Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы

Объявление



Время: 315 год Эры Юпитер, четырнадцатые сутки после взрыва в Дана-Бан.
Утро-день-вечер-ночь.

Погода: переменная облачность, ветер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Федерация » Элпис. Столица, космопорт


Элпис. Столица, космопорт

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s6.uploads.ru/PikLF.jpg

0

2

---> Элпис. Личная квартира посла Амои

...Где-то там, далеко наверху, на чистом, почти по-террански голубом небосводе солнце, наверное, зашло в зенит, когда посол, без сопровождения, наконец явился в главный космопорт. События прошлой ночи никак не могли отразиться на внешности или поведении Сета Ранги, и хотя для других он являл все то же привычно-непривычное амойское идеальное благополучие, сам посол чувствовал себя разбитым и помятым. Холодность ума, отточенность разума изменила ему, заставив поддаться собственному физическому желанию тактильных ощущений. Вчера ночью он касался амира. По его просьбе, он касался его, целовал его светлую кожу, взял его, а когда не брал его сам, смотрел за тем, как это делает слуга сына когда-то великого рода. Сет чувствовал себя помятым не из-за собственных действий: посла, уже успевшего привыкнуть к отеческой заботе о чужом счастье и покое, волновали решения Айгора. Как опустился? Как позволил? В один день то человеческое почти совершенство, которым Сет любовался как диковинным цветком в заброшенном саду, в один день эта красота потеряла свой смысл, став поверхностной и ложной. Нежные лепестки были слегка потрепаны, и на тонком стебле росли шипы. Посол, веривший, что повезет на Амои сокровище, теперь понимал, что позволит взойти по трапу слабому, ранимому человеку.

...Космолайнер «Дюрандаль» уже совершил посадку, господин посол. Вы можете пройти на посадочное поле, – Сет медленно поднял голову, изучая вежливую, сотни, тысячи раз отработанную улыбку мужчины, работника VIP терминала. Лучших гостей Элпис обслуживали хорошо обученные люди, но сейчас Сет предпочел бы увидеть перед собой андроида, чьи глаза остались бы пустыми от отблесков страха и восхищения.
Непременно, – оникс аккуратно отложил в сторону ту книгу, строки которой за тридцать минут так и не успели коснуться сознания, и поднялся, чтобы вместе со своим небольшим сопровождением покинуть комнату ожидания. Старательные работники космопорта готовы были предложить послу небольшой транспорт, но Сет решил пройти нужное расстояние пешком. Тем более, что идти было не далеко: даже из окна комнаты ожидания были прекрасно видны очертания громоздкого, в атмосфере на вид неповоротливого, но столь прекрасного корабля родной Сету планеты.

Дзинкотай верно рассчитал время, – привычка, работа, сама природа его существа способствовала правильным решениям такого толка, – и ему, как и его помощнику, секретарю, и атташе, удалось оказаться у трапа как раз тогда, когда могучий корабль спустил трап, открывая главный вход в полное разветвлений корабельное нутро. Сет знал, что сегодня увидит главного нейрокорректора и его советника. Об этом ему сообщили давно и не преминули напомнить вчера вечером, и все же встреча со Вторым консулом посла страшила больше, чем с Двенадцатым, исполняющим обязанности главы Синдиката. Как дитя перед лицом строгого родителя, Сет боялся, что его ума, его внимательности оказалось не достаточно, и где-то в расчеты все же смогла закрасться ошибка, которую Раулю Аму не составит труда разглядеть.
Двоих надо страшиться...

* Двоих надо страшиться: один — это сильный враг, а другой — коварный друг. Унсур Аль Маали

+4

3

Космолайнер «Дюрандаль»

