Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы

Объявление



Время: 315 год Эры Юпитер, четырнадцатые сутки после взрыва в Дана-Бан.
Утро-день-вечер-ночь.

Погода: переменная облачность, ветер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Время, назад! » Спящий, пробудись!


Спящий, пробудись!

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Время действия:291 год Эры Юпитер, за 24 года до взрыва в Дана-Бан
Место действия: Амои, Танагура
Предыстория: некоторое время назад Двенадцатый Консул Гриффит Уоллес погиб на космическом корабле, однако для блонди это не окончательная смерть.
Участники: Рауль Ам, Гриффит Уоллес, Рамиро Энсу

0

2

Глава лаборатории психологического воздействия с обычным для него чуть отрешенным спокойствием наблюдал за действиями технолога. Все процедуры уже завершены ранее, в святая святых. Рамиро Энсу допущен присутствовать лишь при завершающем этапе. Но для него и для блонди, пробуждение которого произойдет через несколько минут, именно этот этап имел особенное значение.
Секрет их эффективного взаимодействия. Основа их доверия друг к другу, которое могло бы показаться удивительным посторонним… если бы, конечно, посторонние были осведомлены о том, насколько они верят друг другу.
Он должен быть первым, кого Гриффит Уоллес увидит после своего пробуждения. Это запустит необходимую программу доверительного отношения, заложенную в них Юпитер.
Рамиро улыбнулся уголками губ, отсчитывая время про себя. Момент был… несколько волнующим, иного определения не находилось. Даже рациональный рассудок платины признавал, что в пробуждении разума другого дзинкотая есть некое таинство. Миг, когда покоящееся в капсуле тело обретает истинную жизнь. Личность. Разум. Совершенный разум элитара Амои.
И мир Рамиро Энсу вновь обретет полноту и привычную упорядоченность. Гибель Двенадцатого Консула привела к образованию вакуума. Пустоты в идеально функционирующем механизме. Рамиро мог заместить Уоллеса – но лишь на время. Он не обладал необходимыми лидерскими качествами. И, что куда важнее, он не был блонди.
Кому потребовалась гибель Гриффита? На этот вопрос Рамиро ответа еще не нашел, хотя нельзя сказать, что искал спустя рукава. Почти все указывало на Федерацию. Почти…
Прозрачные глаза Рамиро задумчиво прищурились. Некоторые зацепки и улики наводили на иной след. На то, что виновник трагедии здесь, на Амои. Ближе, чем полагают остальные.

