Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы

Объявление



Время: 315 год Эры Юпитер, четырнадцатые сутки после взрыва в Дана-Бан.
Утро-день-вечер-ночь.

Погода: переменная облачность, ветер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Бесконечная Вселенная » Нги-Унг-Лян, Кши-На, столица Тай-Е, дом в Кедровом парке


Нги-Унг-Лян, Кши-На, столица Тай-Е, дом в Кедровом парке

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s3.uploads.ru/7sWyc.jpg

0

2

За две недели до взрыва в Дана-Бан

Поговаривали, что легендарный Господин в красном вот уже больше десятка лет живет затворником, почти не выходя из этого скромного дома в глубине обширного тенистого парка из молодых кедров, не показываясь на шумных улицах столицы. Так ли это на самом деле – неведомо, но… все возможно. Во всяком случае, комната эта меньше всего напоминала место присутственное – ничего официального в ней не было, ну, кроме, разве, того, что на изящном, старинной работы поставце, в лотке для бумаги преобладали стопки листов шёлковой бумаги с черным обрезом, а не с красным или золотым. Ну, и в самом деле – сложно было бы представить, что из-под пера хозяина этого кабинета изысканные стихи о любви, о созерцании гор и вод, цветов и птиц, выходят чаще, нежели служебные записки и доклады вышестоящим... хоть выше – только Вершина Горы.
Во-о-он то перо с узором-глазом радужным, переливчатым, сине-зелено-розовым с темным зрачком на широком конце наверняка как раз и писало Государю о самых тайных делах страны, самых секретных планах по предотвращению в ней нестроений и беспорядков. Перо в неброском высоком стаканчике, примечательном лишь прозрачностью стекла, как одинокий цветок из притчи, своей причудливой яркостью поневоле притягивало взгляд и внимание, изрядно отвлекая их от владельца, равно как и его слишком яркое одеяние. Разумеется, это было неспроста. Сам Господин в красном представлял из себя загадку, завернутую в тайну и помещенную внутрь головоломки; но, несомненно, существовал ключ к пониманию его роли, совершенно легендарной в народе, и места, которое он занимал в иерархии высших лиц государства. Этот ключ – национальные интересы Кши-На. Видимо, они и заставили его призвать к себе «безвестного артиста».
Господин в красном сидел почти спиной к Яо, возле жаровни, и можно было рассмотреть лишь пряди красно-рыжих волос, изящную шею, ухо и богато вышитый воротник сползающего с острого плеча совсем уж домашнего халата, который Господин поправил тонкой рукой, прежде чем заговорить:
Ну что ж, Юноша Ми-Н… Вам предстоит непростое дело вдалеке от столицы. Готовы ли Вы? Это может быть опасным.
То, что должно было стать предостережением, прозвучало обещанием сладкого. Господин в красном прекрасно владел искусством интонирования, театральная молодость даром не проходит. Обманчиво-тонкие пальцы, протянутые к жаровне, показались сделанными из яркого, оранжево-розового стекла.
Цвет вечерней зари, – явно полюбовавшись ими, проронил хозяин кабинета; поэт – всегда поэт, но сейчас в его голосе слышалась усмешка. Хозяин комнаты по-прежнему не оборачивался к собеседнику. – Из горных провинций стали слишком часто поступать жалобы, а донесения о расследовании дел касательно бесследной пропажи Юношей с непозволительным постоянством выражают то, что можно передать одной фразой – «Мы не нашли преступника или банды, не нашли улик, не нашли тел пропавших, что происходит – неизвестно». Вы умны, милый Яо, Вы уже понимаете, что от Вас требуется, не так ли?

