Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы

Объявление



Время: 315 год Эры Юпитер, четырнадцатые сутки после взрыва в Дана-Бан.
Утро-день-вечер-ночь.

Погода: переменная облачность, ветер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Мистраль-Парк » Аукционный зал дома «Allegro»


Аукционный зал дома «Allegro»

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sg.uploads.ru/2tw0J.jpg

0

2

Побережье океана близ Парфии.

Пробуждение было мягким, словно он сам вынырнул из сна. На удивление, ему не хотелось ни есть, ни пить, вот только движения его всё ещё были какими-то замедленными, словно он вяз руками в воздухе...
Тело медленно возвращало себе подвижность, давая Зейдару возможность наконец что-то чувствовать кончиками пальцев, коснувшись холодного стекла саркофага, в котором он находился. Свет, мягко лившийся с потолка его прозрачной капсулы, не мешал ему смотреть сквозь прозрачную округлую форму, в которой он был заключён. Зейдар тряхнул головой, моргнул несколько раз, настороженно окинул взглядом незнакомое место, в котором он оказался. Поднеся руку к стеклу и опираясь на него раскрытой ладонью, юноша приблизился к разделявшему его и коридор прозрачному заграждению. Вдалеке от него находились такие же стеклянные клетки, в которых тоже кто-то был, но кто именно, Зейдар не мог разглядеть. Рука привычно скользнула к ножнам, чтобы вынуть кинжал, и хватанула пустоту. Юноша резко повернул голову, сдвинув тонкие брови. Ни меча, ни кинжалов не было. Проклятые гайры забрали его оружие, оставив ему только одежду. Пустые ножны на поясе были так же бесполезны, как бесполезен был он сам, когда эти охотники выстрелили в него на берегу. Вспомнив всё, что там произошло, Зейдар резко ударил по стеклу кулаком, но то даже не дрогнуло, лишь боль в костяшках тупо отозвалась в предплечье. Прозрачная стена не поддалась.
На мгновение ему стало страшно, и он отошёл назад, чувствуя, как живот предательски свело холодом, а по рукам и спине побежали тысячи мурашек.
Порывисто подняв руку к камню богов, висящему на шее, Зейдар закрыл глаза, обхватив конический чёрный камень ладонью. Вдох-выдох, прежде чем обратиться к богам с молитвой...
Саммах эль Саммах, всеотец Сущих, услышь мои молитвы и дай мне сил принять твою волю. Ты сохранил мне жизнь, как я просил, но разве позволишь ты стать мне рабом гайров, оставив мой народ без престолонаследника? Разве дашь ты моему отцу столько скорби, сколько он ещё не пережил? Разве позволишь запятнать мою честь клеймом, не отомстив за мой плен? Дай мне сил, Саммах эль Саммах! Дай мне мудрости, чтобы справиться с тем, что случилось, и да будет твоя воля во всём, что произойдёт!
Камень в руке нагрелся, потеплел в его ладони, и Зейдар открыл глаза, чуть успокоив свою душу, затопленную страхом перед неизвестностью. Паническое состояние немного отступило, и он разжал пальцы, медленно вдохнув воздух и так же медленно его выдохнув.

Следовало сосредоточиться на деталях, окружавших его. Его клетка не поддалась от удара? Но это не значит, что она выдержит много ударов. У него забрали оружие? Это не значит, что он должен сдаться. Он крон-принц. Ему нельзя сдаваться так же легко, как сдаются простые лейры, попавшие в сети охотников. За ним будущее Лейрата, пяти королевств, ради которых он должен был сесть на трон следом за своим отцом. Если он ошибся, то боги не простят ему этой ошибки, но, быть может, смягчат его душевные муки, если он будет молиться им? Может, даже услышат его молитвы и придут за ним на эту землю, оставляя мертвецов под своими невидимыми ногами.
Вот только вряд ли они вернут тебя в Лейрат, Зейдар эль Айри. Если ты получишь клеймо на запястье, Закон один для всех, и не важно, на какой земле ты находишься. Либо прими рабство, либо умри. Рабу нельзя возвращаться в дом отца своего. Его позор не должен коснуться семьи.
Зейдар нервно и коротко вздохнул, и снова подался к стеклу, сжимая руку в кулак. Он не может лишить себя жизни, выпрошенной у богов при падении железной птицы, но может попытаться вернуть себе свободу. И тогда никто из Сущих не скажет, что он сдался. Боги видят всё, а что не видят, то знают. Каждый сын их племён держит частичку божественного внутри себя, поэтому они знают всё.

