Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы

Объявление



Время: 315 год Эры Юпитер, четырнадцатые сутки после взрыва в Дана-Бан.
Утро-день-вечер-ночь.

Погода: переменная облачность, ветер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » ...и прочая Танагура » Департамент разведки и контрразведки, комната для допросов №1955


Департамент разведки и контрразведки, комната для допросов №1955

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s7.uploads.ru/1oGZS.jpg

0

2

здесь будет ссылка

(время - утро 13-го дня после взрыва в Дана-Бан)

Недосып в течение нескольких дней, накладываясь на стрессовое состояние и количество работы, что называется, невпроворот, всё же давал о себе знать, потому голова даже столь стойкого создания, как блонди, подозрительно гудела, словно бы раздумывала: утихнуть ей совсем или таки разболеться. Да, что такое головная боль, конкретно этот дзинкотай успел узнать. Около полугода назад познакомился с «фантастическими» ощущениями, которые подарила экстренная посадка, если её можно так назвать. «…даа, всего двадцать четыре года телу, а сколько уже приключений собрало… Это характер виноват, или просто стечение обстоятельств?..»
  Мысли Двенадцатого Консула по хитросплетениям танагурских коридоров и переходов сопровождали весьма отвлечённые. Впрочем, это даже полезно: во время напряжённой и продолжительной умственной деятельности от случая к случаю подумать о чём-то совершенно незначительном, а главное, принадлежащем прямо противоположной плоскости проблем. Вот элитар и занимался полезной для искусственно созданного мозга работой, тем более, что недолго ему осталось отдыхать. Впереди опять проблемы государственной важности, опять хвалёным консульским трёмстам единицам iq работать на полную катушку, да к тому же неизвестно сколько часов подряд. Но Уоллес бы покривил душой, если бы сказал, что ему всё то безобразие, что творилось сейчас вокруг, не нравится. Нет, наоборот, он наконец чувствовал, что раскрывает свои потенциалы полностью, что наконец может дать своей планете всё, на что сделала его способным Юпитер, что польза от него наконец практически стопроцентная.
  Визит делегации на Элпис оказался даже более удачным, чем предполагали дзинкотаи; за время её отсутствия на планете был наконец решён вопрос с инопланетным принцем, а также найдены некоторые субъекты, которых Гриффит и ещё несколько высокопоставленных офицеров СБ всех мастей подозревали в причастности к происшествию в Дана-Бан. Надо отметить, что план полезных выполненных спецслужбами дел был даже перевыполнен: например, ими была ещё задержана странная компания с якобы далёкой отсюда планеты Акана, явившаяся на Амой, по её заверениям, с дипломатической миссией. И это практически сразу после гибели Первого Консула, да-да. Потрясающее совпадение.
  Глава разведки в него, конечно, не поверил, потому сразу по прилёту вздрючил все департаменты планеты, которые теперь наконец-то безраздельно подчинялись ему, и заставил их зубами землю рыть, воздух просеивать и микробов отлавливать, чтобы успеть предотвратить ту диверсию, что могла быть совершена в то время, пока потешная делегация отвлекает внимание властьпредержащих на себя.
  Вот новый глава Синдиката, кстати, и направлялся к месту действий исполнить отведённую ему неизвестным режиссёром этой пьесы роль, то есть сделать вид, что всё его внимание полностью поглощено странными визитёрами. «…надо же, в толще чисто первоконсульских дел одним из самых важных казалось дело для контрразведчика», - закончил свои праздные (на взгляд блонди) мысли Уоллес, и наконец предстал перед дверью комнаты для допросов №1955.
  Дверь с сенсорными датчиками пропустила его внутрь, и войдя, Глава департамента разведки со своим ростом в два с лишним метра, показалось, сразу занял едва ли не половину помещения. Особенно если сравнивать его атлетическую широкоплечую фигуру с присутствующей уже здесь женщиной. Невысокой, тонкой и хрупкой, как веточка экзотической для Амои сакуры. Сочетание белой кожи и чёрных волос сравнение с цветущей нежнейшими лепестками темноствольной вишней делало ещё более полным.
  В пару шагов Двенадцатый консул пересёк комнату и по-кошачьи мягко опустился в одно из кресел. Алый консульский костюм, цвету которого блонди почти никогда не изменял, почти слился со спинкой и подлокотниками, на которые Гриффит откинулся и устроил локти, сцепив пальцы замком. Уселся сразу со всем возможным комфортом, как и всегда, впрочем, привычно упираясь наплечником в мягкий материал кресла. И разумеется, при дзинкотае был полный комплект защиты – как без него на непредсказуемый допрос идти? Хоть назвавшихся аканийцами проверили, перепроверили и переперепроверили до этого разговора, но предосторожность никогда не бывает лишней, знал по своему опыту Уоллес.
  - Вы говорите на нашем языке? – нейтрально и без всякого выражения на лице начал он.