Что сделал главный биотехнолог, глава службы генетического контроля, и прочая, прочая, прочая после ухода своего заместителя, советника, и, не побоимся этих слов, наперсника и друга (насколько эти понятия вообще применимы к жизненным реальностям элиты)? Разумеется, ровно то же самое, что собирался сделать до прихода Фалка Бло. То есть неспешно переоделся в любимую дорожную пижаму из бледно-зелёного шёлка, высоко закатал ее широкий рукав, уже забравшись в постель и удобно расположившись в подушках, чтобы, поднеся к предплечью добросовестно заряженный Ксандром инъектор, нажать на кнопку и опустошить ампулу со снотворным, которого должно было хватить на пять часов. Последний час полета можно было потратить на остальное всё про всё – сборы, переодевания, просмотр текущих сообщений с удалившейся уже изрядно родины, просмотр материалов предстоящего доклада...
Совершенно тот же порядок действий, что и ночью накануне, даже с той же мотивацией: остановить ненужный сейчас, вхолостую сжирающий интеллектуальные и душевные ресурсы мыслительный процесс. Всё то же самое, за исключением маленькой детали, ещё вчера казавшейся совершенно невозможной, той детали, детальки, которая лежала на ладони Рауля, и которую он крепко зажал в кулаке ещё до того, как платина закрыл дверь каюты за собой. Теперь главный биотехнолог, глава службы генетического контроля, и прочая, прочая, прочая держал в руке... нет, не надежду. Возможность. Невозможную по всем статьям и выкладкам... но ведь невозможное – это то, что плохо захотели, уж это-то господин Ам знал точно и подтверждал всеми поступками не первую жизнь.
Однако строить какие-либо планы, громоздить варианты решений задачи, что вчера ещё даже мечтой стать не смела, сейчас было лишней тратой сил, а дзинкотай не тратит силы понапрасну, даже на нечаянную, но пока неоправданную радость. Жаль, что даже искусственный, совершенный человек не может просто скомандовать своей голове, как бы она ни была умна – «горшочек, не вари», но ведь есть спецсредства, лучше доносившие до адресата усталую мольбу – «разум, бедный мой воитель, ты заснул бы»… даже не добавляя при этом вопросительно-жалобного «а?..».
Наверное, по закону жанра мелодрамы, в которую внезапно так перешла вполне безысходная трагедия, Рауль должен был уснуть, сжимая пластинку микродиска в руке и счастливо улыбаясь ее вещественности, но у блонди же всё не как у людей: носитель нашёл убежище в специальном отделении пояса Второго консула, первым делом сделавшим ещё одну копию на свой планшет. Ну, так... на всякий случай. Девиз «Я подумаю об этом завтра» тоже примерно подходил, хотя «завтра» и означало полдень того же дня, когда Советник проснулся, чтобы, вновь влив в напрочь пересохший рот заблаговременно приготовленный Ксандром стакан воды, влиться в деловую круговерть. Бурной (или какой-либо ещё) радости он так и не ощутил по пробуждению, но, по крайней мере, оно, пробуждение то есть, не вызывало глухого протеста и задавленного отвращения. И на том спасибо.
Душ занял десять минут от силы, от второго завтрака Рауль отказался – невелик был за время сна расход калорий, есть не хотелось, одевание... м-да. Оно потребовало чуть больше внимания, нежели в прошлый раз, ещё в Эос. После него все оставшееся до посадки время заняла работа над докладом – дошлифовать его до совершенства как-то помешало обилие форс-мажоров в последние две недели, хотя получаса для того и хватило.
Подали трап. Даже выходя из корабля, элита не держалась кучно, сохраняя видимую встречающим обособленность – фирменную, амойскую. Сходя по ступеням, стремительно и величаво, Ам не прикасался к перилам и не опускал взгляда, естественно плававшего поверх голов людской толпы. Зелёные глаза слегка щурились, адаптируясь к иному освещению, не сказать, чтоб слишком яркому – небосвод обложило облачностью, похожей на плотный слой грязноватой мокрой ваты, её не мог сдуть даже изрядный ветер, трепавший одежду и волосы дзинкотаев. Тонко вырезанные ноздри дрогнули, во взоре главного биотехнолога промелькнуло презрение: контроль за состоянием атмосферы на Элпис действительно ...оставлял желать лучшего. Домины на них нет, на здешних климатологов, никто не дует в крепко рассаженные по креслам зады чинуш на хлебных местах. – Рауль ещё выше поднял подбородок, придержал пламенеющий шёлк пелерины – чёрная-дорожная, при чёрном же сьюте смотрелась бы сейчас неоднозначно, будто траур по прежней власти. А ярко-алый – издавна цвет революций, не так ли? Разумеется, он по чистой случайности подчёркивает глубокую зелень радужки...
Развернутые плечи, неповторимая осанка, танцующая походка – на землю сходили если не боги, то полубоги уж точно, во всей своей красе и славе.
Так, а почему это почтенный посол чем-то напоминает провинившегося фурнитура?.. – нейрокорректор обязан замечать всё, верно?

Отредактировано Рауль Ам (2016-03-27 19:01:58)