+3

3

Человек смертен, и, что гораздо хуже, внезапно смертен – примерно так говорил древний терранский писатель, который сильно удивился бы, что его через такую силищу лет помянул тот, кто создавал уже больше, чем людей. Причём помянул по делу – внезапно смертны оказывались иногда даже блонди.
Странно, – думал Главный биотехнолог Амои, вступая в громадный Зал репродукции, привычно щурясь от окружающей белизны, частью которой был и он сам, золотоволосый и облачённый в снежно-белое с головы до пят, как никогда похожий на божественного вестника из легенд одной из религий прародины, полузабытых, но величественных. – Странно то, что случившаяся вчера смерть именно Тигра Танагуры показалась всему Синдикату столь неожиданной – ведь Гриффит занимал пост главы Департамента разведки и контрразведки – службы, что не только трудна, но и опасна. Однако… то ли дело в том, что когда неприятности ждёшь, она всё равно разражается громом среди ясного неба, то ли в том, что даже в светлых головах элиты из элит не укладывалось, что главный параноик Амои допустит такой прокол, как собственная гибель при покушении.
А чего мелочиться? Под стать величию личности Двенадцатого консула убили, феерично – взрыв его личного корабля в космосе, во время возвращения с Регины не оставлял Уоллесу ни малейшего шанса... по мнению тех, кто его устроил. Тигру понравится, определённо. – Под звук собственных лёгких шагов по светло-серебристому мрамору пола Рауль чуть улыбнулся. – И всем нам очень понравится шок в рядах невидимых и пока неведомых врагов, когда состоится не менее фееричное возвращение одного из Тринадцати, от кого, вроде бы и молекулы целой не осталось. Блонди бессмертны, о том, что их всё-таки иногда убивают, знают не многие... очень немногие.
Ам, размышляя, неспешно пересёк гигантский застекленный на манер оранжереи отсек одного из выступающих этажей башни Юпитер, подошёл к самому дальнему, самому короткому ряду льдистых, бело-прозрачных капсул в торце зала. С пяти шагов от него Главный биотехнолог не отказал себе в удовольствии полюбоваться – сам вид  герметичных капсул-колыбелей более чем смотрелся торжеством науки Амой над ханжеством и мракобесием остального мира. Тринадцать спящих принцев – тоже образ полусказочный, но ставший былью.
А самое прекрасное, что их всех можно разбудить в любой момент, как только случится неоходимость. – Рауль, проходя мимо, коснулся рукой сенсорной панели одной из капсул, запуская программу рождения, а через секунду уже стоял в её изголовье, выдвигая из стены почти плоский шестиугольный контейнер, устанавливая его на отогнутую подставку-ножку и прикосновениями к обведённым синим сенсорам на крышке набирая личный код Гриффита Уоллеса. Краем глаза Второй консул следил за тем, как осторожно понижается внутри уровень нежно опалесцирующей амниотической жидкости. Стандартная процедура инициации дзинкотая, штатный режим – надеть стерильные перчатки, дождаться, когда уже осушенная капсула встанет вертикально и поднимет крышку, прощупать и пережать пуповину зажимами, перерезать её одним взмахом лазерного скальпеля, дать стечь нескольким шлепкам пурпурной крови – нарядной лужицей на серебристом – которую тут же затер робот-уборщик, скормить ему и содранные-брошенные перчатки, шепнуть с улыбкой – «Дыши, Тигр, дела не ждут, шпионы рыщут», и… отступить назад и в сторону, пока веки еще не подняты. Чтобы не его первым различили жёлтые глаза Гриффита. Впрочем, пока зрение новорожденного фокусировалось, Рауль успел кивком поздороваться с вовремя появившимся платиной.
Господин Энсу, я здесь, если что, – тот же тихий уверенный голос, но блонди номер два уже возле следующей в ряду капсулы, просто любуется одним из своих неродившихся собратьев.

Отредактировано Рауль Ам (2016-08-22 00:46:30)

+3

4

Стерильная белизна стен была ровной и безликой. Рамиро быстро скользнул взглядом по сияющей фигуре Рауля Ама, которая только чудом не растворялась в белом цвете и свете. Сам заместитель Двенадцатого Консула казался серой тенью - ничего яркого, раздражающего или хотя бы просто притягивающего взгляд.
- Господин Ам, - платина приветствовал блонди вежливым наклоном головы. Уважительным, но не подобострастным,  - благодарю Вас.
Главный биотехнолог, судя по всему, уже закончил свои манипуляции и отступил в сторону. Конечно, он знал о программе, заложенной в Гриффита Уоллеса и его помощника. Не мог не знать.
О чем еще вы знаете? Быть может, у вас есть сведения о том, почему Гриффит погиб так... чисто и так странно? Дорого бы я дал за возможность допросить Синдикат как следует... - подумал Рамиро, краем глаза наблюдая за фигурой Ама.
Мысль была неуютной. Подозревать блонди. Но даже эту абсурдную, казалось бы, возможность, не следовало сбрасывать со счетов. Как и другую, еще менее уютную.
Размышления дзинкотая были прерваны - веки покоящегося в капсуле блонди начали подрагивать. Рамиро шагнул ближе, вглядываясь в знакомые черты. Миг встречи. Иначе не назвать.
Улыбался глава лаборатории психологического воздействия часто. И его мягкая улыбка всегда выглядела искренней. Но редко когда она была таковой на самом деле. Сейчас был именно тот случай.
С возвращением, Гриффит.

