Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы

Объявление



Время: 315 год Эры Юпитер, четырнадцатые сутки после взрыва в Дана-Бан.
Утро-день-вечер-ночь.

Погода: переменная облачность, ветер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Звезды останутся здесь » Идеалы служат для шантажа. И благодаря шантажу живут


Идеалы служат для шантажа. И благодаря шантажу живут

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время: 315 год Эры Юпитер, 20 дней спустя после взрыва в Дана-Бан.
Место:
- Танагура, рабочая комната Сэма Такера в Башне Юпитер;
- Танагура, кабинет Фалка Бло в Департаменте нейрокоррекции;
- Танагура, Парфия, бюро готиканского посольства, кабинет Матиса-Лукаша Хильдебрандта;
- Мидас, Мистраль-Парк, кондитерская «Сладкая жизнь».
Действующие лица: Сэм Такер, Фалк Бло, Матис-Лукаш Хильдебрандт.

Амои, 292 год Эры Юпитер.
В тот день уже была собрана вся документирующая часть вопроса. Сам Король был заинтересован в этом, что уж говорить о послах. Носитель со всем необходимым для работы тоже был здесь. Брать его с собой с самого начала было рискованно. А уж если письмо от Его Величества было здесь, то это значит, что за двенадцать лет Готика успела отладить работу тайных каналов совместно с посольством. Хоть бумажное письмо в наше время и труднее перехватить – никто просто не догадается, – чем пакет данных по сети, самому Лукашу тоже пришлось немало поработать, чтобы сделать этот канал безопасным. К счастью, рейсы грузовых кораблей были регулярными, часть товара попадала на черный рынок, отгружали товар только свои люди, и среди них обязательно был дежурный со смены, бригадир, который лично отчитывался перед послом за доставку. И помимо формальных данных, передавал ему бесценный бумажный пакет с родины, с пометкой «лично в руки», как и принимал ответный перед возвращением на родину. Схема до смешного простая, но пока что она работала безотказно: ищейки департамента безопасности Амои рыли носом землю в поисках жучков и камер, а на древние, как мир, бумагу, перо и чернила здесь никто не обращал внимания. Особенно если учесть, что первое использование этого канала случилось всего пару дней назад за целых двенадцать лет.
Путем нехитрых махинаций с отслеживанием движения данных по большой, но отрезанной от внешнего мира сети Танагуры, Лукаш выяснил, что танагурская сеть действительно напоминает паутину. Запутанную и слегка неаккуратную. Все компьютеры, в том числе и посольские, были связаны с единым сервером, который, в свою очередь, был привязан к сердцу Танагуры, находящемуся, как выяснил Посол, в той самой Башне Юпитер, которую элита бережет, как свой правый глаз. По одному такому серверу было везде: и в Киире, и в Эос, и в заводской части Танагуры, и в Парфии – словом, по одному серверу в каждой глобальной системе обмена данных. Это был хороший ход на стадии проектирования, поскольку он ускорял обмен данными, однако…
Однако вот в чем была ошибка. Дело в том, что общий сервер – это место, к которому имеют доступ все компьютеры, но через который ни в коем случае нельзя без особых прав подключиться с одного коммуникатора на другой. Можно подключиться с сервера к определенному компьютеру напрямую, но сделать это через него с другого аппарата – нельзя. Нужда обмениваться информацией по закрытым каналам, не имея возможности путать следы через сервер или не желая следить на нем данными, вынудила системных администраторов соединить некоторые компьютеры между собой, образуя таким образом поперечные общему течению информации линии передач. Да и в этом нет ничего подозрительного, если только…
Кольцо. Именно кольцо – вот что стало причиной, по которой удалось выведать эти данные. Послав по всей сети крошечный импульс, размером не больше одной мельчайшей единицы информации, Лукаш обнаружил, что один из сигналов, успевших расплодиться на перекрестках сети, к нему вернулся. Для него это, признаться, было все равно, что открыть тот факт, что земля круглая, когда все упорно продолжают думать, что она плоская. Крошечный импульс уничтожил сам себя, как и все другие, когда достигли точки, после которой дальше нет движения, но в голове у посла осталось четкое представление о том, что за триста лет идеальную цивилизацию с нуля построить невозможно, как ты ни крути. Все равно будут ошибки.
Воспользовавшись этим кольцом, подобрав пароли и найдя подходящую информацию, к удивлению посла, практически у себя под носом, в сетке Парфии, Лукаш осторожно просмотрел документы и, не трогая их и не переправляя на свое устройство, осторожно переписал все имена. Имена планет, состоящих и не состоящих в Федерации, и при этом желающих показать терранцам их место. Среди этих имен посол обнаружил и Готику.
Все завершилось благополучно в тот раз. Пакет со списком был отправлен на родину следующим же курьером. И в этот раз послу даже повезло: с родины прислали представителя расы готиканз F-6.0, «человека-ягуара». Удивительный мутант, которого за его скорость, ловкость и хищническую натуру недолюбливали даже аристократы, привыкшие сдерживать и контролировать свою жаждущую крови природу. Напичканный животной точности органами чувств, этот курьер был способен выдержать что угодно, выбраться из любой передряги, чтобы выполнить порученную ему задачу. И ему даже, по всей видимости, напрягаться не пришлось, поскольку на родине пакет получили в сохранности и уже по официальному каналу объявили Амои, что отныне скидка на все, что поставляется через черный рынок, будет равна пятидесяти процентам. Аукцион невиданной щедрости, если учесть, что Готика проектирует и создает одни из лучших космических двигателей. «С чего такие щедроты?» – интересовалась недоумевающая Амои. «Добрая воля нашего Короля и акт высшего доверия» – отвечала слащавым голосом Готика.
Однако единожды пущенная стрела может настигнуть свою цель в самый неожиданный момент, даже если древка стрелы уже нет, а наконечник оказался скрыт в древесине храмовых ворот. И спустя двадцать три года – немаленький срок для людей, почти ничтожный для готиканцев и совершенно неощутимый для амоианской элиты – эта стрела все же вонзится послу в спину.

Амои, 315 год Эры Юпитер.
Крошечный импульс, невесомая крошка абсолютно пустых данных. Какая-то из них так и осталась все эти годы бродить по кругу в одной из сетей. Ее движение было незаметным даже для машины все эти годы: Юпитер вела бесконечный обмен данными и являлась центром их круговорота. Несчастная крошка за все эти годы так и не нашла конца, не уперлась во что-то, где, остановившись, должна была себя уничтожить. И вот теперь, когда Юпитер больше нет, она, наконец, остановилась, но… не уничтожила себя. Не успела – замерзла во времени вместе с уходом Юпитер. У хорошего хакера есть лишь доля секунды, чтобы выяснить – откуда появился этот импульс, что он здесь делает и какая у него задача прежде, чем он уничтожит сам себя. Справишься, Сэм? И что будешь делать?

