Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы

Объявление



Время: 315 год Эры Юпитер, четырнадцатые сутки после взрыва в Дана-Бан.
Утро-день-вечер-ночь.

Погода: переменная облачность, ветер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » ...и прочая Танагура » Департамент разведки и контрразведки, кабинет Гриффита Уоллеса


Департамент разведки и контрразведки, кабинет Гриффита Уоллеса

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s1.uploads.ru/pUiDa.jpg

0

2

Комната для допросов ==>

Из комнаты для допросов блонди направился прямиком в свой рабочий кабинет. Свой собственный, а не Первого консула, такой непривычный, чужой. Самой неприятной в нём для Уоллеса была неуверенность в абсолютной информационной безопасности. Нет, специалисты его департамента, разумеется, следом за взрывом в Дана-Бан проверяли и перепроверяли, а после снова проверяли каждое служебное помещение Танагуры - апартаменты элиты и подавно… Но когда ты, параноик, не собственными руками выполнил столь ответственную работу, всё равно чувствуешь себя недостаточно защищённым. Потому Гриффит все прошедшие дни продолжал работать в своём собственном департаменте.
   Дзинкотай в абсолютной тишине прошёл к своему столу, ступая по привычке почти без шума, и мягко опустился в своё кресло, откинулся на спинку и положил руки на подлокотники. До совещания с братьями оставался целый час. За это время следовало просмотреть несколько отчётов и донесений, обдумать их и, исходя из полученного анализа, раздать дополнительные указания. Всё это не терпело отлагательств, и блонди это прекрасно знал – но после разговора с госпожой послом что-то произошло, и он пока не понимал, что же именно. Голова снова начала тихо гудеть от боли, как перед тем самым допросом, усталость последних дней давила на виски, но привычно абстрагироваться от дурного самочувствия – как десятки, а может и сотни раз до этого - не получалось. Ощущение было… будто что-то глодало изнутри, вытягивало бережно скопленные и точно отмеренные на каждое действие, на каждый день силы.
   «Что-то?». Нет, не просто какое-то абстрактное «что-то», а одно вполне конкретное. Один-единственный факт, отмахнуться от которого не получалось: он поворачивал все мысли к себе снова и снова, назойливо маячил перед внутренним взором. Самое обескураживающее состояло в том, что сейчас Двенадцатый консул привычно убрать ненужную идею в глубь сознания не мог. Она точно слизняк просачивалась в любую щель – и снова водворялась на первый план.
   Пару минут Глава разведки сидел, закрыв глаза, в надежде на то, что у него получиться совладать с собой, как обычно. Увы, надежда себя не оправдала. Но блонди на то и блонди, чтобы продолжать безупречно работать даже тогда, не можешь. Почти не открывая глаз, Уоллес вызвал по комму заместителя и снова опустил веки, чтобы продолжить медитацию под названием «не думать о том, что Юпитер решила оставить нас». Может быть в компании платины исполняющий обязанности Минка наконец возьмёт себя в руки? Выполнит запланированное чётко и без лишних мыслей – а потом со столь же трезвой головой отправится на встречу с Синдикатом?
   Ждать Рамиро, конечно же, долго не придётся, что к лучшему. Меньше времени будет отнято от по-настоящему важных дел.

