Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы

Объявление



Время: 315 год Эры Юпитер, четырнадцатые сутки после взрыва в Дана-Бан.
Утро-день-вечер-ночь.

Погода: переменная облачность, ветер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Бесконечная Вселенная » Нги-Унг-Лян, Кши-На, горы Хен-Ер, город Тао-Ке, дом На-О М-Ура


Нги-Унг-Лян, Кши-На, горы Хен-Ер, город Тао-Ке, дом На-О М-Ура

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://sg.uploads.ru/vLPOf.jpg

0

2

Это утро у На-О изначально не заладилось, хотя и началось вполне мирно.
Проснулся он рано, солнце только-только выкинуло первые лучи над домом напротив; значит, времени - пять утра. Чего он так рано?.. Впрочем, ладно, есть время понежиться лишний раз. Выскользнув из-под одеяла, Юноша распахнул окно, впуская холодный - под утро всегда так даже летом - воздух в комнату. Городок еще спал, было тихо, лишь гомонили птицы. Потянувшись, вытянувшись в струнку, На-О мурлыкнул по привычке, и улыбнувшись сам себе, принялся неспешно одеваться - раз такое дело можно не спеша позавтракать.
Расчесывая длинные рыжие волосы вторящие по свету встающему солнцу, и заплетая их в косу, М-Ур вздохнул чуть. Он никогда не забывал наставника, его образ всегда был рядом с ним.
Спустившись вниз, в кухню и магазинчик одновременно, Юноша умылся,  открыл ставни заднего окна, выходящего на задний двор, поставил чайничек и занялся приготовлением завтрака, мурлыкая под нос незатейливую мелодию. Встающее солнце и чистое небо обещали ясный и теплый денек, но хоть бы не было сильной жары! Он же угорит у печей и даже открытые окна не спасут… как все предыдущие недели. Какая же жара стояла, даже мухи соловели и легко выгонялись из помещения, это потом М-Ур повесил кисею.
Накрыв стол, Юноша налил себе чока и сел за небольшой столик, принимаясь за еду. Всегда почему-то именно за завтраком, его настигали мысли о Наставнике. Хен-А…
Наверно, даже сейчас, после стольких лет, На-О не смирился с потерей друга. И сейчас он вспоминал, как по утрам, сидя за этим самым столиком, Хен-А  напоминал ему, что они говорили накануне, кратко обрисовывал план на день, втолковывал, как важен план и на неделю, списки ингредиентов и прочее, а он, На-О, внимал и запоминал.
Вздохнув, кондитер вынырнул из воспоминаний и улыбнулся. Он был благодарен Наставнику и в тысячный раз обещал себе не подвести.
Помыв после завтрака посуду, На-О принялся разжигать огонь в печах, пока те нагревались, сверялся с планом и глядел, что у него сегодня на день по меню. Предстоял один из тяжелых дней - сложное меню и середина рабочей недели, запара, и солнце, едва успев подняться, начало припекать. Видимо, сегодня снова будет жарко... - мурлыкая что-то под нос, Юноша залез в шкафчик, где лежали редкие травки - он использовал их только для особенной, на заказ, выпечки, и завтра у него несколько таких заказов, сегодня надо сделать основу. Вытащив несколько деревянных  баночек, На-О проверил их, и обнаружил досадную неожиданность - самой нужной ему, редкой травки, златолиста, которую он добавлял в тесто, не было. А это значило, что придется идти в лес, искать ту полянку с озером и хижинкой и собирать листочки-стебелёчки… Плохо, плохо, день коту под хвост, завтра придется вставать ранешенько или сегодня по возвращении допоздна задержаться, но купить ее негде, а значит…
На-О погасил печи, закрыл ставни и ушел наверх - снял рабочий костюм, переоделся в легкий коричнево-зеленый, с высокими сапожками, взял пояс с флягами с водой, легким мечом и, накинув на плечи плащ с капюшоном, спустился вниз, в заплечный  мешок кинул хлеба, немного вяленого мяса, еще снеди какой по мелочи и лукошко для свежей травы, забросил мешок на спину, взял посох, и вышел в просыпающийся город. Тао-Ке начинал шуметь, открывались лавки появлялись первые люди. Пройдя центральной улицей Ремесленников,  На-О свернул за угол и  вышел на знакомую тропку, углубляясь в лесные дебри. Сколько раз он с Наставником ходил по этой тропке, когда тот объяснял ориентиры, где и как в лесу найти лучшие травки, чтобы выпечка вкуснее да ароматнее была!..