Отредактировано Матис-Лукаш Хильдебрандт (2016-08-31 04:29:12)

+2

2

Уже больше недели Сэмюэль провел в дали от родной планеты, которую никогда не считал своим домом. Признаться, и на Амой ему было не слаще, зато не ощущал себя жалким, забитым зверьком, еле-еле выживающим в самом низу цепочки питания. Жизнь в Танагуре была куда легче, даже лучше. Особенно юный гений радовался за свою мать. Наконец-то она смогла начать жизнь без страха за свободу и здоровье своего сына и свою собственную. Блонди поселили ее в большом, красивом доме, дали возможность открыть свою собственную пекарню. Она была безумно счастлива, сбросив с себя оковы нищенки, некогда надетые на нее правительством. А Сэм был непередаваемо рад вновь видеть на ее лице искреннюю улыбку - ради нее он был готов выброситься в космос и задохнуться там, где-то среди астероидов.
Невозможно было выразить, как сильно он был благодарен дзинкотаям, хоть они и не вызывали у Сэма особого доверия по первому времени.  Особенно блонди. За их безупречной красотой и идеально сложенным разумом скрывалось нечто, что очень напрягало и вызывало только недоверие. Однако среди них нашелся один, которому Сэм не боялся довериться. Рауль, среди прочих, выглядел куда более обеспокоенным, как бы это определение не казалось странным по отношению к элите.  Возможно, Сэми ошибался, пытаясь увидеть в своем "спасителе" кого-то лучшего, чем тот, кем он был в действительности.
Так же за время пребывания на Амои  Такер успел завести неплохие отношения и с другими обителями Танагуры. В свободное от работы в Башне Юпитер время Сэм виделся с платиной Рамиро, много говорил с ним о своей жизни, реже виделся с еще одним блонди, Гриффитом Уоллесом. Успел достигнуть некого дружеско -доверительного отношения с руководителем лаборатории нейрокоррекции ( эту процедуру Сэм считал чистой формой издевательства над мозгом ) Фалком Бло. С этим платиной всегда было любопытно побеседовать, поспорить на интересные темы. Конечно, он был не тем "другом", над которым можно было безнаказанно пошутить, обмазав его стул клеем или же навести бардак по фэн-шую на его рабочем столе. Однако он был хорошим, понимающим слушателем и интересным собеседником  - в этом был его большой плюс. И, как не странно, в тот самый день, когда Сэм случайно нашел нечто подозрительное в системе Юпитер, юный хакер обратился именно к Фалку.
- Что за...? - не особо понимая, откуда взялся совершенно не вписывающийся в общую картину танагурской системы данных едва заметный сигнал. Простенький код, способный уместиться в одну строчку редактора. Какая информация в нем могла содержаться?
Не прикладывая особо много сил, чтоб ловко выловить эту "кроху" из большого потока информации при помощи своих программ, подобных вирусу, распространяющемуся с большой скоростью по всей системе, Сэм перенес его на отдельный монитор и попытался расшифровать. Потратив в общей сложности на эту непростую операцию больше половины часа, юноша наконец смог облегченно вздохнуть и расслабленно откинуться на спинку кресла, закину руки за голову.
- Итак. Кому-то зачем-то понадобилась информация о планетах, входящих в состав Федерации... И не только их.. - уже параллельно листая взмахом руки на соседнем голографическом мониторе списки планет, Сэм начал вникать в суть происходящего, - Шпион, значит. Ох, вот это подарочек для блонди. Уже вижу, как они будут дружно паниковать и искать виновного, - с насмешкой прокомментировал Сэм, благо он по большей части был один в комнате с главным компьютером, - Кстати, адрес... Хм, хм, - еще пара секунд для установления исходной точки отправления данных, - След несвежий, из...
В мгновение ока изменившись в лице, Сэми надвинул брови на глаза и подался грудью вперед, чтоб дотянуться до голографической карты Танагуры, которую Такер закончил только вчера, и перенести на нее координаты.
- Посольство Готики? Рауль будет недоволен, - что верно, то верно. Но стоило ли сразу же обращаться к нему? Возможно, произойдет нечто непоправимое, если эта информация сейчас же окажется на рассмотрении у Синдиката. Одним недопониманием ситуация не разрулится, нужен был совет кого-то, кому Сэм мог доверить подобную находку.
- Фалк? Это я, Сэм. Я заверну к тебе в гости на чай? С меня "печеньки", - недолго думая, Такер набрал на своем комме номер нейрокорректора и, нагло не принимая никакого отказа, напросился в офис к и без того вечно занятому платине.

+2

3

Фалк занимался своим любимым делом – внезапно нагрянув сегодня с утра в Департамент нейрокоррекции, устроил внеплановую проверку – ревизию своим сотрудникам. Но, как ни странно, остался доволен – машина работала четко и слабых звеньев выявлено не было.
Расположившись затем в своем кабинете, платина занялся текущими делами, попутно осмысливая и произошедшие глобальные события.