+3

5

Ощущение бесконечно длившегося и длившегося падения – или стремительного полёта по узким и извилистым тоннелям – закончилось внезапно и не так уж чтоб приятно. Первым ощущением после «остановки» стала резанувшая в груди боль, когда он сделал первый вдох. От этого чувства сразу же захотелось сжаться, выплюнуть из себя то самое, что заставило нутро обжечься, но уже в следующий миг нахлынули и подавили все рефлекторные порывы они – мысли, соображения и анализ ситуации.
   Первая идея состояла в том, что раз телу стало больно, значит, его окружает как минимум недружественная среда. Данных об этой среде не было: полная темнота и абсолютная тишина не позволяли ничего о ней заключить, а тактильные ощущения давали представление лишь о том, что тело лежит и, кажется, его пока никто не трогает. Катастрофически мало сведений для того, чтобы планировать свою реакцию на происходящее, а так же свои последующие действия. В таких условиях лучшей тактикой станет выжидание. Необходимо притвориться, что плоть не испытывает никакого дискомфорта, способна оставаться в таком положении и таком окружении ещё долгое время – зато это время пригодится для того, чтобы собрать побольше сведений, которые помогут правильно проанализировать ситуацию.
   Такая тактика возымела действие: кажется, почти сразу после её применения и после того, как он затаил дыхание, тьма вокруг начала стремительно терять свою густоту, расползаться и светлеть, блёкнуть до тех пор, пока не превратилась в режущую глаза белизну. Первым порывом было зажмуриться – но он всё ещё чётко помнил о своём решении не выдавать кому бы то ни было, кто сейчас окружал его, своего вновь обретённого разумного состояния. Потому как ни было велико желание сощурится, усилием воли оно всё же оказалось подавлено.
   Стерпев же дискомфорт, глаза смогли наконец различить кипельно-белые стены и идеально ровные грани углов помещения. Только лишь их образ отпечатался в сознании, как сразу сверкнула мысль внезапного узнавания: «Зал репродукции». А затем взгляд упал на…
   Точно спусковой крючок, увиденное запустило волну, целую лавину образов и данных: Башня Юпитер, зал, в котором покоятся новые тела дзинкотаев – и его собственное, Двенадцатого Консула, Гриффита Уоллеса; Департамент разведки и контрразведки, Синдикат, Танагура, Амои, ключевые навыки и рефлексы, привычки и наклонности… Огромный поток информации, положенный как обязательный груз знаний наконец инициированной личности блонди, в считанные доли секунды возник словно ниоткуда, навалился мягкой периной и сам послушно расположился по положенным участкам почти совершенного мозга, готовый быть использованным когда угодно.
   Но всё это прошло для элитара почти незамеченным, словно фоном, пока внимание было занято фигурой в неприметном сером костюме, с почти такого же цвета волосами и светлыми зелёными глазами. Рамиро Энсу, платина, глава лаборатории психологического воздействия и заместитель Уоллеса. Единственный из дзинкотаев, кому Гриффит, параноик по долгу службы, верит в той же степени, что и себе. Как бы иначе они могли работать, если бы не доверяли друг другу? Мать всё продумала, когда создавала их для столь важных постов – и друг для друга, как ни крути.
   В очередной раз процедура прошла так, как ей положено: вновь вернувшийся в мир Консул первым увидел того, кому единственному может верить, и теперь это доверие возникло, закрепилось, прочно обосновалось в его сознании – а следом за этим прошла загрузка всех прочих, необходимых для функционирования данных.
   - Рамиро, - негромко произнёс блонди, не отводя взгляда от самого близкого своего соратника, внимательно на него глядя, сопоставляя образ, загруженный непосредственно в сознание, с тем, что наблюдали сейчас глаза.
   Собственный голос оказался хорошо расслышан, что значило: тело начало полностью функционировать. Лёгкий дискомфорт в груди ещё напоминал о самом первом вдохе - но всё успело прийти в норму, можно было снова спокойно дышать. И окружающие условия, как выяснилось, этому не препятствуют.
   Короткие аналитические цепочки и констатации непреложных фактов наконец завершились выводом: если Уоллес приобрёл новое тело, значит, старое больше не функционирует. И в план чуть отдалённых в будущем действий вновь родившегося элитара пошла первая галочка: выяснить, что произошло с прежним.
   Впрочем, все эти осмысленные умозаключения не помешали Главе разведки чуть приподняться из капсулы, что долгое время хранила его именно для того, чтобы однажды он покинул её. Ощущение собственного движения пока казалось странным, будто требующим привыкания, но тело слушалось и двигалось правильно – это прекрасный показатель.
   Гриффит наконец отвёл взгляд от Энсу и повёл им по сторонам:
   - Кто здесь ещё? Рауль? – спокойно, ровным тоном спросил он. Привычная для Двенадцатого консула матрица уже начала свою работу: в окружении дзинкотаев он больше напоминал андроида, аналитическую машину без эмоций и переживаний, не считая необходимым тратить силы и время на бесполезное дело изображение каких-то чувств среди собратьев.