+6

4

Космолайнер ==>

  Когда лайнер мягко провалился, как показалось, в последнюю воздушную яму, чем вызвал непривычную щекотку где-то под рёбрами, это ознаменовало долгожданную посадку в космопорте Элпис.
  Ну как долгожданную? Особо-то времени у Гриффита на какие-никакие ожидания банально не нашлось. Все часы полёта ушли на амойские дела, которые так и не желали лишаться внимания Двенадцатого консула… хотя тот тоже не так уж рьяно пытался от них избавиться. Тем более что ближе к концу рейса пришла новая и весьма любопытная информация: на подступах к Амои был остановлен неизвестный корабль, пассажиры которого уверяли, что они являются членами дипломатической миссии с Аканы. Название это глава разведки знал и то лишь потому, что в качестве ознакомления наводил справки обо всех планетах, населённых разумными формами жизни и теоретически имеющими возможность наладить контакт, то есть банально долететь до системы Глан. Что же могло понадобиться представителям Аканы от его родины, блонди вот так навскидку придумать не смог, потому распорядился задержать инопланетников до его возвращения, а на это время повысить бдительно всех силовых служб. Да, ещё повысить, и это вам только кажется, что больше уже невозможно!
  Продолжать нянчиться со всем этим возможности не представлялось, потому как Уоллесу следовало в последний раз, максимально подробно ознакомиться со всеми обширными материалами, что имелись на Элпис, на свергнутое и новопровозглашённое правительство, на все ключевые фигуры и организации планеты, и прочее, прочее, прочее… К тому же требовалось ещё пятнадцать минут отвести на сон и ещё (и так по минимуму) пятнадцать – на сборы, ведь идеальные сыновья Юпитер должны явиться перед людьми истинным совершенством, дабы не уронить собственного реноме.
  Именно поэтому последние строчки из необходимых документов дзинкотай дочитывал уже перед тем, как ступить на трап, ради этого даже пропустив вперёд себя Рауля. Разницы в том, в каком порядке идти, для представителей Синдиката всё равно нет, как нет между ними конкуренции, да и эффект на неподготовленных к подобному зрелищу потомков Древней Терры не станет от этого слабее. К тому же подспудно в таком порядке сошествия на землю Гриффит хотел понаблюдать за братом.
  О том, что заместитель Второго консула наведывался в его каюту, Двенадцатый, конечно же, знал. Уж уследить за всем, что происходит на таком маленьком пространстве, как нутро «Дюрандаля», ему не составляло трудности, сколь бы плотно он ни был занят. Знал и, откровенно говоря, надеялся на то, что разговор платины и блонди хоть что-то даст последнему, а потому и наблюдал сейчас за главным нейрокорректором, дабы понять, случилось это или нет. Ловил взглядом любые его движения, всматривался в одежду, пытался даже уловить что-то, что может быть доступно только шестому чувству… и, кажется, у него это получалось. По крайней мере, смутное ощущение того, что сейчас Рауль Ам живее, чем шесть часов назад, в душе – или что там у него? – главы контрразведки поселилось. Говорила об этом и некоторая смена одежды элитара, и более раскрепощённые, хоть и по-дзинкотайски выверенные позы, что может заметить лишь такое же искусственное дитя Юпитер…
  Перед тем как выступить в рассеянный свет столицы из тьмы нутра «Дюрандаля», исполняющий обязанности Первого консула обернулся, чтобы поймать взгляд платины – и мягко, едва заметно улыбнулся ему. Что там произошло в каюте Второго, Уоллес выяснит позже, пока же, посчитал он, стоит поблагодарить Бло за то, что тот хоть немного смог помочь своему начальнику. Рауль слишком важен для Амои, чтобы лишиться его, потому Фалк вполне заслужил благодарностей за свою работу.
  Столь непривычное для Двенадцатого консула выражение чувств длилось не более секунды, а в следующую он уже шагнул за порог космолайнера – и преобразился. Явно позеленевшие при тусклом дневном свете глаза мягко и лукаво прищурились, губы растянула тонкая, чуть ироничная улыбка, - это среди элиты Рауль Ам известен как самый эмоциональный блонди, а за пределами Танагуры таковым считали её Тигра. Тот в белоснежном консульском костюме ярко выделялся на фоне тёмной громады Дюрандаль и при своей мнимой юности казался почти безобидным, будто вечно молодой бог весны и возрождения природы – бывало, древние придумывали себе таких.
  Для поддержания выбранной роли, Гриффит даже ленивым движением руки убрал лезущую в глаза чёлку, которую принялся жадно трепать элписский ветер, хотя на самом деле на данное неудобство ему было абсолютно наплевать. С мягкой кошачьей грацией блонди спустился на посадочную площадку и приветственно кивнул всем, кто их здесь встречал – в том числе и двум воякам в неамойской форме, и ещё больше растянул губы в приветственной улыбке.
  - Доброго дня, - в отличие от внешнего образа, весьма зычным голосом поздоровался консул, враз перекрыв все шумы космопорта.

Отредактировано Гриффит Уоллес (2016-04-08 17:36:44)

+4

5

Космолайнер "Дюрандаль"

Фалк Бло никогда не сожалел о несделанном, по той простой причине, что делал всегда всё и по максимуму.
Вернувшись в свой отсек, он просто занялся работой.
Для шефа он сделал всё, что мог, теперь нужно было просто ждать. Бло не сомневался, что Рауль не изменит своих планов и воспользуется инъектором, чтобы уснуть – и для него это был оптимальный вариант. Только чуть изменились начальные условия, почти неуловимый нюанс, с «отключить мозг, потому что безразлично» - на «отключить мозг, потому что не пришло время раздумывать».
А для Фалка оптимальным было перелопатить гору информации об Элпис, куда они направлялись, о тамошней смене власти, о лицах, с которыми предстояло встречаться и организациях, с которыми предстояло работать. Проверил еще раз материалы к докладам, продумал даже несколько запасных вариантов из разряда – «а что, если…». Правда, «если» у них обычно не случалось, но «обычно» ведь не значит «всегда»…
Пять часов пролетело незаметно – контрастный душ, чай, минут пятнадцать на одевание – рутина и дальних, и ближних поездок.
Заместитель главного нейрокорректора Амои умел ювелирно рассчитывать время и появился у выхода из космолайнера именно в тот момент, чтобы мгновенно оценить состояние шефа, Рауля Ама, уже сделавшего движение в открывшийся шлюз.
Норма.
Еще не идеал, но… Рауль Ам возвращался. И глупо было ожидать, что он вернется эдаким, скачущим от счастья, козликом.
Рауль Ам возвращался царственно.
Алый и пурпур перелины, золото волос и привычные живые изумруды глаз – цвета королей, правителей, богов. И совершенно случайно алый – это еще и цвет революций. Ну да, потрафим немного новой власти.
Первое солнце с Амои нисходило на элписскую землю.
Гриффит Уоллес, похоже, специально пропустил Второго консула вперед – он буквально впитывал в себя его облик, анализируя сразу всеми чувствами и инстинктами – Бло в свою очередь наблюдал за Двенадцатым консулом.
Удовлетворен.
И как следствие – мгновенные поворот головы и чуть заметная улыбка. В том, что глава контрразведки был в курсе его посещения каюты шефа, Фалк даже и не думал сомневаться. Он обязан был быть в курсе.
Всё на благо Амои – чуть заметный поклон платиновой головы в ответ. Рауль Ам слишком важен для Амои – это непреложный факт. Что шеф представлял собой лично для зама – это уже специфика нейрокорректоров.
Второе солнце с Амои осветило элписскую твердыню.
До микрона выверенный интервал движения – и Фалк Бло спокойно шагнул на выход.
Элписский ветер развернул лиловый плащ оттенка глубоких амойских сумерек, потрепал белоснежную тунику, пригладил идеальный серебристый сьют, всколыхнул белую массу волос на спине. Он всегда оттенял шефа – эдакая прочная, надежная, незаменимая оправа. Сегодня он оттенит двоих, только и всего. Элпис должна гордиться представительностью прибывшей делегации – никто из элитов и мысли не допускал об обратном.
Тонкие ноздри платины чуть расширились, вбирая непривычные запахи, брови слегка дрогнули – да уж, состояние местной атмосферы далеко от идеального, а серая сталь глаз охватила панораму и нивелиром прошлась поверх голов встречающих, задержавшись на собрате.
Оникс Сет Ранги, посол Амои на Элпис.
Все же, в нулевых матрицах нейрокорректоров присутствовало что-то общее, присущее только им – серые глаза мгновенно просканировали фигуру дзинкотая.
Внешность посла – идеальна.
Поведение – стандарт профессии.
Глаза - …
- Интересно, это следствие вживаемости в местные реалии, или господин посол не в своей тарелке?
Вслед за двумя золотыми солнцами, платиновая луна – властительница душ и разума, спустилась на грешную землю Элпис.