Кабинет Фалка Бло

http://se.uploads.ru/LmCzQ.jpg

Состояние Рауля радовало. Шеф всегда был в приоритете, что бы там не предписывали правила. Нет, конечно, возвращение в строй выбывших блонди, особенно Первого консула, радовало тоже, но… потом. Зеленые глаза Ама, в которые наконец-то полностью вернулась жизнь, значили для Бло много больше, чем даже его собственное существование. И уже вторым фоном после этого шли все остальные возникшие проблемы – Федерация, делегация с Аканы, желание Юпитер уйти… Да, Фалк знал об этом, потому что как нейрокорректор он обязан был знать всё, чтобы вовремя определять возможные тонкие места и купировать последствия. К этому они с шефом пришли далеко не сразу, но раз придя, тайн уже друг от друга не имели. И если предпосылки к взаимному доверию Уоллеса и его заместителя были заложены в их нулевые матрицы изначально (еще бы Фалку этого не знать!), то доверие двух корректоров было выработано ими на практике – и Бло лично для себя считал его более крепким.
И не должен был об этом знать кто-то еще на Амои, включая и разведчиков – для их же спокойной работы. Просто два Хранителя делали своё дело.
То, что Юпитер хочет уйти, лично для Бло значения не имело, сам он с ней, понятное дело, никогда не контактировал, и его больше волновали последствия этого возможного события. Устои Амои поколебать ничего не должно!
- Кстати, каким же верным было решение шефа и Гриффита, привезти с Элпис этого юного гения… свои бы специалисты, пожалуй, и не справились с задачей взлома центральной базы… Эмоциональный барьер бы помешал – как это, взломать богиню?.. А незашореный новичок просто отнесся к этому, как к взлому очередного, пусть и очень большого и современного, компьютера, и весьма преуспел… Да, вот что значит свежий и независимый взгляд…
Комм пискнул вызовом и бровь платины даже слегка изогнулась, когда он увидел имя вызывавшего.
- Вот же чертёнок! Еще немного, и я начну всерьез опасаться, не научился ли он заодно взламывать и мысли элиты!
- Фалк? Это я, Сэм. Я заверну к тебе в гости на чай? С меня "печеньки".
- Конечно, Сэм, заворачивай. Я в Департаменте нейрокоррекции. Тебя встретят и проводят, - Бло среагировал мгновенно, и лишь завершив вызов, широко улыбнулся – гений в одной области, во всех других этот паренек напоминал маленького нахохленного человечка, в просторечии именуемого ребенком, и вёл себя так же прямолинейно и бесхитростно.
- «Печеньки», значит… - корректор словно покатал на языке что-то хрустящее, - Что ж, посмотрим, какие такие «печеньки» ты припас на этот раз, – платина не сомневался, что за словами юного хакера явно что-то кроется, - А уж чай я тебе обеспечу.
- Ричард, - обратился Бло по селектору к своему секретарю-ониксу, - минут через десять появится Сэм Такер. Проводите его ко мне и принесите нам чаю.
Департамент нейрокоррекции был весьма презентабельным зданием и располагался недалеко и от Башни Юпитер и от Парфии, так сказать – в административном центре Танагуры. Все инопланетные делегации, интересовавшиеся именно этой областью знаний Амои, принимались непосредственно здесь и поэтому внутри помещения Департамента были отделаны в простом, но дорогом стиле hi-tech.
Сэм и правда не заставил себя долго ждать. Как только он появился на пороге в сопровождении секретаря, Фалк радушно улыбнулся и указал ему рукой на кресло для посетителей.
- Присаживайся, Сэм. Как твои успехи? Не заскучал еще на Амои? – Бло проводил краем глаза оникса, поставившего перед ними чашечки с чаем и корзиночку с замысловатым печеньем в форме различных зверьков, и когда за ним закрылась дверь, свободно откинулся в своем кресле.

+2

4

- Ох, да что вы! Я бы сам дошел, - отмахнулся рукой от оникса Сэм, когда тот встретил его на пороге здания Департамента, - Что тут идти-то - два шага. Не заблужусь, наверное.
В ответ на слова простодушного человека элит всего лишь скептично изогнул бровь, видать, не особо поняв юного гостя своего начальника. Плавно развернувшись на каблуке, как и остальные собратья-дзинкотаи, хорошо сложенный черноволосый мужчина размеренной походкой направился в сторону кабинета Фалка, даже не заботясь о том, пойдет ли за ним следом Сэм - очевидно же было, что пойдет. Он знал Такера, Такер знал его - никаких вопросов.
Шагая размашистым шагом уверенного в себе человека, хакер чувствовал себя в стенах Департамента практически как у себя дома. Он быстро привыкал к новому, легко осваивался на новом месте, запоминал дороги и все еще стремился изучить все, что только можно. Признаться, карту Танагуры он уже хорошо изучил: облазил всю Башню Юпитер, по украденной из системы так называемой "Матери" виртуально изучил Башню Эос, надеясь и там побродить, пару раз бывал и в других частях города - без собственного транспорта сложно было передвигаться. Конечно же, и к матери заглядывал, чтоб лишний раз убедиться, что с ней все в порядке, однако о своей работе он не рассказывал. Скорее всего, ее бы не обрадовал тот факт, что ее сын работает на блонди, подозрительных и немного жутких товарищей. Сэм так не считал, и видел практически в них во всех, как и в прочих дзинкотаях, лишь удачный эксперимент генной инженерии, компьютерных технологий и программирования. Точно не Терминаторы, но и не совсем простые кадры.
Успешно дойдя до кабинета своего знакомого платины, Сэм со своим маленьким по здешним меркам ростом и худощавостью ловко проскользнул в помещение вперед оникса, кинув ему без задней мысли простодушное "Спасибо, Рич", и, поиграв бровями в знак приветствия Фалку, полез в карман рабочих брюк.
- Скорая доставка печенюх бесплатно и без смс! - Сэм никогда не переставал шутить и подкалывать элиту - его это забавляло, но иногда расстраивало, что его шуток никто не понимал.
По-хозяйски плюхнувшись в предложенное кресло, юноша незамедлительно выложил на стол свой незаменимый коммуникатор, возле него разложил что-то крайне напоминающее очень тонкий планшет. Несколько несложных манипуляций и это "нечто" заработало на манер проектора - прямо над девайсом возник небольшой голографический экран.
- Заскучаешь тут с вами, - пробурчал себе под нос парень, быстрыми движениями пальцев разворачивая на экране карту Танагуры с уже отмеченными координатами, после чего откинулся в кресле, взяв со стола чашку с чаем и успев закинуть в рот печеньку в виде зайца.
- Вот это вот, - кивая на сияющую ярко-зеленым цветом точку карты, начал Сэм с непрожеванной едой во рту, - Очень интересная координата. Знаешь, чем? - Такер загадочно улыбнулся, поднося чашку с божественным напитком ко рту, демонстративно отогнув мизинец, - Полагаю, что нет, ибо копаться в головах - не то же самое, что и в компьютерах. И все же, - мальчишка сделал пару глотков, - Кто-то успел покопаться в "голове" вашего центрального компьютера. Мне продолжать или сам поймешь, что это за место, откуда был произведен взлом?