И сейчас, шагая тропами, На-О вспоминал… Ноги сами несли его по знакомому маршруту, и На-О отдался своим мыслям, воспоминаниям, наслаждению утренним лесом. Вокруг воздух звенел от птичьего гомона, солнечные лучи пронзали полог ветвей, расстилались на унизанной росой траве, рассыпая солнечных зайчиков и радуги. Ноги На-О вымокли по самые колени, но он был счастлив - холодная роса бодрила, солнышко припекало через разрывы в полупрозрачном зеленом пологе.
Полянка куда он шел располагалась в чаще леса, учитель говорил что только тут и еще в трех местах можно было найти эту траву. Она обладала совершенно непередаваемым, пряным и горьким ароматом, На-О любил ее, она пахла осенью, которую так любил Юноша. Вот и ручеек… Перепрыгнув через него, М-Ур остановился набрать воды в поясные фляги и немного передохнуть. Полпути пройдено. Солне  поднялось над деревьями, может если он поторопится успеет вернуться пораньше. передохнув немного на камнях, двинулся дальше. Дорожка пошла вверх, стала каменистой - дожди вымывали песок и землю из каменной основы холмов, и На-О снял плащ, убирая его в заплечную сумку, попил воды - жарило будь здоров. Но зато оставалось недолго. И правда, через пару десятков минут он вышел- таки к искомому месту.
Небольшое лесное озеро, разросшиеся деревья сплетались ветвями над тихой водой, цветы. В уголке полянки, не выделяясь, беседка, оплетенная вьющимися растениями. Там можно было отдохнуть на небольшом топчане. стоял столик и два табурета. Его построил Учитель, чтобы они могли отдыхать после долгого пути и сбора трав. Улыбнувшись воспоминаниям, Юноша скинул мешок и разложил хлеб и воду на столике, но есть не стал, достал коробочку и вышел на полянку - он торопился - сегодня он одолел этот путь быстрее, у него осталось в запасе время, он хотел использовать его по максимуму, и вернуться обратно.
А вот и куртинка златолиста… Как всегда, из года в год на одном и том же месте…
Занятый сбором и своими мыслями, он не заметил, как со стороны леса наползала на небо огромная, черная туча - длительное время жары заканчивалось ожидаемо - собиралась буря.
Но На-О не замечал ее, увлеченный своим делом. Травка мелкая, вредная, собирать ее было сущим мучением - согнувшись в три погибели, но привычные руки делали нудную работу быстро.
Подул сильный ветер, но солнце пока светило, и На-О даже порадовался ему. Прошло, наверное, около сорока минут, пока он не набрал полностью плетенку. Юноша выпрямился со стоном - как же после сбора болит спина!! Выдохнув, понял, что проголодался, унес драгоценный груз в хижину. Сегодня он набивал корзинку, плотнее трамбуя травку. Убрав ее в сумку, забрал воду и хлеб, и вышел из домика усаживаясь у озера. Солнышко припекало, дул ветер, крепчая, тишина и уединенность глухого лесного уголка...

