Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы

Объявление



Время: 315 год Эры Юпитер, четырнадцатые сутки после взрыва в Дана-Бан.
Утро-день-вечер-ночь.

Погода: переменная облачность, ветер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Ржавая Канистра. Нильс/Жаба/Джа

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

В бытность свою вольным торговцем Остхоф посетил такое количество баров и прочих питейных заведений, что впору было самому позавидовать крепости собственного желудка. Он пил за стойкой спаянной из кусков кораблей, что не смогли пробиться сквозь постоянно бушующие в небесах Орны грозовые бури, с громким звоном опускал тяжелую кружку на выструганную из хрустального дерева столешницу на Марусе, перебрасывался шутками через потрескавшийся от времени и морозов камень на Сфинксе, похрустывал ледяными кубиками, небрежно задвинув коробку с заказам под выделанную кожу на Ри'ихе. И везде, за каждой стойкой стоял бармен и протирал посуду. Даже на задрипаной, забытой всеми и вся Чухуа-Хуа, местные жители которой более всего походили на помесь паука с крокодилом.
Чем больше баров Нильс видел, тем сильнее крепла у него уверенность в том, что все бармены - члены тайного общества, похлеще масонского, попасть в которое можно, только доведя гору стаканов, рюмок и бокалов до прозрачного совершенства. И крепла она до ровно до той пора, пока он сам не встал за стойку.
Нильс очень хорошо запомнил тот момент. "Канистры" еще не было - была безликая коробка с провалившейся крышей и продолговатым сооружением у дальней от входа стены. Битое стекло хрустело под ногами, и с глухим тяжелым стуком легли на покрытую пылью и бетонной крошкой поверхность его новые руки. Остхоф не знал сколько времени он простоял так, разглядывая свое последнее приобретение. А потом потянулся, взял в руки пыльный, слегка треснувший стакан и принялся методично натирать его полой ветровки. Чтобы заставить эти новые руки двигаться.
Нильс тихо хмыкнул и опустил взгляд - металлические пальцы бережно держали хрупкое стекло, издавая еле слышный гул. Смешно - он прекрасно знал, что в протезах нет и не может быть сервомоторов, а все равно слышал каждое, даже незначительное их движение. И все равно - хорошие руки. Пожалуй, даже лучше настоящих.
- Йо, - хриплый, тягучий словно разогретый на солнце мед голос без усилия перекрыл пока еще тихую музыку. - Не грусти, красава. Давай пропустим по стаканчику, раз мы оба пока безработные.
Жаба. И - что удивительно - не под кайфом. Нильс нахмурился. Плохо, когда вечер начинается с Жабы. Еще хуже, когда вечер начинается с Жабы в охоте.   
- Да не куксись, красава, - парень растянул тонкие губы в широкой ухмылке. - Видок у тебя, словно не знаешь, как бы так сплюнуть поделикатней. Наливай, не жмотся, я сегодня банкую.
[NIC]Нильс Остхоф[/NIC]
[STA]бармен[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/KT0C3.jpg[/AVA]
[SGN]Стальные нервы, золотое сердце, железные руки - не мужчина, а склад металлолома[/SGN]

