Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы

Объявление



Время: 315 год Эры Юпитер, четырнадцатые сутки после взрыва в Дана-Бан.
Утро-день-вечер-ночь.

Погода: переменная облачность, ветер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Время, назад! » Когда воротимся мы в Портленд...


Когда воротимся мы в Портленд...

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время и место:
Четыре месяца до дня "Д" и большого "Б". Неизменно и постоянно - периферия системы Глан.

Участники:
Хайне Салас
Джей Би Рэд

Краткое описание сюжета:
"Сказ о том, как вольного контрабандиста, да на службу военную сманивали".
http://www.fandom.ru/about_fan/icons/sokolov/1973_v_glubinah_vselennoy/026.jpg

+4

2

Если дорога широка, светла и усеяна лепестками роз, она обязательно приведет в необъятную задницу.
Жизнь много раз вбивала в голову Джея эту непреложную истину, что не мешало ему регулярно влипать в неприятности. Прямо сейчас, удобно устроившись в кресле второго пилота в собственной рубке и с любопытством наблюдая, как большие и страшные пираты старательно ищут хоть какое-нибудь подобие добычи в стенах его корабля, Джей философски размышлял об уроках, так и не усвоенных за долгие года.
Он ведь так стар. Чертовски стар. Все те года, что бороздил...
- Ты издеваешься? Почему твой гребаный сейф открыт? - поинтересовался тот из пиратов, что пострашнее - и ликом, и выражением его.
- Потому что пуст, - честно ответил Джей. - Этот сейф не видал кредитов уже лет пять.
И даже не издевался. Последние рейсы были откровенно убыточны, наверное, именно поэтому он и закрыл глаза на дурные предчувствия, когда взялся за прибыльное и не пыльное сопровождение темной личности в светлый и уже слегка разведанный им сектор. И что ему дома не сиделось?
- Не играй со мной! - яростно процедил пират, заставляя Джея тяжко вздохнуть.
И почему все вокруг воспринимают честность, как сарказм?
Здоровяк ударил в панель над головой Джея. Вмятина получилась колоритной и очень портящей общий вид допотопной, но чистенькой рубки. Зато искрило теперь красиво. Мать их. Придется еще и на ремонт тратиться. Если выживет. И если не расстанется со своим кораблем.
Что в этот раз он влип крепко, стоило признать с полчаса тому назад - когда сразу на выходе из своей красавицы был взят в оборот местной группировкой. В этом секторе у его крыши не было никакой власти, так что полагаться на авторитет свыше не приходилось. А он сам с пятью преданными людьми мог выбраться из передряги разве что хитростью.
- Люк не подбрасывает порожняка. Где билий?
- Ну, в промышленных масштабах добывается преимущественно на Терра-5382. В малых...
Удар у громилы был слабоват. Если бы им случилось столкнуться один на один в каком-нибудь баре, Джей сделал бы красавчика на раз-два. Но сейчас где-то там, на нижней палубе, в складском закутке томились четверо людей, не бросивших его в кризисную пору. Тревога за их жизнь связывала руки крепче, чем самые надежные путы. Именно поэтому Джей сдержал первый рефлекс, не набросился на пирата, а только стер с разбитых губ кровь и поднялся с пола, демонстрируя открытые ладони:
- Хей, хей. Понял. Мы тут шутки не шутим. У меня нет груза. Если бы у меня был билий, полез бы я в сопровождение, а? Сам подумай?
По взгляду пирата было видно - тот уже начал догадываться, что в этот раз в их рыбачьи сети попался малек - дохлый, ни на уху, ни на жарку. Да вот только признать это был не готов. Еще бы. Ребятки конкретно облажались.
В собственных мозгах Джей уже давно сложил картину происходящего. С подобной схемой работы пиратов он был знаком. Самая эффективная, потому самая распространенная. Агенты, вылавливающие в барах контрабандистов, идущих с выгодных планет, игра на жадность, фрахт - закинь по пути, браток. Сведу с хорошими сбытчиками.
А на месте - вот такой вот сюрприз. Весь порт, весь город - одна организация, против которой не повоюешь. Хочешь жить - оставайся, присоединяйся. Или вали прочь - без корабля. Только вот сваливать-то не давали. Если пойдут слухи, что с планеткой что-то нечисто, накрылась рыбная сеть, уплыли миллионные стартовые вложения.
Только вот с Джеем они все равно промахнулись.
- Наша птичка на ухо шепнула, что ты с Ибиса. С Ибиса с грузом.
- Угу, - флегматично согласился Джей. - С Ибиса, да не с того. Вот.
Джей вытащил из кармана куртки свернутую древнюю - еще бумажную, карту с надписями на непонятном языке и устроил на столе перед пиратом:
- Это что? - подозрительно уточнил амбал, пока его спутники продолжили переворачивать мебель в рубке.
- Мой груз, - флегматично пояснил Джей. - Пустышка. Дорогая ли, пожалуй интересует тебя сейчас вопрос. О, мог бы ответить тебе я. Учитывая, что вести сия карта должна к планете, некогда заселенной дочеловеческой цивилизацией, бесценная. В единицах я отвалил за нее около пятидесяти тысяч. Да-да, я летаю на развалюхе и кидаю полтинник на это. Только вот, - Джей пожал плечами, оставил карту перед алчущим пиратом и пояснил, - пустышка. Мы облетели указанный на карте сектор вдоль и поперек пять раз. Еще до того. Нет там никаких обитаемых или раннеобитаемых планет. Бесценная подделка. Так что она чертовски дорогая, но не стоит ни шиша.
