ясон, не сразу, но справится. Должен... да и с чего бы ему не быть отличным дипломатом, если его конёк – сбор информации и правильное ее применение в практическом русле на благо Амой? Суть-то та же... что тайные операции проворачивать в стане противника, что явные сделки и соглашения, завоёвывая сторонников. Там и сям надо уметь создавать такие условия, чтоб от сделанных предложений не могли отказаться...
Хорошо.
Здравствуй, Гриффит, – бархатный голос Рауля так же прохладен, как шёлк ленты, в очередной раз прилипшей к щеке, как кончики пальцев, её отводящие.
«Здравствуй» – и всё, ещё что-то говорить – лишнее. Не уверять же в совершеннейшем почтении, в собственной профпригодности, в готовности жизнь положить на алтарь служения отечеству? Смешно, глупо и начисто лишило бы смысла произнесенные слова. Да и к чему вообще сотрясать воздух? – Гриф и так всё нужное увидит, вон как воззрился, если бы медицинские сканеры в Киире так чисто и быстро каждого просвечивали...
Удовлетворен. Не доволен, но удовлетворен. Это и нужно, остальное после.
Бло… ох, Бло. Его как бы обычный взгляд не пронзал, (нейрокорректоры всё-таки действуют мягче, им вообще рекомендуется не запугивать оступившегося), но считывал состояние объекта ещё быстрее и точнее, чем обманчиво лениво, как зеленоватое масло, стекающее с головы до пят внимание Уоллеса, уж нет в этом ни малейшего сомнения.
Ожидал ли «господин Ам», что окажется этим далеко не добрым утром на перекрестье взоров двух самых проницательных дзинкотаев Амои? Более чем ожидал.
Опасался ли он этого? Совершенно нет.
Чего ему бояться? Чего ему бояться теперь? Разве ему нужно что-то скрывать? Он весь на виду. Прозрачен. Чист…       
И в тёмных одеждах, как скорбная тень, один лишь венка из цветов не надев...
Впрочем, на остальных в маленькой делегации отъезжающих, равно как и в куда как более многочисленной свите провожающих, венков тоже никто не носил что-то... жалость какая, право. Всей и романтики, что развевающиеся пряди, не только цвета меда, как у пирата или старинного кавалера, увязанные в низкий хвост, но и светлого золота, и лунного света, и ласковой ночи – эти покороче, ксандровы, вольноотпущенные… ветер-то сырой не унимался. Да и вообще, менее романтичной мизансцены, чем отъезд элитаров в деловую командировку, и представить нельзя – сама будничность и деловитость, верно?
Полная готовность к вылету.
К вылету всё готово.
Фалку он просто кивнул приветственно. Нет, вовсе не потому, что голос мог дрогнуть. Не мог. Просто этот невозмутимый кивок тоже входил в стилистику отлёта. И уж конечно, полным идиотизмом и бестактностью стал бы вопрос о том, как прошла погрузка аппаратуры. Как она могла пройти у идеального заместителя идеального блонди, если не безукоризненно? Бросать Ксандру «Следуй за мной» было бы тем же самым – незаслуженным оскорблением. Поэтому Рауль просто молча пошел к терминалу, поднялся на борт космолайнера «Дюрандаль», не оглянувшись на окрасившееся нежно-розовым и нежно-золотым просторы Танагуры.
Ксандр шёл где-то позади Бло.
Рауля Ама, Второго консула Синдиката, Советника главы, Хранителя элиты и не только, тоже хранили.
И это было необыкновенно тяжело.

>>>Космолайнер "Дюрандаль"

«Дюрандаль»

http://s3.uploads.ru/5tOE1.jpg

Отредактировано Рауль Ам (2016-01-16 03:43:29)

+5