+6

2

>>>>>>>>>>>> гараж-дом Совы

Темное марево ночи. Гребанный Нил Дартс. Именно здесь на датчике паскудства стрелка непременно завалит за тысячу. Здесь гниль имела определенный запах и цвет, и Джа впитывал ее с удовольствием своими ноздрями. Своими глазами, которые внимательно следили за всем сквозь очки. Он предпочитал делать свои вылазки одному. Зачем ему лишние проблемы? Зачем напряги? Вот только Сова…
Прошло пару недель после того как жизнь Джа окончательно превратилась в один сплошной садо-мазо с кровавыми мечтами без причин. Его халупы больше нет, рука зажила и ночами он спит не один. Сука, не один. Да как вообще можно спать рядом с таким как Сова? Когда ты чувствуешь его запах, или холодные ноги под одеялом. И снова... и снова... и снова… стараешься не оттрахать его под крики и проклятья. Это так будто ты связан по рукам и ногам огромными невидимыми цепями, которые отчего-то не плавятся и под лазером. И там, в груди, в которой вроде как дырка, что-то снова шевелиться и Джа уже задал себе вопрос «не паразиты ли случаем?».
С правой руки швы они сняли и теперь рыжий красовался эластичной лангетой, которую он удачно прятал под рукав. А вот стрелял слегка с запозданием. Раны все еще болели.
Он считал Сову конченным гением, раз он сумел из очков Джа и двух проволок скрутить ему нормальные очки ночного виденья, а наладонник соорудить буквально на своей тощей коленке (которую Джа непременно несколько сотен раз во снах отодвигал в сторону, непременно голую, непременно своей рукой, под недвусмысленный умоляющий стон брюнета). После Зейдара не осталось ничего: ни имущества, ни приборов, ни надежды на быстрые деньги. Его память вытеснила пришельца к чертям собачьим. И теперь Джа поклоны отвешивать Мышу готов был за то, что тот научил рыжего делать заначки не в доме. Он уже выгреб свой тайник в Кересе, да вот только кредитов все равно не хватало. Ему нужна была сумма, которую озвучил доктор, и он готов был глотку перегрызть любому пидору за нее. За нее и рискнуть можно, встретившись с сомнительным клиентом где-то тут в прямой кишке сатаны.
Даже монгрелы считали Нил Дартс той еще помойкой и не марали свою гордость в этом месте. А вот Джа никогда не был гордым, он жил одинаково хорошо в любом дерьме. Надо признать он любил его. Запах, цвет, консистенцию. Это то, что он понимал. То в чем хорошо разбирался и то, что так легко отпинывал когда необходимость отпадала. И, наверное, именно его он сейчас месил своими ботинками продвигаясь все дальше вглубь. Сколько еще способен вытерпеть человек? Походу монгрелы появлялись, чтобы терпеть. Но ты ведь знаешь, судьба, что ты конченная сука? Судьба - о которой постоянно трындить Сова. Знаешь? Это не ты, это я тебя выебу.
Он никогда не отвлекался даже не курево, пока шел по карте. В Нил Дартсе он всегда держал палец на спусковом крючке.

+6

3

Вот за что можно было уважать Эдварда Руки-Ножницы, так за то, что паленого говна, вроде того же "стаута", он в своем заведении не наливал. Гордость инопланетника не позволяла, как Жаба подозревал, и железобетонные принципы. С другой стороны, та же гордость не позволяла отпускать бухло в долг, что не могло не расстраивать - в округе знали, что пустым в "Канистру" лучше не соваться. Если не хочешь потом отрабатывать натурой не в привычном для Жабы смысле, а в извращенном: шалавами Остхоф откровенно брезговал, зато получал искренне и незамутненное наслаждение отправляя должников намывать табуреты, драить полы и начищать сортиры. Жаба подозревал что подобное - следствие давней психо- и не только - травмы и проистекающей из нее половой дисфункции, но благоразумно держал свое мнение при себе. Ну, и в должники лишний раз старался не попадаться - трахаться в собственноручно намытом сортире представлялось ему глубоко неправильным. 
Впрочем, "Канистра" вообще не располагала к работе. Тихий блюз из расположенных под окном в небо динамиков, запах дезинфектантов, от которого на удивление приятно свербило в переносице, первый глоток обжигающей горло и согревающей пустой желудок остхофской самогонки - все это давало ощущение собственной целостности. Растаптывать которую заново в пыль было для Жабы особым, можно даже сказать, изысканным удовольствием.
Жаба приходил в "Канистру" в поисках вдохновения и новых горизонтов, когда наступало осознание, что дальше скатываться ему уже некуда.
Вот и сейчас, взгромоздив свой заметно отощавший после нескольких дней в почти что коматозе зад на высокий табурет, он широко улыбнулся и выложил на стойку мятую бумажку.
- Наливай, говорю, - тщательно разгладил банкноту, самыми кончиками пальцев пододвинул ее к краю. - Клево выпить с приятным человеком. Ради разнообразия - не с собой. - Он подпер щеку кулаком и прищурился.
Прищур вышел препохабнейшим, но тут уж кто на что учился.

[NIC]Жаба[/NIC]
[STA]шлюх[/STA]
[AVA]http://cs628416.vk.me/v628416333/2a3af/cd78_-5e5Sc.jpg[/AVA]
[SGN]У Жабы тоже есть сердце - зеленое, но свое, у Жабы тоже есть блюз... (с)[/SGN]

+4

4

Кто на что учился, да? А на что учился Джа? О, явно был не отличником и давно огрубевшая кожа на ладонях тому доказательство. Почему так много мозолей? Как почему? Дрочил не переставая! Он знал точно – Мыш оценил бы шутку. Мир двигался по дуге сквозь сладковатый запах гниения. Он любил погружаться с головой в падаль, обмазывая руки в чьих-то тухлых кишках. Образно выражаясь, хотя мат был лучшим описательным средством.
Хуевая дыра. Хуевая на все двести процентов. И ему нравилось это. У рыжего не было никогда проблем с погружением в атмосферность, на этом фоне Джа казался себе не настолько конченным. Двухнедельный недотрах – не такой большой проблемой. А горячие губы Совы – не такой большой наградой. Вряд ли сам Сова хоть близко понимал всю правду отчаянного желания Джа быть непростительно рядом.
Своими широкими шагами, отчерчивая уличную тоску от своей жизни, рыжий шел к барной стойке, за который сидела эта тупая овца. Он знал, что мозгов у Жабы нет, как нет ничего, что могло бы оправдать его убийственную страсть образа. Приступа Джа – поиметь. Жадного тягучего желания – забыться. Давай, красавица, совсем чуть-чуть. Стягивая очки на лоб, он кивнул бармену. Его железные культяпки смотрелись безумно, Джа думал, что может быть своих паразитов в груди можно заменить на железное сердце?
-Привет, малышка, - он поставил руки на барную стойку, обнимая Жабу со спины, беззастенчиво проводя своим подбородком по затылку. Он знал, что Мыш тек как сука, стоило сделать таким образом. Знал, что после он отставлял свой зад с похотливым стоном, расставляя ноги пошире. И только слияние образов двух разных монгрелов, Джа упустил из внимания, - Может и меня угостишь заодно, - зеленые волосы, лезшие в рот, сводили с ума: наматываешь на кулак и оттягиваешь назад с громким "чвак" вгоняя по самые яйца… Ууууууу, это только мне тут жарко? Облизывая губы, Джа стремился согнать навязчивую картинку.  Ублюдочные наркоманы. Недотраханные твари. Он представлял, как складывал его пополам ударом колена в живот и уже действительно забывался в своих фантазиях.

Отредактировано Джа (2015-11-23 20:14:52)

+4

5

Опознавать клиентов - навык необходимый для выживания. Кто-то различал их по запаху, кто-то по звуку шагов и дыханию. Жаба ощущал их всею местами порченной шкурой. Он не знал, как это работает, но как только широкие ладони с длинными пальцами легли на стойку - ощутимо дернулась кожа под коленкой, как раз над шрамом. Волоски на шее встали дыбом, и почувствовав давление подбородка на макушку, Жаба понял - Рыжий. Далеко не худший вариант, если вдуматься. А если не вдумываться - еще лучше.
От Рыжего так шманило мускусом, что закладывало нос и ломило виски. Стиснув стакан мгновенно заледеневшими пальцами, Жаба судорожно вздохнул, облизнул губы и поплыл. 
Это было бы просто. Всего лишь запрокинуть голову назад, встречаясь шалым, расфокусированным взглядом, словно подернутых мазутной пленкой глаз, с чужим. Всего лишь прогнуться в пояснице, немного подаваясь назад, чтоб упереться задницей в бедра чуть ниже паха. Всего лишь привычно соскользнуть в мутный шум, перекрывающий частое биение сердца. Соскользнуть, забыться, не дышать, не быть...
- Это ты-то приятный человек?  - хриплый сдавленный голос медленно, тягуче влился в уши. Его голос. - С каких это пор?
Вот из-за этого он и не любит отходняки. Кто боится ломки - тот просто конченный дебил. Ни одна ломка не сравнится с этим гребаным ощущением хрустальной до звона ясности и осознанности каждого своего действия, которые не дают включить привычные, отработанные сотню раз протоколы поведения.
Жаба сморгнул, чувствуя как утекает, просачивается, тает сигаретным дымом такое желанное чувство непричастности к происходящему. Грудную клетку ломило от задержанного на вдохе дыхания. Чертов Джа со своим перманентным недотрахом, родинками под глазами и шершавыми до мурашек под кожей ладонями. Еще немного - и Жаба дал бы ему здесь и сейчас - вон и Остхоф весь как-то подозрительно напрягся и нехорошо прищурился. Еще бы не щурился - у него тут приличный бар, а не петятник.
Жаба тряхнул головой, жадно глотнул воздуха и закашлялся.
- Садись, - кивнул головой на соседний табурет. - Такую нежную доверчивость просто необходимо обмыть. Пока не скурвилась.