+4

3

Прохлада беспечного утра сменялась жарким зноем, а потом и вовсе исчезала за резкими порывами пронизывающего ветра. О, его невозможно было назвать прохладным… Предвестник надвигающийся бури оказался поистине ледяным, и сулил огромные неприятности. Но пока ярко светила солнце, а грозовая туча, затянувшая полнеба, только маячила на горизонте. Вполне возможно, она уйдет и не затронет хрупкого мира. Но ветер никак не утихал, создавая на спокойных недавно водах озера небольшие волны, что с тихим шелестом бились о прибрежные камни. Скоро стихия даст почувствовать свою власть… Шаткое спокойствие сломится еще большими порывами разгулявшегося ветра. И о безмятежности придется забыть.
У каждого свой предначертанный путь. Судьбою ли проложены тонкие линии, или же выстроены твердой рукой, нелепыми стечениями обстоятельств вытканы, неважно… Все равно нет ни одного на свете, чьи избранные пути повторяются до мельчайших деталей. Даже у близнецов, взращенных в одной утробе матери, они разные. Один станет прекрасным мастером по изготовлению драгоценностей причудливым, а второй пойдет по неверному, опасному пути воина. Или же все поменяется и случится до точности наоборот. Никто наперед не знает того, предвидеть никак не может. Даже мудрый старейшина, и то до точности судьбу младенца не предскажет. И все повторится именно так, как должно быть… Не иначе. Или же все-таки то самое «иначе» может произойти?
Глубоко задумавшись, предаваясь совершенно невеселым размышлениям, медленно ехавший по лесу Юноша с отрешенным выражением на лице, действительно был сейчас очень далек от внешнего мира. Оэ неспешно брел по неприметной звериной тропе, аккуратно переставляя точеные копыта, опустив голову к самой земле, постоянно что-то вынюхивая, словно пес, и наслаждаясь дозволенной свободой. Хозяин позволял ему действительно идти куда угодно, погрузившись в самого себя, и явно тоже наслаждаясь таким редким уединением. Он должен был ехать в город, дабы завершить некоторые дела, касаемые уплаты налогов за земли, и еще надо было договориться о поставке кормов. Такие вопросы Та-О не желал доверять более никому. Хотя, конечно же, и мог бы. Недавно нанятый молодой поверенный прекрасно разбирался со всеми тонкостями управления с огромным хозяйством. Но у него вроде бы совсем мало опыта… Только жалование получал исправно, но бумаг почти не касался. Со всем оставалось разбираться самостоятельно, просиживая долгие ночи за утомительными расчетами, и напоминая бледную тень.
В последние месяцы Юноша не жалел себя абсолютно, не берег нисколько, не слушал никого, в каждом совете находя скрытый смысл и неминуемый подвох. Та-О казалось, что и ему никто не доверяет, совсем никто не верит, что вполне может справляться с делами отца и руководить всем самостоятельно. А чтобы доказать то, уйдут не месяцы, а годы. Так что старался, из кожи вон вылезая, лишь бы заслужить хоть немного одобрения у работников. И жалование увеличил неоправданно, и даже пару раз в долги едва не вогнал. Благо тогда порекомендовали того поверенного в делах, и он помог навести шаткий порядок. И все равно не удостоился особого доверия. Вот и сейчас Та-О сам поехал управляться с делами, да теряясь на пол пути, чувствуя, что отдохнуть не помешает. Подумать немного, побыть наедине с самим собой. В лесу то было лучше всего сделать. Спокойно, тихо, знай, да думай обо всем на свете. И Оэ шел очень чутко, осторожно, даже не пытался сорваться в более быстрый аллюр. А мог бы вполне… Молодой ведь еще, немного дикий, до конца не объезженный, но доверял он хозяину всецело. Вот Юноша и не беспокоился, положив ладони на высокую холку, немного откинувшись назад, даже то и дело прикрывая глаза. Не только о своем пути он думал.