Зейдар отвёл руку назад и снова резко ударил в стекло, сильно, насколько мог. Чуть вьющиеся волосы струились по его загорелым плечам чёрными волнами, взлетая в порывистости ударов, сыплющихся на стекло саркофага. Принц ударял по нему снова и снова, сначала кулаком, а затем плечом, стараясь разбить стену. Он сжал зубы и не обращал внимание на ломоту в пальцах и силу отдачи от его бесплодных попыток разбить эту прозрачную стену, за которой был длинный коридор с сотнями таких же саркофагов. И в каждом наверняка был какой-либо пленник. Зейдар не мог просто сидеть и ждать своей участи, как это делает большинство пленников. Он должен бить в это стекло до тех пор, пока у него хватит сил. Ничего другого не оставалось. До светящихся ламп он не доставал ростом, чтобы пытаться высадить их, а пол не казался ему выходом из этой клетки. Как и задняя стена, не имевшая никаких видимых швов. Но он пытался менять удар по разным сторонам своей прозрачной клетки, стирая выступившую испарину тыльной стороной руки и напрягая мыщцы снова, чтобы плечом ли, локтём ли, но снова пробовать разбить проклятую стену стекла...

Отредактировано Зейдар (2015-05-31 12:07:36)

+2

3

Начало локационной игры.

Элита – не тщеславна, равнодушна, лишена всех пороков и скверны, присущей обычным индивидуумам, восполняющим этими качествами свою уязвимость и комплекс неполноценности, потому что знает, что своим положением и успехами обязана не собственным личным качествам, развиваемым напряжением воли и учебой, а запрограммированному Юпитер ресурсу. И вы в это верите? Да лааадно…
Если бы элита ковалась из чисто машинного разума, то да, так бы и было, но и не смогли бы такие прототипы гибко реагировать на изменения, многосторонне обрабатывать любую ситуацию, и почти идеально вписываться в сообщество обычно-рожденных людей. Те бы чувствовали их инородность, не могли бы принять, отвергали, и противостояние на Амои возобновлялось бы с новой силой. Так что интеллект Юпитер все учел, и оставил своим «детям», пусть и в урезанном и контролируемом размере, большую часть человеческих качеств, включая и не самые добрые, светлые, одобряемые. Главное, что они были все осознаваемы элитой, хотя опыт Ясона показал, что "практически" все, но не 100 процентов.
Собственно, Маркус осознавал все, спускаясь на правительственном каре, в сопровождении охраны, конечно, не такой большой, как у первого консула, но внушительной, к началу красной дорожки ведущей в мистралевский аукционный дом. Осознавал, что это щекочущее душу сладкое чувство есть тщеславие, в самом его разнузданном виде. Что вид толпы, снимающей его и его кортеж на всевозможные носители информации, завистливый и восхищенный блеск их глаз, выкрики, переговоры, ажиотаж, возбуждающей патокой сжимают сердце, стимулируют прилив крови к идеально вырезанным губам, легко кружат голову, и наполняют приятным ощущением собственной значимости, превосходства, избранности и совершенства. Может, лет через тридцать он и привыкнет к этому вниманию, и для него это станет обыденностью, но пока по меркам элиты он был молод. Так что он мог всему дать название, мог изобразить скучающее равнодушие и отстраненный холод, но обуздать внутренние реакции еще не мог, да и не хотел.
Выход на дорожку, одаривающий вниманием взгляд направо, налево, едва заметная улыбка, которой он одарил несколько знакомых лиц, и безграничное внутренне нарциссическое удовольствие от закачиваемой в мозг информации с основного новостного канала для граждан Танагуры, демонстрирующего его же выход из кара и подъем по лестнице в здание. Он шел и тут, среди восхищенного, шумящего народа, он и видел себя со стороны камер - как холодно прекрасно его лицо, как идеально сидит на нем костюм, как выверенно, потоком, низвергается с плеч плащ, как сияют регалии, как золотятся в свете прожекторов волосы. Двойное наслаждение, и пусть весь мир подождет.
Рука в белой перчатке порхает из одного рукопожатия в другое. Приветствия, точно рассчитанные слова, безошибочные комплименты, и Маркус движется из зала в зал, меняя бокал за бокалом с подносимых официантами подносов, почти и не отпивая, но демонстрируя расположение к организаторам. Вокруг нетерпеливая и возбужденная мишура гостей – граждан Амой, граждан Федерации, послов, туристов с разных концов вселенной, ожидающих, предвкушающих начало аукциона. Взбудораженно, чуть агрессивно, и безгранично похотливо. Даже через край.
Маркус спускается от этого давящего вкуса в выхолощенно стерильный бокс, где ожидают своей очереди саркофаги с сегодняшними экспонатами, идет меж их сияющей чистоты и блеска, разглядывая через стекла петов. И вот, наконец, его выбор, его желанная новая игрушка. Такая неукротимая, необычная, продолжающая и здесь свой экспрессивный дикий танец неповиновения. Ладонь в перчатке ложиться на стекло, встречаясь с бьющим в него кулаком, будто желает преодолеть преграду и сжать.
- Лееейр, - за эти часы информаторию не составило труда опознать дикаря, отыскать во вселенной данных и его планету, и характеристики его вида, и даже, кратко и расплывчато, их мироустройство. Конечно, опознать имя и ранг было невозможно, на таких отсталых планетах не ведется учет, но уже язык был понятен и закачан в мозг Маркусу, как и выбран в лингвистических устройствах.
- Ты такой буйный, но так здесь нельзя, - почти нежно протянул, зная, что транслятор внутрь саркофага переведет его слова.

