Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы

Объявление



Время: 315 год Эры Юпитер, четырнадцатые сутки после взрыва в Дана-Бан.
Утро-день-вечер-ночь.

Погода: переменная облачность, ветер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Катце

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя:
Катце. Он же Меченый, Рыжий, Дилер.
2. Пол:
Когда-то в далеком прошлом – мужской. 
3. Возраст:
29 лет
4. Социальный статус:
Монгрел
5. Занимаемая должность:
Дилер Черного Рынка. Человек «точно-в-срок».
6. Внешний облик:
Когда ты смотришь в зеркало и видишь перед собой совершенно другого человека, понимаешь, насколько сильно и круто изменила тебя жизнь. Видишь не того юного мальчика – красивого, стройного, с коротко стриженными темно-рыжими волосами; мальчика, который так великолепно вписывался в обстановку помещения и был способен слиться с ней, словно хамелеон, в момент, когда это действительно нужно. Ты видишь человека, внутри которого прочно закрепился железный стержень. Катце уже не тот предмет роскоши, дополняющий интерьер апартаментов Ясона Минка. Об этом прекрасно может рассказать глубокий шрам, изуродовавший его левую щеку. Пластическая хирургия способна сделать невероятные чудеса – она практически всесильна, особенно на Амой. Катце это прекрасно знал, но избавляться от шрама не собирался. Это не что иное, как память о прошлом. Память об ошибках его молодости. Это своеобразный стоп-кран, который не дает ему окунуться в азарт с головой. Это хлесткая пощечина, тот удар хлыстом, который забыть просто невозможно и нереально. И Катце забывать его не желает. Он прекрасно осознает, что эта боль является для него едва ли не самым ценным подарком в жизни, пряником, последовавшим после кнута. Возможно, будь Катце глупее, его давно бы уже утилизировали, а так… Он выживает, занимается бизнесом, держит ухо востро, глаза открытыми, а язык – за зубами.
Человек без возраста и пола. С первого взгляда совершенно точно нельзя сказать, сколько ему лет, мужчина он, или женщина. Крутой и железный, как андроид. На его лице невозможно поймать даже тени эмоций. Взгляд золотисто-карих глаз цепкий, он не упускает ничего важного. Тонкие черты лица, взлетающие к вискам под резким углом темные брови, прямой, с острым кончиком нос, тонкие губы – признаки хорошей породы. Сочетание его красоты и блистательного ума, которому позавидовало бы большинство монгрелов… Катце определенно был бы привлекательным экземпляром, если бы не мощная энергетика, которой он обладает. От одного только присутствия рядом с Катце у многих бегут мурашки по телу.
Бывший фурнитур Ясона Минка хорошо сложен. С годами, прошедшими после жизни в Эосе, он раздался в плечах и, казалось, стал чуть выше. Катце и так был немаленького роста. Он мог бы смотреть в глаза Блонди, если бы не привычка избегать прямых взглядов. Его руки по-мужски красивые и тонкие. Коротко и ровно остриженные ногти говорят об аккуратности и чистоплотности. Фурнитурская выучка, вгрызшаяся, пожалуй, на всю жизнь в его сознание, подарила Катце хорошие манеры. Он элегантен, тактичен и молчалив. Движения его рук легкие и плавные, но не смазанные – в них прослеживается четкость, уверенность и сознательность. Даже когда он курит сигареты неизменной марки Шелакх, в его движениях убийственная спокойность и непоколебимость. Иногда может сложиться впечатление, будто весь Катце – непробиваемый из титанового сплава бронежилет. И мало кому известно о том, что на самом деле скрывается за этой броней. Невозможно понять, что у него на уме, о чем он думает и что испытывает на самом деле. Он может испытывать страх, может испытывать радость, но проявление эмоций для него тоже самое, что оголиться перед публикой. А это в свою очередь демонстрация своих слабых мест. Это недопустимо для Катце – дилера Черного Рынка, того, кто стал коммерческим представителем Танагуры.
Катце придерживается в одежде чаще всего делового стиля - будь то костюм-тройка, или скромный, но в то  же время элегантно смотрящийся на нем сьют. Одежда его никогда не отличается яркими цветами, в основном преобладают темные и не привлекающие внимания оттенки – серый, темно-коричневый, черный, темные тона зеленого, сине-серого. Дома Катце отдыхает от костюмов и сьютов, облачаясь в простые джинсы и любимый свитер – бежевый, почти молочного оттенка, жесткий наощупь, немного колючий, но теплый.
За десять последних дней Катце заметно похудел, под глазами прибавилось синяков. Лицо осунулось, щеки слегка провалилась. Его тоже задело: на теле еще не все раны полностью затянулись и исчезли. Некоторые из них значительно повлияли на работоспособность Катце. И так прокуренные легкие сейчас едва ли не трещали по швам, исторгая ошметки плоти. Рыжий нехило надышался едким дымом. Этот же дым ухитрился повредить и сетчатку глаз. Катце теперь не  различает оттенки синих и зеленых цветов. И с каждым днем ухудшение зрения только прогрессирует. 
7. Биографическая справка:
Солнце мое, взгляни на меня:
Моя ладонь превратилась в кулак.
И, если есть порох, дай огня. Вот так!