[STA]Господин в красном[/STA]
[STA]Холодная голова, горячее сердце и... красивые руки[/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/FZMOw.jpg[/AVA]
[SGN]Наша служба и опасна, и трудна...[/SGN]

Отредактировано НПЦ (2016-01-29 18:19:19)

+4

3

Входя в этот и подобные ему дома, вряд ли знаешь, как, когда и в каком состоянии выйдешь отсюда. Но то, что давали такие вот встречи, невозможно даже в слова облечь - это неповторимо прекрасное чувство, когда тайна становится Тайной, а ты сам невольно меняешься, даже если полагаешь, что все еще прежний. Нет, в сию секунду, может, и так, но будущее, в отличие от прошлого, весьма подвижно, а дважды в одну и ту же реку не войти - даже одинаковые с виду места, люди, ситуации всегда действуют по-своему на тебя. Текуче-медленно или певуче-быстро, но уносят туда, где ты и не чаял оказаться.
Вот и сейчас Яо Ми-Н смотрел на холёные длинные, безумно красивые пальцы того, кто был здесь Господином во всех смыслах, и чувствовал, как внутри начинает трепетать Предвкушение. Наверное, он никогда от этого не устанет, не перестанет трепетать от одних лишь намеков на интересное, захватывающее дух дело. И этот Господин прекрасно знал, как заинтересовать Яо Ми-Н лишь интонацией, не говоря уж о словах. Пришлось коротко и тихо кашлянуть, чтобы прочистить горло.
- Кхм... Господин ведь знает, что я люблю путешествовать. Что может быть лучше свежего воздуха вдалеке от шумных улиц нашей столицы? - он улыбнулся наивно и весело, это передалось голосу - щенячий восторг от грядущей прогулки. Хочешь, чтобы поверили тебе - поверь в это сам. И он старался не играть роль, а жить ею. Именно поэтому ему удавалось то, обо что многие ломали зубы.
А затем, словно янтарь, подсвеченный на солнце, тонкие пальцы загипнотизировали, притянули взор, заставляя слушать голос своего обладателя. Вникать, обдумывать и слышать главное. Ми-Н мгновенно выделял главное в кратком, но весьма содержательном рассказе Господина, и детское, милое для любого встречного лицо Юноши постепенно приобретало серьезность, едва ли свойственную его возрасту. Да, азарт и жажда тайн все еще плясали искрами в его взгляде, но то, что предстоит исполнить, действительно опасно. И это не просто подначка уже, призванная вызвать живой интерес у Яо.
Буквально пара секунд после вопроса прошло, и он ответил:
- Господин, то, что Вы мне... предлагаете, - он не стал называть вещи своими именами, ибо "приказов" тут никто не отдавал, но и просьбы выполнялись так, словно от этого зависела жизнь. В данном случае, не только его собственная, видимо. - Это ведь не совсем мой... профиль, ведь так? - он склонил голову к плечу, словно любопытный молодой пес, вновь улыбнулся по-мальчишески беззаботно. - Но я понимаю, почему это слышат сейчас именно мои уши. И то, что от меня требуется, я исполню. Можете положиться на меня - я найду то, что не нашли иные...
Он встал, поклонившись глубоко, улыбаясь, словно он просто зашел на чаепитие с вкусным пирожным.
- Кроме того, что ничего не известно, мне надо еще что-то знать?

______________
Через сорок минут он уже выходил из задней калитки, даже не скрипнув ею, просто метнувшись тенью в проулок меж двух каменных стен и растворившись во тьме.

------> Нги-Унг-Лян, Кши-На, горы Хен-Ер, постоялый двор «Распадок А-И-Но»

Отредактировано Яо Ми-Н (2016-02-02 00:03:26)