+2

5

Выражение лица уходящего  оникса Фалка весьма позабавило, самая высокая среди дзинкотаев лабильность психики позволяла им быстро приспосабливаться к любому обществу, потому-то на место секретаря в Департамент нейрокоррекции и был определен именно оникс, но в случае с Сэмом у него случился явный прокол. Несмотря на то, что Такер бывал здесь уже несколько раз, Ричард до сих пор  воспринимал его, как некое невероятное, но тем не менее весьма очевидное явление.
Хмыкнув про себя на брошенное юношей в сторону оникса "Спасибо, Рич!", Бло улыбнулся уже другой шутке, прозвучавшей в сторону собственной персоны:
- Скорая доставка печенюх бесплатно и без смс!
- Отлично справился, чаевые возьмешь натурой.
Корректоры, наверное, единственные из всей элиты могли позволить себе шутить, да и то не со своими братьями-дзинкотаями, во избежание необратимых зависаний психики последних.
Юного гения Фалк успел изучить немного лучше остальных еще на Элпис и во время пути до Амои, и пришел к выводу, что своеобразная манера юноши подкалывать -это всего лишь защитная реакция его организма на недружественные проявления  внешней окружающей среды. Что ж, тоже вариант.
К тому же, Ам поручил своему заму негласно курировать паренька, дабы вовремя прийти к тому на помощь, ежели что... Гений был нужен Амои.
Но пока, слава всему, что только можно прославить, с этой стороны все шло отлично. Бло с интересом наблюдал за манипуляциями Сэма по разворачиванию у него на столе небольшого аналога наблюдательного пункта.
- Вот это вот - очень интересная координата. Знаешь, чем?  Полагаю, что нет, ибо копаться в головах  не то же самое, что и в компьютерах. И все же.
Координату элитный мозг идентифицировал мгновенно - посольство Готики. А вот с изречением юного гения про головы и компьютеры корректор был не согласен в корне, для него-то копание и там и там имело знак тождества, но спорить с Такером в данный конкретный момент Бло посчитал излишним. Потому что судя по всему, хакер еще что-то откопал.
- Кто-то успел покопаться в "голове" вашего центрального компьютера. Мне продолжать или сам поймешь, что это за место, откуда был произведен взлом?
Корректор чуть сузил глаза, пряча в них усмешку. Ведь Сэм как никто из людей должен был понимать, что в голове у каждого элита находится свой собственный компьютер, и тем не менее опять подкалывает...
- Посольство планеты Готика, - задумчиво сказал платина, сверля глазами зеленую точку на карте, и переведя уже более заинтересованный взгляд на Сэма, поинтересовался:
- Что искали, выяснил? И как давно?

+2

6

Как бы Сэм не насмехался над танагурской элитой, видя в них не что иное, как просто машины, очень красивые машины, он все равно не переставал удивляться их уникальности. Вот уж точно чудо техники и генной инженерии!
- Точно! - воскликнул мальчишка, подскочив на месте и чуть не расплескав чай по всему столу, - Готика! Ох, черти, никогда они мне не нравились! Ворье и шпионство, прикрытое пафосом и их супер-мега плащами.  Хотя кого волнует мое мнение, да? - последнее юноша сказал в сторону ,потому как его слова на этой планете имели вес только тогда, когда он занимался взломом и починкой системы Юпитер. Теперь же он по большей части сидел, что называется, в своем углу и играл в "собственной песочнице".
- Но да не суть, - залив вкусным чаем прибившийся к гавани гордости Такера бумажный кораблик личной обиды,  Сэми уселся обратно в кресло, подогнув под себя одну ногу, - Искали списки планет, входящих в состав Федерации. Зачем? Лично я без понятия, - рот мальчишки скривился в дугу непонимания, а загребущая рука Такера уже потянулась за еще одной печенькой, - След несвежий. Взлом был произведен... ну, лет 20 назад с хвостом. По человеческим меркам давно, по общекосмическим, грубо говоря, вчера.  Ну ты понял. Так что вряд ли в самом посольстве уже забыли об этом. Забыть не забыли, но вот признаться, что нашкодили как бестолковые котята - вряд ли, - вовсе не лестно отзываясь о готиканцах, мальчишка был абсолютно спокоен за свое здоровье и не боялся, что за такие слова посол Готики пришлепнет его как муху на стекле, - Однако, зачем я все это тебе говорю? - взгляд Сэма резко изменился с безразличного на озабоченный чем-то очень важным, а сам парень и не заметил, как успел утопить очередную "зверушку" в чашке с чаем, - Зачем ТЕБЕ, а не Раулю? Рауль.... ммм, - парень покачал головой, - Может сорваться на радикальные меры, не подумав о выгоде. Что мы имеем? Компромат на Готику. Почему бы им не воспользоваться? - на лице юного гения плавно родилась хитрющая лисья улыбка, - Сечешь? А я знаю, что ты увидишь в этом выгоду. 