Кино. Виктор Цой

Любой ребенок в Гардиан, отличающийся от других красивой внешностью, острым умом и сообразительностью, мог получить не самый худший вариант своего существования. Катце был именно таким ребенком. Красивое личико без изъянов,  острый ум, хорошая смекалка – с такими характеристиками только и шагать живой мебелью в Эос. Катце знал, что это единственный и самый лучший шанс, который выпал ему. Главное – оправдать надежды. Он наивно полагал,  что уйдет в лучшую жизнь. Его предположения и мечты буквально разбились с громким звоном на мелкие кусочки, когда их, «избранных», отвезли в Медицинский центр Танагуры. В тот день они все осознали, что значит – быть фурнитуром. Для Катце это было шоком. Он едва ли соображал после кастрации, но поразмыслив пришел к выводу, что все могло сложиться гораздо хуже, да и терять  ему особо нечего было. Им всем было нечего терять, подросткам, не успевшим в полной мере вкусить удовольствие взаимной мастурбации.
Не многие дети, вышедшие из Попечительского Центра, выживали в Кересе. В Кересе свои законы, которые обрушиваются на ребенка, прежде об этих законах вообще ничего не слышавшего. Керес жесток и беспощаден, он никому не делает исключений: ни взрослым, ни подросткам. Не сумел подняться с колен на ноги – сдох, как паршивая сука. Если хоть что-то значишь и можешь доказать свою собственную цену – не пропадешь. Одно только понимание, что Керес миновал его, заставило Катце со спокойствием принять свою участь. Он понимал, что лучше так, чем загнуться в подворотнях трущоб. Это была не трусость. Это четкое понимание реальности и наиболее выгодное решение в данной ситуации.
Для того чтобы служить Блонди, нужно быть лучшим из лучших. А чтобы служить Первому Консулу, нужно стать превосходным в своей работе. Катце был превосходным: он заткнул свои эмоции, стал настоящей мебелью, удобной и беспрекословной в своем подчинении, появлялся без зова в нужный момент и также исчезал, когда это было необходимо. Фурнитур – это не человек. И перестать быть человеком – серьезный шаг, который в первую очередь является непосильной  работой над самим собой. Не сметь огрызаться и жаловаться, не пытаться прыгнуть выше собственной головы, знать свое место – и тогда твоей работой будут довольны.
Катце жил в Эосе и смотрел сквозь большие окна вниз, на мерцающий в ярких огнях, развратный и блистающий всеми красками вывесок Мидас. Он выше этого. Чувство превосходства и ощущение, будто в этом мире для него нет ничего, что могло бы вызвать страх, подстегивали его и толкали на, казалось бы, совсем безрассудный поступок. Катце без сомнений знал о том, что Попечительский Центр не что иное, как игрушка в руках Танагуры. Вкусить сладкйх плод любопытства… И остановиться теперь уже невозможно.
У него ушло полгода, чтобы найти базы данных через терминал, установленный в его комнате. То чувство, когда ты буквально неуловим, ты можешь практически все, было лучше любого наркотика. Азарт, бурлящий в крови адреналин, то напряжение, те ощущения, когда ходишь по острию ножа – это кружило голову, опьяняло сознание. Удовольствие, которое получал Катце, невозможно было сравнить даже с оргазмом. Он по крупицам воровал секреты Танагуры, ощупывая умело базы данных, и ускользал от в самый последний момент, когда время отсчитывало последние секунды. Рыжий фурнитур Ясона Минка знал, что петы хозяина глупы, а значит – заметить и понять что-либо они не смогут. Восторг и чувство собственного превосходства напрочь выбили из него всю осторожностью и предусмотрительность. Какой же ошибкой было искренне поделиться своим восторгом с друзьями!
Нет, безусловно, Катце знал, на что шел, но в здравом уме любой бы не решился на подобный поступок. Катце знал, что если хозяин узнает обо всем, его ждет неминуемая утилизация, в лучшем случае. Однако за полгода Ясон так ничего и не узнал, или просто не показывал, что знает. Катце был жив и продолжал рисковать каждый раз, пытаясь утолить свое ненасытное любопытство.
Доверять Блонди нельзя. И верить, что так легко и просто можно ускользнуть от их взора и властной руки – тоже. Однако Катце, одурманенный своим невероятным везением, заигравшийся и теперь не знающий слова «стоп», не ощущал в себе инстинкта самосохранения. Он, конечно, догадывался о том, что Ясон давно знает, чем ночами занимается его мебель.