Амбал перевел на него взгляд, и в глазах промелькнуло сочувствие. Ну, или Джей просто надеялся его увидеть. На самом деле, история был настолько будничной, что и рассказывать не стыдно. Большая часть находок была пустышкой. Если бы все было так просто, в космосе бродили бы тысячи таких, как Джей, обогащаясь на остатках древних цивилизаций. Ан нет - нищета ждала с вероятностью девяносто девять процентов. Удача - с единичной.
- Да ты у нас неудачник, а? - поинтересовался амбал и ухмыльнулся. - Ну, что ж. Значит, тебя не сильно расстроит то, что я скажу. Терять-то тебе уже нечего. Я реквизирую твое корыто.
Джей вздохнул. Ожидаемо. Беда, как говорится, никогда не приходит одна. А ковбою последние полгода не везло. И, как ни смешно, почти все невезение было связано с кем-то из этого сектора.
- Итак, мистер Рэд. "Звездный Бродяга", - прочел пират по бортовому журналу и почему-то запнулся.
Джей задумчиво следил за тем, как меняется выражение лица амбала. Его спутники, расслышавшие произнесенное командиром, вдруг как-то изменились - начали быстро и ловко возвращать все на свои места, стряхивать пыль. Один даже стыдливо пытался затереть грязный след от собственного сапога на обшивке капитанского кресла.
- "Звездный бродяга". Позывной... о, тот самый позывной. Э... то есть, интересный у вас позывной. Сами придумали?
Джей почувствовал, как нервно дернулся глаз. Ожидаемое поведение более удачливых коллег казалось ему более разумным и менее пугающим. Амбал выглядел так, словно Джей только что объявил себя и корабль чумным. Ну, или оказался флагманом целой непобедимой флотилии, что вероятнее.
- Унаследовал, - осторожно откликнулся Джей. - У моего командира было очень специфичное чувство юмора. Так что там с реквизированием корыт?
- Шутка! Шутка, брат! Добро пожаловать в гости, брат! - расплылся в широкой улыбке амбал и крепко приложил ладонью плечо, - разрядил, так сказать, обстановку. Это... игры. Ролевые. Традиция.
Джей почувствовал, как волосы на загривке встали дыбом. Происходило что-то очень, очень, очень странное. И ему это нравилось все меньше и меньше. Впрочем, когда против тебя целая планетка на отшибе, поодаль от проходимых трасс и взглядов патрулей, высказывать свои подозрения не будешь. Равно как и сопротивляться психопатам, чье настроение меняется, как направление космических ветров.
Что бы ни стало катализатором перемен, но новый статус доброго друга и почетного гостя был куда приятнее. Так что Джей почти получал удовольствие, когда корабль загнали на ремонт - "какие счеты, брат, подарок за знакомство, отремонтируем, наладим, движок обновим, апгрейд сделаем" - его с экипажем препроводили в какой-то дом, дали чистой одежды, еды и оставили отдыхать.
Отдыхать.
Расслабляться.
Вот вам библиотека, голопроектор, вирт. Да-да, можете позвонить семье. А можем провести экскурсию. И выпить в баре можно. Давайте мы вас довезем. Нет, капитан, а вы, пожалуйста, останьтесь. Вас очень хотят  видеть. Да-да, скоро прибудут. Вы наш герой. Замолвите за нас словечко. Одно. Можно - парочку. Мы ведь к вам так добры.
С кем? Перед кем замолвить? Чертова система. Узнать о ней что-то извне было сложно. Тогда, после блуждания на Нибиру с тремя странными мало приспособленными к жизни типами и доставки их в родной сектор, Джей любопытствовал, но сведения были противоречивы и странны. Какие-то там блонди, мать их и почему-то Юпитер. Медицина, технология, все дела.
Блонди. И мать их. И Юпитер. Отличный комплект, бредовее не придумаешь.
И он вот теперь. Почему-то герой. Может, еще орден вручат?
- Крышку тебе от канализационного люка, - пробормотал в ответ на его мысли вслух браслет, - на шею. И в воду.
- Заткнись, - попросил его Джей и виновато добавил, - не хочу, чтобы и тебя отобрали. Будь тупой железкой. Тупой. Молчаливой. Железкой.
Он едва успел закончить мысль, как дверь в его обиталище открылась и знакомый пиратский голос оповестил с уровнем пафоса, сбивающим с ног:
- К Вам Консул Салас, сэр.  Прошу.
Из всех лиц, нарисовавшихся в его дверях...
Ну, как его. В дверях комнаты, где Джей был то ли заключенным, то ли действительно почетным гостем.
В общем, из всех лиц, нарисовавшихся в этих самых дверях, привлекательным показалось только консульское - видимо. Было в нем что-то неуловимо знакомое: то ли длинные белые волосы, то ли правильные черты лица, манера одеваться и держать себя.
- Блядь, - коротко выругался Джей на родном, и рефлекторно пополз прочь от гостей.
Его дезертирству помешала только стена, закономерно оказавшаяся за спиной - куда ближе, чем хотелось бы. Короткая шутка о том, что лицо у консула знакомое - не угрожал ли ему Джей прежде, застряла на языке.
Такому поугрожаешь. В отличие от трех местных, которых так напомнил, мистер Салас выглядел, как человек крайне серьезный и знающий, что делает.
- То есть, добрый день, господин консул. На всякий случай хочу сразу признаться во всем и раскаяться, можно? Это же смягчает меру наказания? Виноват. И Измаил тоже я. Но братьев ваших - они до меня такими были! Клянусь!