+3

6

Рамиро внимательно наблюдал за пробуждением, чувствуя некоторое волнение. Казалось бы, поводов для беспокойства нет - процедура инициации отшлифована десятилетиями практики. Но все же разум услужливо подбрасывал возможные варианты сбоев. Неполадки бывают в работе даже самых безупречных механизмов. А психика и разум - крайне тонкая и капризная материя. И дзинкотаи не исключение...
Мало кому было известно, что вежливый мягкий Рамиро Энсу является параноиком в той же мере, что и Гриффит Уоллес. Эту особенность своего характера платина предпочитал скрывать от всего мира. Предупредительный и улыбчивый собеседник располагает к себе больше, чем холодный экспериментатор, едва доверяющий собственной подушке.
Точно так же он скрывал и масштабы личной привязанности к Гриффиту. Незачем окружающим знать о них слишком много. Поэтому, как бы ни была велика радость, искренняя теплая улыбка, адресованная Двенадцатому Консулу, продержалась на лице Рамиро недолго. Ровно столько, чтобы Гриффит успел ее заметить. Улыбка - и чуть больше тепла в голосе.
- Рад вас видеть, господин Уоллес, - Рамиро приветственно склонил голову и тут же как бы невзначай сдвинулся вбок, чтобы не загораживать очнувшемуся блонди обзор.
Недостающий кусочек мозаики в мире платины встал на место. Движения Уоллеса были немного скованными, но, судя по всему, новое тело функционировало должным образом.
Теперь перед платиной стояла задача помочь инициированному стать прежним в как можно большей степени. Вернуть того, что был распылен ослепительной вспышкой взрыва.

+4

7

Процедура инициации блонди, в принципе, всегда протекала беспроблемно, сбои, и то мелкие, за всю историю нынешнего состава Синдиката случались дважды, так что Рауль, в целом, не беспокоился на этот счёт и почти не лукавил в том, что его присутствие здесь вполне отражается фразой «Да я просто так рядом постою». Гриффит сделал первый вдох, зашевелился, открыл глаза, встретился прояснившимся взглядом с… кем надо, и господин Ам улыбнулся про себя – импринтинг состоялся, связь начальника и заместителя закреплена, запечатлена на подсознательном уровне. Кто сказал, что у элиты нет подсознания? Разумеется, есть. Только оно, по понятным причинам, меньшего объёма, гораздо лучше структурировано и не в пример лучше, чем у людей, подчиняется разуму, его механизмы используются на благо каждого из дзинкотаев и всего амойского социума в целом – чтобы умело и наверняка выводить хорошо изученных внутренних демонов на свет, а не загонять во тьму.
Да не так уж и кривил душой (она у элитов тоже есть, только – тс-с!..) главный биотехнолог планеты-парии, уверяя себя и всех присутствующих в Зале репродукции, что он тут так просто стоит, чисто для необязательной, в общем-то, подстраховки, а то и вовсе – перестраховки ради. Он действительно любовался сейчас спящими в анабиозе готовыми телами собратьев (в данный конкретный момент – Зильберта, его особенно юным во сне лицом), и в самом деле наслаждался возвращением Гриффита. В конце концов, даже у идеального блонди могут быть маленькие слабости, не так ли? Второй консул любил рождения дзинкотаев, и, конечно, представителей Золотой Чёртовой Дюжины – особенно. Каждый раз – это торжество жизни, победа над небытием, для хранителя элитных организмов – скромный, полуслужебный, но самый настоящий праздник.
Последние сомнения и тревоги покинули Ама, когда Уоллес произнёс имя своего заместителя. Голос звучал как надо – слышался на весь зал, Тигр Танагуры рыкнул, так рыкнул, хоть и тихо якобы, интонация тоже была правильной – в смысле, её совершенно не было.
Всё в норме, воскрешение прошло успешно, Двенадцатый консул начал свою очередную жизнь… с полной открытости и разоблачённости, между прочим. Рауль улыбнулся слегка и поднял глаза на платину.
Вы проводите консула в душ? И Вы, конечно, принесли ему одежду, Рамиро? Фурнитуров сюда не допускают, но я знаю, что халат и домашние туфли у Вас с собой.