+3

3

Начало игры

Сводки, аналитические данные, статистика, доклады - все это шло сплошным потоком. Все это нужно было систематизировать. Распределить сырой материал по категориям, отметить неточности, несостыковки, мелкие моменты, которые выпадают из общей картины или хотя бы смотрятся в ней чужеродно. Каждому мелкому факту нужно найти место в таблицах, существующих исключительно в голове. Каталогизировать и снабдить соответствующим ярлычком. Мелочей попросту не бывает. Не бывает незначительных чрезвычайных происшествий. Цепь событий, что привела элиту и с ней всю Амои к нынешнему кризису - лучшее тому подтверждение.
Рамиро разгрыз квадратик шоколада. Совершенно горького, который мало кто мог есть с удовольствием. Однако сейчас он это сделал не ради того, чтобы насладиться вкусом и ощущениями, а просто для небольшой стимуляции организма. Над этим можно было бы смеяться до слез - дзинкотай, прибегающий к средствам для стимуляции мозговой активности. Только вот было совершенно не смешно.
"Не забыть сегодня ночью отдохнуть, если обстоятельства будут располагать, - сухо поставил сам себе на вид платина, - не менее семи часов".
Устали все. В той или иной мере. Даже Гриффит, хотя мало кто мог об этом догадаться. Блонди словно что-то подтачивало. И, как ни кощунственно это звучало, первоочередной своей задачей Рамиро считал вовсе не расследования дел, которые за последние дни потоком обрушились на их ведомство. Приоритетной задачей он установил стабилизацию состояния Двенадцатого Консула. В сложившейся обстановке глава департамента должен работать с максимально возможной отдачей. Все, что мешает ему в этом, следует...
Комм ожил. Вызов от Уоллеса. Платина молча кивнул затихшему сразу после слов блонди устройству и вышел из кабинета.
Идти было недалеко. Менее чем через пять минут Энсу перешагнул порог кабинета Двенадцатого консула.
Первое, что бросилось ему в глаза - невероятно усталый вид Гриффита. Тревога кольнула сердце явственно и неприятно.

+4

4

Платина возник на пороге так же тихо, как это обычно делал – при желании – сам Уоллес. Но даже при таких талантах блонди всё равно не мог пропустить движения в кабинете, потому незамеченным заместитель не остался.
   За его фигуру оказалось очень удобно зацепиться вниманием, чтобы отвлечься мыслью от своих тяжёлых, затягивающих, точно воронка, дум. Его появление словно оживило мир вокруг главы разведки, разогнало ту мутную атмосферу, что начала собираться возле него. Это было как напоминание о том, что жизнь не остановилась – она продолжается. Как бы непривычно для разумения дзинкотая это ни звучало, но она будет продолжаться всегда, с Юпитер или без неё, с Амои или без… даже без самих элитаров…
   Кто бы мог подумать, что один из консулов этой планеты когда-то вообще задумается о подобном? Впрочем, кто мог вообще предположить, что в Танагуре вообще сложится такая ситуация? …но сейчас не об этом. Сейчас на подобные размышления вообще нет ни времени, ни свободных ресурсов мозга. Именно такими доводами Гриффит смог заставить себя начать думать над по-настоящему важными и срочными делами.
   Жестом он указал своему заместителю на стул возле рабочего стола, предлагая сесть. Мало кому такое предлагалось в этом кабинете, мало кому вообще информация передавалась жестами: ведь это один из самых сложно трактуемых языков. Но Энсу вообще был на особенном счету у Главы департамента, тот воспринимал его точно продолжение самого себя, нечто от себя неотделимое, отсюда было и иное отношение к этому элитару. Хотя про это практически никто не знал.
   - Появились новые факты о Юпитер, - ровным и ничего не выражающим голосом начал консул. Как обычно наедине с собратьями и в сложные времена первым делом искусственно созданное тело экономило силы на выражении эмоций. - Эта информация не уйдёт дальше членов Синдиката – и тебя. Более никто не будет знать. Всё требует тщательнейшего анализа и проверки.
   С этими словами Глава контрразведки запустил голограмму записи его разговора с госпожой Сорой. Допросом эту беседу никак нельзя было назвать: допрос ведётся тогда, когда у дознавателя есть половина ответа на задаваемый им вопрос, а в том, что произошло в комнате для допросов буквально несколько минут назад, Уоллес брёл вслепую и наудачу в хороводе слов. Оттого ему и встретилось в тумане неизвестности столько сюрпризов.
   Блонди заставил себя не смотреть на запись, вместо этого он только ещё раз прослушивал звуковую дорожку, чтобы найти в уже произнесённых звуковых сочетаниях новые смыслы, оттенки и намёки, если в первый раз они ускользнули от внимания. И прямо при этом глядел на главного своего помощника. Странным делом его приятное миловидное лицо помогало сосредоточиться и немного абстрагироваться от того, что сегодня настолько выбило совершенное дитя Юпитер из привычной колеи будней. Наверное, из-за того, что Рамиро всегда безупречно выполнял все порученные ему задания, не допуская ни одной ошибки, предупреждая и предвосхищая все просьбы или проблемы, а это рождало где-то в сознании смутное ощущение, что и в нынешних условиях лучшее решение окажется найдено и претворено в жизнь идеальным образом.
   …Да, похоже, именно уверенности сейчас Гриффиту и не хватало, как ребёнку, который остался без матери. Непреложный элемент бытия рухнул, а без этой, ранее самой собой подразумевающейся опоры выстоять кажется ох как трудно.