+6

6

Многие из человеческих чувств для посла были прекрасными незнакомками, о чьем нраве бываешь наслышан из чужих уст. Сет знал, что злость должна вскипать все существо, как раскаленное железо вскипает налитую в него воду; радость - светлые мыльные пузыри, которыми так интересуются дети: прекрасные в своей быстротечной хрупкости; страх - нервно схваченная чужая рука; холодная ярость; теплое, сладкое как патока желание... Сет знал многое, и все же то, что он почувствовал увидев самого Рауля Ама на трапе, вряд ли можно было описать одним емким словом. Опасение, стыд, страх смешались в одно целое, - жидкость особого состава, - и взвесь опустилась на самое душевное дно, давая послу делать свою работу, но не давая забыть и о том, что волнует.

А свою работу он выполнил прекрасно, и все совершенные ошибки были не его авторства: амир привык получать то, что хочет, и никто не виноват в том, что он, словно наивное дитя, верил в то самое мифическое "лучшее". Раз за разом Айгор неосознанно стремился к погибели, и раз за разом смерть и забвение обходили отпрыска великой семьи, иногда по чистой случайности, а иногда случайность эту подстраивала умелая посольская рука. Никто не сможет упрекнуть Сета в отсутствии необходимых умений. Никто, кроме тех, кто уже спустился с корабля на негостеприимную землю серой планеты.
- Добро пожаловать на Элпис, - склонил оникс голову, - Надеюсь, что полет не доставил вам неудобств.

Он отвык от необходимости по-настоящему замечать, осознавать вес чужого статуса, и теперь неудобство, рожденное длительным отсутствием практики, почти ощутимо давит на мужественные плечи. Как ему обращаться к ним, как называть? Стоит ли вести себя так, как положено на Амои, или светловолосые представители элиты, вершина мастерства Юпитер, захотят иметь дело с неприукрашенной Элпис? Эта планета ему не Родина, не родная земля, но послу кажется, что он за нее в ответе. Учитывая последние политические события, в каком-то смысле так оно и есть.
- Я, Сет Ранги, к вашим услугам, - отжившая, бесполезная в мире Амои фраза: нет необходимости говорить о том, что очевидно. На Элпис, однако, любят подобные церемонии вежливости. Они придают непростой жизни иллюзия порядка.

И пусть жизнь на Амои не проще, но тем, чье сознание вмещает в себя способности десятков человеческих умов, нет дела до сантиментов. Не стоит ждать от Рауля Ама, почти бога правосудия, снисхождения, и уж тем более не стоит ждать ничего человеческого от застывшего рядом главы разведки. О Фалке Бло Сету известно чуть меньше, но опасный противник всегда дает наименьшее количество поводов считать себя таковым. Впрочем, все трое элитов ему не враги. Так чего же он так скован в осторожной боязни сделать неверный ход?..