[NIC]Жаба[/NIC]
[STA]шлюх[/STA]
[AVA]http://cs628416.vk.me/v628416333/2a3af/cd78_-5e5Sc.jpg[/AVA]
[SGN]У Жабы тоже есть сердце - зеленое, но свое, у Жабы тоже есть блюз... (с)[/SGN]

+3

6

Давай поговорим с тобой о неизбежности? Его подбородок чуть-чуть вверх, а потом вниз. Его шершавые губы прочерчивают ровную линию до торчащей косточки по белой коже. Мы все умрем и наш мир будет полным словно отстойник.  Его руки готовы были сорваться на тонкие бедра, сжать пальцами плоть и вжарить… Мы все не воскреснем как ебанные боги… Кто-то верит в них. А ты?
Но руки Джа не соскользнут с барной стойки на тощие ножки и не смогут их раздвинуть, чтобы удовлетворить свои потребности, нет. Потому что этот культяпочный за стойкой уже смотрит практически в упор, а все знали каковы правила бармена. Все знали, а кто мог – выебывался. Правда вот… Джа чувствовал себя сегодня старым, разваливающимся на смердящие куски и полным под завязку всем тем, что никак не получается выгрести лопатой. Двадцать три. Вдуматься только в это число, и плечо дернется в сторону, ведь он с характерным шуршанием перчаток по барной стойки, уберет руки и обойдет Жабу справа.
-Сегодня ты так добр, большой рот, - Джа сядет на барный стул, пододвинув его поближе и поставит тяжелую подошву на перегородку Жабьиго. И вот его колено уткнулось в филейную часть шлюхи. И вот его рука, легла на спинку высокого стула продажной твари. И вот его душа, может быть, вывернется с первого глотка адского пойла.
-Чо-то день у тебя сегодня какой-то свободный, пупсик, - Чо, пидор, не клюет? Ломает, да, ебанный нарик? Ебанный нарик… - Или ты решил взять себе выходной?Или ты решил прожечь свою жизнь более мучительным опытом?
Этот слева был реальным, раскованным и с умирающим телом. С ним Джа было просто и легко. Было понятно, словно яркой лампочкой зажигалось осознание всей той херни, в которой день ото дня утопали надежды. Джа достал пачку сигарет, тех, которые обычно курил Остхоф и кинул ее на барную стойку рядом с барменом. Изредка он так делал, чтобы умаслить. Хотя каким образом можно сделать приятное табурету? Рыжий ведь так прост, он считал умным только себя. И непостижимым только Сову. А этот гребанный мир. Он может сгореть нахуй.

Отредактировано Джа (2015-11-28 19:42:14)

+5

7

Больше ошибочных суждений Остхов не любил только собственные ошибочные суждения. Глаза Жабы - травянистого-болотного цвета, с золотистыми прожилками и расплывшимся чуть ли не на половину радужки зрачком - блестели, словно у фарфоровой куклы. Он как-то возил таких на Десмос: высококлассная подделка из прополимера, но этот неживой, невидящий взгляд - нет, не в душу, сквозь нее - он запомнил до отвращения ясно. Именно с таким взглядом Жаба - три или уже четыре года назад? - одетый исключительно в свежие синяки и кровоподтеки, стоял напротив "Канистры" под проливным дождем, и методично орудовал огромными портняжными ножницами, состригая одну зеленую прядь за другой. А потом звенящий надтреснутым хрусталем голос перекрыл шум ливня, и Остхов отчетливо понял, что свихнулся. 
Голая шлюха с воплощением анахронизма в руках читала "Восхождение к Солнцу"* Шаа'хры икэр Блаа'т. По памяти. На языке оригинала. С идеальным произношением и четко выверенными паузами.
Нильс Остхов, бывший военный, бывший вольный торговец, пират и контрабандист, нынешний владелец бара в Нил Дартс, за всю свою жизнь не испытывал большего ужаса, чем тогда.
Наверное, именно поэтому сейчас, только увидев, как раздвинулись - ощерились - в улыбке тонкие, потрескавшиеся от недавнего сушняка губы, он, не задумываясь, швырнул машинально пойманную пачку сигарет дальше по стойке, так что та прилетела парню точнехонько под ребра.
- Красааава, - согнувшийся пополам от неожиданности Жаба задрал голову и посмотрел на Нильса осуждающим, восхитительно мутным взглядом конченого наркомана. Прекрасное, упоительное зрелище, от которого теплело на душе и испарялся неприятный холодный ком в кишках. - Мой внезапный выходной на тебя не распространяется ни в коей мере. Этот большой рот всегда к твоим услугам. - Жаба вылущил сигарету, и, пристроив добычу за ухо, бросил пачку на стойку, прямо под протез. - А то у меня сердце кровью обливается каждый раз, когда я думаю о том, как ты дрочишь.
- Ну что поделать, если смелости на то, чтоб доверить твоему рту свой член, я так и не набрался, - он пожал плечами и выразительно покосился в сторону подсобки, где хранился хозяйственный инвентарь. - Но ты ведь знаешь, как можешь доставить мне удовольствие?
Жаба проследил за его взглядом и расплылся в улыбке.
- Упырь, - обратился он к Джа, доверительно понизив голос. - Будь начеку, Рыжий. А то сам не заметишь, как окажешься со шваброй. Хорошо, если в руках.
Остхов проследил за тем, как мурлыкающий себе под нос Жаба скрылся в подсобке и повернулся к Рыжему.
- Сегодняшняя встреча - твой клиент?
Вопрос был скорее для проформы. Зачем еще Рыжему было тащиться в Нил Дартс, как не по делу. Не ради Жабы же?

*

"Восхождение к Солнцу" - дипломная работа Шаа'хры икэр Блаа'т, первого аштарца закончившего Терранский Межрассовый Университет. "Восхождение к Солнцу" - летопись его семьи переведенная на общедоступный терранский. По форме своей и благодаря любви аштарцев к цветистому, многословному описанию самых обыденных вещей, близка к поэме. Сокращенная версия звучит около семи часов. Полная - около двенадцати.
Из-за специфической, рваной ритмики звучания и отличного от большинства известных человечеству языков интонационного рисунка, а так же альтернативно устроенного голосового аппарата, аштарский считается одним из самых фонетически сложных языков.

[NIC]Нильс Остхоф[/NIC]
[STA]бармен[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/KT0C3.jpg[/AVA]
[SGN]Стальные нервы, золотое сердце, железные руки - не мужчина, а склад металлолома[/SGN]

+4

8

Разве можно устоять, когда в такой близости находится объект возжелания? Его жилистые руки с широкими ладонями, с длинными узловатыми пальцами, с накрашенными черным ногтями, с содранной кожей на кончиках, они легли на упругие ягодицы Жабы, стоило только приблизиться.
-Да неужели скучать будешь? – и пока зеленый говорит, рыжий сжимает пальцы. Джа не был дураком, хотя в конкурсе клоунов, он точно занял бы призовое место. И прислушиваться он умел. Пусть Жаба на всю голову конченный дебил, но его ебанный язык, которым он вытворяет такие штуки, что по спине сразу стекает пот и становится душно, всегда был до боли правдив. Остерегаться - единственное, что хорошо умел Джа. Урок на пять.
-А чо такой напряженный? – вопрос на вопрос. Как будто культяпочный не знал чей это клиент. Сомнительный пришелец, с сомнительными желаниями и сомнительными возможности. Рыжий терпеть не мог отсутствие информации. Его поддергивало каждый раз, когда он чувствовал вот это отвратительное чувство – от тебя ничего не зависит. Прощай красавчик, твоя попка всегда была мне лучшим другом. Он тоже проведет Жабу взглядом. Чувство удивительной бестолковости испаряется стоит только занять свои мысли работой. Мы все умрем все-таки, да только я еще потрепыхаюсь.
Нет друзей в Кересе, а что тогда можно говорить о Нил Дартсе? С барменом раз от раза они работали вместе, но подставлять свою задницу ни один из них не желал. И Джа был благодарен, насколько вообще он умеет быть благодарным, что Остхоф иногда давал информацию. Так что же ты такой напряженный? Может, знаешь чего-то? Ну скажи же мне, ублюдок безрукий, чо кочевряжишься?
-Говори уж, чего тянешь? – он закурит, прищурится и подумает, о том есть ли такое место где монгрелам было бы хорошо? Этакий монгрельский рай, куда после смерти стекаются все калеки и дураки, и вечно бьет фонтан стаута и растут деревья с кредитами. Пиздомечты. Такого не бывает, как не бывает и просто места, где можно состариться. Ну и кто тут собрался седеть? Явно не я, я хочу подохнуть в уличной разборке, желательно в такой, чтобы вся Амой помнила. Он не собирался жалеть. Он собирался заработать сегодня, да побольше.  Давай же Нильс, расскажи монгрелу интересную хохму.
-Слушай, а ведь Жаба правду говорит… как ты дрочишь-то? Точно помощь не требуется?

+3

Похожие темы