+4

5

Тонкое лицо платины походило на безупречную фарфоровую маску – наедине с Гриффитом он был больше собой, чем при ком бы то ни было, а потому не было необходимости в изображении богатства мимики.
-Эта информация не уйдёт дальше членов Синдиката – и тебя. Более никто не будет знать.
Энсу коротко наклонил голову. Никакая информация, имеющая значение для безопасности Танагуры и, по экстраполяции, всей Амои, не уйдет дальше его головы, и Двенадцатого консула нет нужды в этом уверять – он и так знает. То, что Гриффит считает нужным посвятить его в тайну, является знаком их высшей близости. Он не чувствовал себя польщенным, будучи единственным платиной, который узнает то, что ведомо лишь Синдикату – причем раньше, чем Синдикат. Это была неотъемлемая часть его работы с Тигром Танагуры. Абсолютно естественная и сама собой разумеющаяся.
Разговор блонди с госпожой послом Рамиро выслушал в молчании и полной неподвижности. То, что он не окаменел, подобно героям древних легенд, выдавало только дыхание и мигательный рефлекс.
Кризис оборачивался новой, леденящей стороной. Однако ни страха, ни тревоги, ни растерянности не было. Шок – да. Но и его рациональный холодный разум загнал в угол сознания вместе с остальными эмоциями. До лучших времен, когда можно будет расслабиться. А пока – нужно просчитать возможные версии происходящего.
Мир без Юпитер. Эксперимент завершен, идеальное общество создано, дети выросли. Всех рано или поздно объявляют взрослыми и отправляют жить самостоятельно. Трудно представить, но не так, чтобы уж совсем невозможно. 
Проверка Юпитер своих детей. Сложная интрига с аканийцами используется для большей веристичности. Способны ли дзинкотаи удержать власть в отсутствие матери. Оправдают ли постулат «Сила должна принадлежать тому, кто сможет лучше ею распорядиться». Если не справятся – уничтожение элиты и новый эксперимент. Тоже вполне рабочий вариант.
Наконец, все это – хитроумная интрига Федерации, которой представился шанс свалить Железный город. И аканийцы не кто иные, как ее агенты. Самый параноидальный вариант, но кто сказал, что он не может быть правдой. В этом случае всему управлению остается пойти даже не на нейрокоррекцию, а на утилизацию по причине полной профнепригодности, допустить ТАКУЮ утечку информации надо просто ухитриться.
Фарфоровая кукла пошевелилась – Рамиро слегка повернул голову и перевел взгляд на Уоллеса. Вот и ответ на вопрос, чем вызвано угнетенное состояние блонди. Не просто усталость. Шок. Ощущение покинутости. Энсу сам чувствовал себя оставленным богом – суровым, требовательным, но все же пекущимся о его благе.
Рамиро встретился взглядом со своим начальником. В эти секунды любые слова казались бесцветными и банальными. Но только на несколько секунд.
«Я не оставлю тебя. Пусть нас покинет Юпитер и Синдикат станет раскалываться – я останусь на своем месте. За твоим плечом»
- Значит, такова новая реальность, с которой нам иметь дело, - мягкий, почти лишенный эмоций голос Энсу наконец нарушил тишину кабинета, - я с трудом верю в это. Однако если это все же правда, а не интрига Федерации… даже если это проверка со стороны Юпитер пределов работоспособности системы…
Скверно. Шок все же прорывался наружу. Выдавал себя плохо оформленными фразами. Сбивчивой интонацией. А он должен, обязан оказать всемерную поддержку Гриффиту. Дать ему нечто, что останется в его мире неизменным. Некий якорь во внезапно свихнувшейся реальности.
Платина единым слитным движением подался вперед, через обширный стол. Его роста и длины рук хватило, чтобы накрыть ладонью руку Гриффита. Телесный контакт, редкий в мире дзинкотаев, высшая степень близости. Зрительный контакт.
- Какими бы ни были твои решения – я не оставлю тебя, - в голосе Энсу прозвучала неожиданная для него страстная убедительность.

Отредактировано Рамиро Энсу (2016-08-27 16:12:05)

+4

6

Да, с платиной они думали примерно одинаково, и прозвучавшие после окончания трансляции слова Энсу это только подтверждали. Наверняка, многие члены Совета, узнай они, что Гриффит не единственный такой гибрид параноика и аналитической машины, забеспокоились бы о судьбе Департамента разведки, несмотря на здравые мысли о том, что по-другому в этой профессии нельзя. Но они оставались в счастливом неведении, считая зама Уоллеса спокойным, приятным и в некоторой степени человечным. Насколько это применимо к дзинкотаю, разумеется. И только Двенадцатый консул знал, каков его помощник без своей тщательно проработанной маски, и его это устраивало. Это было очень полезно для их работы.
   Внимания на форму подачи информации платиной Тигр Танагуры даже не обратил. Опасности от него исходить не могло в принципе – не для того Юпитер создавала его именно таким, - а потому блонди никогда не применял всех своих способностей из арсенала разведчика к Рамиро. Не будешь же анализировать работу собственной конечности, например, руки? Нет, просто выполняешь с её помощью огромное число важных дел, облегчая себе жизнь. Так что за словами главы лаборатории психологического воздействия Гриффит услышал лишь отголоски своих собственных мыслей. А потому совсем не предвидел резкой смены темы разговора и положения их двоих относительно друг друга.
   Столь внезапное приближение кого-либо к блонди обычно вызывает у того однозначные рефлексы: блокировать возможный удар и вывести ретивого нарушителя личного пространства из строя. Но на Энсу подобные бессознательные реакции не распространяются, потому-то он смог беспрепятственно коснуться элитара. Конечно, и этот жест, и слова сильно удивили Уоллеса, но тот по обыкновению никак внешне не выразил своей реакции. Лишь продолжал прямо смотреть в лицо платине со столь небольшого расстояния и пока не пытался избавиться от его ладони.
   В первый момент в ответ на столь нехарактерный для дзинкотая поступок Уоллес подумал, что, кажется, позволил себе откровенно увлечься собственными чувствами, вызванными речью Юпитер на Акане, настолько, что это стало слишком заметным, слишком очевидным, раз Рамиро пришлось прибегать к столь нетривиальным способам успокоить его. Если так, то плохо дело: впервые, кажется, у Главы контрразведки не получалось себя контролировать, самостоятельно взять себя в руки. Оказывается, не настолько он хорош и силён, как всегда себя считал…
   Только ситуация сейчас такова, что блонди не может себе позволить и дальше пребывать в таком состоянии. Надо наконец успокоиться и начать выполнять свою работу. Каждая минута промедления может иметь неконтролируемые последствия в будущем, и лучше уж сейчас пересилить или согнуть себя, чем потом жалеть о своей слабохарактерности.
   Гриффит собрал волю в кулак и глубоко вдохнул, таким образом надеясь быстрее очистить мысли от вредной рефлексии.
   - Мои решения должны быть правильными, - ровно ответил он, не отводя глаз. – Невзирая абсолютно ни на что…
   И только сейчас искусственный мозг совершенного создания Юпитер осенила та незамысловатая идея, которую хотел донести до него Рамиро. Она оказалась столь проста, что это даже удивляло, а удивление вдруг смогло несколько подавить все прочие эмоции настолько, что Двенадцатый консул резко переключился с одного на другое, будто тумблером щёлкнул. И крепко перехватил руку платины, чтобы притянуть его к себе ещё ближе.
   - В сложившейся ситуации я могу верить только себе – и тебе. Потому нам с тобой предстоит тяжёлая работа, - с расстановкой произнёс он.
   Слова и жест вышли собственническими, какие элитары не позволяют себе по отношению друг к другу. Но нынешнее положение дел ясно показало Уоллесу: он не может доверять никому, кроме того, кого знает, как самого себя, а значит, в веренице всех проблем они пока вдвоём против всего мира. Так что Энсу он не может отпустить от себя ни на миллиметр дальше, потому что от них двоих сейчас зависит слишком многое.
   Пока зависит. Пока методом проверок и исключений круг тех, кому можно будет доверять даже в Синдикате, не расширится. А до той поры Уоллес может верить только своему заместителю, и тот должен это хорошо для себя уяснить.
   …оказывается, даже если мать покинула свои создания, двенадцатый из её сыновей всё таки не остался в одиночестве против всей ойкумены…
   Посчитав, что сказанного и сделанного достаточно, Глава разведки наконец отпустил руку Энсу, но не выпустил его взгляда из прицела своих жёлто-зелёных глаз. Самочувствие его, конечно, не улучшилось, и голова от усталости да пережитого продолжала побаливать, но теперь Гриффит наконец увидел просвет в плотной стене проблем и предстоящих дел, а это помогло всё же сосредоточиться на том, что должно делать, отвлёкшись таки от собственных переживаний.
   - В первую очередь нам с тобой необходимо проверить тот факт, не является ли молчание Юпитер и прибытие дипломатической миссии диверсией Федерации. Сюда же надо отнести проверку всех Консулов и их заместителей. На записи Юпитер была слишком убедительна, будто это говорила она сама. Ни один аналитик извне не смог бы придумать этого, а техники - повторить для поддельной трансляции. И если это всё таки подделка, значит, кто-то из Эос приложил к этому руку…
   Кого проверять, какими способами это сделать, в какие сроки необходимо уложиться и какими источниками пользоваться – подробный перечень всей этой информации последовал далее. Конечно, двум опытным разведчикам повторять это совершенно необязательно, но при воспроизведении вслух часто получается найти новые идеи или пересмотреть старые.