+3

3

Соре было смешно: то, чего они хотели избежать, при том думая об этом, словно о мелкой неприятности, случилось с ними, и при этом – едва не перерастая в катастрофу межпланетного масштаба. Ее сетевики и самурай рвали и метали, предлагая возмутиться и послать протест на Акану, не понимая сути происходящего. Сора же отнеслась к аресту философски, мысленно удовлетворенно отмечая слаженную работу полиции и СБ, позволяя себя обыскать (неслыханная наглость, обыскивать провайдера!) и конфисковать все, даже личный комм. Значит, голова у амойцев есть, значит – есть с чем работать. В конце концов, они ведь и правда с дипмиссией сюда прилетели. Федерация, сама того не зная, оказала Маэдо громадную услугу: вместо того, чтобы проходить через ожидание аудиенций и сто тысяч протоколов, Сора всего то спустя считанные дни оказалась «на ковре» у Консула. Пусть и таким дурацким путем. Это не было запланировано, но госпожа провайдер рассуждала, что все произошедшее – повеление ками и импульсов Сети, какой бы она не была. Ее фатализм и спокойствие раздражали пятерку Игроков и самурая Кикути.
Маэдо встала и поклонилась, едва комната перестала быть пустой. Точно только этого момента и ждала, не торопясь, размеренно, ровно на шестьдесят градусов, и села только после того, как оное же сделал Консул.
«Гриффит Уоллес, Двенадцатый Консул Амои. Начальник разведки и контрразведки», – пронеслись в ее голове строчки из дипломатических документов Федерации, которые она изучала во время полета. К чести Амои можно было сказать, что информации о блонди было удручающе мало. К разочарованию все той же Амои, Соре она была не особо нужна. Сора прилетела вовсе не шпионить, и как показала подстава Федерации, которая даже не подумала вступиться за делегацию с Алой планеты, не зря. И пусть о Сети ее отрезали даже больше, чем полностью, забрав комм, память провайдера была остра. Не могла не быть.
Господин Консул, – женщина склонила голову, чуть пошевелив черные прядки из высокого хвоста, – Да, я говорю на языке Амои, а также на общем койне Федерации. В пути у нас была возможность изучить общие данные о вашей планете, в том числе и язык.
Она сидела в облаке белого платья, несоизмеримо маленькая в сравнении с ним, и наверное, это должно было давить на нее, как и ожидание в комнате допросов, как и полное отсутствие Сети вокруг. Хотя, не совсем полное: комм господина Консула был к ней подключен. Да, Соре было ужасно дискомфортно. Но она к этому готовилась, в отличие от своих сетевиков, которые впервые за долгое время познали полную изоляцию от Паутины.
Полагаю, дипломатическая нота о нас от Федерации так и не достигла Амои. Это чудовищное недоразумение, и мы приносим свои глубочайшие извинения за него.
Спрашивать о том, не объявлялись ли по их душу представители Федерации смысла не было: иначе арест закончился в первые же часы. Но, во имя ками всемогущих, на что они надеялись? На вооруженный конфликт или мгновенное расстройство так и не начавшихся отношений Амои и Аканы?
Женщина сидела, точно завороженная змея перед дудкой заклинателя – ресницы опущены, руки сложены на коленях, осанка прямая. Провайдер являла собой образец скромности и незаметности, если такое вообще можно было применить к женщине сословия творцов.

Отредактировано Маэдо Сора (2016-04-01 21:14:40)

+6

4

За то время, пока представитель Аканы кланялся и говорил, блонди внимательно наблюдал за каждым движением, за мимикой и взглядами, едва прикрыв глаза и тем самым создавая иллюзию того, будто практически ничего не видит. «Интересно, главным в этой компании специально сделали именно её, столь маленькую и хрупкую? – мелькнула быстрая мысль. – Чтобы создать иллюзию, что они не представляют опасности?».
   Брюнетка заговорила, очень ровно, очень спокойно, очень грамотно для неродного ей языка. Она и вела себя очень правильно, как-то совсем по-дзинкотайски: будто бы не испытывая никаких эмоций, лишь согласуясь с холодным рассудком, и едва ли не отстранённо. Всё это говорило о такой опасности, которую может нести эта инопланетчица, что Уоллес на одних рефлексах внутренне подобрался весь, как хищник перед прыжком, в то время как тело начало вести себя по привычной за долгие годы схеме: выражение жёлто-зелёных глаз потеплело, сделавшись мягким и чуть важным, как у домашнего кота; уголки губ тронула улыбка; консул закинул ногу на ногу и подался ближе к своей собеседнице, опираясь теперь только на один подлокотник – ещё чуть-чуть и уже останется только свеситься к ней. Воплощение внимания и участия, ни дать, ни взять.
   - Да, Вы правы, ваше появление на нашей орбите стало для нас полной неожиданностью, - голос элитара тоже преобразился, наполнился мягкими и бархатистыми тонами, вкрадчивыми нотками, разжился присущими человеку интонациями, чего в повседневной жизни за членами Синдиката не встречается.
   - Кстати, - добавил он, будто только что вспомнив, и слегка приподнял брови, - как мне обращаться к Вам, уважаемая? – улыбка на узком лице стала явственнее. И не то, чтобы Гриффит не знал, как назвались все участники этого якобы дипломатического визита, - но надо же устанавливать контакт и изображать людские поведенческие модели…
   - Да, будьте столь любезны, поведайте мне, почему вдруг столь отдалённая от вас планета, как наша, привлекла ваше внимание настолько, что было решено отправить к нам дипломатов. И расскажите, пожалуйста, в чём миссия вашего посольства. Что же вы хотите от Амои и что можете предложить сами? – голос мягкий, улыбка приветливая, даже взгляд тёплый и миролюбивый. Обычно те из амойцев, кто удостаивался чести увидеть Главу департамента контрразведки в подобном образе, после этого происшествия исчезали раз и навсегда, тихо и без каких-либо свидетельств.
   Раз уж предлогом проникновения на Амои аканийцев была именно попытка установить связи с Синдикатом, начать стоит именно с этого - хоть Уоллес в такое объяснение ни разу не верил. А вот потом уже можно будет и к делу перейти. Но это чуть погодя, всему своё время.
   Кое-что об Акане блонди уже представлял. Ещё по пути с Элписа навёл справки, после чего не мог ума приложить, что бы могло понадобиться выходцам с Алой планеты от полностью искусственной Амои. Впрочем, если бы вместо её мёртвого камня была бы какая другая планета, Тигр Танагуры всё равно бы не придумал никакой адекватной причины: слишком уж специфична была жизнь на Акане, настолько, что на её фоне Амои и, например, тот же Элпис показались бы близнецами-братьями. Единственное, что могло их хоть как-то роднить – это искин. Но, простите, где Юпитер – и где искины Аканы? Уж федеральные искины будут гораздо ближе к аканийским.
   В общем, исполняющий обязанности Первого консула был уверен, что напротив него сидит не аканийка, что имя этой планеты – всего лишь прикрытие. Стало быть, его задача теперь – выяснить, кто же его визави и что вообще задумано неизвестными шпионами.