+6

7

Что нужно сделать дзинкотаям, чтобы привлечь к себе всеобщее внимание людей? Правильный ответ – практически ничего. Им достаточно всего лишь появиться в поле зрения человека ли, толпы ли – возникнуть и просто быть. Рауль, например, минуту просто стоял у трапа, по привычке уперев ладонь в бедро, развернув плечи, окутанные алым шелком и украшенные серебристыми недо-крыльями наплечников, незаинтересованно сканируя взглядом и встречающих, и группки людей на лётном поле. Тигр Танагуры рыкнул хорошо так, раскатисто, далеко приветствие слышно, так что они тоже разом обернулись и вперились взглядами в амойскую делегацию, все, как один, будто разом позабыли о прилётах, отлётах, встречах и проводах, короче – зачем вообще явились в космопорт. Вот что красота совершенная делает! – такая реакция не то что ожидалась, вернее будет сказать – не ожидалось другой. В глубине души Рауль даже жалел местный народец, ведь никого прекраснее они в жизни своей не увидят. Причём в этом осознании даже при самых тщательных раскопках психики ни один нейрокорректор не отыскал бы ни малейшего хвастовства, только признание объективного факта превосходства, абсолютно нормального для всякого элита.
До дальнего народа господину Аму дела не было, он ему благодеяние уже оказал попросту своим явлением в этой точке пространства и времени, а вот ближних можно было и порассматривать – таким же прохладно-изучающим взглядом, создающим ощущение «просветили насквозь до печёночных камней и энуреза в глубоком детстве».
Посол, атташе, парочка военных из местных.
А вот эти господа интересны, – зелёные глаза Второго консула внимательно изучали людей в форме.
Какие они... рысистые. Явно не из тех, что при штабах зады отсиживали и жирок копили в ожидании почетной пенсии – подтянутые, поджарые, с волчьими глазами. Кадровые, тёртые, впрочем, какая иначе хунта? Полковник Инсар, разумеется, верных-проверенных в окружение взял, своих во власть привёл...
...Так, а у нас что со «своими»?.. – пронизывающий взгляд достался и родному …послу, прежде чем Рауль ответил на поклон глубоким кивком:
Здравствуйте, Ранги. Благодарю Вас, мы долетели благополучно. Мы рады посетить Элпис, – взор опять коснулся глаз оникса, кажется, оценивая все годы службы Сета на этой планете. – Полагаю, мы остановимся в посольстве?
Раз уж Вы к нашим услугам, господин посол, начинайте их оказывать. Пока хотя бы услуги по размещению делегации.

Отредактировано Рауль Ам (2016-04-21 20:54:37)

+3

8

Панораму космопорта блонди охватил единым взглядом, едва только ступив за пределы нутра амойского лайнера, и этого вполне хватало. Детальное знакомство с ключевыми объектами столицы состоялось немного ранее, в каюте корабля, благодаря подробным картам, изученным столь внимательно, что сейчас Двенадцатый консул ориентировался в этом городе не намного хуже, чем его постоянные жители. Увы, это у него профессиональное: даже если здесь и сейчас он находился не с диверсионным заданием, навыки разведчика всё равно «вылезают» вперёд всех остальных. Хотя кто может сказать заранее, окажется это в будущем лишним, или наоборот, крайне необходимым?
   После того, как увиденный пейзаж совместился в памяти с подробными картами космопорта, внимание Уоллеса переключилось с предметов неоживлённых на существ разумных. Ну разве что он ещё отметил про себя, что за двадцать четыре года своего существования это тело успело побывать в помойках, похуже элписской, но подобная мысль была совершенно неважной и мимолётной. Куда важнее сейчас вояки Инсара.
   Рауль Ам со своим замом, Бло, сосредоточились на ониксе, и Гриффит полностью доверил его этим двоим. Всё самое важное, что потребуется во время встречи с полковником, элитары потом «доложат» своему И.О., тот же в свою очередь вознамерился получить свежую порцию информации напрямую, из достоверных, так сказать, источников. Потому решительно шагнул к встречающим их офицерам, на мгновение состроил самое серьёзное выражение лица из тех, которые люди в состоянии оценить, по-военному коротко кивнул, ещё раз обозначив приветствие, и снова позволил тонкой, чуть ироничной усмешке поселиться на своих губах.
   - Как я могу к вам обращаться, многоуважаемые? – Глава амойской разведки стал воплощением обаяния и очарования, едва только ступил на эту землю, что в сочетании с красотой блонди являлось весьма мощным психологическим оружием. Вот, кстати, любопытно: Берт Инсар в полной мере осознаёт, как сильно давят сыновья Юпитер на сознание неподготовленного человека одним только своим присутствием? Скорее всего догадывается об этом, но вряд ли представляет себе реальную картину. Судя по слегка осоловевшему выражению лиц этих двоих в форме, для сопровождения делегации выбрали самых морально устойчивых, но и они оказались, мягко сказать, удивлены тем, насколько официальные данные не дотягивают до действительности, раз даже не могут справиться со своей мимикой.
   Впрочем, с некоей снисходительностью воякам надо отдать должное: они смогли таки взять себя в руки и представиться главе делегации по всей форме, оказавшись капитанами Вишничем и Онуром. «С этим справились, молодцы, - констатировал Уоллес точно учёный-естествоиспытатель, наблюдающий за экспериментом. – Тогда продолжаем», - и разбивая вдребезги ожидания всех присутствующих, он развернул двоих представителей хунты к зданию терминала, устроил руки в консульских наручах у них на плечах и повлёк прочь от «Дюрандаль», почти что обнявшись с ними, как нормальный человек со старыми друзьями. Пасторальную картину портило лишь то, что люди дзинкотаю только до плеча доставали.
   - Я так понимаю, вы будете нашими провожатыми на Элпис? – как ни в чём ни бывало вёл беседу исполняющий обязанности Ясона Минка, а получив оторопелое подтверждение, продолжал: - Не будет ли тогда излишним с моей стороны попросить вас о небольшой обзорной экскурсии по городу для меня? Разумеется после посещения посольства, потому что кое-какие дела там будут. Но ведь уважаемый Главнокомандующий сможет встретиться с делегацией только через несколько часов? Хотелось бы это время потратить на то, чтобы познакомиться со столицей.
   Делать то, чего противник от тебя не ожидает, - первое правило игр разведок. Да и политиков тоже, что уж там. Вряд ли кто позволял себе подобное поведение с представителями нового правительства, потому те сейчас порядком озадачены и не сразу смогут приступить к выполнению своих прямых обязанностей: к слежке за элитарами. Почему Гриффит считает, что те обязаны шпионить за ним и его братьями? А для чего же ещё Инсар приставил к ним этих капитанов? В первую очередь для того, чтобы перед официальной встречей они смогли передать ему свежие данные о представителях Амои, и только уже во вторую или в третью для того, чтобы проводить гостей и обеспечить им безопасность.
   Так Тигр Танагуры, не выпуская элписцев из своих когтей и ведя с ними непринуждённую светскую беседу, чтобы сбить этим вояк с настроя ещё больше, добрался до ожидавшего делегацию транспорта и даже ни разу не оглянулся, чтобы проверить, следуют ли элитары за ним. Конечно следуют, иного и быть не может.