Больше всего волновал маленький Ла-О… За ним ведь глаз да глаз сейчас нужен. Любознательный малыш умудрялся ползком сбегать из дома, постоянно находя приключения во дворе, обнимаясь со всякой живностью, что-то лопоча на своем языке, все на зуб пробуя. Не уследишь… Даже кормилица, и то не справлялась. У нее ведь полно других забот было – завтрак на всех сварить, раздать, накормить, а там уже к обеду пора готовиться, потом и ужин поспевает, да и поздними вечерами любили чок на кухне работники распивать. А к нему обязательно булочки сладкие полагались, да и подготовка ко дню завтрашнему, и мало ли одежду кому чинить приходилось, никому добрая женщина не отказывала. А Ла-О рос, каждый день придумывая что-то новое и интересное… Ему явно не хватало внимания брата. И сейчас, едя по лесу, Та-О тихим шепотом проклинал себя за такую непростительную беспечность, спесивость, гордость нерушимую. Ведь малыш был ни в чем не виноват. Даже в смерти матери… И тем более в гибели отца. Хотя и думал как-то грешным делом, что от великого горя отец так оступился, невнимательным стал, вот и отправился прямиком к предкам. Но ведь этого не было на самом деле. Не было, и все тут.
  Порыв сильного ветра растрепал длинные волосы, затянутые в хвост простым кожаным ремешком, ударил в лицо, словно залепляя звонкую пощечину. Резко вскинув голову, сузив глаза, Та-О с некоторым удивлением осмотрелся. Они почти были на берегу. Оэ остановился, беспокойно переминаясь с ноги на ногу, вздрагивая, тихо фыркая, настороженно шевеля остроконечными ушами и раздувая розовые ноздри. Будто чего-то боялся, не решаясь идти дальше, начиная гарцевать на одном месте.
- Тихо, тихо… Тихо, хороший мой. Я здесь, - успокаивающе похлопывая по шее, берясь одной рукой за плетеный шнур, Юноша тоже напрягся, смотря уже вверх, на темнеющее небо.
И вместе с тем как тучи закрывали солнце, все сильней становился холодный ветер. Шумели волны, с грохотом накатываясь на камни, мелкие молодые листья отправились в свободный полет, а с небес раздались тихие раскаты. Оэ боялся грозы…. То проявилось гораздо раньше, чем твердая рука резко потянула кожаный шнур вверх. Сверкнула молния, где-то совсем неподалеку раздался жуткий раскат грома, и конь тут же сорвался с места, продираясь напролом сквозь заросли, утаскивая на себе и вцепившегося в короткую гриву Та-О. Кричать сейчас было бессмысленно, уговаривать тем более. Только мягко пытаться остановить. Чем Юноша и занялся, подбирая тонкий шнур, медленно приподнимая его выше на шее, надавливая, заставляя подчиниться, но получая на все лишь дикие прыжки. Оэ несся, не разбирая дороги, буквально выпрыгивая на берег из зарослей, круто разворачиваясь на задних ногах, взбрыкивая, отчаянно хрипя, и на всей скорости бросаясь дальше. Та-О допустил единственную ошибку, немного сползая на бок, и не успев подтянуться, встречаясь плечом с одиноким деревом. Удар оказался такой силы, что его буквально вышибло со спины коня, откидывая назад к лесному домику. Откуда он тут взялся, Юноша точно не знал…. Впервые в этих краях, и так глупо слететь с друга.
Последние мысли промелькнули в пустой голове, прежде чем повстречался с землей, прикладываясь о твердую поверхность всем телом. Друг тем временем лихо понесся дальше, куда-то вглубь леса искать спасение от непогоды. А Та-О остался неподвижно лежать на боку, нелепо раскинув руки, облаченные в широкие рукава дорогого темного одеяния. Он ведь в город как-никак собирался… Да и сумка кожаная валялась в высокой траве. Раскрылась, несколько свитков укатились дальше, кошель с деньгами растрепался, щедро делясь содержимым с землей. Нелепо… Как же нелепо все. А глаз не открыть было никак. То ли песка в них попало, то ли сознание ни за что не желало возвращаться.