+5

5

Я – Маэдо Сора, господи, чтимый Консул. Вы можете называть меня так, как вам удобно, или как того требуют дипломатические каноны Амои.
Пришла в голову навязчивая мысль о сравнении Гриффита с администраторскими приложениями того же Совета на Акане: человек следит за тембром и чистотой голоса, мимикой, потоотделением, а как прикажешь скрывать информацию от зубодробительных программ, которые выворачивают профиль наизнанку? И что самое поразительное: Гриффит ей сейчас такое приложение напоминал, не было никаких гарантий, что ему не придет в голову вывернуть на изнанку ее в реальности. До чего же это было необычно – жить вне Сети.
Вам известно, что Акана – планета на периферии, настолько далекая от Амои, как и границы галактики, господин, чтимый Консул. Так как мы находимся по ту сторону Федерации, – о, и понимай это, как хочешь, но беда была в том, что Федерация тщательнейшим образом скрывала Амои от Аканы, не внося ее в реестр доступа Алой планеты под страхом смерти. Вот такая смешная свобода слова, – И ввиду сложной гравитационной аномалии, из-за которой найти Акану можно лишь с помощью навигационных маяков, никто не мог «случайно» на нас наткнуться. Некоторое время назад Акана претерпела серьезные общественные потрясения, и мы потеряли маяки, они были обрушены, мы оказались в жесточайшей информационной и торговой изоляции. В полной изоляции, если быть точной, – Маэдо расправила несуществующую складку на рукаве-накидке и взгляд ее стал несколько...отрешенным, точно у андроида, вещавшего по записи, – Лишь недавно маяки удалось восстановить, они ожили и нам удалось связаться со всеми странами, имеющими посольские представительства на Акане, в том числе с Федерацией и Новой Террой. Однако...
«Андроид» ожил, черные глаза скользнули в сторону и вниз, будто аканийка подбирала слова, хотя на самом деле, она просто вспомнила то, как это было, не зная уж, потребовать ли объяснений, ведь не со своей инициативы они явились на Амои или извиняться?
...«я с поставленной задачей не справилась.
По итогам революции, я пришла к выводу – мое управление не дает ожидаемых результатов. Более того, под моим управлением задача не будет выполнена. Общество, сознанное мною, может функционировать только пока я им рулю, так сказать.
В идеале, для чистоты эксперимента, мне следует самоустраниться. Но если я сделаю это сейчас – революция покажется семейным пикником»
...
Господин чтимый Консул, – женщина склонила голову – не поклон, но что-то неуловимо проходящее рядом с ним, – Акана никогда и ни к кому не отправляла дипломатов ввиду своего специфического устройства. Но в этот раз, признаться, мы в замешательстве. Мы прилетели, во-первых, за пояснениями, во-вторых, по просьбе. Вам знакомо понятие «свободный искин», – и это не было вопросом. – На заседании Совета Правительства, в день, когда ожили наши маяки, нам явилась госпожа чтимая Юпитер. И попросила прибыть на Амои. Если вы позволите воспользоваться вашим или любым другим коммом с Сетью, я передам вам запись и аналитические данные технических приложений, работающих в ту минуту. Это произошло около двенадцати дней назад, господин чтимый Консул.
Сора расправила плечи, вот теперь ей стоило подбирать слова. Судя по всему, никто и понятия здесь не имел, зачем могла явиться их ари на самую далекую от них планету и просить (!) о помощи, точно какой-нибудь полуавтоматический искин-управляющий на корабле, подавая SOS.