+3

7

Тонкая бровь Энсу чуть дрогнула, выдавая его удивление. Реакции Гриффита в виде ответного тактильного контакта он не ожидал. Жизнь дзинкотаев вообще на них весьма небогата. А жизнь записных параноиков из руководства департамента разведки - тем более. В ответ на подобную жесткую хватку, на силовое притягивание впору было бы возмутиться. Ощутить себя униженным, низведенным до уровня... кого? Однако Энсу не испытывал ни малейшего возмущения.
Рамиро мысленно улыбнулся сам себе. Значит, то, что он позволил себе поддаться порыву, оказалось верным. Нельзя сказать, что Уоллес ожил и воспрял, но что-то еле уловимо изменилось. Блонди понял, что хотел донести до него заместитель. Прекрасно.
Твои решения будут верными. Я не сомневаюсь. И я помогу в этом.
Платина аккуратно убрал руку, не мигая выдержав взгляд Уоллеса. Странным образом Энсу и сам почувствовал себя лучше. Увереннее. Он трезво оценивал свою способность к эмпатии, как нулевую и все понимание собеседников строил на логике, знаниях и опыте. Но сейчас впору было поверить в наличие чего-то подобного. Над этим стоило поразмыслить на досуге..
Что бы ни было, как бы ни было - мир еще не рухнул. Их дальнейший диалог походил на обычные рабочие совещания. Рамиро спокойно выслушивал шефа, вносил краткие замечания, задавал уточняющие вопросы. Нет, система слишком отлажена, чтобы развалиться от малейшего толчка. И они ее удержат от падения. Чего бы это ни стоило.
- Мне нужно понять, что из себя представляют аканийцы, - тон Рамиро был ровным, чуть раздумчивым. Он не спрашивал разрешения руководителя - он информировал о своих намерениях, как делал это всегда, - личное общение. Привлечь в качестве независимого эксперта к проблеме "Ловца снов". Имеет место попытка создания сети на основе игры.
Запись - это хорошо. Но ничто не заменит личную оценку этой дамы. Которая может оказаться и противником, и диверсантом, и возможным союзником.

+3


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » ...и прочая Танагура » Департамент разведки и контрразведки, кабинет Гриффита Уоллеса