+4

4

http://s5.uploads.ru/ko0WZ.jpg

Наверно, давно стоило пойти домой, раз закончил он сегодня раньше с дорогой и с сбором. Наверно, стоило обратить внимание на черную тучу, выползшую из-за леса позади, и что ветер, такой приятно прохладный поначалу, скрадывающий зной, превратился в ледяные порывы. Но На-О, разморенный немудреной, но вкусной и свежей пищей, лесными воздухом, медовыми ароматами трав, шелестом полупрозрачных в свете солнца древесных листьев, которому вторило озеро, попросту задремал на бережку, привалившись спиной к крутому косогору.
Надолго ли его приморило, юноша не знал.. Но проснулся как от толчка и ужаснулся - как разыгралась погода! Бешеный, ледяной ветер гнал по низкому небу косматые темные тучи, гнул деревья, начиная угрожающе трещать ветвями.
Буря!! Оэ, вот этого мне не хватало только!!!  - мысль панически металась в голове. Буря в лесу - опасно! Натужному шуму ветра в ветвях вторили приличные такие волны на озере.
Идти сейчас через лес обратно в город было чистой воды самоубийством. Но и сидеть под деревом тоже - не дай боги, молния найдет путь, а жить так хотелось… Ниже надвинулось небо, вдалеке засверкали молнии, На-О скидал быстренько остатки своего пиршества в котомку и скрылся в домике. Как раз в этот момент сверкнула молния, и оглушительно разорвал небо гром, до звона в ушах.
Но … Шуму этому вторил еще какой-то звук?.. Ржание, панический перестук копыт… На-О вышел из домика. Мимо него, на огромной скорости, пронесся - иначе и не скажешь - конь. В глазах плескался ужас, первозданный ужас перед грозой. Ребенком На-О тоже боялся гроз и постоянно прятался у Хен-А. Но это ладно - хуже, что конь был оседлан, а значит, где-то должен быть и наездник. На-О обвел полянку внимательным взглядом и и заметил человеческую фигурку у самого дерева, что стояло прямо рядом с хижиной - похоже, молодой человек упал с лошади, когда животное, обезумев от страха, понесло. А вот и вещи - сумка, кошелек… Ветер разносит все, собрать нет времени. Быстро выскользнув из домишки, На-О подобрал какие успел вещи, деньги - взять чужое ему даже в голову не пришло. Когда он нырнул обратно в домик, кидая на столик сумку, где-то в лесу с треском упала первая ветка, раскололся грохотом небосвод после ослепительной вспышки… Но ливень не успел, немного не успел намочить их, так коварно, На-О подхватив такого прекрасного и легкого юношу нырнул под крышу, укладывая юношу на  застеленный его собственным плащом и парой стареньких одеял топчан.
При обстановке самой скромной сам домик был очень светлым. Небольшой топчан, рядом с окном у противоположной стены - низкий столик и две подушки. В изголовье топчана небольшая тумба - там хранились в берестяных туесках лечебные травы на случай разный - все-таки дикие звери здесь водились, камни могли осыпаться, любую другую рану можно получить, мало ли в лесу опасностей. На стенах несколько полок, уставленных теми же деревянными туесками, половиной пустыми, половиной с лекарственными или чайными травами - очень любил наставник после сбора чок попить на свежем воздухе на верандочке небольшой с видом на озеро..
Сейчас же На-О было совсем не до любования красотами, тем более что все их скрыл проливной, обрушившийся стеной ливень. Разведя огонь в небольшом очаге и ставя на него котелок с водой, которой - благо!! - додумался набрать с запасом, кондитер открыл шкафчик и достал один туесок с травой против ушибов - после удара об дерево - если таковой был, останется большой синяк, а не след, чтобы всякие отметины страшные портили тело такого Юноши прекрасного.
Открыв крышку, На-О вдохнул чудесный пряный аромат летних трав, частичку горного воздуха, ибо собраны были на вершинах гор, под свежим ветром и ясным солнцем.
Бросив в котелок в точно рассчитанных на глаз пропорциях несколько щепоток пестроцвета и оленьего ушка, кондитер оставил травки завариваться, а сам вернулся к бессознательному юноше. Как же красив он был...Черные как ночь волосы разметаны по плащу На-О, бледное лицо в их оправе - как луна среди темных облаков…. Длинные темные ресницы дрожат… Что-то горячее толкнулось в грудь, но М-Ур решил разобраться с этим и осмыслить позже. Сейчас же он не без трепета аккуратно распутал завязки на одеянии юноши незнакомого, богатом, цвета красивого, синего, как небо в нежаркий летний полдень. Или в светлое осеннее утро, наполненное полупрозрачным, ясным светом. 
Но все мечтательные мысли из головы На-О улетучились, едва он увидел большой темно синий синяк наливающийся на плече - значит, да, Юноша ударился о дерево, видимо, скосило во время бешеной скачки.
М-Ур нашел несколько небольших чистых тряпочек, бережно хранимых на полке у двери. Тут как раз и отвар поспел. Выбрав аккуратно травы из котелка, На-О размолол их в кашицу в небольшой ступке и еще теплыми нанес на синяк, смочив и отжав тряпочки, уложил поверх, прижимая - травки волшебные, если юноша, придя в себя, дергаться не станет, к вечеру синяк начнет сходить. Но, похоже, придется им тут до утра задержаться - буря не думала утихать, ветер все так же протяжно выл, шумели деревья и трещали ветки. На-О взмолился мысленно, чтобы прекрасный конь благополучно выбрался из леса и доскакал до города. Пока же На-О разложил на столике нехитрую снедь и поставил на угли чайничек, заварить чок - наверняка незнакомый юноша проснется голодным, да и для лечения подкрепиться будет нелишним. На столе стояли ароматные, хоть и остывшие лепешки, источавшие сладкий аромат, небольшой кусок копченого, сочного мяса, черных хлеб, и прочее по мелочи, несколько сладких пирожков собственноручного приготовления На-О, кувшин воды и так далее.
Сам М-Ур сел к столу, поставив на него локти и подперев щеки ладонями, смотрел на беснующуюся за окном природу. Дождь уютно шуршал по крыше, вызывая миллионы фонтанчиков на озере, падали листья и мелкие ветки, периодически взблескивала молния и оглушительно грохотал гром, приглушенно, конечно, но все равно внушительно.
Сейчас Юноша М-Ур ждал, когда очнется его неожиданный гость.