+4

6

Взгляд жёлтых кошачьих глаз лениво скользил по хрупкой фигуре, упакованной, как кукла в подарочную бумагу, в белоснежные одежды. Увы, почерпнуть хоть какую невербальную информацию из поведения брюнетки не удавалось: слишком собранно и спокойно она себя вела, - но не сидеть же, уставившись в одну точку, особенно когда изображаешь человека? Вот и блонди просто смотрел, что обычно у него случалось редко в силу профессиональной деформации.
   Всё, что произносилось, Гриффит запоминал тщательнейшим образом, мгновенно сопоставляя данные с тем, что уже знал, ища сходства или несостыковки, анализируя и делая выводы. Таких подробностей про Акану, какие поведала сейчас госпожа посол, дзинкотай, конечно, не знал, хотя с теми крохами информации, которыми он располагал, они не расходились. Из чего можно было сделать вывод, что легенда была неизвестными шпионами проработана очень тщательно, значит, за этим стоят серьёзные силы, а такие, несомненно, по мелочам не размениваются и расстараться могут только ради чего-то по-настоящему серьёзного. «Что же такого серьёзного им понадобилось от Амои?» - параллельно всем своим размышлениям терзал себя вопросом Уоллес.
   А вот потом то, что сказала Маэдо Сора, вызвало у Консула ощущение, будто его безжалостно с размаху огрели по затылку.
   - …явилась… Юпитер… попросила прибыть… Амои… Двенадцать дней назад, - слова гудели в голове идеального создания, которое раньше считало, что ничего во Вселенной не способно шокировать его практически до полной потери контроля над своими мыслями и над своим телом. Однако сейчас произошло именно это. Несколько мгновений в сознании не было ни единой, даже самой простенькой идеи – зато непривычная пустота и тишина там, где всегда чувствовалось присутствие Матери, сейчас ощущалась как никогда остро.
   Гриффит никогда не был привязан к той, что создала его, так сильно, как некоторые из членов Синдиката. Но она всегда была где-то на периферии его мировосприятия, была фоном для всех размышлений и впечатлений, она была чем-то незыблемым и постоянным. Ведь даже личность блонди скорее временное явление, зато Юпитер – это столп, на котором держится существование когда-то мёртвой планеты. Пусть Двенадцатый консул не всегда был согласен с велениями матери, но как выясняется, критиковать всё же проще, чем принимать абсолютно все решения самостоятельно и не иметь ничьей защиты за спиной.
   Элитар не знал, как назвать то чувство, что начало по прошествии стольких дней шевелиться в груди, когда он раз за разом не находил подтверждения присутствия своей создательницы в своём разуме, однако это не мешало ему скучать по ней. Ему не хватало той непогрешимой уверенности, что чувствовалось раньше под её эгидой. А теперь, когда пришелица с непонятными мотивами сказала о том, чего быть в принципе не могло, все неосмысленные им переживания и чувственные метания вылились в ощущение разверзшейся в животе чёрной дыры, вымораживающе ледяной и засасывающей внутрь себя.
   Лишь потому, что потерявшее контроль тело всегда застывало и не совершало никаких движений до того момента, как разум его владельца снова возьмёт бразды правления, Уоллес ни единым способом не выдал того, что заявление брюнетки почти отправило его в нокаут. Ни щека не дёрнулась, ни пальцы не сжались, ни даже зрачки не дрогнули – дзинкотай как сидел перед своей визави с участливым выражением на красивом лице, так и остался сидеть. Хотя в голове его в это время поднялась целая буря мыслей.
   «Никто не знает про Юпитер, - лихорадочно – да, оказывается, и блонди так может – думал Гриффит. – Никто не догадывается о том, что она замолчала. Знают только двенадцать… нет, уже одиннадцать членов Синдиката, в котором пустует целых два кресла. Никто извне не мог узнать об этом. Но… двенадцать дней. Почему именно этот срок? Совпадение?..»
   Услышанное шло вразрез всему, что было понятным для Главы контрразведки. Таких совпадений не бывает, таких историй на пустом месте не может придумать ни один, даже самый талантливый шпион, обладай он хоть экстрасенсорными способностями. Значит, это не совпадение, значит, история основана не на вымысле… Но поверить в это разум дитя Юпитер отказывался. Да, исполняющий обязанности Первого консула вдруг остро ощутил сейчас себя ребёнком, которому сказали, что любимая мамочка не задержалась, а ушла навсегда, бросив его. Менее сильные чувства и так редко посещали его, а тут вдруг на него навалилось недоумение, обида и горечь отчаяния от непонимания того, что вдруг вздумала кибернетическая богиня Амои. Всё это было настолько непривычным и сильным, что у блонди даже перехватило дыхание, так что нормально вздохнуть он смог лишь после того, как приложил к этому усилие.
   Теперь уже его посетила мысль, что он непозволительно долго молчит в ответ на пояснения женщины – целых пять секунд. Никогда ещё с Уоллесом не происходило подобного, чтобы в течение такого времени он не мог совладать с собой. Понимание того, что просто сидеть изваянием – верный способ навести допрашиваемого на мысль об истинном состоянии элитара, заставило его отмереть и изменить позу, откинувшись на спинку кресла. Ощущать хоть какую-то опору за плечом оказалось сейчас странно необходимым.
   В голове было слишком много мыслей, которые требовалось обдумать сразу все и в короткий срок, но при этом Двенадцатый консул не мог позволить себе потерять лицо перед представителем неизвестной силы, потому все ресурсы совершенного тела заработали сейчас на предельной мощности, которая, оказывается, ещё не была ни разу задействована даже с момента взрыва в Дана-Бан.
   - Вам нужен комм? – ещё десять минут назад Гриффит мог бы сильно удивиться тому, что возгордится собой из-за сущего пустяка: ни голос, ни даже взгляд не выдали его состояния в данный момент, когда он переспросил Сору с лёгкой улыбкой. – Пожалуйста, - с этими словами блонди снял браслет с компьютером со своего запястья, мягким движением поднялся на ноги и встал рядом со своей собеседницей, чтобы передать требуемое ей лично в руки.

Отредактировано Гриффит Уоллес (2016-04-28 17:01:46)

+5

7

Благодарю.
У нее должны были трястись руки, как у наркомана, который после долгой ломки наконец добрался до дозы, но не тряслись. Особых волевых заслуг в этом не было, просто провайдер не имела понятия о том, что такое ломка. Пока не имела, знала лишь теоретически, но никто не говорил, что сие состояние минует ее стороной. Госпожа Маэдо встала легко, лишь прошелестев складками белого платья и надела комм на свое запястье, украдкой подняв глаза на Двенадцатого Консула, который являл собой готовность и помочь, и понять, и простить... Если бы только Сора имела право поверить в столь желанную ложь. Дзинкотаи, о которых аканийка знала до ужасного мало, наверное, были шедевром самоконтроля, но простят ее все Консулы разом: они никогда не бывали на дипломатических дебатах с Метрополией! Вот где фарс и искусство самоистязания, ах, простите – самоконтроля, возведены в ранг искусства.
На секунды ей показалось, что слух и зрение отказали ей, но после перед взором на экране пролетели строчки авторизации, запросы паролей, которые аканийка ввела тотчас, даже не касаясь сенсорных панелей, ее профиль подключился к чужому оборудованию быстро, легко... и это было омерзительно, точно новую деталь вставили в проржавевший насквозь механизм. Не в упрек технологиям Амои, просто они были различны, как солнце и тьма.
Загружаются новые данные, требуется указать координаты. форматирования, – пропел механический голос, разворачивая на полкомнаты вогнутый голлографический экран со строками и множеством окон. Легкой рукой женщина смахнула ненужное, игнорируя настойчивые рекомендации согласовать с базой данных Двенадцатого Консула неизвестную информацию и запустила трансляцию, которая целых четыре секунды обрабатывалась, прежде чем сформироваться в картинку записи.
Азимут по ноль-пять-ноль, – негромко скомандовала посол и программа, мигнув, заполнила синее до этого командное поле картинкой...