+5

3

Люди невероятно притягательны и интересны именно в своей изменчивости и непостоянстве. Тем приятнее наблюдать, что некоторые из их привычек - неизменны. Или, как выразился Крей, оглядевшись окрест и брезгливо поджав губы - неистребимы.
- "Пауки", - себе под нос, но так чтобы идущее впереди начальство тоже слышало, шипел себе под нос руби, перешагивая через очередную ржавую железку. - На такой помойке выжить могут разве что... тараканы.
Сам Крей с оными никогда не сталкивался, зато был премного наслышан, и совершенно не разделял адмиральского философского благодушия. Если уж не то пошло, благодушие адмиралу вообще было не положено.
После того как Минк блестяще разыграл свою партию с федералами по поводу взорванного заведения для увеселений весьма сомнительного характера, Хайне незамедлительно прибыл на Зотан. Первый недвусмысленно просил убедиться, что уважение новых союзников взаимно и сопоставимо по глубине. С поставленной задачей Салас справился весьма удачно: байки о том как - не к ночи будь помянут - господин Консул в сопровождении их несколько поддатого, после трехдневной пьянки-то, но не менее уважаемого капитана отправились "полетать" в астероидный пояс, до сих пор пересказывали шепотом и нервно оглядываясь по сторонам. По мнению самого Саласа, его особых заслуг в закономерных последствиях той  увеселительной прогулки не было. Винить пиратам стоило исключительно собственную и - героев надо знать в лицо - капитана Химмеля недоверчивость. Хайне ведь сразу предупредил, что спиртное его не берет - ему столько просто не выпить. Даже если смешать разную крепость. И полирнуть сверху забористым самосадом. Зачем, спрашивается, было проверять? Неужели они думали, что адмирал военно-космических сил Амои стал бы врать по таким пустякам? Смешно, право слово. Не с ожидающим его на орбите тяжелым крейсером.
Крейсер, к слову, сыграл не последнюю роль в прореживании астероидного пояса и доставки участников прогулки обратно.
Хайне тряхнул головой, возвращаясь из приятных воспоминаний, и кивнул сопровождающему, призывая сбавить немного шаг.
- "Звездный бродяга", что с ним?
Мистер Суини чуть было не споткнулся об очередную железку, испачканную ради разнообразии не ржой, а машинным маслом, и затравленно огляделся. "Ну почему именно я?" - явственно читалась на его лице.
- В полном порядке, сэр, - по возможности бодро отрапортовал он. - Мы проверили все системы, и даже перебрали двигатели. Так что это не мы, он и до нас такой был!
Хайне приподнял брови, но промолчал. Что бы там не было с кораблем интересующего его мистера Рэда, теперь он был в полном порядке, можно было не сомневаться. Как и в сохранности самого мистера Рэда, которого он увидит, как только дверь, к которой они подошли, откроется. Интересная должна выйти встреча. Ну, во всяком случае - познавательная.
Он слегка поморщился от того, как напыщенно и неуместно прозвучал его титул, и шагнул внутрь, привычно пригнув голову, чтобы не врезаться в притолоку.
Первое что бросилось в глаза - мистер Рэд не был рыжим. Вот вообще. Даже на свету не отсвечивал. Хайне настолько озадачился этому факту, что чисто рефлекторно обернулся в поисках устно озвученной особы невесомого поведения, и встретившись взглядом с сопровождавшим его от корабля пирата, уставился на него с нескрываемым любопытством. Тот был коренаст, кривоног, основательно зарос щетиной и благоухал немытым телом и несвежим бельем.
На взгляд Хайне, это был более чем странный выбор, но не стоило забывать о том, что у каждого человека в этой огромной Вселенной свои желания, вкусы и виденье прекрасного. И не стоит раньше времени обвинять сопровождающего в продажности. Он ведь сам настоятельно советовал развлекать гостя по мере, сил вплоть до его прибытия. Безвозмездность оного развлечения им оговорена не была.
Гляделки с мистером Суини продолжались недолго. Тот побледнел, отвел глаза и, вжав голову в плечи, поспешил ретироваться за порог, где Саласа ожидал его адъютант, наотрез отказавшийся заходить в эту «халупу».
- О каком наказании… - начал было говорить Хайне, поворачиваясь к закончившему свою исповедь собеседнику и осекся на полуслове. - Измаил? – переспросил он, слегка склоняя голову к плечу. - Вы нашли ее? Где?
Хайне мельком подумал, что мистер Рэд - человек редкой душевной широты и щедрости. Мало того, что вывез заблудших сынов Юпитер с планеты Нибиру чуть ли не за руку, и доставил, куда попросили, так еще и озаботился их состоянием. Человек переживающий за блонди - явление само по себе редкое и уникальное. Его надобно ценить. Но это потом. Узнать, что же там с Измаилом  - в большем приоритете. Несмотря на то, что построена она была в промежуток между Второй и Третьей колонизационной волной, автоматическая боевая орбитальная станция IZML-969 оставалась более чем весомым аргументом в любом военном споре. Заполучить ее, наряду с мистером Рэдом - Хайне даже и подумать о подобной удаче не мог.