Отредактировано Маркус Джейд (2015-05-31 16:38:38)

+3

4

Движение на порыве, удар в стекло, наверное тридцатый уже раз подряд, но вот за стеклом мелькнуло белым и золотым, и чужая белая рука легла точно в место удара. Зейдар отпрянул назад, тяжело дыша, и вскинул глаза цвета тёмной зелени на стоящего перед стеклом. Мужчина, с отточенным профилем и светлыми в золото волосами, высокий, с глазами цвета тёмного мёда, спрятанными за кусочками стёкол в обрамлении металла, смотрел прямо на него, запыхавшегося и почти выбившегося из сил. Родная речь мелодично зазвучала над головой, и Зейдару даже не пришлось напрягаться, чтобы прочесть чуждые слова светловолосого по губам.
Он понимал всё, что говорил мужчина перед ним и даже испугался немного, так легко слетала в пустоту его клетки гайратская речь.
Юноша замер, опуская руку, чуть повернул голову, прищурившись на секунду, а затем поднял её, делая шаг к стеклу и глядя прямо в лицо своему тюремщику.
- Верни мне оружие, рождённый песками*! Если ты говоришь на гайри, то должен знать с кем говоришь. Я Зейдар эль Айри, крон-принц Дома Айри, престолонаследник Пяти королевств Лейрата, рождённый водой милостью всеотца Саммаха! Верни мне оружие и молись, чтобы гнев богов не обрушился на твою землю за моё похищение! - Зейдар снова порывисто ударил в стекло обеими ладонями, чувствуя, как пылает гневом его сердце в груди. Кем бы ни был этот высокий гайр, теперь он знал, что Зейдар не просто лейр, выловленный сетями тех, кто умер в той птице. Он принц, в силах которого призвать богов на свою защиту. Зейдар не строил себе иллюзий, что прозвучавший титул его и имя короля будут иметь хоть какое-то значение в глазах гайра, стоящего перед ним, но клокотавшая в его душе ярость требовала выхода.
Сделав ещё один быстрый вдох, Зейдар снова заговорил, не отнимая ладоней от стекла и глядя прямо в глаза золотоволосому.
- Расскажи мне, твои ли люди рискнули отдать свою жизнь моим богам, повелев птице из металла спуститься на берега Лейрата, чтобы украсть меня? Если да, то зачем? А если нет, то что это за место такое и почему ты повторяешь их ошибку снова? Зачем твои воины пленили меня, гайр? Те, что прячут лица за гладкими масками. Я разве напугал их так сильно, чтобы стрелять в меня иглами с ядом? Почему ты запер меня в стеклянную клетку и забрал оружие? Ты боишься, что я воткну кинжал себе в горло? Не хочешь оставлять мне даже такого выбора? И почему я должен вести себя иначе здесь? Почему нельзя, почему я не должен быть самим собой перед моими богами?
Зейдар вскинул голову, отрывая ладони от стекла, и плавно отступил на шаг назад, опуская руки и не сводя тёмно-зелёных глаз с лица золотоволосого. Дыхание потихоньку восстановилось, ярость уже уступила место рассудку и некоторой осторожности. Зейдар должен был выяснить всё, прежде чем гайр сделает ещё что-либо с ним. Лейр мог угрожать, но вряд ли его угрозы будут действовать на гайров. Они никогда не действовали на охотников, потому что те поклонялись Саммах эль Саммах также, как и лейры. И Зейдар сомневался, что его угрозы подействуют на этого высокого мужчину. Однако вряд ли они помешают золотоволосому объяснить, куда попал крон-принц и почему его не убили на берегу.