Отредактировано Рауль Ам (2016-08-23 01:42:30)

+2

8

Первые минуты инициированный блонди всегда проводит среди других элитаров. Это казалось Рамиро неуловимо правильным. Грань, отделяющая дзинкотаев от остальных людей и недолюдей должна оставаться нерушимой. Временами, если возникает необходимость, можно создать видимость, что она не столь уж незыблема и непреодолима, но это не более чем видимость. Все на своих местах. Четкий порядок. Эксперименты по общению с людьми иных классов можно устраивать потом.
- Конечно, господин Ам, - снова улыбка. Вежливая и ничего не значащая. Почти рефлекторная.
По чести сказать, Рамиро доставил сюда не только халат, нижнее белье и тапочки. Руководствуясь известными ему вкусами Гриффита, он запасся полным комплектом одежды. Тигр Танагуры выйдет в мир снова таким же, каким ушел из него. Что бы ни случилось. Даже если мир вокруг будет рушиться.
Энсу повернулся к восседающему в открытой капсуле Уоллесу. Всего лишь загрузка личностной матрицы - и насколько изменилось лицо. Уже ничем не напоминает ту маску, на которую походило лицо до пробуждения. Да, холодная замкнутость блонди не предполагает богатства выражений. И еще не залегли мельчайшие мимические морщинки. Но едва заметное напряжение отдельных мышц лица, выражение глаз... это не скроешь никак.
Платина оценил на глаз состояние Гриффита. Помощь, чтобы встать на ноги, ему едва ли требуется. Но лучше встать немного ближе. Просто так. На всякий случай. Это никак не обяжет Уоллеса как принимать помощь, так и во всеуслышание от нее отказываться. Но если неразработанные мышцы вдруг все же подведут - его помощник и заместитель просто оказался рядом.

+3

9

Услышав голос платины, Гриффит снова вернулся к нему взглядом, чтобы успеть заметить на его губах мягкую и неяркую улыбку. Такие улыбки не играют, их не изображают, потому что они настолько блёклые, что практически невидимы чужому глазу. Такие улыбки бывают только искренними.
   Ещё один пункт сверх имеющегося к уровню доверия между Главой департамента разведки и его заместителем. Сам дзинкотай ощутил это смутно, неясно, а его впервые пробудившийся мозг пока не успел обработать поступившую зрительную информацию и интерпретировать её. В частности потому, что внимание отвлёк голос второго из здесь присутствующих.
   Загруженная извне память, разумеется, подсказала, кто это, но такая черта характера как «доверяй, но проверяй» уже начала отвоёвывать в сознании хозяина положенное себе главенство, потому Уоллес, приподнявшись, оглянулся на звук. Встретился взглядом с яркой, кажущейся безмятежной зеленью глаз Советника и в знак приветствия коротко кивнул ему:
   - Здравствуй, Рауль. Всё в норме? – деловито поинтересовался он. Действительно, не самый последний вопрос, а очень даже животрепещущий. Работа старого Двенадцатого консула неизвестное пока для нового количество времени обходится без его надзора, что значит: чем раньше Гриффит к ней приступит, тем лучше будет для всех. А сбои в самом начале его функционирования, ясное дело, ускорения процессу не придадут.
   Впрочем, некоторые функции возможно проверить уже сейчас, и вновь проснувшийся к этому и приступил. Следя за движением конечностей, за своим положением в пространстве, медленно шагнул прочь из капсулы, встал обеими ногами на пол и на мгновение прислушался ко всем своим ощущениям. По личному наблюдению всё было нормально: тактильные ощущения, органы слуха и зрения передавали положенную им информацию для мозга, обоняние, правда, пока этим похвастать не могло, но лишь потому, что в стерильном зале с капсулами новых тел идеальных детей Юпитер запахов просто не было. Зато вестибулярный аппарат работал чётко, не порождая ощущения головокружения или движения горизонтальной поверхности в произвольном направлении.
   Блонди убедился в том, что чувствует себя правильно, и снова обратил своё внимание на Рамиро Энсу. Это ведь он должен теперь вводить своего нового шефа в курс всех дел департамента – да и всей Амои вдобавок. Глава разведки должен всё знать.
   - Рад тебя видеть, Рамиро, - мягко произнёс тот, впрочем, не меняя выражения лица. Хотя и не лукавя: Уоллес сейчас действительно был рад идее о том, что личное знакомство со своей жизнью ему проведёт именно его заместитель – единственный, кому элитар пока верит. Конечно, у него нет оснований не верить Синдикату и тому же Аму, например, но на то, чтобы к ним привыкнуть и ощутить рамки существующих между ними отношений, потребуется некоторое время. А сразу начинать плотно общаться с братьями, в виду вышеперечисленного, у Двенадцатого консула пока нет желания.
   Впрочем, высказанная Раулем идея про душ вновь пробудившемуся понравилась. Как-то не к лицу Главе целого департамента мчаться в свой кабинет, по дороге прилипая ко всему подряд осевшей на коже и длинных волосах биологической жидкостью из капсулы. Как бы ни хотелось обратного.
   - Да, будь добр, проводи меня, пожалуйста, - присоединился он к предложению биотехнолога, не произнося вслух, что не помнит, где относительно Зала репродукции это находится.

+2

10

«Да кто бы сомневался!» – хотел было ответить блонди номер два в несколько неформальной манере (ну не платину же, без сомнения, узнанного воскресшим консулом, им обоим стесняться?), но всё же сдержался и откликнулся посуше, хотя и со всей возможной доброжелательностью:
Здравствуй, Гриффит. Разумеется, с тобой всё в порядке. Как всегда, всё прошло безукоризненно. Я и не ожидал ничего иного, – Рауль безмятежно улыбнулся, не сходя с места.
К самому Двенадцатому консулу эпитет «посуше» сейчас уж никак не подходил, он, как полагается новорожденному, был мокрым с головы до пят. И не очень чистым, как ни странно, при том, что амниотическая жидкость, в принципе, была стерильной… пока находилась внутри герметичной капсулы, омывая тело элита. Однако сейчас, как уловил чересчур чуткий нос главного биотехнолога, она уже легонько пахла – процесс размножения бактерий на коже и волосах ещё не прекратился.   
По-прежнему свободно и грациозно стоя возле высокотехнологичной колыбели с клоном самого юного по виду «амойского принца», Ам ненавязчиво наблюдал за тем, как Уоллес начинает двигаться, и уделял самой этой возне больше внимания, нежели графикам и столбцам цифр на возникших в поле его зрения голографических экранах. Матушка знала, что Рауль будет ей благодарен за столь своевременно и наглядно выведенные параметры – пульс, частоту дыхания, насыщенность крови кислородом... Идеальные значения, к слову.
«Да кто бы сомневался», – снова еле заметно – под стать двум другим элитам, особо экономным в мимических движениях – усмехнулся Ам, адресуя эту усмешку и предусмотрительному платине. Рамиро знал свои обязанности назубок и выполнял их неукоснительно. Прекрасно. Идеальный помощник идеально родившегося идеального разведчика. Уж наверняка местонахождение душевых кабинок они совместно обнаружат и почтят их своим сугубо законспирированным присутствием без помощи столь же идеального, но не рыцаря плаща и кинжала. Тигр встал и пошел, будто не после смерти, а после короткого, как у всех блонди,  ночного сна, с работой вестибулярного аппарата и с координацией движений явно никаких проблем нет. Значит, с такими будничными и несложными делами, как помывка и одевание высоченного «младенца» его преданный среброволосый нянь вполне справится. В принципе, Второму консулу уже и незачем здесь оставаться, можно заняться другими неотложными делами – вон и голограммы сворачиваются в светящиеся точки одна за другой, Юпитер тоже сочла, что инициация завершена успешно.
С новой жизнью, господин Уоллес, – вполголоса произнёс Ам, улыбнувшись снова, в открытую, но сдержанно. – Пусть и она послужит на благо Амой.
Но прежде чем с сознанием честно выполненного долга покинуть Зал репродукции, Рауль ещё некоторое время постоял, наблюдая за дзинкотаями – теми, которые отличались вертикальным положением тел и подвижностью.

Отредактировано Рауль Ам (2016-08-24 00:30:30)

+3

11

"Возможно, вы действительно не сомневались... но вот я - да. И отнюдь не из недоверия к вашим знаниям и умениям".
Тонкое, почти женственно нежное лицо платины не выражало ровным счетом ничего. Только безграничное, безмятежное спокойствие. Все прошло успешно. Теперь работа Рауля Ама закончена. А работа Рамиро Энсу только начинается.
Дзинкотай с улыбкой отвесил вежливый полупоклон, молчаливо благодаря Главного биотехнолога за проделанный труд. Словесные изъявления благодарности и признательности от нижестоящего ему едва ли нужны, да и едва ли уместны. Достаточно слов Гриффита.
Рамиро повернулся к Двенадцатому Консулу. Кто еще на Амои может похвалиться тем, что видел блонди сразу после инициации - впрочем, мысленно платина предпочитал более эмоциональный термин "рождение"? Небольшая привилегия его положения - изредка быть допущенным к таинству матери Юпитер. Высокая честь. И величайшая ответственность.
- Господин Уоллес, прошу, - Энсу взглядом и движением подбородка обозначил направление движения.
Даже в такой ситуации чем больше самостоятельности оставлено Гриффиту, тем лучше. Он не терпит, когда его пытаются вести на помочах. Никому не под силу управлять Тигром Танагуры. Даже у самого Рамиро до сих пор не получается направить эту... стихию.
"В этот раз надо сделать все, чтобы ты не ушел так скоро".

+1

12

Вновь рождённый блонди, более не обращая внимания на присутствующего здесь же Консула, направился в сторону, указанную его собственным замом. По пути он даже не подумал оглянуться ни на первого, ни на второго, так как искренне полагал, что Раулю рядом с ним в душевой делать нечего – у того своей работы хватает, чтобы отвлекаться на подобные мелочи, - а Энсу и без дополнительных указаний последует за начальником. Слишком много у Гриффита вопросов, и чем раньше он получит на них ответы, тем быстрее приступит к выполнению своих прямых обязанностей. Ответы же эти он пока желает получить лишь от того, кому верит. Подобных существ вокруг него меньшинство: представлены всего в одном экземпляре.
   Оказавшись в нужном помещении, Уоллес окинул его беглым внимательным взглядом, дабы выявить наличие профессиональной записывающей аппаратуры. Признаки таковой он вроде бы не заметил – всё же не абы что, а Башня Юпитер, - но такие чувства как осторожность и предусмотрительность в нём крепли всё больше и больше, потому некие подозрительные мысли уже посещали его голову. Чтобы успокоить себя, он бросил через плечо Рамиро деловым тоном:
   - Надеюсь, здесь средств слежения нет, в том числе принадлежащих нашему департаменту?
   Наконец оказавшись в кабине, дзинкотай подставил своё совершенное тело искусственного дитя амойской богини под тёплую воду и начал в быстром темпе смывать с себя следы пребывания в капсуле. Опять же над ним довлело желание потерять как можно меньше времени на лишние процедуры, и согласуясь с этой мыслью, он не стал откладывать выяснение занимающих его вопросов на потом и снова обратился к платине, легко перекрывая шум воды:
   - А теперь я внимательно тебя слушаю, - Двенадцатый консул сам не заметил, как обратился к помощнику на «ты». Хотя как ещё можно разговаривать с тем, кого воспринимаешь как продолжение самого себя? – Что произошло с моим предшественником и кто в этом замешан? Мне следует чего-то опасаться или за что-то взяться в первую очередь? – на мгновение «вынырнув» из-под струй и убрав с лица длинную светлую чёлку, блонди взглянул в зелёные глаза Рамиро. Наверное, сделал так, чтобы лишний раз удостовериться в том, что верит ему и что это правильное действие.