+4

9

Горизонты и панорамы Фалка интересовали мало. Вполне достаточно было одного сканирующего взгляда, а уж фотографическая память сделает все остальное - запомнит, сохранит куда надо и при надобности достанет, причем с мельчайшими подробностями.
Куда интереснее были люди. Впрочем, и они, люди именно, какими-то неожиданными реакциями, с точки зрения Бло, не отличились – уж немой ступор, в который впадали эти впечатлительные «люди», впервые увидевшие высших элитаров в количестве, большим одного, корректор за свою жизнь успел наблюдать не единожды. И совершенно этому не удивлялся. Принимал, как должное. Ведь ониксы, обычно исполнявшие роль послов, всегда создавались с учетом местных особенностей общества, вплоть до характерных черт лица, а блонди призваны были царить. Ну а платины – уверенно их в этом поддерживать.
Вот именно, поддерживать, а не пугать окружающих прям с ходу, да еще и «своих» же.
Фалк вполне удовлетворился первым цепким взглядом, выхватившим фигуру посла, и тут же притушил свой интерес, склонив голову в приветственном поклоне и заняв место, как обычно, чуть левее и сзади своего шефа. Слушая немного церемонное приветствие Сета Ранги и ответ на него Рауля, Бло пока развлекался наблюдением за тем, как ловко взял в оборот и.о. Первого консула парочку породистых таких военных, несомненно присланных сюда новой властью для встречи (читай – слежки) амойской делегации. Правда, в умелых руках Гриффита, вся породистость разом поблекла и местные, несомненно, бравые вояки стали похожи на пару смирных овечек, послушно влекомых опытным пастухом на заклание.
Однако, посла корректор из зоны своего периферического взгляда тоже не выпускал.
- Добрый день, Сет Ранги. Фалк Бло, заместитель господина Ама, - в свою очередь тоже немного церемонно представился платина, вернув свой, уже мягкий, взгляд на оникса, как только шеф замолчал. Информация была излишней, уж кто должен прибыть, послу не раз сообщили, просто корректору хотелось сразу показать, что он не прочь придерживаться местных церемоний. Ведь душу и мысли местного народа лучше всего изучать по обычаям, не так ли?
- Вы позволите называть Вас по имени, Сет? Со своей стороны, тоже не имею ничего против подобного обращения, - легкая улыбка тронула губы Фалка.
Что он там разглядел в глазах посла – это его личное и, возможно, отчасти профессиональное, дело. Пока же ошибок, насколько было известно Бло, Ранги не совершал, а значит и миссию свою выполнял исправно. А то, что почему-то все послы так или иначе, по прошествии определенного времени, начинали чувствовать некую… ответственность, что ли, за планету своего местопребывания – так это элементарные издержки профессии, коих Фалк за свою карьеру наблюдал уже немало. Главное, чтобы не зашкаливало.
Тигр Танагуры со своими жертвами… ах, пардон! – встречающими, непоколебимым айсбергом спокойно двинулся меж тем в сторону ожидавшего их поодаль транспорта, заставив и всю делегацию последовать за ним.
Бло, во время разговора с Сетом не выпускавший теперь уже Двенадцатого консула из поля бокового зрения, только улыбнулся про себя – хорош Уоллес, правильно поступил Синдикат, избрав его и.о. Первого. Впрочем, это были глубоко личные мысли платины, а по дороге можно ограничиться и легким разговором.
- Кстати, Сет, - Фалк немного изменил свой обычный порядок следования и шел по левую руку от посла, поскольку место по правую было, разумеется, предоставлено Раулю, - хоть график у нас и весьма напряженный, но все же свободное время там предусмотрено. И я бы не отказался посетить какие-нибудь местные… достопримечательности. Надеюсь, Вы порекомендуете что-то интересное?
Бло знал, что и шеф обычно интересовался таким времяпрепровождением, что ж поделать, любили корректоры изучать подопытные, хм, посещаемые планеты изнутри, так сказать. Но насколько Рауль был готов к этому сейчас, Фалк еще не знал. Впрочем, будущее покажет. А пока что впереди их ждал путь до амойского посольства.