+5

4

- Чего? Кого ее? - вопрос с одновременным переходом к официальному тону был настолько неожиданным, что Джей даже перестал отползать от собеседника, замер и непонимающе уставился на Консула (несомненно, именно так, с большой буквы и томным женским, а то и мужским, придыханием - вон какого представительного и видного вырастили, небось, на корме не экономили - только на парикмахере).
Каждое слово, произносимое этим самым Консулом, по отдельности было знакомо, но при складывании вместе смысл уплывал от Джея.
Благослови боги первого смертного, придумавшего унилингву: благодаря ему в любом освоенном уголке космоса бродяга мог чувствовать себя если не как дома, то хотя бы понятым. И будь прокляты преподаватели этой самой Уны на каждой отдельно взятой планете. Что-то Джею подсказывало, что этим неловким поворотам разговора он обязан именно им.
Джей не первый год бороздил хоженные и не очень тропы, и не привык переоценивать свои навыки. В каждом галактическом секторе Уна трансформировалась под собственные языковые особенности. Зачастую настолько сильно, что проще было научиться местному наречию, чем разобрать переводчиков на Уну. Причем, чем хуже была Уна, тем дороже брали переводчики - загадка Космоса Великого. У нью-чинейцев, славящихся производством не слишком качественных, но дешевых товаров, заполонивших большую часть космоса, час языковеда стоил всей планеты, а проблем доставлял на всю галактику. Нанятый переводчик шипел, как змея, лаял койотом, плевался в нанимателя, искренне считал того убогим - эти чертовы инопланетники вообще не способны проникнуть в самую суть великой Уны. А на Онаборе и вовсе можно было не пытаться вычленить из напевного гудения знакомых слов - опасно, гипнотизеры чертовы, чтоб им. В общем, Джей уже привык не сильно полагаться на свои навыки.
И все же не ожидал с порога получить проблемы. С братьями - братьями же? Похоже, и правда братьями. С братьями, местными пиратами у него не возникло языкового барьера. А ведь с ними он именно общался, а не выдал пару реплик.
Ну, может в этом и проблема? Кашлянув, Джей почему-то решил, что стоя это будет легче - унизительно как-то с пола смотреть на такую каланчу, и поднялся.
Смотреть пришлось все равно снизу, и еще унизительнее - а ведь он тоже маме неплохо удался. Чертовы аборигены, чтоб их. И у этого, небось, длиннее.
И все-таки, о чем он?
- Измаил? - неуверенно уточнил Джей. - Да он вроде и не пропадал. Болтается себе на орбите. Координаты есть в базе, могу достать, если нужны.
Чувствуя себя идиотом, Джей мучительно пытался понять, что именно ему не дает покоя. Где источник их непонимания. Впрочем, нащупав его, стал чувствовать себя идиотом в кубе.
Сколько раз просили его ребята - не хохми при инопланетниках!
- А, черт, вы про мою фразочку. Это, ну... это в переносном смысле. Хохма. Шутка была. Попытка, эм... ну, разрядить атмосферку, а то тут от пафоса скоро стены трескаться начнут. Не-не, я не хотел обидеть хозяина, просто мы... э, люди простые, к такому непривычные. В общем, это хохма. Взятие Измаила - притча во языцах в моем секторе. Ну, я не знаю, в вашей истории такое было или нет... хотя, судя по вашему оживлению - было. Но анекдот не совсем о сражении второй галактической. Про инструктора и кадета. И урок истории. Не знаю, слышали вы или нет, - по выражению глаз Консула убеждаясь, что запутывает все только сильнее, пытался пояснить Джей.
Чертова привычка хохмить. Хотя, до этого она его так конкретно не подводила.
Льсти себе. Подводила, да не его.
- Короче, идет урок истории в летной академии. Нерадивый кадет-нарушитель дисциплины спит на заднем ряду. Инструктор его будит и спрашивает: "Кто взял Измаил"? А студент, не проснувшись, и отвечает: "Не, мистер Джонс. Джона брал, дочь вашу брал, а Измаил не брал". Ха-ха, - неловко закончил он, подавился смешком и проглотил предложение показать лопату.
Вот именно поэтому переговоры с аборигеном у них вел Григор. Именно поэтому. Потому что объяснить человеку с другой культурой хохмы капитана Рэда - проще застрелиться.
Забудь про лопату, Джей. Никакой лопа...
- Лопата, - чувствуя себя наркоманом, не способным отказаться от дозы, обреченно выдавил Джей и пояснил быстро, пока Старший Брат (он хоть старший?), не прицепился к орудию древнего труда.
- В общем, после этого надо смеяться. Это устойчивое двусмысленное выражение в моей культуре. То есть, ты говоришь - я взял Измаил. Все понимают - ты имеешь в виду, что ты виноват во всем на свете и признаешь это.
Джей уставился на Консула (с придыханием и уставился, так надобно смотреть на местных аристократов?), и выпалил с любопытством:
- А почему ее-то? Мужское ж имя. И на фига вам этот космический хлам?