+4

13

- Камеры отсутствуют, - ровным спокойным тоном выдал подтверждение (иначе его фразу назвать было нельзя) Рамиро.
"Во всяком случае те, о которых мне может быть известно. Я не уверен, что у Юпитер нет дополнительных секретов. В свете последних догадок - не уверен в этом в большей степени, чем обычно"
Кто-нибудь посторонний мог бы счесть присутствие при омовении Гриффита неуместным. Или двусмысленным. Однако Рамиро не видел в этом ничего странного. Терять время, обставлять их сугуб деловую беседу дополнительным декорумом - зачем? Лишь пустая трата времени. Тигр Танагуры должен приступить к обязанностям как можно скорее. И владея как можно большим объемом информации. А мысль о том, что в этом докладе в душевой может крыться некий намек на неприличие, была в корне чужда холодному разуму любого дзинкотая.
- Гибель во время крушения корабля при возвращении из дипломатической миссии на Регине. Официальная версия - отказ систем. Неофициальная - покушение, - Рамиро говорил спокойно и четко, отбросив ненужные сейчас формальности. Несколькими тщательно подобранными словами он охарактеризовал обстоятельства гибели и состояние расследования на текущий момент.
- Относительно организатора существуют две версии. Первая - Федерация, - платина перечислил доводы в пользу этой версии, не забыв и о контраргументах, - вторая - Юпитер. Разрабатываются обе.
Голос Энсу не дрогнул и не изменился даже на полтона.

+1

14

Блонди внимательно слушал Энсу, и все его слова запечатлевались в памяти совершенного создания прочно, что называется, навсегда. Имена, даты, факты, цифры и суммы - такое серьезное дело, как удачное покушение на Консула Амои, слишком трудоемкое, ресурсозатратное и дорогое, чтобы обошлось без такого массива информации предварительного расследования. Гриффит легко во всем этом ориентировался, чему способствовала просыпающаяся, начинающая работать на полную мощность загруженная вместе с матрицей личности память. ...какое же моральное удовлетворение, оказывается, получаешь, когда окунаешься в работу с головой. Глава разведки не подумал об этом, но подобное смутное чувство мелькнуло где-то на периферии сознания.
   Уоллес наконец ступил прочь из-под струй воды, и заботливая техника принялась обдавать его струями тёплого воздуха, чтобы обсушить. И тогда Рамиро всё же закончил свой доклад. Блонди на мгновение замер, мгновенно анализируя услышанное, но не удержался и бросил короткий взгляд на заместителя, переспросив:
   - Двенадцатого Консула ликвидировала Юпитер?
   Новость, откровенно говоря, неожиданная. Но надо отметить, больше всего элитара удивил не тот факт, что амойская богиня сделала нечто подобное: этот компьютер – оплот целесообразности и грамотного анализа, а значит, приведённая им в исполнение мера была оправданной. Искусственное дитя в этом не сомневалось. Удивление вызывал вопрос, что же такое мог сделать его старший брат-близнец, раз его пришлось убрать с арены действий. Неужели линия Гриффита Уоллеса обнажила свой дефект? Именно из-за него Матери пришлось ликвидировать одного из своих тринадцати любимых сыновей? И если так, то ошибка уже устранена? Или есть вероятность того, что она осталась в матрице нового члена Синдиката?
   - Из-за чего Юпитер приняла подобное решение? – да, этот вопрос необходимо прояснить в первую очередь. Вероятно, что все прочие дела смогут подождать, если блонди вдруг оказался дефектным. …нонсенс, конечно, но и ведь его устранение – не рядовое событие… В противном случае, ущербная модель в ключевой должности может принести гораздо больше вреда планете,  чем её кратковременное отсутствие, обусловленное посещением лаборатории нейрокоррекции.
   Гриффит шагнул к платине и забрал из его рук свою одежду, принявшись в неё облачаться. Дзинкотая не трогала та неизвестность собственного будущего, что пока повисла в помещении до тех пор, пока не ответит на поставленные вопросы зам главы контрразведки. Если Уоллес потенциальный вредитель, это необходимо исправить: благо Амои превыше всего.
   - Что против её воли совершил Двенадцатый консул?

Отредактировано Гриффит Уоллес (2016-10-05 21:59:44)

+2


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Время, назад! » Спящий, пробудись!