+4

4

Весенний вечер случился, вообще-то, погожим и солнечным, но, похоже, Господин в красном не слишком радовался уже подступающей хрустальной прохладе – от жаровни расходились ровное сухое тепло и свет – тоже ровный, ведь пламя уже давно умерло, тлели одни угли. Он пронизывал сейчас протянутую к нему тонкую руку насквозь, а не только по контуру, неширокой оранжево-красной каймой, просвечивая кожу, но и мышцы – багряным. Лишь темный контур костей действительно темнел в фиолетово-коричневый тон этой цветовой феерии – хоть строение пясти и пальцевых суставов изучай. Хозяин кабинета еще мгновение полюбовался игрой живых красок в живой плоти, потом с видимым сожалением медленно согнул пальцы.
Чтобы улицы нашей прекрасной столицы оставались оживленными и шумными, в провинциях должна быть тишь, гладь, да божья благодать, – небрежно, но, тем не менее, веско заметил он. И боги, те самые, что дают благодать или не дают, одни знают, почему в этом банальном, в общем-то, замечании послышалась не только его, но и кое-чья высочайшая воля. Будто эхо.
Только теперь он, наклонив голову, чуть повернулся, бросив через плечо быстрый, скользящий, но при всей якобы рассеянности удивительно пристальный взгляд. Потом пластично, перетекающим движением опытного танцора и фехтовальщика развернулся еще немного, взгляд стал жестче, как и голос:
Да, это не совсем Ваш профиль, Юноша Ми-Н, верно. Но отчаянные обстоятельства требуют отчаянных мер.
Даже здесь и сейчас, в обстановке полной безопасности по части раскрытия тайн Господин в красном обращался к юному (кажется, слишком юному, и прекрасно, что так кажется) рыцарю плаща и кинжала исключительно по тому имени, которое диктовала легенда бродяжки-комедианта. Сам хозяин кабинета тоже безупречно поддерживал образ актёра, пресытившегося сперва разъездами, а после и славой, и посвятившего себя другому искусству. Вот уже лет пять поговаривали, что бесплодно вышедший из Поры мастер стихосложения, не нашедший совершенства ни в невстреченной им любви, ни в приютившей его на время поэзии, всерьёз подумывает о том, чтобы удалиться от мира и обрести покой в дальнем горном монастыре. Весьма удобный слух… и весьма подходящий для того, чтобы досужие сплетники о нём постепенно забыли совсем.
Несколько мгновений паузы Господин в красном потратил на то, чтоб вновь проскользить взглядом от мягких сапожек Яо до его сияющих, но серьезных уже глаз.
Милый Юноша. Действительно милый, – уголки губ хозяина кабинета украсились полукружьями полуулыбки, знаменуя довольство результатами осмотра. Значимые вещи нельзя возвещать с хмурым видом, тем более тому, кто собирается рисковать жизнью.
Гласное расследование ничего не дало, негласное… – глаза цвета темного янтаря томно полуприкрылись веками, – местные подсылы не смогли ничего разузнать, увы. У нас нет иного выхода, кроме как, в случае возникновения такого случая, попробовать поймать похитителя… или похитителей на живца.
Жестоко, но что поделать. Лишь бы мальчик не воспринял это как прямое указание, и сам неаккуратно не полез в зубы волкам, невозбранно таскавшим кшинасских барашков.     
Я ни в коем случае не хочу сказать, что именно это будет Вашим основным заданием, которое непременно нужно исполнить. Вы понимаете, Юноша Яо? – красновато-карие глаза снова впились в лицо молодого воина Тайной Стражи. – Я лишь говорю, что если – если! – ничего другого не останется, мы можем испробовать и этот способ. Разумеется, у Вас будет прикрытие и группа поддержки. Естественно, местные сотрудники будут наблюдать за ходом операции и оказывать всяческую поддержку. – Теперь колдовски изящные руки потянулись к стопке исписанных листов. – Думаю, со сведениями о похищенных и подробнейшими докладами об их розыске Вам лучше ознакомится здесь. – Еще один лист Господин в красном жестом фокусника извлек, показалось, из ниоткуда: – А это Ваша подорожная.