+2

7

Неугомонный гений аж подпрыгнул.
- Точно! Готика! Ох, черти, никогда они мне не нравились! Ворье и шпионство, прикрытое пафосом и их супер-мега плащами. Хотя кого волнует мое мнение, да?
Фалк чуть улыбнулся, поспешно взяв свою чашку с ароматным напитком, пока этот юный шторм не превратил её в бутафорию для своих бумажных корабликов обид на всех и вся.
- Ох, уж мне этот безапелляционный апломб суждений человеческой молодости! И ведь не объяснишь ему, что черное – не всегда черное, а белое – белое.
Видя, что Сэм не собирается останавливаться, корректор пока ленивым перебором пальцев вызвал на свой монитор всю информацию по готиканскому посольству, включая служащих во главе с послом, и краем глаза стал её просматривать.
Такера меж тем «понесло».
- Но да не суть,  Искали списки планет, входящих в состав Федерации. Зачем? Лично я без понятия. След несвежий. Взлом был произведен... ну, лет 20 назад с хвостом. По человеческим меркам давно, по общекосмическим, грубо говоря, вчера.  Ну ты понял. Так что вряд ли в самом посольстве уже забыли об этом. Забыть не забыли, но вот признаться, что нашкодили как бестолковые котята - вряд ли, Однако, зачем я все это тебе говорю? Зачем ТЕБЕ, а не Раулю? Рауль.... ммм.  Может сорваться на радикальные меры, не подумав о выгоде. Что мы имеем? Компромат на Готику. Почему бы им не воспользоваться? Сечешь? А я знаю, что ты увидишь в этом выгоду.
- Нда, сам вопросов назадавал, сам же на них ответил, сам выводы сделал и сам же составил глобальную тезисную политику Амой на ближайшее десятилетие, вот так. Гений, одно слово, - Бло выудил одну хрустящую печенюшку из корзиночки, уже слегка ополовиненной юношей и задумчиво захрумкал.
- Ну и как объяснить ему, что 20 лет назад это была бомба, а сейчас – меньше, чем «пшик»? И ни Рауль, ни Ясон, ни Гриффит даже внимания на неё не обратят, потому как вот уже 20 лет Готику и Амои связывают прочные отношения, скрепленные цементом обоюдной неприязни к Федерации, - супер-быстрый разум платины мгновенно связал все временные ниточки и концы и понял, что благодаря этой информации, наверняка переданной послом на Готику, между двумя планетами и наладились прочные и взаимовыгодные связи во всех сферах жизни.
- Сэму стало скучно и он решил поиграть в «шпионов», а между тем эта информация заденет лишь репутацию самого посла, ибо уж стопроцентно, что он сам этим тогда занимался. Ну, принесут формальные извинения, ну, пришлют нового, которого еще проверять надо будет, силы и ресурсы на это тратить – и кому от этого какая выгода? Этого посла уже за 35 лет как облупленного знаем, а лично для меня он вообще пример успешной работы, хоть и секретной, что тоже приятно, - Фалк было открыл рот, собираясь плавно «остудить» Сэма, как вдруг взгляд зацепился за одну незначительную информацию в биографии посла, и будь корректор человеком – наверняка подпрыгнул бы даже повыше хакера.
- Вот бля…! – ругнулся про себя по-монгрельски Бло, - Я же это знал! Вернее, приказал своему элитному мозгу забыть, как секретную информацию, не относящуюся к моим непосредственным делам, что он и сделал! И еще вернее, 35 лет назад не относящуюся, а сейчас – так очень даже необходимую и своевременную!
Но внешне выдержка нейрокорректору не изменила. Он так же лениво свернул информацию на своем мониторе и спокойно сказал, прихлёбывая чай:
- Знаешь, Сэм, за 20 лет эта информация уже потеряла актуальность. Наши планеты давно и прочно сотрудничают, причем ко взаимной выгоде, а это, согласись, немало. И зачем ставить маленькое пятнышко на чью-то репутацию, если это не одобрят ни Рауль, ни Гриффит, ни Ясон, смекаешь? Но с послом, пожалуй, надо поговорить в неформальной обстановке, что бы знал, что тайное всегда становится явным, - Фалк улыбнулся юному хакеру, - И хорошо, что ты пришел ко мне, это как раз по моей части – незаметно вправить мозги исключительно на благо Амои.
Корректор не мог, понятно, рассказать Сэму, что у него сейчас в апартаментах находится сиринит, а посол перед Амои лет 150 проработал именно на Сирините! Это была сверх-секретная информация.
- Посол, конечно, нашкодил, но во благо, - якобы доверительно делился с Такером Бло, - однако намекнуть ему, что у нас работают высококлассные специалисты, совсем не помешает. А кстати, какие у нас остались доказательства?
Говоря это, Фалк открыл ящик стола, вынул оттуда сначала пару тонких латексных перчаток, потом обыкновенную ручку и простой лист бумаги, который вытянул из середины пачки. Он очень хорошо знал об остром обонянии готиканских вампиров. Подмигнул юному гению:
- Это чтобы его заинтересовать, - сказал слегка заговорщицким тоном.
Элитному уму не понадобилось много времени, чтобы составить текст, и на бумагу легли немного неровные (разительно отличающиеся от обычного идеально-каллиграфического почерка корректора) строки на амойском языке:
"Господин посол,
если вы заинтересованы в получении интересной информации, жду вас сегодня в 19-00, в Мистраль-Парке, Тен Роуд, 35, «Сладкая жизнь»".

Бло свернул лист пополам, потом еще раз пополам, постаравшись не совмещать идеально углы и края, достал, опять же из середины небольшой стопки, простой конверт без каких-либо надписей и вложил в него письмо. Подумал – и не стал запечатывать, вызвал личного курьера и приказал тому дойти до ближайшего пункта городской службы доставки небольших отправлений, которой мог воспользоваться каждый гражданин и турист, и переправить это в посольство Готики, лично господину послу Хильдебрандту. От андроидов, занятых в этой службе, уж точно невозможно получить информацию об отправителе, они фиксируют только адрес, куда доставить.
Покончив с этим, Фалк снова повернулся к Сэму:
- Так что у нас там с доказательствами? Ты бери еще печенье, не стесняйся.

+2

8

— «Готика! Ох, черти, никогда они мне не нравились! Ворье и шпионство, прикрытое пафосом и их супер-мега плащами. Хотя, кого волнует мое мнение, да?»
Ах, Сэмюэль, Сэмюэль… Мнение всякого человека ценно, как ценен и свет одной звезды в общей картине Галактики или одна нить в узоре тканого ковра. Не будь его – не было бы всей картины сегодняшнего дня. И цены бы не было твоим словам, скажи бы ты что-то… другое, пусть даже не в корне противоположное?
Бастарды, варвары, жулики, воры и… уроды. Вот оно то, чем нещадно и без разбора клеймили готикан. Едва ли не объявить их дикарями были готовы Люди – самые, как принято считать, ярые приверженцы гуманизма и толерантности во всей галактике. По их мнению, сами готикане – это дикари и бандиты, а их Готика – это планета-Барбароид, населенная сплошными наемниками, дилерами и вандалами.
И сам Лукаш уже давно не обращал на подобные заявления со стороны в свой адрес и в адрес своей родины никакого внимания. Поскольку, посмотри вокруг – и увидишь, что таких «мух на стекле», коих хорошо бы прихлопнуть, на самом деле едва ли не каждый второй. И это нормально, если учесть, что человеком сегодня в той модели мироздания, в какой все мы живем, является чуть ли не каждый третий! Люди плодовиты и живучи, как тараканы – таких мори-не мори, а толку будет чуть. Но что мухам, что тараканам – и тем, и другим жизненно необходимо искать всякий мусор, чтобы его же и производить. И в масштабах всей галактики люди именно этим и занимаются. Ищут, что бы такого, что им не нравится, окрестить мусором, а потом прибрать к рукам то, что остается после «уборки», и тоже превратить в мусор.
Обидным был лишь тот факт, что в глазах людей… вот поставь перед пушками всех готикан в ряд, расстреляй – и никто даже не хватится, что помимо всяких «мутантов, уродов и монстров» погибнут и простые люди. Такие, как Аделина… Хотя, с другой стороны, готиканских «людей» действительно нельзя сравнивать с людьми Федерации. И совсем не потому, что остатки мутации проявляются у них самыми неожиданными способами и совершенно не влияют на их внешний вид. А потому, что эти цветы эволюции прошли на своем пути становления куда больше, чем люди рода «homo sapiens»… и тем самым заслужили право называться Людьми в высшем понятии этого слова. Поскольку еще и ведут себя соответствующе этому понятию. Так считал сам Матис и многие другие граждане Готики. Но разве федералы поймут это, если им и впрямь случится, образно говоря, поставить всех готикан к стенке и пустить по пуле в лоб каждому? Конечно же нет. Они же всего лишь… «мухи на стекле».

Все эти годы младший князь спал по ночам совершенно спокойно и не терзал себя размышлениями о том, что же случится, если «тайна готиканского посла» откроется? Он и его родина прекрасно знали, зачем пришлось преступить порог доверия Амои и почему, а как следствие – если все правильно объяснить товарищам, то и они поймут. Готика не вела дел с кем попало, и верила, что дзинкотаи Танагуры куда умнее формальностей. А если нет… ну, это уже проблемы отнюдь не Готики, что бы там потом не случилось. И Лукаш никогда не пошел бы на риск, если бы не был уверен в верности дела. И понятно, почему: самого себя ему было не жалко, но он был на Амои не один и нес большую ответственность. Другой вопрос: а почему, собственно говоря, пришлось так поступить? Пусть фон происшествия и не самым лестным цветом окрашивает Готику и ее послов, но, все же, что мешало просто взять, да спросить? А вот это и предстоит выяснить. Заодно – возможно, решить данную проблему. Времени с тех пор прошло много – и сейчас, пожалуй, был самый подходящий момент для тайны прошлого, чтобы открыться.

Письма подобного содержания на Готике не только считалось дурным тоном хранить долгое время, но еще и просто было небезопасно. Из кабинета посла снова потянуло тонким запахом горящей бумаги. Серебряная ваза, стоявшая на тумбочке рядом с письменным столом, совмещенным с антикварного вида секретером, выполняла роль офисного шредера. Так уж повелось на Готике – самое важное вверять огню и ничему другому. И сколько на сегодняшний день сожгла писем и документов юная дева, одной рукой опирающаяся на спину стоящего рядом с ней льва, и другой держащая на своих плечах большую чашу в виде цветка лотоса – и не счесть. К слову, какая прекрасная отсылка к одиннадцатому аркану колоды карт таро – к Силе. Действительно, не всякой даже аллегории дано выдержать такой груз важных и не очень сведений, доверенных бумаге… Всякую почту без пометки «срочно» на Готике было принято открывать после обеда, во время так называемой «сиесты» (когда многие как минимум час занимаются несложными делами, а самые отчаянные принимают горизонтальное положение на первой же попавшейся мягкой горизонтальной поверхности). Чем и занялась, соблюдая родные обычаи, вся контора посольства, вернувшись из столовой, куда и ходила веселой гульбой. В жизни посла разбор почты на рабочем месте был едва ли не самым скучным занятием на свете. Кроме готикан-туристов ему почти никто не писал таким образом, и содержание этих писем было, как правило, всегда однородным. Запросы, вопросы, жалобы, пожелания и прочее… В основном этим видом почты пользовались исключительно туристы с родины – все остальное обрабатывалось электронно, в том числе и документы, касающиеся отношений Готики и Амои. Сегодня даже повезло – в стопке писем лежал отчет о последних сделках на Черном рынке, принесенный бригадиром, которого Лукаш лично принял сегодня утром. Все было в порядке, деньги были переведены, из федералов и их информаторов никто опять ничего не видел, а, значит, необходимости хранить эту бумагу больше нет.
Данный вид работы был доведен у посла Лукаша почти до автоматизма: распечатывая письма, он то и дело черкал быстрые ответы на заранее подготовленных шаблонах, лежавших стопками на строго отведенных им полках в секретере, заносил что-то в компьютер, затем запечатывал ответный пакет и клал письмо в нужную стопку. В процессе не гасла восковая свеча, стоящая на столе, и не находила места то и дело используемая родовая кольцо-печатка, снятая с пальца.
В окружении изумительного сочетания хай-тека и готического стиля жили и работали готикане. Например, компьютер мог быть самой последней, наилучшей разработки и сборки, но обязательно упакованный в роскошную оболочку: клавиатура могла быть сенсорной, с подсветкой, вмонтированной в столешницу под красное дерево, и проявляющейся замысловатым узором на лакированной поверхности по требованию, а сам голографический монитор, полупрозрачный, вогнутый, держали по обе стороны стола две роскошные фигурки, сделанные под металл, изображающие два серебряных деревца с тончайшими листиками размером с детский ноготок, и будто растущие из двух горшочков, являющихся единым целым со столом, внутри которого и спрятаны все интимные подробности машины, работающей бесшумно и без вибрации.
Пальцам попалось во всей стопке писем что-то необычное. Ах, да. Это было письмо, незапечатанный конверт коего вызывал недоверие уже на стадии передачи. Его перед обедом принес андроид из городской курьерской службы, который как мантру твердил, что ему было приказано отдать это послу Хильдебрандту лично в руки. Максимилиану, – секретарю Лукаша, андроиду, разработанному в доме Хильдебрандт специально для вспомогательных целей, – ничего не оставалось делать, кроме как провести настойчивого курьера в кабинет хозяина и лицезреть своими глазами передачу ревностно хранимого им до этого письма в руки мужчине. И чтобы удовлетворить интерес подчиненного и утешить его переживания, запрограммированные в него семьей, Лукаш пригласил его к себе ближе к концу рабочего дня.
Что Вы мне можете рассказать об этом письме, Максим? — поинтересовался тоном экзаменующего посол, сцепив пальцы на руках неплотным замком и, положив локти на стол, уперся в этот своеобразный шалашик переносицей, закрыв глаза. На лице его не было никаких эмоций, да и жест этот он, похоже, не продумывал. Стоявший у стола молодой человек на вид двадцати пяти лет, шатен с длинными, вьющимися мелкой волной волосами, в похожем на тот, что есть у Лукаша, плаще, неторопливо поднял пакет со стола и, развернув его, принялся скрупулезно изучать. Это не заняло у него много времени и приблизительно через полторы минуты он выдал следующее:
В качестве орудия письма я предполагаю гелиевую ручку. Письмо написано неровным почерком. Неаккуратность букв и краткость сообщения, неровность сложения бумаги, наводят на мысль, что автор нервничал и торопился при составлении записки. Вмятина от текста на бумаге весьма равномерна для данного вида письма – это характерно для случаев, когда неспокойный почерк подделан. Следствие: записку, с вероятностью в восемьдесят процентов, писали спокойно и не торопились. Я не обнаружил никаких следов рук и отпечатков пальцев ни на письме, ни на конверте, оставленных до момента передачи, из чего делаю вывод, что письмо писал человек, одевший перчатки. Никаких характерных символов и фабричных отметок на бумаге не наблюдаю. Отсутствует пыль на клеевом слое клапана, что свидетельствует о том, что конверт был куплен недавно. Приблизительное время отправления – конец первой половины дня. Это все.
Лукаш слушал доклад андроида, в глаза и мозги которого были встроены все необходимые для работы приборы и алгоритмы, молча и внимательно. В целом, ничего нового из сказанного машиной он не почерпнул, и легкое замешательство в голове осталось. Какой вариант не возьми – исключалось практически все. Информаторы? Заказов на рынки информации Лукаш не посылал – вопрос о взрыве в Дана-Бан был сейчас ходовым: стоил дорого, но не оправдывал цену, поскольку свинью в капот подкладывали каждому первому, и выяснять все посол намеревался своими силами. Да и навести информатора вряд ли кто-то мог… В посольствах у Лукаша друзей нет, да и сам он был отнюдь не падок на такие предложения, особенно если они выглядят, как именная рекламная листовка. Место встречи и вовсе заставляет отметать все другие варианты. На слух название этого местечка здесь на Амои легко принимается за наименование хорошенького уютного бордельчика, однако местоположение, отдаленное от квартала развлечений, даже вынудило посла взглянуть на интерактивную карту Мидаса повнимательнее. Кондитерская? Ну смешнее, казалось бы, некуда.
Дедуктивный метод сейчас тоже особо не помогал, но один только факт, что это было письмо, демонстрирующий своеобразную лояльность к привычкам и обычаям Готики, выдавал в авторе кого-то, кто принял к сведению эту никем не скрываемую деталь, и специально пожертвовал удобством анонимного звонка на коммуникатор в обмен на эффективность письма – оно действительно пробудило аппетит, интерес и охоту ехать на встречу. Почему этот кто-то именно принял к сведению любовь готикан к бумажным письмам, а не написал письмо потому, что сам может быть готиканином? Да потому, что почерк не обладает теми характерными чертами, какими обладает почерк готиканца, и от которых очень сложно избавиться, не переучиваясь специально, как с левой на правую руку. Это явно был не монгрел и не гражданин: граждане Амои все подконтрольны системе «Зейн», а монгрелы, озабоченные борьбой за жизнь, вряд ли думают о красоте и интересности анонимного послания, когда на кону стоят большие деньги – им как угодно проще выйти на клиента, но только не методом написания письма на бумаге. Оставался лишь класс инопланетных гостей, но кому из них придет в голову зачем-то приглашать посла на задушевную беседу в кондитерскую?! В магазинчик, в котором и присесть-то негде, чтобы спокойно поговорить? Хозяин лавочки – на вид обычный гражданин. Так в чем подвох? Может, аноним – и вовсе представитель элиты? Почему-то последняя мысль грела Лукашу душу, но, в то же время, настораживала. Смятение не проходило, пусть и было оно очень глубоко внутри. В записке не было указано никакого пароля или действия, совершив которое посол мог бы идентифицировать себя – это смущало больше всего. Аноним знает его в лицо? Или умеет своими силами определить представителя какой-либо расы и сословия из толпы? Кровь активно бурлила в мозгу и на губах у посла появилась слегка даже нездоровая ухмылка, отчаянной которую назвать тоже можно было с трудом…
Очень хорошо, Максим. Вы учитесь и совершенствуетесь – Вы и сами знаете, что это похвально. Вы приносите пользу. Теперь: уничтожьте письмо, объявите окончание рабочего дня остальным сотрудникам и после этого можете быть свободны. Я прощаюсь с Вами до завтра.
С этими словами, отпустив андроида из своего кабинета восвояси, Лукаш подал через терминал запрос в электронную систему регулировки и контроля стоянок посольств, и, дождавшись ответа, что через три минуты личный аэрокар посла будет у третьего крыльца минус-первого этажа подземной стоянки, запер кабинет и отправился к лифтам.
В салоне роскошного черного с позолоченными вставками аэрокара бизнес-класса амойского производства, с красивым названием модели «Черная молния», его, как всегда, встретил голосом обходительной милой стюардессы навигатор. При словах «назовите адрес назначения» посол уже привык отвечать ключевыми фразами, вроде «домой» или «на работу», что навигатор автоматически ассоциировал с заранее вбитыми в его память адресами, однако сегодня все было немного по-другому:
Автопилот: Мидас, Мистраль-Парк, Тен Роуд, тридцать пять. Радиус парковки: пятьдесят метров. Приоритет: восток, — ровно, быстро, но понятно и членораздельно произнес мужчина, после чего машина на долю секунды задумалась, а затем выдала адрес и построенный маршрут в виде голограммы на внутренней стороне лобового стекла и тронулась с места, взмывая за выездом с подземной парковки ввысь. Дальше участие водителя уже не требовалось: уже через несколько минут он будет на месте, машина припаркуется не дальше пятидесяти метров от здания, и скорее всего с восточной его стороны, если найдет свободное место.
Находясь в салоне, Матис уже не думал о том, кого там встретит и как все это произойдет. На середине пути он сделал звонок домой. И понял, что раз никто не отвечает, то Аделина, непослушница, очевидно, снова отпустила всю прислугу по домам пораньше, в том числе и телохранительницу, а сама занялась вечерним туалетом, отлучившись в ванную – только туда Батист не мог зайти, чтобы принести в зубах и вручить хозяйке кулон-коммуникатор, поскольку дверь она, естественно, запирала. Пришлось ограничиться голосовым сообщением: предупредить любимую, что немного припозднится сегодня. Закончив с этим, Лукаш полностью погрузился в своеобразное подобие медитации. Таким образом он отдыхал – освобождая голову от лишних мыслей и готовя мозг к обработке новой информации. Время сейчас было 18:43.