Отредактировано На-О М-Ур (2016-04-15 03:15:14)

+4

5

Ретивый жеребец продолжал свой безумный путь, во весь опор скача по лесу, легко перепрыгивая колючие заросли ежевики, ловко обходя деревья, вставшие на пути, и долго не замедляя скорости. Говорят, выносливей аннэ коней нет на свете, их сравнивают с быстрокрылыми непокорными северными ветрами, что путешествуют по миру неустанно, преодолевая огромные расстояния за короткое время. Но и бед могут натворить немало, когда встречаются, накатывают на собратьев, и все… Беды не миновать. Оэ едва ли имел отношение к непокорным ветрам, да и муки совести его явно не беспокоили. Жеребец все же замедлил ход, когда стал выдыхаться, замыленные бока тяжело вздымались и опускались, широко раздувались ноздри, дыхание сбилось, и конь громко отфыркивался, мотая головой. На тонкой шкуре кое-где проступили царапины, но глубоких порезов там не было. Зайдя в густой ельник, найдя молодые побеги сочной осоки, проказник принялся лакомиться порослью, теперь мало обращая внимание на непогоду. Дождь коня ничуть не беспокоил, а за деревьями ветер бушевал не так сильно. В самой чаще леса стихия не могла сильно свирепствовать, всего несколько веток упало с древних деревьев, и на том все… Непогода минула обитель диких зверей, удивительных растений, обитающих в низине. И Оэ вовсю наслаждался побегами, аккуратно подъедая их до корешков. Домой он пока что не спешил, где потерял хозяина не особо и понимал. При всей кажущейся разумности, благородстве, Оэ оставался самым обычным конем. Преданным, умным, но не настолько, чтоб вернуться туда, где до смерти перепугался. Тем более от вкусной сладковатой травы молодого аннэ теперь было за уши не оттащить.
Та-О не ведал, что именно произошло, когда то случилось. Счет времени потерялся, и он не чувствовал ничего, даже боль не проступала в счастливом неведенье, глубоком забытье, в котором находился неоправданно долго. Оно перерастало в тревожные сны, виденья давно ушедших дней, где все наполнялось излишним страхом, растерянностью, ужасом. Всеми отвратительными чувствами, которые никогда никому не показывал. Смятение после гибели отца, великое горе от потери матери, и совершенно непозволительная отрешенность при одном взгляде на разом осиротевшего младшего брата. Надо быть сильным, надо уметь держать все в себе, надо всем доказать, что он может! Хоть горы свернет, а будет главой рода, докажет обязательно, что достоин продолжать дело предков.
И ужас нарастает, затягивая в темные воды, небеса меняются местами с землей, старое дерево во дворе пронизывает молния, раскалывая ствол надвое. А он бежит, как никогда в жизни не бегал, прочь от имения, прочь от родных земель, прямо под ноги табуну, скачущего во весь опор. Отчего-то на руках оказывается громко плачущий Ла-О, и кошмар внезапно прерывается, сменяясь новыми позабытыми образами. Он на коленях у матери, счастливо смеется за длинным обеденным столом. Кажется, это праздник по случаю сбора богатого урожая, и приглашены на него все. Работники, дальние родственники из северных земель только вчера приехали, преодолев долгий путь через горы, а вот малыш Ре-А, двоюродный братик, идет на своих ножках, без опоры взрослого даже, и мать отпускает тоже на пол, чтобы можно было поиграть. Они долго играют, делясь друг с другом всем, чем только можно, рассматривают книгу легенд и сказаний с удивительными цветными картинками, так не похожую на ценные свитки отца. Это в подарок гости привезли, из страны дальней, где умеют такие делать, но и цену наверняка огромную просят. Так что бережно детские пальчики листают страницы с яркими картинками, незнакомыми надписями, о которых никто еще знать не знает. Счастливое, беззаботное время, когда можно уснуть на полу в обнимку с братом, а проснуться в своей уютной постели.