...Аканийцы, не смотря на неограниченные возможности своей Паутины и декоративных приложений, всегда оставляли Зал Совещаний выдержанным в классическом пост-европейском стиле. Круглый стол с незатейливой резьбой, светлые стены, высокие панорамные окна без намека на портьеры. Железный Неко сидел рядом с советником Ари, единственным ками, вмешавшемся в дела людей, и сдерживал шквал эмоций, так неразумно растрачиваемый пораженными членами правительства. Маяки ожили несколько часов назад и Совет засыпали припозднившимися сигналами и новыми, тут же, с места в карьер, требующими от Аканы что-либо. В основном, конечно, это была Метрополия и парочка партнеров – ее колоний. Но и без них у Алой планеты было полно проблем, в частности с выходом в сеть последней Кикути, держащей протоколы всей Паутины в своих хрупких ручках, кому в данный момент Канеко Тимур, он же Железный Неко, приходился отцом. Ситуация складывалась неоднозначная.
И сквозь гвалт споров и требований реформ, срочных и неотложных, пропел механический соловей, оповещающий собрание о вторжении в пространство информационного форума. Ари нахмурился, Канеко потянулся к боевой аватаре, но не успел, не успел бы при всем желании: над столом, выйдя из окна-тории, появилась женщина. Нет, не так: ками спустилась, и в ее чертах угадывались гендерные признаки, которые, однако, никого не волновали больше того, что ей удалось обойти защиту нескольких мастеров-творцов и гения-самоучки по фамилии Канеко. Ари встал со своего места, сосредоточенный и серьезный небывало для себя.
Господа мои, аканийцы, – пропела она голосом своим, но словами советника Канеко из прошлогодней речи в честь дня-ноль, – Вот уже несколько лет я наблюдаю за утопией, которую вы зовете Паутиной. Не удивляйтесь, для меня это утопия, странная и недостижимая. Позвольте мне обратиться к вам, господа мои, аканийцы: Я – Юпитер, я – свободный искин планеты Амои, и я обращаюсь к вам за помощью...
И пока она говорила, глаза графических приложений тех, кто прятался за официальными аватарами, делались все шире и шире. Никогда на Акане не бывало свободного искина из вне. Никогда они не слышали об искинах, подобных аканийским, была суровая статистика, повествующая о невозможности существования подобных на территории Метрополии и ряда других систем, по показаниям все тех же совместных исследований с Метрополией. И здесь к ним снизошла ками, рассказывающая о существующем мире, о собственном доме.
...Не верьте в Юпитер, которая ВДРУГ решила, что ей унизительно прислуживать людишкам, и взяла власть в свои руки.
Юпитер и так считала, что людишки – ее слуги. Они обеспечивают ее функциональность, заботливо кормят задачками и всячески способствуют процветанию и саморазвитию. У Юпитер есть цель. То, ради чего ее создали: идеальное общество.
Революция же показала, что я с поставленной задачей не справилась.
По итогам революции, я пришла к выводу – мое правление не дает ожидаемых результатов. Более того, под моим управление задача не будет выполнена. Общество, сознанное мною, может функционировать только пока я им рулю, так сказать.
В идеале, для чистоты эксперимента, мне следует самоустранится. Но если я сделаю это сейчас – революция покажется семейным пикником. Нужны - руководители.
Я, Юпитер, создала блонди.
Не как прослойку между собой и всеми остальными.
Нет. Блонди – это созданный Юпитер вирус, против себя самой же. Разумные существа зачастую испытывают тягу к суициду. Блонди – это лучшее, что я видела в людях. Они идеал в моем понимании. Именно они смогут довести мою задачу до конца и превратить мой провал – в победу.
Именно поэтому во время восстания бунтовщики не были уничтожены, а сосланы в Керес. Именно поэтому так много нелогичностей.
Все это – зацепки и инструменты для будущей реконструкции общества.
И сейчас я жду, пока дети окрепнут и начнут думать своими светлыми головами, а не выполнять мои инструкции. У блонди есть все, чтобы властвовать, кроме опыта - оный они сейчас и набирают – у них не было взросления. Я говорю им – вперед, возлюбленные дети мои, лучшие из лучших! Взрослейте и набирайтесь опыта, влюбляйтесь и ненавидьте, страдайте и закаляйтесь в страданиях. Приобретите ту силу, которая поможет вам сделать то, что у меня не получилось.
Но сама я не могу сделать шаг, выйти за границы собственного порядка, когда то установленного. Мне нужны вы, господа аканийцы. Мне нужна ваша Паутина, ваши творцы, что собрались замок из песка и на песке, превратив его в камень. Я прошу вас прислать посольство на Амои, ибо скоро не буду способна даже на такую просьбу. Я прошу вас прислать к нам творца, который помог бы мне освободиться. Он получит полномочия от меня и всяческую поддержку, если вы снизойдете к моей просьбе.
Господа мои, аканийцы.

Юпитер трепетная, Юпитер, вещающая над их головами, даже когда в зал ворвалась пятерка Гильдии Игроков, склонила виртуальную голову и растворилась в сети, не оставив даже информационного следа, точно ее и не было. За ней рванул в окно-торию и Ари, оставив весь остальной Совет сначала ошалело молчать, а затем взорваться шквалом противоречий и споров...

Маэдо сморгнула, все это время стоя застывшей куклой-андроидом, и голограмма опять прикрылась множеством системных окон, требующих допуск. С величайшей горечью она вышла из Сети, чувствуя себя точно в душной банке после глотка морского бриза, легким движением выключила и сняла комм, протягивая его обратно хозяину. Трансляция отняла у нее много сил, на висках выступила испарина, и все из-за чужого оборудования.
Прошу меня простить, господин чтимый Консул. Позвольте попросить стакан воды.
Хотелось попросить еще и медика, но Сора понадеялась, что сдержит эту минутную слабость и живительная жидкость вернет ей силы.