Тонкости перевода с гайри на амойский:
*лейр - рождённый водой
*гайр - рождённый песками

Отредактировано Зейдар (2015-05-31 19:09:47)

+2

5

Рука Маркуса в белой перчатке продолжала поглаживать стекло, будто с той стороны еще прижимались пальцы пленника. Но лицо хранило равнодушное и даже скучающее выражение, пока юноша говорил и говорил, призывал неведомых первобытных богов, называл неведомые королевства и именовал себя неведомыми титулами.
Как же порой трудно с этими шебутными смертными, простыми, не тронутыми цивилизацией искусственного разума, с лишенными логики идеалами и порывами. Маркус не специализировался на таком плотном общении с людьми, для этого готовились другие модификации, тот же Ясон Минк. Но, вспомним, даже тому эти навыки не очень помогли при столкновении с "дворнягой из трущоб".
Математический разум анализировал информацию, сверялся с данными баз, строил одну за другой и отвергал нежизнеспособные модели. Скорость расчетов зашкаливала и прошло всего лишь несколько секунд после того, как пленник замолчал и испытующе уставился на блонди, а в логических построениях он уже несколько раз умер. Схема за схемой, подбор фраз, ложь и правда, обещания и угрозы, раз за разом во всевозможных сочетаниях вводились в модель, и все заканчивались красным «субъект мертв». Система верований этого отсталого мира еще успешнее, чем психокоррекция зомбировала его обитателей, приводя к единственному способу разрешения конфликта – самоубийству. Дааа, задача Маркусу досталась не из легких, но тем ценнее и почетнее было ее разрешить. Это был вызов, мощный, острый, будоражащий, и прошивающий насквозь все синапсы.
Джейд ничего не стал отвечать юноше, хотя и не убрал настройки переводчика в саркофаг, так что тот мог слышать и понимать все говоримое возле стекла. Блонди опустил руку от преграды и подозвал распорядителя аукциона.
- Меня, конечно, не может не восхищать такая детальная проработка легенды пета. Смотрю, наши модераторы превосходят сами себя в погоне за особой экзотикой. Но, вы же понимаете, что данный объект не стабилен и склонен к саморазрушению. Выставлять его на торги бессмысленно, он способен лишь напугать покупателя и заставить пожалеть о потраченных средствах, если не привлечь вас к ответу за заведомое мошенничество, - неторопливо, размеренно и леденяще спокойно заговорил, нанизывая немолодого мужчину, "законопослушного гражданина", на холодную рапиру своего взгляда, -  Этот лот нужно вернуть производителю на доработку, с соблюдением всех юридических нюансов, как прописано в договоре.
Умница Джейд-то знал, что никакого договора не было, теневики всучили объект распорядителю за пол цены, с поддельными бумагами. Так что он мог даже не напрягаясь представить, что творится за сереющим лицом мужчины, как от его слов холодеют внутренности того, как бешено крутятся в мозгу цифры штрафов, убытков и, даже, страх еще больших проблем.
- Или утилизировать, если такие денежные потери допустимы для вас, - ну да, ударить по самому больному любого торгаша, - опять же составив претензию производителю, я бы проконтролировал, чтобы они дошли до него, все же это его недосмотр.
Аукционщик уже превратился в соляной столб, про себя миллион раз прокляв свою жадность. Но все же было так хорошо и чисто, пока товар спал в саркофаге. Он-то посчитал его крайне удачной сделкой – экзотичен, привлекателен, а самое главное - недорог. И вот, на тебе, такой ворох проблем, еще и блонди вцепится в этот случай, как клещ.
- За сколько вы его хотели выставить? – протянув паузу, достаточную, чтобы мужчина загнал себя своими безрадостными мыслями к самой пропасти паники, поинтересовался участливо, - я его заберу, вижу, что вам тяжело связываться со всеми этими формальностями, а я помню ваше расположение, помощь, внимание…
Ну да, ну да, кто, как не блонди, столько покупают и не жалеют кредитов.
- Я перевожу сумму? – вопросительно приподнял бровь, приложив палец к дужке очков, готовясь отдать распоряжение об отправке денег.
Маркус не слушал больше рассыпавшихся благодарностей, уверений, прочих приличествующих подобному случаю волеизъявлений от аукционщика, делая вид, что он оказал ему величайшее одолжение.
- Пускайте газ, - коротко бросил только, с интересом наблюдая, как саркофаг заволакивает белый туман, погружающий инопланетного дикаря в сон.