Отредактировано Джей Би (2016-02-02 12:19:32)

+5

5

Редко когда недюжинным интеллектуальным способностям блонди бросался столь дерзкий вызов. Едва наметившаяся тонкая морщинка, появившаяся между чуть сдвинувшимися навстречу друг другу светлыми бровями, знающему  человеку (или, что вероятней, элиту) явственно дала бы понять, как напряженно обдумывает Их Адмиралтейшество сложившуюся ситуацию.
К недопониманию Саласу было не привыкать. Оно систематически возникало, стоило ему начать общение хоть с кем-то, выросшим вне реалий Амой. Но если к недопониманию примешивалась еще и толика юмора... Все становилось совсем сложно.
Не то чтобы это понятие было ему совсем уж чуждо - он уважал и всячески поощрял его незамысловатую и простую армейскую разновидность. Проблема была в ожидаемой от него реакции.
Впрочем, теперь-то он знал, что должно делать - Найденыш просветил. Да и разъяснения мистера Рэда ненавязчиво взывали к тому, чтобы применить тщательно отработанный навык на практике.
- Муа-ха-ха-ха, - осторожно, чуть ли не по слогам выговорил он и выжидательно уставился на собеседника, оценивая произведенный эффект.
Сложность заключалась в том, что Хайне понятия не имел, каковым он должен быть. До сего момента у него был один подопытный - Зарински, и тот неизменно выражал свой восторг и всяческое одобрение оттопыренным вверх большим пальцем. Наверное, склоненную по птичьи к плечу голову и не менее любопытствующий взгляд в ответ можно было классифицировать если не как восторг, то что-то, к нему близкое.
Сам Хайне играть в "гляделки" мог бесконечно. Но что-то ему подсказало, что в лице мистера Рэда он встретил не менее достойного соперника.
- Что значит имя? Роза пахнет розой, хоть розой назови ее, хоть нет, - процитировал Хайне и осмотрелся в поисках чего-нибудь, на что можно было сесть и не сломать. - В нашем же случае база будет базой, - самым надежным предметом мебели выглядела кровать, но Хайне показалось, что заявлять на нее свои права было несколько преждевременно. Все что оставалось - продолжать стоять столбом подпирая потолок макушкой. - В хозяйстве всяко пригодилась бы. Даже окажись она, как вы выразились, хламом.
Хайне почувствовал легкий укол раздражения - понастроили Измаилов, понимаешь! Порядочному блонди всех и не упомнить. Но на смену оному быстро пришло облегчение: мистер Рэд, несомненно, существовал в единственном и неповторим экземпляре. Что не могло не радовать.
Хайне иногда позволял себе задумать над тем, что было бы, если Юпитер дала им свободно развиваться, накапливая бесценный опыт проб и ошибок, вместо того, чтобы безжалостно затирать его в погоне за здравомыслием и рассудительностью. Получился бы из него такой же космический волк? Нет, вряд ли. С чувством юмора у него всегда были определенные проблемы, а это, кажется, совершенно недопустимо.
- Приношу извинения за вашу некоторую ограниченность в передвижениях. Но "Бродяга", насколько я могу судить, действительно нуждался в ремонте, а вы тогда так спешно покинули нашу систему, что не оставили мне ни малейшего шанса отблагодарить вас за заботу о консулах. Скажите, мистер Рэд, есть ли еще что-то, что я мог бы для вас сделать?
Хайне замолчал, мысленно переводя дух. Нет уж, если выбирать - то в звездные волки куда как предпочтительней податься, нежели в дипломаты.

+4

6

Собеседник сделал "муа-ха-ха". Прямо так. Дословно - или в таком случае принято говорить добуквенно? Джей с подобной реакцией не сталкивался раньше, так что терялся в догадках. Выглядело, прямо скажем, не очень.
Проверяя гипотезу, он сменил угол зрения и любопытно склонил голову к плечу. Не помогло. Как ни крути, а смех консула производил неизгладимое впечатление. Наверное, мог бы пугать, если бы в свое время Джей не побывал в среде аборигенов с более диковинными поведенческими девиациями.
Джей уже махнул рукой и решил забить на желание рассказать Консулу, в чем именно тот не прав со своим "муа-ха-ха", но достопочтенный собеседник сразу после повел себя, как любимый муравьед Туки. Поймав вопросительный взгляд, Джей даже в карман полез за кусочком сахара - надо же поощрить животное... то есть, Консула. Он явно старался. Но быстро сообразил, что попытку покормить местного аристократа с рук, а потом потрепать по холке (в прыжке, пожалуй, и это при немалом росте Джея!), вряд ли поймут правильно.
Издеваешься, капитан? Это вообще можно понять правильно? Кашлянув, чтобы скрыть нервный смешок, Джей засунул руки в карманы своей спецовки и спокойно попросил:
- Сэр. Только это... не рубите с плеча - по крайней мере с моего и голову. Вот про это. Про ваш смех. Это ведь был смех? Да, что я, это точно был смех. Не делайте так никогда. Жутко звучит. Противоестественно. Не в обиду вам будет сказано.
Джей задумался, уместно ли будет в такой ситуации читать лекцию по биохимическим процессам, протекающим в организме человека, и их связи с тем, что назвали смехом. С одной стороны, занудство частенько выручало в патовых ситуациях. С другой - тратить время на обмен совершенно бесполезной информацией не хотелось. Так что мысль Джей сократил:
- Не знаю, кто и в каких институтах вас этому учил. И не мне - дикому дипломату - ставить под сомнение их уроки. Но чувство юмора, в общем-то, себе не привьешь. Смеяться надо, когда смешно. Не смеяться не стыдно. Это нормально, когда не смешно. А ваше "муа-ха-ха" как-то не очень. Да и вышло из моды с последним комиксом про боевых любителей латексных радужных лосин. В смысле, очень давно.
Уже сообразивший, в чем причина их недопонимания, Джей постарался включить "фильтр базара". Даже не озвучил так и напрашивающуюся шуточку про то, что без суперзлодейских трусов на трико и развевающегося за спиной плаща это "муа-ха-ха" точно не работает.
Просто слишком легко и красочно представил, что сделают со средней руки пиратом, если достопочтенный консул после чьей-то шутки будет исчезать, возвращаясь с суперзлодейским смехом, закутанный в мамину гардину... и в трусах поверх белоснежных брюк.
База, значит. Чья-то пропавшая база, которая интересует таких высокопоставленных парней. Это было куда занимательнее мелкой планетки, ценной разве что амбициями своих правителей. Пахнуло приключениями, тайнами. Захотелось вытрясти из Консула детали и отправиться на поиски прямо сейчас. Проклятый дух авантюризма, угнездившийся в крови. Тряхнув головой, чтобы вернуть мысли в рациональное русло, Джей запретил себе поддаваться любопытству и...
И, конечно же, тут же последовал святому правилу: запреты существуют, чтобы их нарушать:
- База? Вы потеряли базу? Воу, это круче, чем планетка на отшибе галактики. Поверьте мне. Серьезно? Она пропала в бою? В легенде фигурировали черные дыры? А записи остались? Точные данные последних часов есть? Координаты - хоть примерные?
Если до этого Консул не вызывал у Джея видимого интереса, то теперь явно вырос в его глазах. Джей таращился на собеседника жадно: так красотки в клубе не спускают глаз с большого кошелька или дети смотрят на папу с мешком конфет. Консул был сейчас для Джея и тем, и другим.
Там, где все по-прежнему видели высокого представительного блондина, Джей видел указатель "приключения на неугомонную жопу. Даром!". Ничего слаще в мире не придумали.
- Есть! Есть, что вы можете для меня сделать!
Джей часто закивал и сократил расстояние до минимума. Наверное, мог бы - еще и в грудки консулу вцепился, чтобы тот не мог сбежать. Смотреть теперь приходилось снизу, запрокинув голову, но теперь это не подбешивало. Ну, да, в мире полно мужиков, которых мама с папой наградили куда лучшим генофондом. Но только у одного из них оказалась в руках такая вкусная наводка.
- Измаил! Я хочу всю доступную информацию про эту вашу потерянную базу.

Отредактировано Джей Би (2016-02-26 12:00:53)

+4

7

Эффект был, но половинчатый. И даже времени, потраченного на разучивание "смеха дружелюбного, искреннего", было не особо жалко. Собеседник честно признал, что пробирает и равнодушным не оставляет.
- Эм... Спасибо, - Хайне слегка склонил голову, делая мысленную пометку разузнать о том, когда именно всеоблегающий латекс сошел со сцены, а то многие пэты до сих пор щеголяли в оном. Не то чтобы Хайне искренне за них переживал, но выглядеть в глазах приезжих туристов отсталой планетой как-то не улыбалось. - Я непременно учту на будущее.
Больше сказать было как-то и нечего, что не отменяло искренности его тона.
Не смеяться - нормально. Если не смешно. И как ему раньше в голову не приходила эта простая мысль? Это ж надо было настолько зациклится на своей эмоциональной несостоятельности, чтобы упустить самую суть проблемы. Неудивительно, что Найденыш не удержался - кто ж удержится, когда так подставляются. Вообще, дурацкий, если вдуматься, розыгрыш Трида не стоил ни обиды, ни какого-либо внимания. Тем более удивительна была некая внутренняя признательность, от которой странным образом теплело на душе. Словно тот посчитал его за своего.
Хайне едва удержался, чтобы головой не покачать на свои крамольные мысли - блонди радуется, что подозрительный инопланетник признал его достойным розыгрыша. Юпитер, если прознает, электронный кондратий хватит.
Он сморгнул и подавил желание отступить на пару шагов назад - на него уставились с таким воодушевлением в сияющем взоре, что на мгновение показалось - еще чуть-чуть, и на него вскарабкаются с руками и ногами, подобно карликовой обезьянке с Тау-Рин, известную тем, что от объекта интереса оторвать её можно, исключительно пожертвовав конечностями. Обезьянки или объекта - это уже как повезет.
"Интересные у вас понятия о благодарности, мистер Рэд. Чего же вы жаждете больше - самой крепости или же ее поисков? Я вот до сих пор никак не определюсь".
- Мне очень неловко, но она у меня не с собой, - он виновато развел руками. - Я как-то не ожидал, что она понадобится. Могу я пригласить вас на свой корабль, мистер Рэд? Я так понимаю, все свое ношу с собой? - он кивнул на браслет комма, что широкой полосой охватывал предплечье чуть выше запястья. - Так, кажется, принято говорить? - Теперь, наконец-то, можно было отшагнуть назад, и даже слегка посторониться, пропуская мужчину вперед себя. - Прошу.

Левый маневровый мигнул индикаторами, выводя шаттл напрямую к стыковочному шлюзу "Игривого локона". Хайне вывел на центральный экран изображение с носовых камер и нахмурился. Над стройным вытянутым силуэтом его фрегата завис другой - неуклюжий, состоящий из казалось сплошь ломаных линий и неприятно ощерившийся в их сторону палубными орудиями.
- Никогда не видел подобной архитектуры ранее. Крей?
- Никак нет, сэр.
- Плохо. Свяжитесь с мостиком, узнайте, что у нас за гости. Мистер Рэд, вы не знаете, у наших общих знакомых сегодня не намечалось никаких... эээм... пиратских фестивалей или дня открытых дверей?

+3

8

Проследив направление взгляда собеседника, Джей на мгновение посерьезнел. Как бы ни увлекала его мысль о приключении, инстинкт самосохранения работал. Захотелось совсем по-мальчишески спрятать руку за спину, отрицать ценность "всего своего с собой". Коммуникационные браслеты - это одно. В них чаще всего вшивались идентификационные чипы, простейший навигатор с возможностью обновления программного обеспечения на станциях гашения.  Сто раз переделанный под себя девайс, на котором записан даже бортовой искин - чтоб не скучно было в одиночестве обследовать планеты и заброшенные корабли - другое.
Это почти нижнее белье - всегда с тобой и настолько интимно, что говорить о нем почти неприлично. Можно, конечно, если требуют обстоятельства. Но лучше бы от разговора сбежать.
Джей посмотрел на комм, на источник бесценной информации о потере исторического масштаба, снова на браслет. Даже попытался придумать хоть одну параноидальную меркантильную причину интереса к браслету. Даже самую дурную. Ну, например, корыстную многоходовую эпопею с жертвованием двумя (не самыми нужными, конечно, а может даже вредными) братьями, последующим отловом спасителя, втиранием в доверие, дабы завладеть тайной трех-пяти никому до Джея ни нужных планет с интересными археологическими находками.
Вынуждено признав версию бредом (хотя кто этих аристократов знает), Джей кивнул и демонстративно щелкнул кнопкой включения искина.
Над браслетом развернулся недавно отлаженный виртуальный экран, на котором в лучах заходящего Мейсанского голубого солнца нежился субтильный юноша, забранный в массивный старинный скафандр.
У всех искины, как искины - стараются радовать глаз, одеваются поприличнее. А его лишь бы устроить косплей, тянущий на премию за худший образ этого тысячелетия.
- Мяу, - совсем не под образ томно проворковал искин и проверил надежность креплений скафандра.
- Готов к работе, - перевел Джей и познакомил, - L3MR12, в просторечье Паскуда.
- Попросил бы. Арес. К вашим услугам. Поработать переводчиком с обезьяньего...
- Капитанского, - проворчал Джей и пожалел, что не выбрал параноидальное отрицание уникальности носимого браслета.
Но с Аресом было как-то проще. К тому же полная связь со своим кораблем придавала Джею уверенности.
- Не надо. И во что ты одет?
- В то же, во что советовал бы и вам, сэр. Я обновил сведения о местной культуре. Впечатляет, сэр, - громко прошипел Арес, выудил из кармана огромный лист бумаги и написал на нем массивным маркером и повернул бумагу к господину.
Джей нахмурился и прочитал короткое и очень эмоциональное послание: "ОДНИ ПИДОРАСЫ, СЭР". Вздохнул и подумал, что это уже не ново. Арес просто не был с ним в том злосчастном путешествии. Цыкнув на искин и очаровательно улыбнувшись, Джей пояснил:
- Не отлажен еще. То есть, не отлажен совсем. Не поддается отладке. Уникальный экземляр. Словил от хакера от бога в качестве кары. Давно хотел снести и заменить на красивую девицу. Ну, вы понимаете. Может. Да рука не поднимается. Всё свое. С собой. Жизнь заставляет.
О том, чтобы отказаться от похода на корабль мистера Саласа, не шло речи. В этом мире не существовало силы, которая могла бы удержать Джея от влипания в неприятности, путешествия или знакомства с новой техникой.

Новой, крутейшей. Новехонький юркий кораблик рядом с его ласточкой выглядел настоящим франтом. Джей восхищенно присвистнул, но тут же поймал неодобрительный взгляд все-таки переодевшегося в приличный костюм Ареса и прикусил язык. Даже не выдал трехэтажную восхищенную тираду по поводу новейшей системы защиты от угона и вымуштрованного персонала. Его люди высыпали бы навстречу посетителям, как горошины из перезревшего стручка, и шага не дали сделать без надежного присмотра - вдруг что нужное найдут и сопрут. Нужного у них, правда, давно не было. Но оставалось то самое "вдруг". Здесь же если кто и следил за новичком, то делал это очень неприметно.
Так что осторожно ступая след в след с мистером Саласом, Джей имел полную возможность беззастенчиво пялиться на чужую технику и втайне завидовать.
Ладно, не очень втайне, если даже Арес заметил и обиженно спрятался за стандартную заставку. Но тут уж ничего не поделаешь. Какой мужчина не видит эротических снов о новой технике? О такой, которой владел Консул, можно было видеть порнографические сны с завидной регулярностью.
Джей даже пару раз распустил руки, огладил стены, ткнул пальцем в пульт, когда узнал, что они даже не на корабле, в общем-то. Это не частный катер - просто шаттл, который доставит на корабль.
Услышав это, даже Арес простил хозяина, выбрался и прокомментировал чем-то вроде "буржуев".
Удержавшись от наглой просьбы дать порулить, Джей занял предложенное место и следил за действием пилота больше, чем за видами, потому и не сразу обнаружил жопу.
Большую вооруженную жопу.
Джей, уже успевший приспособиться к местному пульту, отпихнул руку пилота, вывел на экран увеличенное изображение. Кашлянул и сухо поделился:
- Если и намечался, то теперь ему кирдык. Линейный крейсер федерального патруля. Полагаю, сегодня намечался день поимки пирата Рэда. Намечается. Успешный. Боюсь, плакала наша... то есть, ваша...
Пилот успел врубить входящий канал раньше, чем Джей осадил. На отличном таком, как все тут, экране расплылся по креслу дородный офицер межгалактического патруля Федерации. Узкие глазки, стальной подбородок, губы, сжатые в тонкую линию.
- Консул. Офицер Джонас, номер 342896. По нашим сведениям на вашем борту содержится опасный преступник. У меня предписание для его ареста, выписанное ранее взятия мистера Рэда под стражу вашими силами. Так что я прошу передать его нам.
- Вот где-то какой-то такой кирдык. Я, это... может пойду? - бодро нырнув под пульт еще до того, как включилась связь, прошипел Джей уже оттуда.

Отредактировано Джей Би (2016-04-06 21:49:00)

+4


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Время, назад! » Когда воротимся мы в Портленд...