…сорока минут им обоим хватило даже на то, чтобы выпить чок с пионовыми пирожными – гостеприимства даже здесь никто не отменял.
[NIC]Господин в красном[/NIC]
[STA]Холодная голова, горячее сердце и... красивые руки[/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/FZMOw.jpg[/AVA]
[SGN]Наша служба и опасна, и трудна...[/SGN]

Отредактировано НПЦ (2016-02-01 18:35:45)

+4

5

Нги-Унг-Лян, Кши-На, горы Хен-Ер ---->

Он прибыл в столицу так быстро, как только смог.  И если дорога туда заняла больше недели со всеми остановками, расспросами, выяснением слухов и информации, со всеми приключениями и внезапностями, то обратно он обернулся аж за менее, чем полутора суток. Признаться, он и без того недолюбливал верховую езду, а тут почти сутки без отдыха и всего 3 часа на сон в придорожном трактире. В общем, в уже известном ему Доме он оказался за полночь, коротко бросив, что к Его Сиятельству по делу. В принципе, в этом доме и не было, скорей всего, гостей праздных, поэтому доложили о нем сразу, в приемной он прождал всего минуту, успев выпить чашку теплой воды, о которой и попросил подоспевшего слугу, отказавшись от чока. Вдох, выдох. Кое-какие заметки он успел набросать в трактире, но этого мало. Придется все рассказывать с подробностями, может быть, рисовать прямо в кабинете.
Глаза слипались, на лице были следы дороги: пыль, пара мазков грязи, чуть осунувшееся мальчишеское лицо даже утратило детскую округлость, черты заострились. Впрочем, он это быстро "наест", о таких мелочах волноваться не стоит. А вот что действительно важно, так это происходящее в горах.
Как только его пригласили, он вошел в кабинет, где, как и неделю с лишним назад, все также уютно и тепло горели дрова в камине, освещали ровно такое пространство, которое было нужно, свечи, стояла тишина, нарушаемая лишь щелканьем и треском дров. Яо поклонился быстро, все также учтиво, но куда как более небрежно: время дорого.
- Господин, - он протянул краткий доклад в свитке, который составил перед кратким сном днем, - признаться, я не могу сказать, что исполнил миссию до конца. Вернее, все пошло не так, как должно было пойти, - он нахмурился и закусил губу, подбирая слова. - Пропавшие найдены, но похитители не из местных разбойников, хотя они мне в достаточной степени помешали, чтобы я попросил бы о чистке в горах.
Он поморщился и, все же, плюхнулся в кресло - стоять по стойке "смирно" - это пусть на плацу вояки занимаются такими глупостями. Он быстро потер переносицу, зажмурившись, но продолжил доклад.
- Я ходе расследования была обнаружена… я даже не знаю, как назвать то, где держали в плену благородного Ки-А Н-Ура и кузнеца, У-Лон Ши-А. Это совершенно незнакомая мне постройка с множеством неизведанных, чуждых нашему разуму и взгляду вещей. Будь я чуть более суеверен, я бы заподозрил магию или какую-то волошбу, но нет. Я, все же, думаю, что это своего рода… хм… - он на секунду запнулся, подбирая слово, - создание рук пришлых. Чужаков. Настолько чужаков, что я бы сказал, что они из... Иномирья. Я их не видел, Господин, но у меня было крайне мало времени, чтобы осмотреться внутри и не быть обнаруженным.
Он уже достал пару зарисовок с тем, как выглядел тот "дом" снаружи и угольный рисунок внутренней обстановки, передал их из рук в руки мужчине. Тут же принялся за быстрые эскизы по памяти, необходимо было как можно скорее выдать максимум информации, а показать проще, чем описывать то, чему ты даже и названия-то придумать не способен.
- Вот здесь, - он дорисовал красным грифелем, который был сделан на основе смеси угля и сока алого стебля, те детали, что тогда светились в темноте, затем добавил зеленого - зеленому свечению, - явно было нечто, что управляло дверью, но оно… будто сломалось. Из него летели искры - я не решился дотронуться. Я вообще постарался ничего там не трогать - оно могло быть заразно, а тащить в столицу неизведанную болезнь я бы не посмел.
Он посмотрел на огневолосого мужчину, необычно серьезным было его лицо. В иное время юноша бы улыбался до ушей, хохоча даже над серьезными вещами, но то, что он увидел, испугало его. Его, априори не ведающего страха парализующего, лишь жадно любившего адреналин и страх будоражащий, подначивающий к приключениям.
- Все это было размером с небольшой дом, я успел обойти три комнаты, далее не сунулся. Не гоже было оставлять все, как есть, но, думаю, я исполнил долг - поспешил сюда с известиями. Господин Н-Ур, думаю, уже в своем поместье, но стоило бы отправить к нему гонца. Я бы и сам… готов, но на глаза я похищенным, которые справились и без моей помощи, не попадался. Они выглядели ослабленными, но до лошадей добрались сами.
Он попытался вспомнить еще подробностей, но уже не мог бы сказать, что из этого было действительно важно. Мелочи жизни вроде приключений в шахтах или плен у разбойников вообще выеденного яйца не стоили.
Как только он закончил с докладом, вернулись и его обычная хитрая улыбка, и быстро шныряющий по обстановке кабинета взгляд.
- Можно мне, все же, чока, Господин?
Были у него подозрения, что ему вновь предстоит отправиться в путь и весьма скоро.