+3

10

Простая фраза сработала почти как то, что люди на спутнике Элпис называют "спусковым крючком": там, в их маленьком, полуразвалившемся мире, простое, огнестрельное оружие все еще необходимо для выживания.
"Полагаю, мы остановимся в посольстве?"
Одного этого достаточно. Рауль Ам, как оказывается, не сторонник лишних церемоний и не любитель лишних вежливых слов, и послу, конечно, стоит прислушаться к этим незначительным, но важным знакам чужих привычек и желаний.
- Разумеется, господин Ам. Ваши покои уже ждут вас. Прошу за мной, - установившаяся военная хунта более не допускает личный транспорта на взлетное поле, так что, как это ни прискорбно, великим консулам придется сначала, как это говорится, размять ноги. В этом нет никакой физической необходимости, - на главном корабле Амои более чем достаточно места для трех элитов и их сопровождения, - но, пожалуй, для их эмоционально-духовного плана подобное могло бы быть полезно. Консулы, в отличии от самого посла, вряд ли испытывают почти человеческое смущение в свете важности происходящего, а вот самому Сету пригодится то время, что подарит ему простая прогулка по полю космопорта. Той, что он уже совершил, оказалось недостаточно: ему необходимо время в обществе консулов. Желательно время, не сдобренное лишними делами и словами: как он привыкает порой к духовной атмосфере собственной родной планеты, так он привыкает и к той, что привезли с собой Блонди и Платина. Атмосфера эта висит в воздухе так, как висят над Элпис серые, грязные тучи, и Сету кажется, что не достает воздуха и свободы для того, чтобы вздохнуть полной грудью. Еще несколько минут назад он чувствовал свое превосходство, и теперь чувство это кажется ему далеким миражем.

Некоторое время они действительно идут молча. Идут не за ним, не за его спиной, а со стороны его правой руки: этикет предполагает уважение, даже поклонением тем, чьи волосы блестят драгоценным золотом или серебром. Молчание это, однако, начинает сгущаться, и посол не может более позволить себе отдыхать. Вопросы, даже тривиальные, требуют конкретных ответов. Особенно, если вопросы эти скорее предполагают задание или действие.
- Достопримечательности? - двумя вещами славилась Элпис: больницами и борделями, - и вряд ли никогда не болеющий платина мог пожелать осмотреть местное научное оборудование, уже как несколько недель безнадежно разломанное или брошенное теми, кому удалось сбежать, спасаясь от бремени революции, - Удовольствие так же необходимо, как работа*. Безусловно, я покажу вам все самое лучшее, что может предоставить эта прекрасная земля, - он улыбается, вежливо, но во взгляде направленном на платину все же играет отсвет достаточно искренней, спрятанной где-то улыбки, - Все для вас, - произносит посол, и открывает перед своими гостями дверь электромобиля.

*Лессинг

---> Элпис. Столица. Посольство Амои

Отредактировано Сет Ранги (2016-09-10 21:34:18)

+3

11

Ну, даёт разведка, – в изумрудно-зелёных глазах Второго консула амойского Синдиката, вроде бы бесстрастно взирающего с высоты своего роста на действия собрата-блонди, проскочила малозаметная для прочих искра веселого удивления. Дзинкотаи высшего звена вполне ощущали эмоции, просто скрывать их умели на порядок лучше самых тренированных в этом людей, вот тех же элписских военных, которых так ловко и естественно забрал в свои руки (или под крыло? – точнее, под крылья) Тигр Танагуры. Те ведь тоже не трепетные девы из благородных семейств, но лица у вояк-бедолаг посерели и вытянулись. – Мелочь, а приятно. – При всём уважении к предстоящей дипломатической миссии прилетевших, собственно, для налаживания всяческих контактов элитаров, при всей радужности перспектив грядущего сотрудничества, Рауль Ам не испытывал ни грамма пиетета к новой власти потенциально союзной планеты. – Уел Гриффит бравых боевых волков, одним жестом низвел до положения... кого? Ребятишек, снисходительно обнятых добродушно настроенным сейчас вожаком. Эдакое панибратство свысока, но не придерешься – я, мол, свойский, вы что! И.о. главы Синдиката поиграл в демократизм, браво! – краем глаза Рауль, конечно, заметил съемочную группу: ну а как, визит амойцев – важное событие внешнеполитической жизни, его должны были освещать в СМИ. Это тоже очки новому режиму – вот, де, налаживаем связи с передовыми планетами, успех нашей обновленной дипломатии, взявшей новый курс под чётким (и чутким) руководством Полковника Инсара, добившейся того, чего не смогла или не захотела «прогнившая насквозь власть дряхлых амиров»… И наплевать, что именно они, амиры, годами, да нет же, десятилетиями договаривались с Амои и договорились об официальном прибытии делегации в аккурат перед переворотом. Совпадение столь удачное, что впору подозревать Инсара в сознательном выборе даты свержения семьи Дин-Хадар.
Опять-таки, Рауль Ам, второе лицо Амой, ровно ничего не сделал для того, чтобы выглядеть презентабельнее в очередном выпуске новостей местного телевидения, да он и бровью не повёл, буквально, просто потому, что выглядеть ещё презентабельнее не удалось бы никому. Он просто тронулся с места, величаво кивнув в ответ на реплику господина Ранги, полномочного и представительного …действительно представительного. Которому, однако, было ощутимо неуютно в обществе прибывших с далекой родины собратьев. Ну ещё бы. Даже не будь тут, по сути, главы государства, которое Сет представлял здесь, под вечно хмурым небом Элпис, только пары нейрокорректоров хватило бы для создания более чем напряженной атмосферы. Все же ониксы – самые частые гости в пресловутых креслах Департамента правильного мышления, естественно, что Ранги все эти годы ощущал угроз… о нет, Рауль сам десятилетиями внушал, что, ни в коем случае, нейрокоррекция не угроза, но всего лишь возможность исправления, помощь в возвращении на верный для каждого дзинкотая путь.
Отвечать пространно не требовалось, Второй консул не сомневался в том, что непосредственное наблюдение за моральным состоянием встречающих (во всём многообразии и самих встречающих, и их состояний) взял на себя Бло. Лишь перед самой посадкой в кар господин Ам ответил совершенно невозмутимо:
Что ж, Ранги, Бло отвезёт необходимое оборудование во Дворец Науки, а потом мы оба, заселившись, сразу отправимся на конференцию, где постараемся превратить нашу работу в удовольствие. – Главный нейрокорректор позволил улыбке показаться на губах, очень неформальной улыбке, очень личной, и договорил: – Надеюсь, Вы сумеете сделать так, чтобы удовольствие не превратилось для нас в опостылевшую работу. В конце концов… мы же не на Амои.
Ветер, промозглый, сырой, пропитанный дождём – и недавним, и скорым, совсем не похожий на пустынные горячие ветры, овевающие с трех сторон Танагуру, будто подтверждая его слова, вновь качнул пряди оттенка темного золота.
О, нырнувший в салон кара Рауль прекрасно понимал, какую ересь только что изрёк, но новые времена наступили не только на Элпис.