Та-О дорожит далеким прошлым, но сны о позабытом детстве всегда наводят щемящую тоску на сердце и долго не дают покоя… Тогда у него было все. А потом раз, и в одночасье пришлось повзрослеть лет этак на десять. Долгих десять вымышленных лет… А надо еще и еще. Он слышит шепот за спиной, этот шепот даже в кошмарах преследует, идя уверенной поступью следом. Господин слишком молод… Господин не умеет считать. Господин нас по миру пустит. Господин обречет на голод и верную погибель целые семьи. Господину надо довериться своей родне. Пусть управляют взрослые, тогда будет спокойно. Но нет… В зыбком видении легко отогнать говорливые тени. В настоящем все иначе.
До настоящего не дотянуться… Но пришло время, и глаза все равно пришлось приоткрыть. Темно-синие глаза открылись не без труда, мутный блуждающий взгляд уперся в потолок, потрескавшиеся пересохшие губы тоже приоткрылись, бессвязно шепча какой-то замысловатый бред. Мгновения, когда сознание еще оставалось на грани между сном и явью. А потом во власть вступила боль. Отдавая горячей пульсацией в плечо, где успел расцвести синяк, не смотря даже на лекарства, обильно приложенные к поверхности. Болело в самой глубине, на стыке сустава, и рукой пошевелить оказалось невозможно. Сознание между тем возвращалось очень медленно, и прошло еще достаточно долгих, тянувших мгновений, прежде чем взор Та-О наткнулся на Юношу, а потом сполз к обнаженному плечу. Незамедлительно приподняв здоровую руку, прикрыв голый участок распахнутым одеянием, он попытался расставить по местам предшествующие события. То дурное выходило, и не ладилось с самого начала.
- Вы поймали Оэ? Или он убежал… Плохо, если убежал.
Да, хорошего мало скакать по лесу во весь опор, с риском поломать ноги, угодив в звериную нору, или споткнувшись о выступающий корень. Хотя конь молод, силен, и очень вынослив. Обойдется наверняка… А если нет? Тогда и не простит никогда, что так глупо погубил дорогого друга. И подумать только, упал… Где же сейчас тогда находится? Мысли разбегались кто куда, и становилось совершенно не по себе. Но показывать того юный аристократ не собирался. Он даже не морщился от грызущей руку боли, упираясь здоровой в твердый топчан, приподнимаясь и усаживаясь. Моментально в сторону повело. Да голову пронзила сильнейшая боль, отзываясь гулкими ударами в висках. Мир поплыл самым коварным образом, закружился. Сцепив зубы, держась за затылок, где успела вскочить приличная шишка, Та-О крепко зажмурился, переводя дыхание, и всеми силами стремясь сохранить равновесие.
- Простите господин, но я вынужден немедленно уйти.
Смелое заявление сопровождалось еще одной нелепой попыткой оказаться на ногах. На этот раз получилось немного лучше, и Юноша даже смог к стене шагнуть, сразу на нее наваливаясь, прижимаясь здоровым плечом и высоко приподнимая голову. Раненая рука болталась безжизненной плетью, и скорей всего под темным синяком притаился вывих, а может и перелом. И в том, и в другом случае, хорошего мало конечно. Но все поправимо, стоит только добраться до города. Пешком? В такую бурю? А упорства Та-О было не занимать… Он даже не удосужился представиться, буравя незнакомца внимательным взглядом, и про себя выказывая огромное неодобрение слишком смелым действиям. Вот он бы не посмел без спроса развязывать одежду. И уж тем более подбирать чужие вещи, пусть бы они даже под дождем остались валяться. Документы наверняка промокли… А за новыми свитками придется возвращаться. Отвратительный день! Но больше всего жалко было глупого Оэ. Где же теперь коня искать? И в поместье будут беспокоиться сильно, если не вернется вовремя.