А Ясон действительно знал, только ждал подходящего момента. Ему нужно было, чтобы Катце оступился, совершил ошибку. И Катце сделал это. Надо было бы отрезать ему изначально не только член, но и язык. Но господин Первый Консул не утилизировал своего фурнитура, не стер в порошок, не сделал живым куском плоти на продажу, а оставил на его щеке длинный, глубокий шрам, растянувшийся  через всю левую щеку, и легко улыбнулся, произнося с жесткой насмешкой в голосе: «Ты хорош. Было бы позором избавиться от такого, как ты». Да, для мебели Катце был слишком умен, и избавляться Ясон от него не собирался. Он нашел ему применение. Зачастую приказы Первого Консула звучали, как просьба, но от такой просьбы отказаться было просто невозможно. И Консул, будто в насмешку, «попросил» Катце заняться отбором фурнитуров для Элиты. С какой иронией улыбнулась ему судьба… Катце когда-то сам был отобран в фурнитуры, а теперь же ему приходилось занимать этим лично. Гардиан и Попечительский Центр стали для него почти проклятием, не позволяющим забыть тайну Танагуры.
Однако он был не только агентом в Попечительском Центре. Катце также вел практически все дела в Кересе: курировал обмен валюты, краденых товаров и кредиток, занимался не только поставкой некоторых редких вещей, запрещенных материалов с других планет, но и, куда без этого, – поставкой наркотиков. Рыжий стал человеком, появляющимся рядом в нужное время, в нужном месте и с нужным решением. Имея хорошо развитый интеллект, способность к анализу получаемой информации и умение корректно использовать эту информацию, Катце постепенно осваивался в своей новой работе.
Первое его знакомство с будущим диким петом Ясона случилось по приказу самого же Минка. Приглянувшийся Консулу черноволосый мальчишка-полукровка, главарь банды «Бизонов», вскоре стал курьером на Черном Рынке под началом Катце. Наверное, Ясону надоели тупые и глупые петы, и ему захотелось вот такого, гордого, вполне сообразительного и амбициозного Рики. А Катце Рики… сочувствовал? Наверное, да. Рыжий знал, какой на самом деле Рики свободолюбивый. Золотая клетка Эоса – не для него. Объятия Ясона и близость с ним – тоже. Помочь ему Катце мог мало чем. Преданность Ясону въелась в подкорку, стала буквально неотъемлемой его частью. Он трезво мыслил и понимал, что лучше не задавать лишних вопросов и быть абсолютно верным – лишь тогда будет полный успех.
Какие чувства на самом деле испытывали друг к другу Ясон и Рики, Катце не знал. Мог лишь предполагать – Ясон был одержим своим петом. Наверное, это была любовь? Своеобразная, на которую только способны Блонди, но любовь. Жестокая, ломающая. Только Рики не ломался, он был словно стальной прут – упрям и горд. Когда Ясон отпустил своего пета на свободу (настоящей свободой это, конечно, трудно назвать), Катце понял, что, да, – Ясон любит Рики. Безусловно, присматривать за выпущенным с поводка псом придется Катце. Рыжий дилер уже не удивлялся поведению Первого Консула. Его тоже отпустили однажды, но незримый поводок остался куда прочнее настоящего. Ясон растаптывал каблуком нормы поведения Блонди, во второй раз совершая абсолютно безумно поступая. А за Рики действительно стоило присматривать. Меченый знал о Гае, бывшем любовнике Рики, и на подсознательном уровне чувствовал, что держать его нужно на расстоянии. И ту встречу Рики с «Бизонами» в Апатии Катце помнил. Помнил, как Дарк стискивал зубы. Чтобы уберечь «Бизонов», он открыл им глаза на правду. Но так ли нужна была им эта правда?
Еще тогда, когда Катце стал свидетелем первой встречи Ясона Минка и этого дикого мальчишки, чувствовал всем своим нутром, что к хорошему интимная связь Блонди с монгрелом не приведет.
Их связь привела к Дана-Бану. Настолько паршиво Катце себя никогда не чувствовал. Столько ярости и злости во всем его существе никогда не бывало раньше. Взлетевший к чертям собачьи, грохотом взрыва оглушивший все окрестности, Дана-Бан горел. Катце как сквозь туман помнил, как Рики тащил на себе Гая. Не Ясона – Гая. Тогда в его груди бушевала ярость. Надо же! Ясон хорошо заплатил за жизнь двух монгрелов. Рики оценил поступок своего хозяина, Катце – тоже.
И Рыжий никак не мог оставить это так легко. Им командовал явно не здравый рассудок. Потому что в здравом рассудке не пойдешь туда, в пепелище, под грохот и явную смерть, чтобы вытащить из огня и обломков арматуры два искалеченных тела. Единственно верное решение – звонок Раулю Аму.
8. Психологический профиль:
Катце – коммерческое лицо Танагуры, человек, подмявший под себя весь Черный Рынок. Конечно, вся власть на самом деле принадлежит Ясону Минку – он всевластный король Черного Рынка, в этом сомнений нет.
Керес шепчется о нем, как о Меченом – крутом и безжалостном дилере. За свои почти тридцать лет Катце многого добился. И черт знает, кого на самом деле нужно благодарить за то, кем он сейчас стал: то ли самого себя, свой ум и способности, то ли Ясона, то ли саму судьбу и удачу.
Катце тот человек, который своим трудом всего добивается сам. Просить о помощи, жаловаться и кляузничать он никогда не станет – не в его характере.
Мизантропом он никогда не был, но предпочитает общаться с людьми исключительно по делу. Так ему легче и проще.  Лучше молчать и слушать – пользы гораздо больше. Один он урок усвоил на всю жизнь: болтун – находка для шпиона. На личные темы Катце практически не разговаривает. Его внутренний мир закрыт и находится под сложным кодом, который однажды практически удалось взломать лишь одному человеку – Рики.
Его закрытость, неразговорчивость никогда не были напускными – Катце просто так живет и иначе не может. Рационалист. Трезво смотрит на реальность, не надевает розовые очки и не мечтает о чем-то светлом и счастливом. Катце просто знает, что на этой чертовой планете, в этом чертовом мире достичь настоящего счастья невозможно. А кувыркаться в иллюзии ему не хочется – не интересно, глупо и совсем по-петовски.
Есть у Катце одна единственная проблема, которая порой мешает ему спокойно жить. Азарт. Стоит ему только почувствовать себя невероятно крутым, способным свернуть горы, Катце тут же слепнет, перестает видеть перед собой все проблемы и просто отмахивается от них, как от назойливых мух. Тогда море кажется ему по колено. Заносит его обычно сильно, и только хлесткая пощечина, или удар под дых способны хотя бы немного привести его в чувства. Пожалуй, именно поэтому Катце не избавился от шрама и не восстановил свою половую функциональность. Это позволяет ему помнить о том, кто он есть и где его место.
У него нет личной жизни, да и не стремится он к этому. Во-первых, кому нужен такой, как Катце? Во-вторых, вместе с личной жизнью появляются проблемы. А проблемы Катце не нужны. Ему хватило вполне личной жизни Ясона Минка. Навидался. Хватит. Сыт по горло. Лучше работать двадцать шесть часов в сутки, не спать и меньше думать о чем-то очень возвышенном.
Рики же буквально вывернул его наизнанку. Он заставил вспомнить, почувствовать, выпустить наружу эмоции, глубоко спрятанные внутри. Катце оказался словно рыба, выпущенная на волю, в воду. Как на это реагировать, Меченый не знал. Ему было дико, страшно, непривычно и легко. Он привык держать себя в рамках, а сейчас эти рамки треснули. Катце, конечно, пытается собрать себя, словно жидкость, обратно в сосуд… но получается плохо. Боится стать слабее, проиграть, не выдержать и сломаться. О том, что можно стать сильнее, Катце пока не думал. А вдруг у него это получится? Что тогда?
В последнее время Катце стал сдавать – много курил, пил кофе и спал урывками. Подорванное здоровье, как и эмоции, хлынувшие из него потоком, мешало сосредоточиться на работе.
9. Индивидуальные особенности:
Катце был фурнитуром и навыки, приобретенные на этой работе, он пока еще не растерял. Знает, как нужно правильно сервировать стол, как подавать блюда; ловкие руки знают, как нужно стирать и готовить. Катце хорошо разбирается в одежде, умеет сочетать цвета. Он не забыл, как нужно ухаживать за петами и как наказывать их. Безусловно, он давно не занимается этим, но прошлое забыть нелегко, особенно, когда это за годы службы это становится чем-то на уровне естественных рефлексов.
Знает цену информации и умеет с ней работать. Катце не гуманитарий. У него логический и математический склад ума. Он хорошо разбирается в компьютерной технике, программах и различных системах. Хакер. Однажды ему удалось «пощупать» Юпитер, и - черт побери! - если удача все же будет на его стороне, Рыжий решится не только «пощупать» Мать Амои, а залезть в ее железную башку. У него это когда-то почти получилось, но то было по молодости и глупости. Сейчас Катце гораздо умнее, хитрее и проворнее.
Великолепно справляется с управлением аэрокара; недурственно обращается как с бластерным пистолетом, так и с лазерным ножом, однако на деле использует исключительно свои мозги. Катце умеет убивать, но предпочитает не делать это собственными руками.
10. Личный комм:
Система знает все.

+6

2

Вы приняты, Катце.
Идентификация завершена.

0