+3

6

Матушка-Ночь давно укутала парк темным покрывалом с подкладкой из рыхлых, рваных туч, в прорехах которых иногда можно было увидеть редкие и исчезающие блестки звезд. Молодые кедры шептались под ветром, шевеля мохнатыми лапами, как испуганные медвежата, но окна здания-павильона приветливо светились. Господин в красном, как всегда, и за полночь еще бодрствовал, что, впрочем, вполне объяснимо, ведь не только рыцари плаща и кинжала выслеживают зло в его стихии – во тьме, но и последователи духовных практик, а уж как любят прислушиваться к ласковым или грозным напевам милосердной богини поэты – про то всем известно. 
И все, в общем-то, говорило о том, что эта хмурая и грозившая ненастьем полночь была для Господина в красном совершенно заурядной, никакой чрезвычайщиной не пахла. Судя по тому, сколько исписанных листов высилось в стопе на предназначенном для того деревянном лотке с тонкой резьбой, по тому, как опустела чернильница рубинового стекла, по тому, как устало поник даже припачканный нечаянными прикосновениями «глазастый» кончик-крохотный-веер нарядного зелено-синего пера, хозяин кабинета попросту заработался допоздна, а вовсе не изводился последние сутки в ожидании важных вестей от юного исполнителя миссии государственной важности, о прибытии которого в Столицу ему доложили незамедлительно. И жаровню, он конечно, приказал разжечь исключительно по причине вечерней, весьма ощутимой прохлады, а не чтобы дать Юноше Яо ощущение уюта. Сам же Господин в красном утомленным или встревоженным совершенно не выглядел, напротив, смотрелся опрятным и свежим, будто только что встал в постели и умылся утренней росой. Своим летящим почерком стихотворца он начертал последнее слово, и, присыпая его белым песком из крошечного сосуда в виде маковой головки, поднял на своего юного подчиненного внимательные глаза, совершенно не покрасневшие от долгой работы при лампе. Короткого, будто бы и не цепкого совсем взгляда хватило, чтобы увидеть все, что нужно, оценить не только состояние, но и настроение юного циркача, лопатообразный кончик в последний раз рассеянно мазнул по подбородку, и холеная длиннопалая рука уронила перо в стаканчик, острием вниз – прицельно, словно дротик, точно в центр плоского донца.
Рад приветствовать Вас, Юноша Яо, – мелодичный, прекрасно поставленный голос выражал то же отеческое тепло, какое бывший актер являл в мистериях на сцене Императорского Театра, блистая в роли Светлого Дня. Короткое, но плавное движение рукой вперед и в сторону означало приглашение сесть, широкий, шелковый, красный с узорами рукав с легчайшим шорохом скользнул по чистому пока листу на столе. – И чрезвычайно рад Вашему благополучному возвращению.
Продолжая движение, рука приняла свиток, отложила его, без небрежения, но решительно – изучать рапорт Ми-На о проведении операции придет время после, вернулась под мышку, нестареющий, кажется, Юноша свободно откинулся на спинку своего кресла. Сейчас важно было выслушать то, что юный акробат расскажет лично и вживую. Важно услышать не только что он поведает, но и как. Рапорт присовокупится важным, главным недостающим иероглифом в шараде, нарисованной другими донесениями, но именно рассказ о пережитом личном, чувственном опыте позволит ощутить, что же, собственно, рисует беличья кисточка по ладони.
Да, разбойники… – голос скользит как шелковый шарф, легко и ласково, словно они о погоде говорят. – Разбойники – это наименьшее из зол, как нам уже известно, и победить его относительно легко. Во всяком случае, возможно.
Изящно наклонив голову, Господин в красном умолк, не перебивая молодого, но толкового рассказчика, и лишь улыбнулся с понимающей иронией при словах «магия» и «волшба». Собираясь якобы в монастырь (по легенде), сам он не верил ни во что, чего нельзя потрогать. Иномирье, о котором говорил Юноша Ми-Н, судя по зарисовкам, так же бегло просмотренным и отложенным на потом, к такому не относилось, выглядело оно, конечно, странно, но на удивление вещественно. Дополнения к рисункам, которые акробат поправлял пастелью на ходу, только добавляло реалистичности, хотя не делало увиденное понятнее.
Изящно прорисованные брови на тонком лице бывшего актера еле заметно сошлись при упоминании возможности неизвестного морового поветрия, которое могло быть принесено из этого... места. Господин в Красном окинул быстрым, почти незаметным взглядом гибкую фигурку акробата – только этого не хватало.
Вы абсолютно правы, любезный Ми-Н, в таких делах следует быть особенно осторожным.
Аристократичная рука снова взлетела в плавном взмахе с шорохом рукава – хозяин кабинета, полностью разделяющий тревогу собеседника (отнюдь не наигранную), снова поймал пальцами глянцевито-хрупкий стержень пера, чтобы написать на дождавшемся своего предназначения листе несколько слов – распоряжение о тщательном отслеживании состояния здоровья всех, кто побывал на землях, прилегающих к тому, что Юноша Яо назвал «странным домом».
Вам бы тоже следовало пройти карантин, – негромко заметил Господин в красном, не отрывая взгляда от ложившихся на бумагу строк. – Но у меня слишком мало смышленых людей, вернее, людей, которым не нужно объяснять, что и почему они должны заметить и отметить. Откровенно говоря, таких, кроме Вас, у меня попросту нет больше. – Мужчина поднял озабоченные красно-карие глаза, которые только сейчас обрамились еле заметными морщинками у бровей. – Вы же не скроете от меня недомогание, буде оно возникнет в ближайшее время? Это важно, Вы понимаете? – перо замерло на миг и снова лизнуло острым кончиком шероховатый лист с черным обрезом. – Что же до отдаленных последствий… думаю, Вы успеете обернуться.
Господин в красном снова быстро писал очередное срочное распоряжение: подсылам на месте поручалось под благовидным предлогом навестить поместье господина Н-Ур, и тщательно выяснить, каково самочувствие его и его гостя-кузнеца.
Думаю также, Вам будет необходимо встретиться с теми, кто пробыл в этом «волшебном месте» дольше Вас. Вероятно, они и знают больше, не в обиду Вам, Юноша. – Человек-загадка мягко улыбнулся. – Навестите их, разговорите, Вы это умеете, я знаю. Знать как можно больше о том, что, возможно, угрожает не только нашему Государству, но и всему миру – единственный способ эту угрозу предотвратить. – Качественные чернила сохли на лету, даже песок в этот раз не понадобился. Перо снова мгновение танцевало в стакане, пока не легло стержнем на край. – Но, чока перед заданием не выпить – просто грешно, – «будущий монах» уже звонил прислуге, взяв со столика преизящный хрустальный колокольчик.     

[NIC]Господин в красном[/NIC]
[STA]Холодная голова, горячее сердце и... красивые руки[/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/FZMOw.jpg[/AVA]
[SGN]Наша служба и опасна, и трудна...[/SGN]

+2


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Бесконечная Вселенная » Нги-Унг-Лян, Кши-На, столица Тай-Е, дом в Кедровом парке