+4

6

Сколько прошло времени, На-О не знал - беснующаяся за окном природа заворожила его, и он замер, глядя на бурю. Выл ветер, сгибая деревья под опасными углами, грозя сломать просто пополам. Капли дождя сносило, взблескивали молнии и гремел гром - величественен и прекрасен был разгул непогоды, разошедшейся не на шутку.
Из задумчивости, почти транса его вывел, как ни странно, его гость - он был беспокоен, метался и вскрикивал, постанывал. На-О встал, смочил в воде чистую тряпочку и обтёр господина благородного - по одежде дорогой и коню красивому кондитер это понял.
Ох, а конь-то… Конь-то в лес сбежал, ох, не хорошо-то как… не дайте боги, сломает чего, он же не расплатится никогда… но в лесу, после тонкой полосы лиственника шел густой еловый лес, и как раз на полдороге пролегал глубокий, тихий овраг, и, если конь не дурак, то точно должен быть там - еловый лес надежно укроет его, если не от дождя, то от ветра, ломающего ветки и клонящего деревья точно. Искать его нужно будет именно там - На-О знал там полянку с хорошей травой.
Кондитер шепнул что-то успокаивающее, повязку на плече пострадавшего поправил. Но когда его гость притих, отошел к окну снова, чтобы не смущать Юношу прекрасного близостью своей - наверняка тому не понравится вообще вольное с ним обращение - приволок в домик грязный, раздел, ограбил наверняка… На-О вздохнул только…
Буря начала стихать, когда Юноша очнулся. Когда он пришел в себя, На-О внимательно посмотрел на него. Расфокусированный взгляд, дрожащая рука поправляет одеяние - наверняка смущен… и юноша сел на кровати. М-Ур нахмурился, видя как юношу повело, как глаза потемнели. На-О взял его за  плечи, но когда Юноша пришел в себя, отпустил. Щекотливый вопрос о коне заставил На-О  закусить губу:
- Нет, удержать коня мне не удалось, но я знаю где его искать. В лесу есть густой ельник и глубокий лог, где тихо даже в такую бурю, я думаю, он будет там, где на дне течет речушка и склоны поросли чудесной и мягкой травой.
Юноша встал и отговорившись какой-то банальщиной, побрел к двери, но из дома М-Ур его не выпустил - снаружи еще шумел ветер и дождь. Твердо взял за плечи,  вернул на топчан, усадил, и глядя в глаза, заявил, что пока буря не кончится, он его никуда не отпустит, а потом они поищут вместе коня. Пока же, усадил гостя за стол и накормил.
Простая и сытная еда - всегда хорошо. Пока гость ел, На-О занялся чоком, заваривая его из лучших трав, из самых ароматных, с самых тайных полян, с самых высоких горных склонов, где самое яркое солнце и самый свежий ветер. разлив получившийся напиток по чашечкам, подал на стол вместе с пышными, источавшими сладкие ароматы булочками.
Пока они ели, пили и разговаривали, гроза прошла, столь же быстро, как и началась.
Сменив Юноше повязку на новую и потуже, На-О собрал вещи, запер домик, перед тем тщательно загасив очаг. Вместе с Та-О - Юноша представился за обедом, хоть и был неразговорчив - обойдя озеро, они углубились в темные, парящие в свете проглядывающего солнца глубины густого елового леса. Было тихо, только капли звучно срывались с ветвей, хлюпала вода в траве, едва слышно шуршали шаги по ковру палой хвои. Здесь, в отличии от лиственного леса, почти не было поломанных ветвей. Солнце, разогнав властно тучи, снова начало припекать, от земли уже поднимался парок, и стало жарко. Они были рады спуститься в темный, прохладный лог и там уже быстро нашли копытного беглеца, мирно жующего мягкую, сочную травку. На-О только улыбнулся, видя радостную встречу хозяина и его любимого питомца. Выбравшись из леса на полянку, На-О немного проводил юношу, а когда тот вернулся на дорогу, они простились и разъехались каждый своей дорогой.
Больше он не виделись в этой жизни, Мало ли что На-О пришелся по душе нечаянно встреченный Юноша. Разве преодолеешь пропасть между простым кондитером и аристократом? Так уж судили боги...

+3


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Бесконечная Вселенная » Нги-Унг-Лян, Кши-На, горы Хен-Ер, город Тао-Ке, дом На-О М-Ура