Отредактировано Рауль Ам (2016-09-14 02:21:40)

+1

12

Бло, разумеется, пронаблюдал за моральным состоянием встречающих, во всем многообразии и того и другого, за каждым в отдельности и за всеми вместе - для полноты картины. Больше всего внимания уделил, конечно, послу, хотя за ним еще и потом понаблюдать можно будет, так что выводов никаких не делал пока. А что неуютно тому было - так это вполне ожидаемая реакция, два самых главных нейрокорректора Амои в одной локальной и ограниченной точке пространства, да еще настроенные на работу, смутят кого угодно. Бравые вояки были мастерски нейтрализованы Уоллесом, хорошо, если рапорт об увольнении после этой встречи не подадут, действительно крепкие, значит. Младший обслуживающий персонал посольства в виде водителей был принят к сведению, но в расчет не брался. Журналисты и телевизионщики были оценены сразу всем скопом - и то пусть радуются, что гости дали себе труд вообще заметить их присутствие на периферии.
Амойская делегация прибыла на Элпис и это уже начинало становиться историей, и все шло по заранее намеченному плану.
Удивил Рауль.
Долгих несколько секунд Фалк, проводивший шефа до дверцы кара, смотрел вслед тронувшемуся кортежу, сопровождаемому машинами прессы и телевидения, переваривая последнюю сказанную Амом фразу.
- Надеюсь, Вы сумеете сделать так, чтобы удовольствие не превратилось для нас в опостылевшую работу. В конце концов… мы же не на Амои.
- Это сказал РАУЛЬ? Но тогда это означает, что шеф "оттаял", что маленькая возможность уже превращена им в цель - и к рагону под хвост все препятствия! Впрочем, ничего удивительного, выдающийся мозг работает, даже когда спит.
- Это СКАЗАЛ Рауль? Но тогда это прямое декларирование нового наступившего порядка, нет, не на Элпис, а на родной Амои! И пусть предназначалось сказанное для ушей только одного оникса пока что, куда это нас заведет, даже рагону не известно.
- ЭТО сказал Рауль? Но тогда это означает даже больше, чем он сказал!

Бло усмехнулся и развернулся к Дюрандалю, острым взглядом визуально оценивая процесс выгрузки оборудования. Визит на Элпис обещал быть переломным во всех отношениях.
Старший группы андроидов, производивших перегрузку оборудования из грузового отсека космолайнера в предоставленный перевозочный транспорт почти бегом двинулся в сторону корректора. Фалк сделал несколько шагов к тому кару, что доставит его самого во Дворец Наук и остановился, ожидая доклада.
Мелкая местная пичужка, которой абсолютно не было дела до элитов и ажиотажа вокруг них, деловито прыгала по земле, выискивая, чем поживиться и косила на корректора влажным глазом.
Черная, иссиня-черная птичка... Иссиня...
Синяя Птица.
Бло вдруг осознал, что за последние пару дней перед отъездом едва ли даже видел Дина... Просто знал, что тот есть, что отошел от своей комы, и все... Не сказал, что уезжает, не нашел минутки среди свалившихся дел... Конечно, Дик в курсе и все расскажет сириниту, но все же...
Фалк недовольно дернул бровью - досадное упущение, надо будет попытаться сгладить это по возвращении.
- Господин Бло, - старший андроид вытянулся перед ним, - выгрузка оборудования произведена в штатном режиме.
- Хорошо. Командуйте отправление. Вы со мной.
Фалк сел в ожидавший его кар и откинул голову на подголовник.
- Что ж, давайте познакомимся с этим Дворцом Наук имени Оакима Дин-Хадара.

+2


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Федерация » Элпис. Столица, космопорт