+2

6

Зейдар надеялся на ответы, но где-то в глубине души понимал, что сейчас этот холёный мужчина, больше похожий на правителя, чем на простого смертного, вряд ли станет отвечать ему. Так и вышло. Блондин не убрал руки в белой ткани со стекла, но обратился к подошедшему гайру, одетому куда как проще.
  Лейр наклонил голову, смиряя своё нетерпение на время, и стал приглядываться к светловолосому, пока в его капсулу лилась речь на гайри, изменяя слова говорящего мужчины. Зейдар видел, что губы блондина двигаются иначе, чем должны бы, произнося фразы. Значит блондин говорил на ином языке. Мог ли он говорить на самом деле что-то иное, нежели немного кривой перевод, доносящийся до слуха принца из под потолка?
- Меня, конечно, не может не восхищать такая хорошо построенная легенда домашнего питомца. Вижу, что наши менестрели превзошли сами себя в погоне за чуждой красотой. Но, вы же понимаете, что это создание неуравновешенное и склонное к саморазрушению. Выставлять его на торги бессмысленно, он способен лишь напугать покупателя и заставить пожалеть о потраченных средствах, если не привлечь вас к ответу за заведомое мошенничество.
Зейдар приподнял бровь, пытаясь осмыслить сказанное. То есть его всё же желали продать? Торги - это он отлично понимал. На какое-то мгновение всё внутри тут же вспыхнуло явным протестом, сердце забилось сильнее, а дыхание стало более тяжёлым. Худшее из всего, что он думал, случалось прямо сейчас.
Зейдар медленно вдохнул, держа самоконтроль, насколько мог. Паниковать было нельзя, слишком непозволительно по статусу. А вот речь, задвинутая блондином за его неуравновешенность - странно, что она вообще имела значение для гайров. Впрочем, правда есть правда. Уравновешанности Зейдару не хватало и на родной земле. Но почему этот блондин назвал его домашним любимцем, а не рабом? Странное отношение к тем, кого крадут на чужих землях. Если только только всё дело в чуждой красоте, что манит, словно магнитная руда, тех, кому мало удовлетворяться красотой доступного каждый земной день.
Истинные гайры!
Зейдар стиснул зубы и вновь стал приглядываться к правителю этого мира. Красивый, с правильными чертами лица, минимален в манере движений, и слишком высок для водного народа. Идеально сидящий костюм, руки, спрятанные в белоснежную ткань, эти прозрачные стёкла на глазах, белоснежный с золотом плащ, его осанка, мягкий, спокойный голос, то, как он держит контроль над собой, говоря торговцу явно не то, что тот хотел бы услышать... Всё это было очень странно и ново, и внушало некоторую долю уважения к этому существу.
  Переводчик же продолжал усердствовать, но Зейдар слушал его лишь краем уха, стараясь не придавать значения услышанному и не нервничать раньше времени. И помолчать чуть-чуть, уделяя больше внимания услышанному и увиденному, чем своим желаниям.
Юноша вновь сосредоточился на происходящем перед его прозрачной клеткой.

- Этот номер торга нужно вернуть производителю на доработку, с соблюдением всех правил по закону, как прописано в договоре. Или уничтожить, если такие денежные потери допустимы для вас, опять же составив жалобу производителю. Я бы проконтролировал, чтобы она дошла до него, все же это его недосмотр.
Торгаш побелел лицом, переводя взгляд с блондина на Зейдара, и обратно, и Зейдар с трудом удержался, чтобы не помахать ему рукой с похабным выражением лица. В конце концов он принц, и без оружия, чтобы так нагло дразнить торговца, которому сейчас явно дали понять, что Зейдар - порченный товар, не подходящий к продаже.
Домашний любимец... Переводчик либо ошибается, либо смягчает правду нарочно. Если немного напрячься, то вскоре я начну понимать истинную речь этого народа. Новые слова, значений которых нет в гайри, придётся просто запомнить. Тогда я смогу понять правду.