Отредактировано Матис-Лукаш Хильдебрандт (2016-09-12 14:40:59)

+2

9

Фалк слушал юного гения внимательно, не забывая подкармливать растущий организм печеньем и даже затребовав вторую чашку чая для него. Прекрасный образчик слегка обиженного элписского нигилизма этот паренек, кстати, и даже почти воинствующего - ведь несмотря на все "но", корректор ему откровенно симпатизировал в душе, внешне аккуратно и ненавязчиво направляя всплески гениальности в нужное русло. Такеру это только поможет адаптироваться в новой жизни, а со временем, глядишь, и острые углы сгладятся, превратившись в весьма устойчивый и надежный шар. Ну, да будущее покажет.
- А вот доказательств у нас мало, да, точнее сказать - совсем не густо доказательств этих, и все косвенные, как назло, - корректор быстро перекинул на свой терминал предоставленный Сэмом файл, - Ладно, будем пользоваться тем, что есть, мне, возможно, хватит и этого мгновенного скриншота, адрес-то запроса виден.
- Отлично, Сэм, я очень ценю твою наблюдательность, - корректор тепло улыбнулся пареньку, выуживающему последние "печеньки" из корзинки, - И ты прав, выгода от моего разговора с послом будет намного весомее для Амои, чем если бы мы просто воткнули копье с его головой над воротами нашей бдительности. Если откопаешь еще чего интересное - жду тебя в любое время. Удачи! - Бло даже поднялся и сделал несколько шагов до выхода, провожая Такера, - Кстати! - корректор притормозил на пороге, - С меня что-нибудь вкусненькое, я как раз собираюсь в одно "сладкое" местечко.
Улыбнувшись про себя своему каламбуру, пусть и несколько плоскому, Бло похлопал парня по плечу и вернулся за свой стол, не сомневаясь, что заботливые руки секретаря уже доставят гения до выхода без всяких приключений. Нет, корректор нисколько не сомневался в способности Такера ориентироваться в здании при свете дня и многочисленных люминесцентных ламп последней модели и модного дизайна, просто... мало ли куда можно случайно попасть в Департаменте нейрокоррекции, всего лишь перепутав одинаковые двери... Ну так, на всякий случай.
- Значит, в игру вступает новая фигура – господин готиканский посол, сэр Матис-Лукаш Хильдебрандт, - Фалк снова комфортно расположился за столом и открыл файл с личными данными посла, начав неторопливо и весьма вдумчиво его изучать, - Прекрасный послужной список, высочайший профессионализм, крепкая выдержка, широчайшие интересы, безупречная репутация  - и ах, маленькое пятнышко, какая досада. Ладно, это лирика, а вот мне он очень даже может помочь с моим сиринитом, - платина оторвал взгляд от экрана,  несколько отстраненно наблюдая за Ричардом, вернувшимся для того, чтобы забрать опустевшую корзинку и чашки.
Проводив взглядом черную шевелюру секретаря до дверного проёма, Бло снова вернулся к размышлениям. Пожалуй, с послом нужно быть аккуратным, ни в коем случае не идти напролом. Сиринита уже стала почти безжизненной, очень многие, кто работал там в дипломатическом корпусе во времена не столь отдаленные, постарались или скрыть сейчас эти данные, или, по возможности, и вовсе их ликвидировать. А некоторые так и подавно поисчезали при весьма странных обстоятельствах, и концов, как обычно, не нашли… Господину Хильдебрандту еще, похоже, повезло, что он почти сразу оказался на Амои.
Досконально изучив имеющуюся информацию, Бло закрыл файл и занялся пока другими делами, заодно отправив Джермису, владельцу кондитерской «Сладкая жизнь» в Мистраль-Парке коротенькое сообщение. Кто-то возможно и удивился бы подобному тесному знакомству элита из высших эшелонов и какого-то кондитера, пусть и одного из лучших в Танагуре, но объяснялось это весьма просто – Джермис был предыдущим главным фурнитуром Фалка Бло, отработавшим у него безупречно более двадцати лет и за это отпущенным на «вольные хлеба». Корректор даже помог тому стать хозяином кондитерской, а уж вывести её в ранг лучших фурнитур не преминул сам – виртуозный кондитер, похоже, был заложен в него высшими силами. Ясное дело, что о своей биографии Джермис не распространялся, Бло тоже помалкивал – зато имел теперь в городе весьма уютное местечко, где без проблем мог поговорить с кем угодно, когда бывала в том нужда. Да еще и без каких-либо лишних «ушей» - уж что-что, а всяких жучков бывший фурнитур находил и истреблял так же профессионально, как и готовил свои замысловатые и знаменитые на всю Танагуру десерты.
До назначенной встречи у Бло еще было время – он успел погонять своих сотрудников даже в киирской лаборатории, чтобы не расслаблялись, переделать массу дел, выдать собственным фурнитурам распоряжения об ужине – и в 18-00 покинул Департамент. Добрался на своем каре до ближайшей к кондитерской городской парковке, оставил там машину, не спеша прошел пару шумных и ярких мистральских кварталов и нырнул в узкий и неприметный проулок, чтобы войти в кондитерскую через заднюю дверь в 18-30. Корректор даже не сомневался, что со своей педантичностью господин посол прибудет немного заранее. То, что он вообще прибудет, сомнению не подвергалось и вовсе – в силе своей интригующей записки Фалк был уверен.

Кондитерская "Сладкая жизнь"

http://s4.uploads.ru/phEb8.jpg
http://s3.uploads.ru/svdz2.jpg

В помещении почти никого и не было – несмотря на широкую известность места, клиенты обслуживались очень быстро, и толпы тут никогда не наблюдалось. Бло кивнул Джермису, перекинулся с ним парой общих фраз, оценил на вид и на вкус очередное творение мастера – и как бы между делом удалился в боковую тихую комнату, где особо привилегированным клиентам обычно демонстрировали образцы продукции. Изображение посла вкупе с его вкусами Фалк отправил кондитеру еще в дневном сообщении, так что когда нужный господин появился на пороге, корректор был предупрежден легким миганием определенной лампы – и возник в боковом проеме буквально секунду спустя.
- Добрый вечер, господин посол, - негромко приветствовал его платина, окидывая массивную фигуру спокойным взглядом. Очень придирчивый наблюдатель, который к тому же хорошо знал корректора, назвал бы его взгляд в данный момент теплым. Но готиканцу было позволительно и не замечать столь тонких нюансов. Да и помнил ли он вообще, кто такой Бло?
- Не находите, что сейчас самое подходящее время для интересной информации? – корректор чуть улыбнулся глазами, - А заодно и для приятной дегустации местных кулинарных шедевров? Впрочем, на дегустации не настаиваю, - Бло улыбнулся уже чуть явственнее, уголками губ, и сделал шаг в сторону, чтобы посол мог пройти в комнату, - Прошу Вас, господин Хильдебрандт, располагайтесь. Джермис, подайте нам что-нибудь… нейтральное.
При посторонних Фалк всегда называл своего бывшего фурнитура на «вы» - зачем будить лишнее любопытство и ненужные домыслы? А так всегда можно намекнуть, что элит просто жуткий сластёна – маленькая гастрономическая слабость, не более. Нейрокорректору позволительно.

0


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Звезды останутся здесь » Идеалы служат для шантажа. И благодаря шантажу живут