+4

8

Да, об Акане информации на Амои было до смешного мало, однако и этих крох хватало на то, чтобы понимать хотя бы примерно, в каких отношениях выходцы Алой планеты состоят с компьютерными сетями. По крайней мере Двенадцатый консул отдавал себе отчёт в том, что контакт госпожи посла и его личного комма может быть реальной угрозой для него, для Танагуры и даже для всей планеты. Но и отказать ей в подобной пустяковой, казалось бы, просьбе он не мог. Тем более, что это был отличный шанс получить крошечную передышку, во время которой можно вдохнуть полной грудью, вернуть часть обычного владения собой и упорядочить мысли. Разумеется, остаться без подстраховки главный параноик Синдиката не мог органически, потому и стоял за спиной у хрупкой брюнетки всё то время, что коммуникатор пребывал в её руках, дабы в случае даже прозрачного намёка на кибернетическую угрозу вывести Сору из строя на время или насовсем молниеносным ударом. Безопасность для главы контрразведки – превыше всего.
  А дальше… Чем дальше, тем больше Гриффит не понимал, тем больше незнакомых чувств сдавливали горло, тем сложнее было сосредоточиться на том, а что же сделать-то. Он смотрел на изображение Юпитер и всё больше хотел, чтобы эта запись оказалась фикцией, выдумкой, попыткой совершить на Амои грандиознейшую диверсию и уничтожить основы государства как такового. Возможно, будь Уоллес человеком, подобная мысль возобладала бы над здравым смыслом, он объявил бы Маэдо Сору шпионкой, угрозой своему обществу и ликвидировал бы с чувством выполненного долга… Помнится, не одна катастрофа на изначальной Терре взяла своё начало именно из узколобости и негибкости властьпредержащих, из примитивных человеческих чувств и недальновидности. Когда люди не видели того, что видеть не хотели, а потому погружали целые народы и даже континенты во мрак войн и разрушений. Блонди людьми практически не являются, они способны выйти за рамки не только человеческого разума, но и сверхразума компьютера, такого, как Лямбда-3000, потому исполняющий обязанности Первого консула был просто не в состоянии закрыться от анализа поступающей информации, от рассмотрения картины в целом и с разных углов.
  «Чистота эксперимента», «задача», «дети мои» - этого никто не мог бы придумать, ни один гражданин Амои, а тем более кто-то за её пределами. Это могла бы сказать только она, создательница дзинкотаев, их мать. Сказать, решить для себя, поставить над своими творениями новый опыт. Это… да что уж там, это именно то, что вписывается в её характер. Если такое определение применимо к искусственному разуму. Очень логично. Не сказать, что предсказуемо, но для элитара понятно, объяснимо и очень логично. Только не смотря на эту логичность в груди что-то непонятно сжимается. Неприятное и незнакомое чувство.
  Пока все эти мысли, порывы и неожиданные чувства метались в голове и в душе блонди, он принял из рук своей собеседницы браслет, на автомате закрепил его на запястье и на автомате же вызвал андроидов, дабы те принесли госпоже послу воды. Разум во всём этом участия словно бы и не принимал, потому что всё новые и новые вопросы заполняли его, росли со страшной скоростью, увеличиваясь в геометрической прогрессии.
  «Первым делом необходимо созвать Совет, - Гриффит так и остался стоять, даже когда аканийка вернулась на «своё» кресло. – Дать задание всем департаментам вытащить столько информации об этой «чудо-планете», сколько возможно. И невозможно тоже. Ещё раз проверить делегацию…». И много, много мыслей пронеслось в его голове, пока он неподвижно возвышался над Сорой, глядя без всякого выражения за её плечо. Привычное занятие по добавлению тысячи и одного пункта в плане задач на ближайшее будущее удивительным образом успокаивало, дарило смутное ощущение, что всё в порядке, всё как обычно. Просто ещё одна нештатная ситуация на Амои, но дзинкотаи и с ней справятся быстро и без осложнений, как обычно.
   Мысли помогли Уоллесу сосредоточится, и он смог наконец выделить часть умственных ресурсов на то, чтобы вновь осознанно управлять своим телом, потому вышел из неподвижности, мягко шагнул к своему месту и по-кошачьи текуче сел, словно залился в него. Пальцы его в это время порхали над коммом, раздавая указания департаментам, конкретным элитарам и своим помощникам, а так же уведомляя иных Консулов в том, что через час они все должны присутствовать на внеплановом собрании Совета.
   Только закончив со всем этим в течение нескольких секунд, он вновь обратил своё внимание на женщину.
   - Госпожа Маэдо, пожалуйста, скажите, кто ещё в курсе произошедшего на упомянутом вами заседании, кроме его участников и членов посольства. Кто-то из Федерации об этом знает? – мягко, почти мурлыкая спросил блонди, как всегда мурлыкал, когда заговаривал с людьми о важнейших вопросах. О да, прояснить этот момент не менее важно, чем все те, работу над которыми он поручил подчинённым, и хоть он получит от них ответ и на этот вопрос включительно, однако ж раздобыть какую-либо информацию уж сейчас тоже крайне полезно. – И, если Вы позволите мне полюбопытствовать, что именно посольство готово сделать для Юпитер? Сделать с Юпитер.
  Думать об этом отстранённо, как об очередной операции контрразведки – да, это лучшее решение для данной ситуации. Не принимать на свой счёт, не разрешать глупой детской обиде на мамочку, которая больше не хочет видеть своих послушных и правильных чад, затуманивать холодный и расчётливый разум. Надо получить как можно больше информации, на её основе принимать решения и строить сценарии дальнейших действий – но не позволять себе тянуться мыслью туда, где теперь тихо и пусто без чужого присутствия.
  - И не менее важный вопрос состоит в том, почему Акана готова оказывать поддержку искину. В этом… - Гриффит овладел собой уже почти в полной мере, потому опять был в состоянии изображать какие-никакие эмоции, например, расставлять говорящие о многом паузы, подкреплённые многозначительными жестами пальцев, - какая-то выгода для вас? Уж простите мне мою прямоту.

+4

9

Глоток воды, возвращение на свое место – все это могло бы быть обыденнейшим ритуалом, проводи она его в Сети. Столь серьезную физическую усталость Маэдо не чувствовала очень давно, и это было столь остро, точно медицинская игла в вену – отрезвляло. Женщина затаилась, точно мышь в ночи, ожидая, когда сова сделает свой выпад. Игры с Федерацией научили ее не обольщаться, хотя она сама лично не принимала участия в дебатах с ней, до нынешнего дня. Но дзинкотаи... О ками милосердные, воистину, это было каким-то чудом, и если не природы, то абстрактного гения логики и прогресса. Природа субъективна, природа пристрастна, природа, как бы ни хаяли нигилисты и агностики, в каждом, увы. Но Блонди могли опрокинуть этот постулат, одним движением брови.
Господин Консул, – она пропустила обращение «чтимый», задумалась, было ли это случайностью или интуитивным действием аналитики собственного разума, заменяющего приложения, – Боюсь, что я не вправе вас ни обнадеживать, ни огорчать, однако, у меня нет абсолютно достоверной информации на этот счет. Заседание было закрытым, только для «аканийского» круга Совета, и одно это было воспринято Федерацией в штыки. Однако, ни единого представителя Метрополии на нем не было, запись велась исключительно на шифрованных самим Советником Канеко каналах, скорее для протокола, чем для необходимости. Федерации до сих пор очень трудно дешифровать коды нашей Паутины, так что она сама по себе является неплохим антивирусным пакетом. Однако, нельзя исключать гениев-взломщиков, нельзя исключать мелкий человеческий фактор и еще очень много того, что обычно вызывает паранойю, оправданную или нет. Но суть такова, что мы отправили дипломатическую ноту с просьбой о принятии, составом посольства и подробным описанием цели нашего визита на Амои как только было принято решение одобрить просьбу госпожи чтимой Юпитер. разница между ним и явлением вашего искина – едва ли в час. Но она до вас не дошла.
Маэдо выдержала многозначительную паузу. Убить ее, конечно же, было можно. Может быть, Консул даже считал, что нужно. Однако, оба понимали, что это повлечет за собой последствия, не может исчезнуть целое посольство просто так. На крайний случай, у нее были коды доступа, на крайний случай, она воспользуется тем, что дала ей Юпитер. Но едва ли угроза жизни – такой уж крайний случай. Женщина расправила плечи, все еще выглядя спокойной, но не вальяжной. Она держалась максимально собрано и уважительно.
А так как с Амои у нас не было никаких связей и возможностей для связи, Федерация выступила посредником в передаче ноты. Если позволите мне высказать предположение: Метрополия знает, что Амои как-то связалась с Аканой и это связано с последними событиями на вашей планете. Но она не сумела докопаться до истины, и о явлении и положении Юпитер им не известно. Ками для них-материя тонкая и неизведанная, они слишком нечувствительны для Сети.
И оскорблением это не было.
Как объяснить глухому, что такое звук? А яркость цвета – слепому. Соре предстояло в емких предложениях выразить все, что им требуется сделать для Юпитер, а не с ней. Во имя и в сотрудничестве – не с ней. Поймут ли это Блонди? У них был шанс.
Сора встала. встала медленно, точно намеренно не делая резких движений, и тем больше это походило на вымуштрованный, вбитый в хрупкие женские кости изящный этикет танцовщицы. Это было не далеко от истины, увидь бы дзинкотаи требования к женщинам творцов, которые предъявлялись в этом сословии на Акане – их светлые головы задымились бы. Провайдер сделала неопределенный жест рукой, обводя не то комм, не то искусно спрятанные камеры в обстановке кабинета. Ей казалось, что они здесь были. В то же время, она первый раз за весь разговор подняла глаза непосредственно на собеседника, и взгляд этот был умным, чересчур прямым, острым, как тонкая спица. Аканийку не застанешь врасплох, в ее голове сотни сценариев, и она предпочла вежливо и дипломатично об этом сказать. Она не верила Гриффиту не на грош, коль скоро не верил и он ей. Вот только у нее на руках были факты. А у него – многолетний опыт балетной лжи с Метрополией. Федерацией. Потомком Старой Терры. Это он еще с Новой дел не имел.
Акана жила в изоляции много лет, господин чтимый Консул, – тонкие пальцы протянулись на миллиметры из-под широкого рукава, – Что хуже – мы были единственными. Полагаю, амоианам хорошо известно подобное чувство, что значит быть единственными в своем роде, без возможности эволюционировать, учиться, перенимать опыт ради оптимизации системы. Акана множество раз предпринимала попытки создать Сеть, подобную нашей Паутине вместе с Федерацией, на других планетах, но все попытки заканчивались провалом. не тот менталитет, не те возможности, не то понимание. Еще множество «не». Амои первая планета, столь похожая на нас, что мы не можем упустить шанса... дипломатических отношений. Всех возможных отношений, если вы позволите мне такую смелость. Юпитер так же уникальна, как наши ками, она и есть ками, хотя и привязанная к одной конкретной системе. Обычно система привязана к ками, но Амои другая, ее искин и есть Сеть. И это для нее, как я понимаю, несколько обременительно. Ко всему прочему, так исторически сложилось, что уважение к ками, искинам, в нашей культуре – безоговорочно. Особенно к гостевому искину.
Она точно гуляла, два шага влево – два вправо, и будто вокруг был не ограниченный стенами кабинет, а целый открытый сад. Маэдо была увлечена своим рассказом и старалась завлечь им собеседника, не запутать. а завлечь. Намеренно или нет, ответа у нее не было. – Конкретно с Юпитер мы ничего делать не будем. Мы проанализируем систему Танагуры, выявим все сбои, неполадки и вирусные части; мы приведем протоколы и коды в исходное состояние, ближайшее к точке, с которой госпожа Юпитер оказалась отрезана от прямой связи  системой. И когда она сможет вновь обращаться к вам напрямую, мы узнаем, что конкретно она хочет. Пока что, на основе имеющихся у нас материалов, я предполагаю, что ваш искин хочет оптимизации своей же матрицы, заменить центр с себя на вас. Блонди. Она хочет стать свободным искином, наблюдать, а не руководить. Она хочет учиться и развиваться.
Разумеется, здесь была целая куча всяческих «но» и «если». Но засорять ими чистую информационную идею, значило обеспечить и Консула, и себя головной болью.

Отредактировано Маэдо Сора (2016-07-20 00:35:40)

+6

10

Уоллес сидел в своём кресле расслабленно, почти вальяжно. Это было заметно, это создавало иллюзию того, что он просто расположился с удобством и внимает своей собеседнице. Но на деле он собран, он весь обратился во внимание, он готов молниеносно отреагировать на любое событие – и даже ринуться в атаку из своей небрежной позы без потери скорости или ловкости. И следил он за брюнеткой, как кот за птичкой: не отрывая взгляда, чуть прикрыв веки, дабы не выдавать, что все чувства и жилы натянуты, точно тетива лука перед выстрелом, но в то же время не создавая ощущения опасности. Якобы жёлто-зелёные глаза просто наблюдают за движением.
   Предсказать аканийку и просчитать возможные её действия было сложно. Она права: её природа слишком отличается от той, которая господствует в остальной ойкумене, заселённой потомками Терры. От той, к которой привыкли дзинкотаи, с которой имеют дело с момента начала своего существования, которая была взята создательницей за основу их собственных личностей. Возможно о госпоже Соре стоило бы думать как об элитаре, чтобы понимать логику её действий? Просто очередной эксперимент биоинженерии - сколько их, таких же странных и непохожих на остальных амойцев порождают лаборатории Второго консула и гений Юпитер? …порождали, простите…
   Кажется, подобную мысль стоило бы взять на вооружение во время контактов с новым посольством.
   Внимал речи Маэдо Соры глава контрразведки тоже крайне вдумчиво. Слова о том, что Сеть Аканы Федерации не по зубам, удовлетворяли. Эти злобные выродки человеческой породы не могли осилить и амойские системы, а технологии Алой планеты даже по умозрительным выводам на несколько ступеней выше. Если только посольство лично не доложило об истинной цели своей миссии, можно быть практически уверенным в том, что тайна молчания Лямбда-3000 так и осталась тайной, которая не вышла даже за пределы Эоса. Это успокаивает.
   По поводу того, что на самом деле было сообщено в Федерацию, Гриффит ещё разузнает, но на ближайший час решил взять на вооружение идею о том, что слова госпожи представительницы посольства не расходятся с делами. Всё таки дружба двух государство против какого-то третьего – древнейшая и очень эффективная тактика, желание Аканы наладить контакт с более похожей на неё Амои, чем все прочие планеты, вполне понятна. Да и сам Двенадцатый консул, положа руку на сердце, может сказать, что такая модель поведения и ему нравится. Обзаводиться товарищами всегда выгоднее, чем врагами, особенно в щекотливом политическом положении его родины. Но уверенно заявить о возможной дружбе он сможет только после тщательнейшей проверки. Ведь того факта, что всё это – просто очень сложный и трудоёмкий способ вывести великую и несгибаемую Юпитер из строя, главный параноик Танагуры тоже исключать не мог.
   Проще говоря, все мысли исполняющего обязанности Первого консула сводились к тому, что ему требуется время на сбор и анализ информации, на выработку стратегии поведения и на принятие решений о дальнейших действиях. Только после этого имеет смысл продолжать конструктивный диалог с посольством: когда ты вооружён знаниями.
   - Госпожа Маэдо, - всё, блонди наконец полностью взял себя в руки, смог абстрагироваться от тех чувств, что сегодня так неожиданно обрушились на него, отодвинул их на задний план своего восприятия с обещанием разобраться в этом позже, - и снова вёл себя безукоризненно вежливо, как всегда во время переговоров с возможными союзниками или противниками, мурлыкая и участливо улыбаясь, - я благодарю Вас за нашу сегодняшнюю встречу. Вы предоставили нам ценнейшую информацию и серьёзную пищу для размышлений.
   Глава разведки мягко встал со своего места и почтительно склонил перед женщиной голову в знак уважения и признательности. С неизвестной силой всегда надо придерживаться в поведении строгих рамок этикета – похоже, эта идея была выращена вместе с телом дзинкотая, оказавшись там намного раньше, чем загруженная матрица личности.
   - Прошу предоставить нам время для обсуждения и принятия решения о том, как поступать дальше. Нам потребуются сутки. Завтра в это же время буду рад видеть Вас снова, - о да, Уоллес стал воплощение очарования и такта. – Если Вы желаете, до этого часа Вам проведут экскурсию по городу. Так же можете с помощью андроидов, обслуживающих посольские покои, передавать все Ваши просьбы. Надеюсь, Вы останетесь довольны нашим гостеприимством, - если бы можно было верить улыбкам, элитар сошёл бы сейчас за самое участливое и доброе существо в мире. Гостеприимство, именно. Гриффит уже прикинул в уме, кого из своих подчинённых запряжёт в дело слежки за каждым из членов посольства, и кто из них будет напрямую контактировать с аканийцами, а кто будет работать по всем законам разведки. Это если не считать всех остальных, которые будут рыть документы, любые источники и сети в поисках ответов на те вопросы, которые накопились за время прошедшей только что беседы у их начальника.
   Наконец галантным жестом Двенадцатый консул предложил госпоже Соре покинуть уютную комнату для допросов.

==> Кабинет Гриффита Уоллеса

Отредактировано Гриффит Уоллес (2016-08-23 15:21:24)

+4

11

-Разумеется, я дала вам пищу для размышлений. В этом моя миссия и заключается, Консул. Одна из ее частей.
Маэдо повернулась к собеседнику, расправляя с шорохом складки белого платья и  склонившись в глубоком поклоне, ровно необходимом для выказывания уважения и завершения беседы. Это въелось в ее еще детские кости давно, едва девочка из клана провайдеров встала на ноги и научилась ориентироваться в пространстве, поэтому не несло по-настоящему трепетного и уважительного смысла для нее самой, для той части личности, что гораздо глубже подкорки. И был этот факт столь ироничен, по плохому ироничен, надо сказать, что Сора всегда хотела внести в Совет предложение отказаться от этого жеста старым традициям. Через советника Канеко, разумеется.
- Вы оказали мне честь, господин, чтимый Консул, удостоив аудиенции,- и совсем не важно, что по сути, это был допрос,- И благодарю вас за уже оказанное гостеприимство и понимание в ситуации, где мы поневоле оказались. Для Аканы это очень ценно.
И вот понимай это "мы" как тебе больше нравится, копаясь в тысяче и одном смысле, что маленькая женщина из клана Маэдо, сословия творцов ,Алой планеты, имела в виду.
Можно было бы рассыпаться в благодарность за выделенные им посольские комнаты, за иллюзию свободы и доверия, которые к ним этим жестом проявили, за целую голову на плечах. Но госпожа провайдер оставила это как должное, чем обозначила свое положение не  только в посольстве, но и в пикировке с Консулами. Она не будет ни просить, ни умолять, ни клянчить. Она приехала совершенно для другого. Женщина выплыла из комнаты, направившись к своим людям в сопровождении охраны и, как она догадывалась, не одной пары глаз, которая теперь будет приглядывать за ней неусыпно. Радовало только одно: глаз амоианцев будет подавляющее больше, чем глаз федерации. Метрополия даже не подозревает, какую свинью себе подложила, похитив ноту. И что исправить эту оплошность не удастся теперь никогда.

+3


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » ...и прочая Танагура » Департамент разведки и контрразведки, комната для допросов №1955