- За сколько вы его хотели выставить?
Зейдар перевёл взгляд с торгаша на блондина в белом плаще, внутренне напрягаясь в предчувствии того, что сейчас произойдёт нечто переломное. Не зря блондин так долго нудит, словно шельмоватый счетовод, ругая товар и явно сбивая на него цену. К чему бы такие ухищрения?
Принц прищурился, наблюдая за принявшим участливое выражение лицом блондина. Надо же, первая эмоция, кроме той странной улыбки, с которой он подошёл к его стеклянному плену! Всё остальное время лицо светловолосого было застывшим, словно маска, по которой очень хотелось хорошенько съездить кулаком, чтобы вызвать хоть что-то, кроме этого холодного равнодушия.
- Я его заберу, вижу, что вам тяжело связываться со всеми этими формальностями, а я помню ваше расположение, помощь, внимание…
Что?! Нет, серьёзно?! Вот же дьявол! Так вот к чему было это всё! Ах ты ж хитрый гайр, хвост ангура тебе в пасть!
Зейдара словно подхлестнуло смешанным чувством восхищения и какой-то нервной злости. Блондин был непередаваемо нагл и в то же время брал его... кем? Рабом?
С трудом удалось подавить желание воткнуть белоснежному кинжал прямо в горло. Их просто не было с принцем, а жаль. Но это ещё успеется, судя по всему.
Принц замер, впериваясь взглядом в светловолосого, тронувшего свои стёкла кончиками пальцев.
- Я плачу сумму?
Медленно прислонившись к стеклу спиной, юноша продолжал наблюдать за блондином, играющим бесподобно на чувствах торгаша. Выдержал паузу, предложил выход из положения тут же... Умён и хитёр. С таким придётся быть осторожным. Знать бы ещё, зачем ему он, Зейдар? До его земли отсюда так далеко, что даже боги не всегда могут слышать его молитвы. Вряд ли он хочет выкупить лейра ради его освобождения. С гайрами так не бывает, а если бывает, то только в сказках для юных тали*, мечтающих о красивых историях с хорошим концом.
Торгаш же явно был счастлив своему спасению, Зейдар даже усмехнулся, глядя, как тот рассыпается перед этим правителем в поклонах и благодарностях. Разве что кончики туфель не целует ему.
И всё же под сердцем у лейра было нехорошо. Зачем этот правитель купил его? Зачем ему неуравновешенный лейр, склонный к саморазрушению? Хочет выставить его на арену ради битвы на потеху другим гайрам? Разве что только за этим... Не хотелось думать о том, что этот правитель ещё может сотворить с ним, если Зейдар станет его рабом по закону Гайры.
У тебя ещё нет клейма, но уже появился тот, кто заплатил за тебя. Проклятье! Я не хочу ему подчиняться!
Всё это было очень и очень плохо. И следовало бы в этом разобраться, но чуть позже. Кто он теперь - освобождённый милостью правителя или же его раб? Или же домашний любимец, наподобие псов, хранящих покой гайратских домов от ворья и убийц? Зря этот холёный гайр думает, что Зейдар рассыпется в благодарностях за то, что он выкупил его у торгаша. Как бы нет так!
Переводчик буркнул что-то про газ, отвлекая Зейдара от мысленного и, бесполезного по сути, упрямства. Юноша дёрнулся невольно, вскидывая недобрый взгляд на блондина, а когда из под ног повалил густой туман со сладковатым запахом каких-то цветов, на самом деле испугался, принимаясь снова бить по стеклу, крича светловолосому, чтобы тот прекратил это. Газ убивает, им нельзя дышать смертным, разве гайр не знает этого?! Да и что это за смерть такая, даже не с оружием в руках...
А ещё через пару секунд веки стали слишком тяжелы, руки налились свинцом, голова закружилась и он мягко осел по стене на пол саркофага, прислоняясь тёмной, буйной головой к стеклу, и теряясь частично в клубах усыпляющего тумана.

Справка - *ТалИ - аналог женского начала, Харз - аналог мужского начала.)

Отредактировано Зейдар (2015-06-02 05:13:35)

+1

7

Дикарь, добро пожаловать в новые апартаменты -->Апатия, гарем Джейда

0


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Мистраль-Парк » Аукционный зал дома «Allegro»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC