Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы

Объявление



Время: 315 год Эры Юпитер, четырнадцатые сутки после взрыва в Дана-Бан.
Утро-день-вечер-ночь.

Погода: переменная облачность, ветер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Апатия » Гарем и апартаменты Маркуса Джейда


Гарем и апартаменты Маркуса Джейда

Сообщений 1 страница 30 из 42

1

Гарем Джейда.

- Покои лейра.

http://architek.spb.ru/images/articles/aqua_big.jpg

В зале, с мягкими местами отдыха и наблюдения, расположен герметичный, просторный саркофаг для пета. В этой "клетке" для его удобства и безопасности расположена широкая и удобная лежанка, с выращенной мягкой, полимерной, короткой травой, заменяющей матрас. Несколько камней из такого же мягкого, но упругого полимера являются этакими стилизованными столом и стульями. Из стен по приказу пета трансформируются унитаз, душевая лейка. Покрытие пола моментально абсорбирует воду. По желанию Хозяина пета саркофаг может полностью наполняться водой, либо газом. Сквозь стекло пет может видеть на противоположной стене инфокомм и управлять им, как телевизором для собственного развлечения.

- Покои...

Отредактировано Маркус Джейд (2015-06-02 20:52:06)

0

2

Несколько распоряжений по инфокому, и спящего нового любимца уже ждали новые апартаменты. Двое самых расторопных и умных фурнитура подготовили все к прибытию груза. Большой саркофаг-аквариум, куда просторнее и комфортнее клетки на аукционе, застилала мягкая, полимерная трава, давая новому жильцу и уютное место-возвышение для сна и отдыха, и приятный ногам ковер. Подушки заменяли такого же материала стилизованные небольшие камни, а более габаритные их копии изображали стол и стулья. Все было сделано так, чтобы новый жилец не нашел ничего, чем мог бы повредить себе. В саркофаге поддерживалась теплая, влажная атмосфера, как в тропических лесах, система подавала свежий воздух и отводила использованный.
Первым делом фурнитуры сняли со спящего тела все украшения – ожерелье, наручи, ленты, серьги, всю одежду, чуть укоротили волосы. После, дезактивационный раствор омыл всего нового пета, теплый воздух, следом, просушил, убивая все инородные бактерии, очищая кожу от всего, как самая тщательная банная процедура. Абсолютно обнаженного юношу внесли в саркофаг, удобно устроили на мягком ложе, подоткнули под голову подушки-камешки, и покинули, давая проснуться, прийти в себя и познакомиться с новым жильем. Все вещи его отправились в частное хранилище Джейда, в отдельную ячейку с надписью регистрационного номера нового пета.
Маркус, довольный провернутой сделкой, позволил себе несколько часов еще потратить на аукционе, щедро дегустируя отменное вино, что подавали устроители. Теперь его приобретение было защищено юридически, понятием «добросовестный приобретатель». Очухаются ли военные, заинтересуется ли Рауль Ам, а что его люди так же как и Джейд все прослушивают и доносят ему, Маркус догадывался, так вот, никто и подкопаться не сможет. Он честно приобрел пета, а уж что это не совсем пет, что попал на аукцион он не чисто, что он вообще откуда то украден или сбежал, это уж ни его дело, любой суд будет на стороне добросовестного покупателя. В лучезарном настроении Джейд даже поучаствовал еще в нескольких торгах, заводя конкурентов до заоблачных цен и отступая в последний момент, со злорадством наблюдая, как перекочевывают деньги почти плачущих туристов на счета амойских банков. Ничего, Рауль сам ему подарит самого лучшего своего серафима, за возможность поэкспериментировать с его новым, экзотичным петом.
Только ближе к середине ночи Маркус покинул аукционный дом, размышляя, куда бы направиться. Конечно, может и разумнее, и стратегически вывереннее было вернуться домой, пусть новое приобретение пообвыкается само, поскучает, пообщается с выдержанными и невозмутимыми фурнитурами. Но, как ребенок не может выпустить из рук новую игрушку, так и желание тут же поехать и посмотреть на своего диковинного пета перевесило все. Убеждая себя мыслями, что необходимо же проверить, как его расположили, учли ли все, не ошиблись ли, дать может новые распоряжения, но на самом деле просто неукротимо желая посмотреть на него еще раз, Маркус направился в Апатию.
Умницы фурнитуры тихо докладывали ему о выполнении всех распоряжений, на комм приходили данные о функционировании системы саркофага нового любимца. Он вывел эти столбцы в важные директории своего личного информатория и мог теперь в любую минуту узнать параметры и посмотреть, что происходит в «клетке». Да вот, новая игрушка пока волновала и питала интерес, конечно, не побеждая ряды строчек биржевых котировок, но маяча где-то недалеко от них.
Подхватив бокал с минеральной, витаминной водой, хватит уже на сегодня вина, он прошел в апартаменты нового пета, и уселся на мягком диване напротив стекла, разглядывая юношу.

+3

3

Раз уж выдался в кои-то веки свободный денек, Леон решил не пренебрегать приглашением Маркуса, да и интересно было, что там за такой пэт, которого надо приручать.
Не монгрел же, в конце концов? Хватило нам одного.
Леон привел себя в порядок, приоделся. Негоже ходить в гости в неделю как ношенном сьюте. Он уложил и расчесал волосы, надел один из своих классических сьютов, красный с черным, на груди золотая вышивка, красные идеально облегающие пальцы перчатки. Длинный широкий плащ довершил образ.
Глядя в зеркало, Леон остался доволен своим внешним видом. Его фурнитуры отлично справляются с работой.
Добравшись до апартаментов Джейда, позвонил.

+2

4

Предельно вышколенный, дорогой, шикарный фурнитур открыл дверь ровно через пять секунд после звонка. Как раз то время, что по инструкции безопасности требовалось на опознание визитера, сканирование его вооружения, и для полноты информации еще и эмоций. Все эти данные тут же были переданы на инфоком очков Маркуса, и одним морганием им был послан благосклонный ответ на впуск собрата блонди.
Фурнитур вежливо поклонился, принял плащ, как настоящий терранский, британский дворецкий, и повел гостя в те аппартаменты, где расположился хозяин.
- Леон? Какая приятная неожиданность, - протянул Маркус, так что даже можно было решить, что он рад. Впрочем, любой человек так бы и решил, люди ж так примитивно запрограмированны природой считывать эмоции по изменению лица и по тембру голоса. Другое дело - искусственно выращенные сверх-организмы, спектр обмена ими информацией куда сложнее, прихотливее и многограннее. Так по изображенным эмоциям можно было считать, что один блонди рад и удивлен визиту сотоварища. По оцифровке информационного поля каждым из блонди, и тут же выстраиваемыми ими векторами возможностей, ну а для чего более трехсот ай-кью единиц-то надо, можно было разгадать и смоделировать еще, как минимум, три слоя реакций на визит. Два из них точно были политическим и финансовым. Но, впрочем, и действительно приятным приход второго блонди тоже был, не будем отрицать.
Маркус, как выращенная единица чистой математики и логики, для отдохновения предпочитал гармонизироваться менее систематизированными разумами, впечатлениями, эмоциями. И вот тут уж блонди, отвечающий за культуру и искусство, был ему наиболее симпатичен. Вы можете сказать, что так же бы ему подошел и собрат метеоролог, но тот был более утомителен, уж слишком был порывист и безумен. К тому же кто, как не искусствовед, мог по достоинству оценить его коллекцию антиквариата, с кем было так волнительно схлеснуться в погоне за очередным раритетом, и ощутить почти настоящий оргазм, если удастся переиграть и отловить самую исчезающе незаметную, но точно существующую за строгим выражением лица Леона гримасу досады. Впрочем, красавцы стоили один другого, так что порой и Маркус раздраженно мог и сломать что-либо, если у искусствоведа находилось что-то более ценное, и, по его мнению, более достойное его, Джейда.
- У меня новое вино из федерации, подарил посол, предлагаю продегустировать и полюбоваться моим свежим приобретением! – гостеприимно повел рукой к стеклянному столику у дивана с диковинной бутылкой розового вина. Фурнитур тут же бесшумно возник со вторым бокалом.

Отредактировано Маркус Джейд (2015-06-05 21:33:51)

+3

5

Мгновенный взгляд в зеркало, оценка внешнего вида - и после удовлетворительной улыбки Леон прошел в полутемный зал. Освещение было идеальным - не яркое и не темное, самое то, на котором отдыхают глаза. Остановившись у столика, с деланным безразличием окинул взглядом комнату. Полутьма не мешала увидеть появившиеся некоторые прекрасные произведения искусства, пропущенные Клэром на аукционах ввиду чрезвычайной активности федералов в последнее время и занятости. Клэр оглядел их, великолепные исторические экземпляры. Наклонив голову, спрятал неудовольствие по этому поводу.
- Я опять пропустил аукцион... Они прекрасны.
Нельзя было не признать прекрасный вкус и подход в выборе предметов украшения интерьера у Маркуса Джейда. Среди беготни своей профессии, бесконечный болтовни, камер, микрофонов, авралов и проблем свалившихся на Синдикат после... всего, математически выверенный, уравновешенный и спокойный Джейд было то, что надо. Мне казалось что еще неделя в подобном темпе и перегорю. Слава Юпитер что появилось "окно" в пару дней. Леону нужно было успокоиться и обдумать дальнейший план действий. Маркус для этого подходил идеально. В его апартаментах было тихо. Спокойно и красиво. Не надо было никуда бежать, в кои то веки можно было немного расслабиться. Да и сам Джейд... Отстранено вежливый, вечный соперник по гонкам за антиквариатом, с ним было интересно общаться и обсудить последние приобретения.
Леон взял бокал вина и, пригубив, похвалил:
- Ммм... Отличное вино, превосходный букет!

Отредактировано Леон Клэр (2015-06-05 21:39:01)

+1

6

Мягко вынырнув из объятий глубокого сна, Зейдар почувствовал влажный тёплый воздух. На какое-то мгновение ему подумалось, что боги забрали его, но по легендам место богов было укутано высокогорным туманом и никто из живых не знал, горячо там или холодно. К священным горам был лишь один путь - через храм. Телу было слишком легко, руки двигались, а сквозь веки пробивался неяркий свет.
Юноша открыл глаза и тут же взгляд его упал на траву и на каменистое ложе, на удивление выглядевшее, как камень, но по ощущению бывшее чем-то ещё. Неизвестный материал, не царапающий кожу. Зейдар даже специально провёл рукой по поверхности, убеждаясь, что не знает такого материала. Он плавно сел, поджав одну ногу под себя и склонился к траве, желая разглядеть её поближе. Трава под пальцами оказалась такой же странной, без запаха, хоть и отрывалась, подобно настоящей.
Зейдар выпрямился, оглядывая свою новую клетку. В том, что это клетка, сомнений не было. Комната, что была по ту сторону прозрачной преграды, была совсем другой. Никакой травы, кресла, странные на вид, но всё же опознаваемые. Совсем другой мир.
Ощущение дискомфорта заставило отвлечься от разглядывания обстановки. Что-то было не так...
Юноша опустил голову и густо покраснел, чувствуя себя задетым до глубины души. Проклятый гайр обнажил его, не оставив даже тонкой набедренной повязки!
По щекам полыхнуло горячим приливом, а сердце зачастило в груди, вынуждая Зейдара прижать ладонь к нему. Но даже это было пол-беды. Гайр снял с него камень богов, потому что на шее больше его не было! И это уже было прямое оскорбление всего его народа. Даже охотники не снимают со своей добычи камень богов. Его не снимают даже с мёртвых тел, чтобы душа могла вернуться к ним после смерти. А этот светловолосый гайр приказал его снять.
Он скорее лопатками почувствовал, что на него кто-то смотрит. Резко обернувшись к боковой стене, он заметил там человека в светло-фиолетовой одежде, обтягивающей его, словно вторая кожа. Лицо стоявшего за стеклом гайра было бесстрастной маской, с какими ходят слуги.
- Подойди ближе ко мне. - чётко произнёс лейр, глядя пристально на слугу. - Ты умеешь говорить, гайр? Я хочу, чтобы ты говорил, а тот, кто переводит твой язык на гайри - молчал.
Фурнитур немного растерялся, но в комнату к нему не пошёл, однако подошёл к стеклу. Зейдар повернулся к нему полубоком, чтобы тот не лицезрел его неприкрытое естество.
- Расскажи мне, что произошло со мной. Как называется земля, в которой я нахожусь? Почему я лишён одежды и символа моей веры? Почему тот, кто говорит на гайри, не даёт мне услышать твою речь и как его заткнуть?
Фурнитур помялся с ноги на ногу, понимая его вопросы с помощью переводного устройства, но не решился всё обсуждать с ним, не спросив своего владельца. Зейдар видел на его лице короткое замешательство, тут же тщательно спрятанное за его маской, и это настораживало. Что такого в его вопросах, что кажется слуге недостойным ответа? Или он не ожидал, что Зейдар заговорит с ним? Тогда зачем подошёл к стеклу?
- Саммах всемилостивый и всемогущий, дай мне кротости и терпения. - тихо произнёс Зейдар, прикрывая глаза и одновременно прикрывая ладонью постыдную обнажённость спереди, но не касаясь своей плоти.
- Так ты умеешь говорить, гайр или всё же нет? - юноша резко вскинул голову, чтобы поймать взглядом лицо слуги. Точнее его губы, произносящие чуждые слова.
- Я умею говорить, но без разрешения господина Маркуса я не волен обсуждать его приказы с тобой, пэт.
- Что означает Пэт? Толкователь говорит, что это значит - домашний любимец. Он лжёт?
- Не совсем. Господин Маркус объяснит тебе это так, как сочтёт нужным. Ты хочешь есть или пить?
Зейдар покачал головой, отмечая про себя, что правителя зовут "господин Маркус". Очевидно, слуга говорил о том светловолосом, который чуть не убил его газом.
Усыпил. Здесь газ усыпляет. Иначе я уже был бы перед очами Сущих.
- Нет, еда мне не нужна. Я могу выпить воды, если ты её принесёшь. - спокойно ответил принц, прикидывая, что будет, если он попытается прижать этого, хлипкого с виду, парнишку, когда тот войдёт в его клетку. Быть может, тогда он станет более разговорчивым? Пару хороших ударов лицом в стекло кого угодно сделают разговорчивым.
Однако его планам не дано было осуществиться. Слуга поставил стакан в нишу сбоку и отошёл прочь, поясняя, что он должен сделать, чтобы вытащить стакан.
Трусливый кури!
Принц скрипнул зубами, поднялся, послав к дьяволу стыд перед трусоватым слугой, нажал на кнопку, чтобы поднялась перегородка и взял стакан с водой, тут же выпив его до дна. Затем вернул его назад, снова нажав на кнопку, и вернулся на каменистую софу, усаживаясь в прежнюю позу - одна нога на полу, вторая под собой.
- Проваливай, курий хвост! От тебя всё равно нет никакого проку. И захвати с собой этого бесполезного толкователя. Твой хозяин заплатит тебе за труды. - Зейдар тряхнул тёмными локонами, завившимися в тяжёлые спирали от влажного воздуха и гордо поднял голову, давая понять слуге, что разговор с ним окончен. Делать в этой зелени и искусственных камнях было нечего, но у Зейдара было полно над чем подумать. Мысли были всё больше не радужные, скорее отчаянные в своей безнадёжности. Зейдар чувствовал, как тяготится его сердце, мешая его сомнения с предположениями. Он потратил на свои внутренние переживания целых полчаса, прежде чем решительно положить руку на грудь и обратиться мыслями к богам. Молитвы его были размеренными и должны были принести успокоение. Он понимал, что боги вряд ли его услышат, но что ещё ему оставалось, кроме как застыть в этой позе, мысленно  рассказывая богам всё, что он чувствует, находясь тут. К ним уходила его злость на безверного правителя Маркуса с его приказами, к ним же взывал он, прося дать ему мудрости, чтобы с достоинством пережить свой позор.
Время шло незаметно, а он так и не сдвинулся с места, уйдя в своих молитвах далеко за пределы ограничивающего его, внешнего мира.

+3

7

- Ты много аукционов пропустил, - чуть подпустил насмешки в тон Маркус, - никакой интриги без тебя, все скучно было и предсказуемо – выбирай, что нравится, и бери.
Поднял бокал, тостуя собрату, тоже взявшему и отпившему из своего.
- Легкий такой привкус танинов, отдает виноградной косточкой и флером молибдена, вот даже можно примерно сказать, в какой звездной системе выращено и сделано, - с наслаждением улыбнулся, еще удобнее откидываясь на спинку дивана. Для полного удовольствия еще не хватало, чтобы Леон уселся рядом и, наконец, его внимание можно было отвлечь от мертвых безделушек на живую.
Новый пет, тем временем, одарял глаза всей красотой обнаженного светлого тела. В калейдоскопе компьютерно точных определений можно было перетекать описанием оттенков от части тела к части, но если обобщить по-человечески, то цвет его кожи поэтично можно было сравнить с матовым опалом. На этом слове Маркус и остановился. Волосы юноши он охарактеризовал не менее романтично – цвет воронова крыла. Глаз бежал от одной детали к другой, напитываясь удовольствием созерцания.
- Убери руку, - холодно и весомо уронил приказом пету, чтобы та не мешала оглядывать и паховую зону того.
- В статике он великолепен, не правда ли, - обратился к Леону, как ценитель к ценителю, будто обсуждали они дорогую и древнюю амфору или драгоценное украшение.
Окружение в аквариуме только подчеркивало, оттеняя всю красоту тела, выделяло его, выпячивало на передний план.
Да, Маркус, можно сказать? гордился своим приобретением и откровенно хвастался им перед собратом. Дааа, тщеславие присуще и самым лучшим.

+1

8

- Работа мой друг, работа. В первую очередь - она, ничего не поделаешь.. Сам знаешь, – непринужденно садясь рядом с Маркусом, ответил Леон. - Хотя, конечно, мне обидно. Та ваза...
Но тут взгляд Клера упал на пэта, и все вазы, амфоры и украшения вылетели из золотоволосой головы. В первое мгновение элиту показалось, что это монгрел, Леон почти иcпугался – неужели снова?! И Маркус туда же?! Но, по счастью, немедля разглядел причудливые татуировки, другой тон кожи, и успокоился. Юноша был… красив. Необычно, непривычно, не обезличенной красотой породистого любимца, еще не вошедшего в возраст мужания. Этот явно неприрученный ручной отлично сложен, силен, шикарные волосы кольцами по плечам… ярко до дерзости. Но как же привлекательно!.. 
- Он удивителен, – не мог не признать Леон. - Мне еще не доводилось видеть подобных экземпляров... Но он же... дикий?
Все удивление Клера выразилось в приоднятой идеальной брови - небывалое выражение эмоций. Потягивая вино, блонди с любопытством разглядывал темные глаза дикаря, прямо-таки мечущие молнии.

0

9

Дикий и грациозный, словно застывший в своей молитве юноша, даже не слышал того, как в комнате за стеклом зазвучала речь. Мужчины переговаривались, но мыслями Зейдар был так далёк, что даже не заметил их присутствия. Медленно открыл глаза, медленно выдохнул, чуть склонив голову книзу в знак почитания и окончания молитвы, мягко коснувшись лба, губ и места над сердцем кончиками пальцев. И лишь затем чуть повернул голову к находящимся в комнате.
Гайры, пришедшие в ту часть, что находилась за стеклом, вели себя строго, как и положено высокопоставленным лицам, однако оба они были одеты, пили напитки, разглядывали его сбоку и поворачиваться к ним лейр не торопился. Он наблюдал за движением их губ и постепенно начинал понимать их речь, пусть не всю, но частично. Некоторые слова не имели значения на гайри, но перевод толкователя принц не слушал больше, полагаясь исключительно на ощущение от произносимых фраз.
- Убери руку, - чётко произнёс ему тот, который выкупил его на торгах.
Зейдар криво усмехнулся одними губами, но не шевельнулся, чтобы исполнить приказ блондина.
- Пока не получу ответов, ты не будешь приказывать мне, гайр. - с акцентом, но всё же произнёс на амойском принц, оставив на гайри лишь определение рода мужчины.
- Первородный хочет повиновения - пусть объяснит, где я, какой у меня статус, почему я лишён одежд и символа моей веры.
Зейдар перевёл сверкнувший тихой злостью взгляд на второго присутствующего здесь блондина.
- Дикий. - чуть кивнул он, вновь возвращаясь недобрым взглядом к Маркусу. Как много рассказал своему приятелю этот блондин? Стоит ли снова повторять всё о себе, что он говорил на торгах этому человеку, или же хитрый гайр сделает вид, что он ничего не знает? Разве не он торговался с работорговцем за него, сбивая цену, прекрасно слыша, кто он такой и откуда? Это не значит, что Зейдар должен повиноваться ему. По-крайней мере пока его неведение ещё слишком велико и на руке нет знака принадлежности этому человеку. А его нет, Зейдар проверил, пока был один в этой комнате. Никаких новых татуировок гайр ему не добавил, как не надел на него и временный знак принадлежности. Только всё с него поснимал за каким-то дьяволом!
- Я мог бы рассказать больше. Ты сказал ему, откуда я взялся или мне сделать это самому?

+2

10

Ну да, ну да, работа, - кривовато улыбнулся про себя Маркус, - создавать хаос вокруг себя и еще и внушать окружающим, что это необходимо и им.
Но, тут уж ничего не поделаешь, хотя он такой работы не понимал, по большей части, и себя не мог представить на месте Леона, однако раз есть спрос, то и этот консул не бесполезен. Хотя… Вот ему бы Маркус точно выделил место в своем гареме, как превосходному пету, никаких бы денег не пожалел, реши Юпитер вывести Клэра из Совета.
- Дииикиий, ну что ты, Леон, кто бы стал продавать дикого на аукционе. Нееет, это ведомство Рауля так расстаралось, - если долго играть в одну историю, то можно в нее и поверить, и совершенно искренне вести свою роль, - Сначала серафимы, теперь русалы… Единственно, - интимно снизил голос, - мне кажется, что работники Рауля в чем-то ошибку допустили, я потому и не позволил его на настоящие торги выставить. Скандал бы еще был, а у нас и так сейчас Странностей, - выговорил это слово несколько брезгливо и презрительно, - многовато.
Перевел взгляд на зашевелившегося за стеклом пета. Да, теперь уже точно пета. Дисциплинированный разум Маркуса просчитал оптимальный путь поведения и интриги, и будто бритвой Оккама отрезал все ненужное, фактически перестав в это верить и придавать этому значение. Будто и вправду он впервые увидел русала на аукционе, взвесил, оценил и принял решение.
- Вот, видишь, - кивнул в сторону говорившего пета, - Я пока не тестировал еще серафима, не впечатлила меня эта линейка, может, там и все благополучно, но вот этот прототип сыроват. Я понимаю, это интересная мысль - программировать мозг на историю, так, наверное, покупателю интереснее, но вот примитивные истории, мифологизированные, как видишь, не очень уживаются с программой послушания.
Маркус отпил глоток вина.
- Но мне показалось это забавным. Хотя, может, и придется, в конце концов, вернуть его в лабораторию, на доработку. Только я пока Рауля не хочу беспокоить этим, у него и так дел по горло, - криво улыбнулся.
То, что пет не дает рассмотреть себя и игнорирует приказы, Джейду не понравилось. Одно дело - непослушание и капризы перед Хозяином, это можно рассматривать, как элемент сексуальной игры и допущение на различные воздействия, другое дело, когда это происходит перед Гостем.
- О, я тебе не показал, что он может, ну, во всяком случае, должен мочь, - еще коварнее улыбнулся Маркус и отдал распоряжение голосовому интерфейсу:
- Воду.
С потолка аквариума хлынула через фильтры теплая вода, быстро наполняя все пространство.

+2

11

Наблюдая за наполняющейся водой камерой Леон поинтересовался, отпивая действительно чудесного вина:
- Планируешь выставлять его на пэт-шоу после воспитательной работы? - работа, у трудоголика Клэра на первом месте любимая работа. Да и интересно было глянуть и сравнить этого полудикое создание в тандеме с холеными Академическими пэтами.
Леон улыбнулся.
Звук голоса юноши завораживал. Живой, богатый язык, прекрасные интонации и модуляции - сделали бы честь любому элиту. 
Клэр покачал головой:
- Хорош, очень хорош. Интересно, что из него получится при должном вложении сил и времени. Поздравляю, Маркус, превосходное приобретение хоть и строптивое.
Блонди встал, подойдя ближе к стеклянному бассейну, медленно, но верно наполняемому водой. Мягкие камни, водоросли, трава, мягкий, рассеянный свет - полная иллюзия пребывания под водой в настоящем водоеме.
- Как же они допустили такой промах, наши досточтимые генетики? Такой непослушный, такой прекрасный. Интересно, без вмешательства коррекции можно выправить его характер? Боль, голодовки, наказания? А может, диаметрально противоположное воздействие? Это будет интересный эксперимент.
Специалист по изучению и внесению культуры на Амой отвернулся, сел в кресло, ставя на столик пустой бокал, спросил небрежно:
- И, праздного любопытства ради, дорого он тебе обошелся?

+2

12

Светловолосый словно и не слышал его угроз. Он вёл себя так, словно бы и сам верил в то, что купил его на торгах. Зейдар опёрся на руку, чуть подавшись вперёд, и продолжал читать по губам обоих гайров. Внимательно, чтобы не пропустить каких-либо непонятных слов, которых в речах блондинов хватало с лихвой.  Может быть и правда светловолосый всего лишь думал, что он...кто? Может он не был в курсе того, что произошло с железной птицей, а увидел его впервые на торгах? Зейдар засомневался, потому что тот, которого звали Маркус, говорил убедительно. Слишком убедительно, чтобы иметь основание не верить ему. И ещё в его словах промелькнула крамольная мысль, что некто создаёт людей, подобно богам. Некто Рауль...
  Юноша запомнил это имя на всякий случай, как запоминал и имена присутствующих. Тот, что с короткими лохматыми волосами - Маркус, купивший его, а второй, с длинными волосами, Леон. Второй, кажется, был впечатлён приобретением Маркуса, но счёл его диким. В мире Зейдара дикари выглядели несколько иначе.
Столкнуться с дикими племенами было ещё одной угрозой, потому что дикие ели себе подобных, занимаясь каннибализмом даже в собственных племенах. Они охотились на горожан, нападали на фермы, иногда пытались проплыть за городскую стену. Их речь была неполноценной, а их амулеты доводили жителей Лейрата до паники. И если Леон счёл его диким, то почему? Из-за его неприкрытой гордости и поведения?

- О, я тебе не показал, что он может, ну, во всяком случае, должен мочь. Воду!
Услышать и увидеть то, что ответил на это Леон Зейдар не смог. Внезапно хлынувшая с потолка вода вымочила лицо и волосы, потекла напором по плечам и рукам, наполняя его комнату и скрывая травянистый ковёр под собой. Первой мыслью было отпущенное на гайри ругательство. Хитрый гайр знал, что он рождённый водой, и нарочно решил продемонстрировать своему другу его дар. Зейдар же упорно не желал ему подчиняться, однако вода быстро заполняла пространство комнаты и прохладной кромкой уже доходила ему до бёдер. И вот тут Зейдар вдруг ещё раз вспомнил о том, что неприлично раздет. Конечно он не демонстрирует гайрам своё естество, поставив руку так, что они мало что могут видеть, учитывая его позу, но вода - это как раз то, что поможет полностью скрыть нижнюю часть его тела.
Юноша вздохнул, закрыв глаза, и опустил ногу на пол, соединив обе ноги вместе. Ступни стремительно стали покрываться мелкими серебристыми чешуйками, сращивая меж собой обе конечности. Серебристая волна чешуи побежала вверх по щиколоткам, коленям и бёдрам, скрытым уже под водой. Она текла, сверкая серебром, словно волна, и тут же плотно прилегала к телу, становясь густой и чёрной. Из места, где раньше были пальцы ног, выбился и на глазах вырос, будто двухцветный веер, плавник-полумесяц. Чёрный, словно смола, переходящий вкраплениями серебра в ртутно-искристый, чуть подранный хвост. Хребет рыбьего хвоста украсился краплёным серебром гребнем.

  Зейдар дождался, пока вода дойдёт ему до шеи, а потом плавно оттолкнулся сильными руками от софы, погружаясь в воду с головой и делая рывок к стене.
Чешуя полностью скрыла его тело до крестца сзади и паховых косточек спереди, укрыв ровной чешуёй и то место, которое обычно напоказ не выставляют. Сильные махи руками помогли лейру стремительно преодолеть расстояние до стены и ловко развернуться в обратном направлении, набирая скорость. Чёрная волна волос всколыхнулась облаком при развороте, лишь на мгновение свернувшись тяжёлыми кольцами в воде, и вновь распрямилась, стрелой летя за спиной лейра, всплывшего под потолок и тут же нырнувшего вниз к самой траве. Если бы на его руках были ленты, они развевались бы в воде, добавляя ему грации и красоты. Но даже без них лейр был грациозен и быстр. Мышцы на спине перекатывались от каждого движения рук, когда он набирал скорость. Плоский живот, изящная талия. Он, несомненно, был красив, этот изгибающийся на поворотах юноша. Смуглый оттенок его кожи в сочетании с угольным хвостом и ртутно-серебристым плавником создавал непередаваемый контраст тонов.

Зейдар сделал ещё пару кругов по комнате и резко остановился посередине, медленно и легко опускаясь на дно. Он застыл в облаке чёрных волос, опустившись прямо над софой, сложил руки на груди, чуть наклонил вперёд голову, чтобы видеть лица блондинов, глядя прямо на них тёмно-зелёными глазами.

Конечно, он мог бы и не делать всего этого. Не красоваться перед ними в их бассейне, не показывать насколько ему комфортно в этом облике и насколько он быстр. Мог бы, но передумал. Неизвестно, когда он увидит воду ещё с возможностью погружения. Может, через день, а может, и через неделю. Грех упускать шанс побыть в пресной воде, чистой, даже слишком чистой, судя по превосходной видимости и слышимости. Вот только гайр перехитрил его опять. Из-под воды лейр не мог говорить с ними. Вернее, мог бы, но они бы не поняли его слов, ибо вода искажала звук, удлинняла звуки в воде, и глушила для тех, кто находился на суше. Мало того, что их разделяло стекло, так теперь ему пришлось бы говорить с ними так, чтобы они читали по губам. А они вряд ли это умеют и хотят этого.
Вот проклятье...
Зейдар обернулся, ища взглядом хоть что-то, чем можно говорить с ними, и не найдя, опять повернул голову к светловолосым, величественно опускаясь полулёжа на софу и свернув хвост за собой так, как если бы поджал ноги. Опираясь на локоть, юноша подпёр голову ладонью и криво улыбнулся уголком губ Маркусу.
   
Умён, ничего не скажешь. Интересно, как много он знает о лейрах? Кроме их способности обращать своё тело в иную форму, выходило, что знает он немного. Одна комната с камнями и травой говорила об этом. И то, что он поснимал с него одежду, тоже больше походило на скудные сведения о диких лейрах. Зейдар пристально вглядывался теперь в губы говоривших, возвращаясь к их обсуждениям и к своим новым попыткам найти в новых словах хоть какой-то смысл. Пока это удавалось с трудом. Ему отчаянно не хватало знаний об этом мире, но зато он замолчал, как и хотел этого светловолосый гайр.

Отредактировано Зейдар (2015-06-07 21:50:06)

+5

13

Тонкая улыбка плыла по губам Маркуса, пока он слушал Клэра. Легкая, горделивая, чуточку тщеславная, но и холодно-выхолощенная, как реакция на всего лишь хорошо проделанную работу. Собрат был убежден, или хотя бы принял правила игры, приятно осознавать свое совершенство.
Прохладное вино, ровно той, идеальной температуры, чтобы букет раскрывался полностью и во всей своей красе, ласкал губы и тек в горло. Глаза же уже наблюдали за петом.
У того был еще выбор, но оба его пути были на руку Маркусу. Стань он противиться, сопротивляться, пытаться покончить с собой захлебнувшись – это бы подтвердило версию о браке и ускорило решение о коррекции. При том стопроцентно убедив всех, что приобретение - настоящий пет, а не инопланетянин. Решив же быть покладистым и показав себя во всей красе – так же легализовал рассказ о новой линейке питомцев и таланте их гениального изобретателя, Рауля. А самое главное, второй путь одарил бы и самого владельца, и его высокого гостя невероятным и великолепным зрелищем. Такой тщеславный бальзам на сердце.
Глаза Маркуса неотрывно и завороженно следили, как трансформируется тело лейра. Да, он прочел в информатории физику, биофизику и физиологию этого процесса, но, одно дело ряд цифр, другое – живое, прямо перед тобой происходящее превращение.
Это Было Прекрасно.
Розовые губы Джейда заалели возбуждением, золото глаз подернулось влагой и налилось притягивающим сиянием. Чудо по-детски сжимало сердце, ускоряло ток крови, поднимало градус тела. Рука отставила бокал, и Маркус поднялся, подходя к стеклу, почти рядом с Клэром. Для удовольствия было так много преподнесено, кроме единственного, желанного, тактильного контакта.
Рука в перчатке обвила тонкую талию Леона, острый подбородок лег в ямку меж ключицей и шеей, голос хрипловато-мурлыкающий, точно модулированный всей мощью генной инженерии для подобных мгновений, потек в ухо собрату.
- Дааа, на шоу ему не будет равных. Ты видел когда-то что-то более прекрасное?
Ровные, идеальные зубы на мгновение сжали мочку уха Клэра.
- Конечно, дрессировка, и что бы ты предложил конкретнее? - медоточивый тон, начавший перечислять все самые жаркие практики укрощения петов, - сладкая боль, дааа, может… Свист плети, кибернетические игрушки, дарящие разом и ее, и наслаждение, задействующие все центры поочередно, когда любимец и не может выбрать, скулить ему от боли или кричать от удовольствия. Возбуждение и стянувшие оковы не дающие ему реализоваться. Пытки сладострастия, переписывающие все естество заново…
Голос нашептывал одну бесстыдную фантазию за другой, обнажая весь бесконечный арсенал элиты, чуть приоткрывая флер, давая заглянуть и поразиться этим нескончаемым спектром заложенных комбинаций.

Отредактировано Маркус Джейд (2015-06-08 11:54:48)

+3

14

С восхищением и благоговейным трепетом, не скрывая его, Леон наблюдал потрясающе красивую картину превращения.
- О, Юпитер... Это потрясающе. Просто невероятно, - впрочем, на лице блонди не отразилось ни одной эмоции, голос тоже остался спокоен и ровен, но глаза - вечные изменники - вспыхнули и загорелись любопытством и восхищением.
Стоя у стекла, Клэр любовался ленивой грацией пета, естественной для него, как дыхание. Вот теперь в его образе все встало на свои места и его красота, дикая, иная, стала совершенной.
- Потрясающе. Просто потрясающе, - повторил Леон, выдохнул, покачав головой. Отпил вина и чуть не подавился ощутив прикосновение и шепот Маркуса.
Прикосновение к чувствительному уху, как огненный бич, высекло мурашки из тела Леона. Скулы порозовели. Вечноюный искусствовед взмолился всем шестеренкам Юпитер, чтобы Маркус этого не заметил. Вино качнулось в бокале - руки дрогнули. А Маркус продолжал своим вкрадчивым шепотом посылать искры возбуждения по телу Клэра, требовал ответ, было страшно открыть рот - голос мог изменить. Тело загорелось, задрожало, отзываясь на провокацию.
Выдержка, выдержка, выдержка... - твердил себе Леон, как мантру.
Он вырвался, отошел от Джейда и, пару раз глубоко вздохнув и убедившись, что голос не изменит, ответил:
- Можно попробовать по очереди - что произведет больший воспитательный эффект. Было бы интересно понаблюдать за этим. Он уникален.
Залпом допив вино и окончательно взяв себя в руки, Клэр улыбнулся хозяину.

Отредактировано Леон Клэр (2015-06-08 12:58:45)

+2

15

Эффект был интересным, по меньшей мере… Что там подумал искусствовед, что почувствовал, чего испугался, прыская из под рук, как энергетические импульсы от пальцев? Почему так дернулось вино в бокале? Почему на мгновение сенсоры показали скачок температуры? Разве не знал очаровательный и гламурный Леон, что инстинкты хищника, а человеческая природа, усиленная генетически, рождала только хищников, тут же включа ется на побег жертвы, однозначно, – интересом, желанием поймать, аппетитом и интригой.
Маркус отвел медовые глаза от пета в колбе, тот уж никуда не денется, пусть порезвится в родной стихии, а тут ведь появился раздражитель и объект заинтересовавший куда больше.
- О, на старушке Терре была игра в «доброго и злого полицейского». Сделаем так же? Ты – добрый, я – злой, - протянул холодно, обегая вверх и вниз взглядом по фигуре собрата, - Ты – даришь удовольствие, я – боль и неудобства. Увлекательно?
Одним шагом преодолел разделявшее из расстояние, впечатывая Леона в стекло аквариума, полубоком меж своих рук.
- Итак, чтобы ты сделал первым? Какое бы воздействие произвел? – заинтересованно прошелестел в ухо, горячим дыханием овевая открытую сьютом шею собрата.
Глаза голодным до информации зверем скользили по профилю блонди – высокий лоб, подрагивающие ноздри, напитанные кровью губы, подбородок, кадык.
Что такого? И почему ты вкладываешь в это что-то большее?
С интересом препарирующего бабочку естествоиспытателя Маркус обсчитывал все реакции Клэра, смаковал их, изучал, отмечал.

+4

16

- Маркус, о Юпитер, что ты делаешь.. - прошептал уткнутый в аквариум и зажатый горячим телом блонди. Неловко развернулся и глянул растерянно серо-голубыми глазами в золотые, хищные, голодные глаза Маркуса. Блеск его прекрасных очей, которые Леону всегда нравились, заворожил, заставив замереть, глядя в глаза.
Шепот в ухо снова послал ураган мурашек и искр по телу.
Куда же еще больше, Леон... Успокойся. Самоконтроль. - Но, несмотря на уговоры, Клэр ощутил себя зверем в клетке. Тело горело и вздрагивало. Но взяв себя в руки улыбнулся.
- Методы, Маркус? Мне ли учить тебя? Ммм... Экспериментальным путем выяснить предпочтения и строго дозировать доводя до исступления... Не давая расслабиться. - промурлыкал искусствовед, отвлекшись на миг от действительности.  - Мне хочется верить, что ты не соберешься использовать эти приемы на мне.  Отпусти меня, пожалуйста. - Леон положил руки на ладони Маркуса, отводя их от себя, одновременно делая шаг к блонди. - Не уподобляйся Ясону нашему Минку. Я не Рики, и я не буду терпеть подобное обращение, тем более, на глазах у твоего пэта. 
То, что Зейдар стал свидетелем этой сцены невероятно задело Клэра, смутило. Отведя руки Джейда от себя, Леон шагнул к дивану, сел и, налив себе еще вина, глянул на Маркуса.
Поймал взгляд русала в аквариуме, отвел глаза, смутившись:
- И, Маркус... Не стоит смотреть на меня, как голодный тигр на кролика.

+1

17

Ах, этот розовый отсвет ланит, стыдливый персик губ, – всплыли в голове какие-то старинные стихи еще с Терры, вот ведь чего только не подскажет накачанный информацией разум. Глаза жадно изучали каждый самый крохотный штрих реакции, находя всему свое название, препарируя слой за слоем.
Конечно, Маркус не применял силу, конечно, спокойно позволил Клэру вывернуться из его рук, конечно, не препятствовал отойти и сесть.
- Мой друг, ты и вправду очень устал, - вынес свой вердикт, попутно огладив стекло, за которым плавал русал. – Твой изысканный ум и красноречивый язык дают сбои, - усмехнулся покровительственно, - Я могу принять, как комплимент мое сравнение с Первым консулом, пока он лучшее, что было создано на благо Амой, - стал чуть ехиднее, - Но такое неподобающее самоуничижение… В здравом уме сравнить себя с шелудивым щенком из трущоб? Леон, так ли здрав твой ум? Что тебя гнетет?
Прошелся по комнате и уселся рядом с блонди на диван, достаточно близко, чтобы тот мог чувствовать его, а он его тепло. Бокал Маркуса с тихим переливчатым звяканьем соприкоснулся с бокалом Леона.
- Я-то думал, что ты не будешь вдаваться в теории соблазнения и воспитания, я их и так знаю, а перейдешь к практике, - чуть капризно протянул, - перед тобою восхитительнейший образчик генного гения, - хмыкнул на чудесное словосочетание, - Или ты хочешь, чтобы я начал?
Джейд перевел взгляд на русала, пора было уже начинать преподавать тому науку послушания и поведения в этом новом мире.
- Кислота, - почти сладко протянул Маркус, подтверждая интерфейсу обсчитанные ранее параметры.
Совсем немного эссенции поступило в воду, не до ожогов, только до легкого раздражения, всей кожи, всех частей. Только разогреть, только подстегнуть чувственность, только начать изнывать от возбуждения нервных окончаний.
Так же быстро трапы в полу аквариума стали всасывать воду, оставляя русала на воздухе, без возможности омыться, и в необходимости скинуть чешую, пуская кислоту на самые чувствительные и незащищенные части тела.
- Ну-с, мой чудесный любимец, как тебе понравится такая игра? – сладко протянул, внимательно глядя на лейра, а руку закинув на плечо Клэра, будто концентрируя его внимание, и желая с ним разделить восхитительное переживание.

+3

18

Никакая физика, биохимия, физиология и биофизика не могли толком объяснить, как лейры обращаются в свой естественный облик. Предположения, гипотезы и только. В итоге всё сводилось к повышенной скорости регенерации и обратимой мутации. Вычленить истину не удавалось хотя бы потому, что объект невозможно было вывезти с Гайры, а внешнее наблюдение с зондов и спутников не давало полной картины. К слову, они слишком часто выходили из строя, что делало эту исследовательскую линию непомерно дорогой и трудной для изучения.
Зейдар присматривался к словам, произносимым губами людей, но всё равно многого не мог понять пока. В его духовном начале некоторым понятиям не находилось аналогов, поэтому понимание было неполным. Лейр оставил попытки на время, надеясь, что позже с ним поговорят на его языке и тогда он наконец обретёт понимание своему положению. Зато достаточно интересно было понаблюдать за гайрами со стороны, что тоже дало свои результаты. Они оба подошли к стеклу и тот, что был в стёклах, принялся соблазнять того, который был с длинными волосами. Тембр его голоса неуловимо изменился, а откровенный прикус за мочку уха и вовсе давал понять, что Маркус неприкрыто флиртует с Леоном.
Зейдар чуть усмехнулся, видя подобное во дворце сплошь и рядом. По законам флирта Леон должен был либо принять жаркие беседы и обещания, либо возмутиться и отказаться от них. Дальше же всё могло развиваться в зависимости от положения тали. Харз всегда делал первый шаг к объекту своего интереса. Сейчас в роли харза выступал Маркус, а Леон был явно в роли тали. Маркус практически запечатал его у стекла обеими руками, глядя в профиль на свою жертву, подобно хищнику.
Зейдар не пошевелился на своём месте, с интересом наблюдая за этой парой. В своё время он бы даже сделал ставки на секс между гайрами, будь они его рабами. Вот только лейры не могли иметь рабов, живя под водой. Гайры так и не научились ещё дышать кожей и нещадно тонули, к большой досаде Зейдара. Да и нейры их жрали, едва только тем взбредало в дурную голову ступить в воду Бесконечного озера.
Маркус перешёл на шёпот, цепляясь взглядом за очертания профиля Леона. Зейдар бы поставил на то, что он победит в этой эротической игре. Видно было, что Леон смущён и потому так быстро повернулся лицом к лицу харза, намеренно отворачиваясь от пытливого взгляда лейра сквозь стекло. Мягкие манеры, попытка освободиться из кольца рук Маркуса...
Дьявол, как же они похожи на нас! А Леон просто ведёт себя, как тали из благородных семей. Флирту даже слова не всегда нужны, чтобы понимать, кто здесь хищник, а кто добыча. Отпусти его, Маркус, так нужно. Он позже всё сопоставит, оценит тебя и твоё благородство, и, возможно, у тебя будет отличный секс.
Леон лихорадочно шагнул к дивану, налил себе вина и только потом обернулся к юноше-лейру.
Зейдар чуть приподнял бровь, давая понять, что он всё прекрасно понимает, коротко глянул на Маркуса, затем снова на Леона и нежно, размеренно, как в стихах, произнёс на амойском:
- Ни опиум, ни хмель соперничать с тобой... не смеют, демон мой... Ты – край обетованный, где горестных моих желаний караваны… к колодцам глаз твоих идут на водопой...
Юноша легко соскользнул с софы, дабы более не смущать Леона своим взглядом, и взмыл под потолок, чтобы ещё немного размяться, охлаждаясь в потоке воды от собственного движения по спирали, перевернувшись несколько раз вокруг своей оси и, лишь затем, подплыв к руке в перчатке, легшей на стекло, чтобы на мгновение приложить ладонь к его ладони, таким нехитрым образом одобряя выбор хищника. Зейдар задерживаться не стал, делая ещё один круг. Конечно он не коснулся самого Маркуса, но был уверен, что блондин всё замечает, потому что сейчас флирт был окончен и определённо Маркус сделал вид, что он добрый друг Леону, с которым можно поделиться чем угодно, а он может посочувствовать или дать верный дружеский совет. Он знал правила. В прошлом большинство лейров воспринимало Зейдара, как харза, хотя он никогда не флиртовал сам, лишь был вежлив с прекрасными тали королевства. Харзы никогда не пытались флиртом привлечь его внимание, да и самому крон-принцу было не до них в ту пору. Но это не значило, что он ничего не видит. Он всё видел, замечал, но пропускал это всё мимо, погружённый в свои личные проблемы, тяготившие его душу. Сейчас же он был слишком далёк от Лейрата. К тому же он был слишком молод, чтобы с уверенностью заявлять о своих предпочтениях.

Размявшись, Зейдар снова вернулся к речи гайров, вслушиваясь в слова, произносимые ими. Напрягаясь не до утомления, с перерывами, чуждая речь воспринималась безусловно лучше, чем раньше. У некоторых слов появились определения, размытые, но, по-крайней мере, обеспечивающие понимание общего смысла.
Маркус уже отошёл от стекла и присел рядом с Леоном, продолжая изображать его лучшего друга. Зейдар спокойно вернулся к софе, опускаясь на её край, откинул развевающиеся в воде волосы назад, и всмотрелся в лица гайров, пытаясь разобрать слова по их губам.
- Я-то думал, что ты не будешь вдаваться в теории соблазнения и воспитания, я их и так знаю, а перейдешь к практике.
Практике? Аа, опыт! Теория - предполагаемое, практика - предпринимаемое, выясненное на опыте.
- Перед тобою восхитительнейший образчик генного гения... Или ты хочешь, чтобы я начал?
Генного...
Аналогов не нашлось и Зейдар почувствовал, что не знает, о чём идёт речь. Он уже слышал это слово несколько раз, но по-прежнему не знал даже примерного смысла. Разве что "созданного"... Он понимал, что слово "созданный" не отражает сути произносимого гайрами слова "генный", ибо означает несколько иное, но это был наиближайший аналог. Пытаясь расшифровать речь, Зейдар не смог понять сразу, что речь идёт о нём, и понял это только тогда, когда Маркус снова посмотрел на него. Вернее, первое, что он почувствовал - это внутреннее напряжение под чужим взглядом, и лишь затем предчувствие недоброго вернулось в полной мере, отвлекая от напряжения разума неизвестным языком.
- Кислота.
Зейдар мгновенно сузил глаза и стиснул зубы, настолько паскудно это прозвучало. Такое ощущение, что хищник только что съел ложку мёда и забыл её проглотить. Сладкоречивый, так говорили у него на родине про тех, кто так елейно-мерзко умел говорить. Их было не много, но их не любили. И всё же они были нужны экономике Лейрата. А вот смысл слова "кислота" насторожил не на шутку.
Надеюсь ты знаешь, что я дышу водой, гайр? А если нет...
Додумать мысль и испугаться по-настоящему Зейдар не успел. Привычная среда изменилась за мгновения. Только что Зейдар мог спокойно дышать и вдруг в носу защипало, горло стало жечь, в груди тут же образовался жгучий ком. Кожа лишь слегка покраснела, слабо реагируя на вливаемые дозы кислоты в воду, зато внутри у Зейдара разбушевался настоящий пожар с нехваткой дыхания и потемнением в глазах.
- Твою же млять, гайр! - выдавил от всего сердца из себя принц, даже не задумавшись над амойским ругательством. - Тебя создали ущербным или ты сам до этого додумался, а?
Как бы ни была невелика доза, схлынувшая вода уже была достаточно отравлена. Зейдар пытался отдышаться, задрав голову кверху и твёрдо опираясь руками на спинку камня. Поток раздражающей воды быстро уходил в пол, и это было хорошо, потому что светловолосый вряд ли преследовал цель убить его на глазах у своего тали. Наверное он ждал несколько иной реакции от Зейдара. Кожа немного горела, но в сравнении с жаром в носу, в горле и в лёгких - это было ерундой, не стоившей даже внимания. Глаза тоже горели и слезились, поэтому едва только лёгкие открылись, чтобы перейти к аэрации воздухом, принц тут же глубоко и медленно вдохнул, чтобы раздражающее вещество больше не мешало дышать. Регенерация сработала безупречно. Зейдар закрыл горящие глаза, чувствуя, как резко повышается температура тела, бросая его в пекло запустившегося процесса восстановления. С шумом выдыхая ставший раскалённым воздух, крон-принц чуть качнул головой, умерив свой гнев. Глупо сердится на существо, не имеющее представления, что хорошо для лейра, а что не хорошо. Маркус мог быть трижды правителем тут, но глупость, сотворённую им по незнанию, Зейдар почти что простил. Почти что, потому что Маркус всё ещё был проклятым гайром, не желающим с ним разговаривать по человечески. Либо он и впрямь был тупым правителем, веря в собственные сказки...
- Не делай больше так, Маркус. Лейры дышат кожей, носом, горлом и лёгкими. Отравить воду - всё равно что отравить воздух для тебя. Если хочешь убить - это не способ, - твёрдо предупредил крон-принц, давая понять светловолосому, что он недоволен его глупым поступком. Таким тоном учили детей и дрессировали гарпий. Зейдар не мог сейчас злиться на глупость гайра, ибо восстановление резко повысило температуру и дышать приходилось сквозь сжатые зубы, часто и неглубоко. Ещё очень хотелось лечь, потому что голова сейчас кружилась довольно сильно. Принц знал, что это ненадолго. Отравление было великим грехом перед богами, но это вещество даже нельзя было назвать ядом в полной мере. Дыхание уже восстанавливалось, жар понемногу спадал, и юноша опустил голову, соскользнув на софу и сев на хвост так, как если бы сидел на коленях. Руки легли поверх чёрной чешуи, вдох-выдох - и Зейдар открыл наконец глаза, моргнув несколько раз, чтобы избавиться от жара в глазах и скорректировать своё зрение. 
Температура пришла в норму, дыхание выровнялось, и юноша поднял руку, откидывая мокрые прядки со лба. Возвращаться в человеческую форму он не спешил. Сидеть нагишом перед глазами гайров после их эксперимента крон-принц не собирался. Он лишь чуть повернул голову к стеклу, находя взглядом Маркуса и напрямую спросил:
- Чего ты добивался, гайр? Вряд ли это был эффективный способ уничтожить меня, верно? Может быть, спросишь сначала у того, кто меня тебе якобы продал, где он меня взял? Ты бы узнал много нового и наверняка интересного, и не выглядел бы теперь так глупо, всё ещё принимая выдумку за правду?

Отредактировано Зейдар (2015-06-13 11:02:39)

+4

19

Маркус жадно ел глазами, что происходит в аквариуме, даже сидящий рядом Леон перестал существовать для него. Он был один на один с захватывающим экспериментом, тем что видели его зрительные нервы и тем, что передавали очки с домашнего комма, настроенного на все изменения, что происходят с петом.
Русал почувствовал кислоту, тело его содрогнулось, выгнулось, он забился, будто легкие раздирал ядовитый газ. Вода стремительно уходила, а он хватал ртом воздух, дергался, чтобы продышаться. Как золотые рыбки извиваются и бьются на ковре, когда нерадивый слуга случайно разбил аквариум. Их совершенные тела агонизируют, огромные глаза мутнеют, подергиваются дымкой. Ах, этот прекрасный гимн смерти!.. Здесь же все было еще острее, восхитительнее, ярче.
Электрические волны сладкого возбуждения одна за другой проходили через тело Маркуса, и выстреливали сводящими мышцы судорогами в паху. Если бы Леон положил руку на его грудь, плечо, или даже ладонь, он бы ощутил эти будоражащие спазмы. Удовольствие сращенной с интеллектом биологии, непередаваемое человеческим языком наслаждение блонди.
Комм передавал в мозг диаграммы скачков температуры, яркие ауры рентгенограмм, все совершенное чудо восстанавливающей себя физиологии, задуманное ли матерью-природой, или талантом генной инженерии, создавшей мир лейров. Да, информаторий не знал всей биологии этого вида, да, по аналогии считалось, что лейры дышат кожей, как и рептилии. Тем слаще было обретение сейчас новых знаний, которые комм тщательно записывал и размещал в личном хранилище добытой информации Джейда.
Маркус даже внимания не обратил на отповеди пришедшего в себя русала, что ему до мнения дикаря и новой игрушки, он оставался пока весь в переживании своего экстатического сексуального опыта.
- Твоя очередь, - бархатно и до предела напоенно страстью и возбуждением, гипнотически, что и сирены бы позавидовали, протянул он Клэру, - теперь твоя ария нежности и мягкости.
Часть стенки аквариума подернулась дымкой, открывая раньше сливавшуюся со стеклом дверь-проход.
- Или испугаешься, мой трепетный друг? - чуть насмешливо подначил.

+4

20

Нет, зрелище красавца-русала было, конечно, завораживающим, восхитительным, очень чувственным, но реакция Маркуса, которую Леон наблюдал краем глаза, была куда как интереснее. Его горящие огненные глаза, дрожащие руки и румянец на щеках...
О, Юпитер... Маркус, как же ты красив... Да, ты красив. И если бы мое сердце не было бы занято другим, я непременно ответил бы на твои ухаживания, но... нет. Нет, Маркус, прости.
Леон перевел взгляд на аквариум, где русал уже пришел в себя. Бедняга. Это было слишком жестоко со стороны Джейда, травить его кислотой, пусть даже в целях эксперимента.
- Ты же мог убить его? Маркус. О, Юпитер, чем ты думал? Ты советовался с Раулем насчет разъедающих жидкостей и их влияние на организм, кожные и слизистые? Представь, если бы он умер прямо на тренировке, не окупив свою стоимость на пэт-шоу? Легкомысленность - несвойственная тебе черта, мой друг, - усмехнулся Леон.
Но тут мозг блонди зацепился за слова лейра о какой-то лжи со стороны Маркуса. О, Юпитер... Где он мог соврать? Как он мог? Что из сказанного Джейдом ложь? Леон, блонди ненавидевший ложь, как факт, вскипел, но решил выяснить все миром, если, конечно, хозяин пойдет на этот мир.
- Маркус, о какой выдумке и правде идет речь? Ты соврал мне? На самом деле ты подобрал его в Кересе, промыл мозги у Рауля, а мне наплел, что он якобы эксперимент? – Клэр встал, прошелся туда-сюда, пальцы сжали бокал, - Ты же знаешь, как я ненавижу ложь!! Если он монгрел, Юпитер обратит на это внимание и тебя утилизируют! В свете последних событий это может стать концом для Танагуры! Маркус, одумайся! Черт!! - бокал в руках лопнул. Благо, что он был пустой, а рука в перчатке. И вместе с осыпавшимися на пол осколками улеглась и вспышка ярости. Встряхнув рукой, Леон прошептал уже тише: - - и зачем было пытаться загнать меня в клетку твоего пэта? Мечтаешь и меня посадить на цепь и надеть пэт-ринг? Не выйдет. Прости.
Успокоившись вернулся на диван. Ложь всегда подкашивала доверие Леона к людям. Чаще всего тех, кто ему лгал, ждала утилизация, но одно дело - граждане, другое - элита, блонди, консул.
Глянув на Маркуса, Клэр приготовился слушать его ответы.
- Сначала мы все обсудим, потом будет видно, что делать с твоим пэтом.

Отредактировано Леон Клэр (2015-06-17 02:51:56)

+1

21

Ах, как взвился, консул-собрат, какой жаркой тирадой разразился, как запылал скачками температур и перепадами химии организма. Джейд чуть прищурился, наблюдая за ним, губы тронула непонятная, кривая улыбочка.
Мозг привычно анализировал, точно, взвешенно, но механически, все же срок жизни этой версии Маркуса был еще не велик, потому и так мал чувственно-практический опыт. Разум безжалостно подбрасывал результат – Леон так остро реагирует, значит, он уже подвергался подобному, и выдал теперь защитную реакцию на простое предложение. Становилось все увлекательнее и увлекательнее – кто так напугал культуролога? Когда? Почему испытал поражение?
- Мой совершенный, блистательный друг, - Маркус обнял за плечи усевшегося наконец консула, - Ты чересчур перевозбужден, нервозен, неустойчив.
В голове вдруг сверкнула догадка: консул по культуре – это же определенный набор психосоматических реакций, нервной системы, психотип, отличный от математической сухости и выверенности гения финансов. Подобная тонкость и возбудимость вполне может быть запрограммирована для успешного выполнения им своей функции. Это все же больше порхающая бабочка, чем трудолюбивый и погруженный в свое дело муравей. Но, даже при таком взгляде, Леон выдавал чересчур неадекватные реакции. Или Джейду хотелось так думать.
Да, он задумывал некую шалость, но Клэр не должен был о ней так легко догадаться, как и о тайных желаниях видеть его своим петом. Видимо, опыт культуролога уже включал подобную угрозу, или же он просто был слишком романтичен?
- Мне забавны твои фантазии и потаенные желания, раз они так ярко вспыхивают в твоем разуме и попадают на язык, в ответ на совершенно невинное предложение. Ты – такой романтик, оказывается, - смешок прямо в ухо Леону. – Ты собирался воплощать свою нежность сквозь стекло? А? Добрый полицейский.
Культуролог интуитивно почти до всего догадался, но логика всегда переигрывает порывистость чувств, запутывает, уводит прочь.
- Какая забота обо мне, я потрясен и покорен, – рассмеялся, подзывая фурнитура с новым комплектом перчаток для гостя и новым бокалом вместо раздавленного.
- Он – не монгрел, таких в трущобах не бывает, - еще веселее хмыкнул, - можешь его сам расспросить, хотя, ты же боишься идти в аквариум, - смех стал насмешливым, - Боишься, что стоит тебе туда ступить, как я закрою проход и навечно заточу тебя, как какую-нибудь красавицу злая ведьма из сказок? Консул, что случилось, что вы так далеко от реальности оказались?

Отредактировано Маркус Джейд (2015-06-17 16:39:04)

+3

22

Блондин в стёклах отреагировал совсем не так, как ожидал от него принц. Он будто бы и не слышал его речи, обращаясь только к своему длинноволосому другу, продолжая флиртовать с ним. Как бы не нравилось Зейдару поведение Маркуса, он не перестал наблюдать за ним. Кто знает, что ещё взбредёт в голову гайру, не имеющему понятия о том, кого он купил. Более того, не желающим принимать иную точку зрения и слышать что либо. Но тут вдруг вспыхнул второй блондин, и всё внимание Зейдара переключилось на него. Кажется, Леон пытался его защитить?
Чуждые слова пока что с трудом трансформировались в доступные понятия, но судя по сказанному, длинноволосый был возмущён выходкой Маркуса. Половину сказанного Зейдар ещё и не понимал. Такие слова, как: "пэт-шоу", "тренировка", "кожные", "слизистые"; они давались Зейдару с большим трудом. Переводчик, встроенный в его часть комнаты, только мешал чистому интуитивному восприятию, загружая понятия не слишком удачно в речь гайри, в которой просто не было этих слов. Примерный же смысл занимал слишком много бесполезных слов, мешая лейру следить за ходом событий.
- Маркус, о какой выдумке и правде идет речь? Ты соврал мне? На самом деле ты подобрал его в Кересе, промыл мозги у Рауля, а мне наплел, что он якобы эксперимент?
Это ещё Зейдар понял, кроме слова "Керес". Видимо, речь шла о каком-то месте...
- Ты же знаешь, как я ненавижу ложь!! Если он монгрел, Юпитер обратит на это внимание и тебя утилизируют! В свете последних событий это может стать концом для Танагуры! Маркус, одумайся! Черт!!
Я... кто? И кто этот Юпитер? Почему он непременно уничтожит Маркуса, если я окажусь... монгрел? Это что, какой-то тип опасного вида? Конец Танагуры? А это ещё что за... место?
Вспышка эмоций была так сильна, что блондин даже раздавил бокал в руке. Это как раз Зейдара не удивляло. Будучи вспыльчивым, он прекрасно понимал, как это бывает. Леон не любил лжи, и, в отличии от Маркуса, услышал его слова. Усомнился ли он в истине, или же причина вспышки была иной? Может быть, флирт ему не нравился?

Зейдар автоматически свернул ладонью волосы в жгут, выжимая их, тряхнул головой, давая им рассыпаться на мокрые кольца прядей, прилипших к плечам и спине. Одним ловким движением стряхнул дорожки воды с хвостового плавника, не явно, но внимательно следя за разговорами за стеклом. Он видел, что проём открыт для входа-выхода, но менять форму перед правителями не собирался. Или они дадут ему бедла, чтобы прикрыть наготу, или пусть видят то, что видят. Упрямства принцу было не занимать, поэтому бежать к выходу он даже не собирался. Зачем? Его всё равно вернут назад в эту клетку, ибо физически оба блондина явно превосходили его. Зейдар уже успел оценить их рост, телосложение, и отлично понимал, что в драке проиграет даже одному из них, не говоря уже о двоих. Рваться к ним в компанию ему казалось неразумным.
- И зачем было пытаться загнать меня в клетку твоего пэта? Мечтаешь и меня посадить на цепь и надеть пэт-ринг? Не выйдет. Прости.
Ещё пара слов, которые так и остались вне полной ясности. То ли он для правителя домашний скот, то ли раб, ни черта не ясно! И что такое пэт-ринг?

Дьявол!
Зейдар стиснул зубы, чувствуя, что начинает раздражаться из-за непонимания. Впрочем, вспышка раздражения была короткой, а вот предположение посадить Леона на цепь, вызвало хмурую усмешку у лейра.
Почему же нет? Разве вы не вместе?
По мнению лейра, двое, являющиеся парой, могли делать всё что угодно наедине, любить друг друга или сажать на цепь, это уж по желанию обоих. Но, кажется, Леон предпочитал не становиться парой для Маркуса.
Или ему, и правда, было дело до лейра, потому продолжение флирта показалось неуместным? Или всё это просто слова, какая-то игра, в которой Зейдару не преуспеть.
Был бы я старше и мудрее...
- Сначала мы все обсудим, потом будет видно, что делать с твоим пэтом.

- Было бы неплохо пояснить мне, что значит это слово - пэт. Я не понимаю своего статуса, а толкователь считает, что пэт - это домашний любимец. Сомневаюсь, что Маркус влюбился в меня, как в питомца, вроде нейры, взятой из гнездовья. - прохладно вставил он, скорее ворча, чем надеясь на ответ в этот раз. Маркусу сейчас было не него, судя по вспыльчивости Леона.

- Мой совершенный, блистательный друг. Ты чересчур перевозбужден, нервозен, неустойчив.
Чересчур? Да ладно!
Зейдар мысленно фыркнул. Разве это чересчур? Он же не стал кидать в Маркуса кинжалы, и не попытался убить его иным способом! Вот это было бы чересчур, ибо проблема в лживом слове легко решается дознанием истины либо верой на слово. Вполне себе нормально отреагировал, просто эмоционально немного...

- Мне забавны твои фантазии и потаенные желания, раз они так ярко вспыхивают в твоем разуме и попадают на язык, в ответ на совершенно невинное предложение. Ты – такой романтик, оказывается...
Ну да, невинное, ага.
Дальше Зейдар уже не слышал и не видел, ибо произнесённое Леону на ухо не достигло слуха лейра, а читать по губам в профиль оказалось слишком сложно. Лейр медленно выдохнул, сложил руки на груди, продолжая наблюдать за парочкой. К слову, фантазии и потаённые желания, предположительно возникающие у Леона, были поняты Зейдаром, как всё тот же флирт со стороны Маркуса. Самое время начать подозревать себя объектом хвастовства блондина в стёклах, а также способом добиться расположения Леона. Гайры вполне могли бы заманить любовника на обещание показать диковинку. Чем не предлог?
В этот момент Маркус наконец отстранился от своего объекта притяжения и приказал слуге принести новый бокал.
- Какая забота обо мне, я потрясен и покорен.
Зейдар ничуть не поверил этому высказыванию, мысленно хмыкнув, но всё ещё надеясь разобраться и выцепить хоть каплю смысла для себя в этой игре слов между правителями.
- Он – не монгрел, таких в трущобах не бывает.
Сто пудов, гайр! Монгрел... Может, разновидность шак-шак, снующих по помойкам? Но я уж точно не из грызунов!
- Можешь его сам расспросить, хотя... ты же боишься идти в аквариум.
Аквариум... Ага, место для воды и всего, что в воде? Что? Плохая идея после того, что ты сделал с водой, гайр.
Маркус явно подначивал Леона, и в следующую секунду это подтвердилось на все сто.
- Боишься, что стоит тебе туда ступить, как я закрою проход и навечно заточу тебя, как какую-нибудь красавицу злая ведьма из сказок? Консул, что случилось, что вы так далеко от реальности оказались?
Консул...
Зейдар покатал слово на языке, пытаясь ухватить определение, но кажется это было что-то вроде должности или титула... Всё остальное он понял, хоть и с трудом. В его языке не было слова "ведьма", и интуиция заменила это слово на "дьявол". Обращение в женском роде слегка повергло Зейдара в лёгкий шок, но потом он подумал, что эта раса скорей всего как-то связана со срединными людьми из легенд. Возможно, что у них до сих пор бывают женские особи или же архаичное обращение всё ещё в ходу...
- Да-да, пусть зайдёт! Может, хоть у него хватит смелости поговорить со мной, раз уж у тебя голова занята только флиртом и собственной ограниченностью. Давай... консул Леон. Входи в аквариум, я тебя не убью. А ты, Маркус, если пустишь воду сюда, когда он войдёт, я дам ему умереть, имей в виду. - предупредил лейр, жёстко глянув на Маркуса.
Гайры не должны были сомневаться, что погибнут в воде, а он и пальцем не пошевелит, чтобы спасать их. Пусть утонут к дьяволу, оба! Он принц, а не то, кем его тут считают. Его жизнь стоит больше, чем жизнь какого-то там гайра, даже если и богатого! А всё потому, что за ним стоят боги. Он часть их, они часть его. Вряд ли они позволят безнаказанно убить своё дитя. В любой части света, даже если за тысячи звёзд от Гайры!

Отредактировано Зейдар (2015-06-20 10:08:06)

+2

23

Леон принял перчатки и бокал с вином, отпил и повернулся к Маркусу усмехаясь:
- Это была шутка, Маркус. И мне очень интересна твоя реакция на нее. А что до моего состояния... Уж какой есть, каким создан. Прости за бокал. Заработался, устал, вот и нервы сдают. Да и ты еще... провокатор. А поговорить с твоим пэтом можно через стекло. Мне вовсе незачем заходить в аквариум. Хм... - развеселившись, Клэр слушал, смеясь, версию о красавице и ведьме. - Ведьмы обычно уродливы, Маркус, чего не скажешь о тебе. А вот за комплимент спасибо. - Леон усмехнулся, чмокнув Джейда в губы, и заглянул в глаза, с улыбкой, поощряя его игру. - Но, надеюсь, твои фантазии насчет меня останутся фантазиями. - Он встал, прошелся. - - Негоже Консулов на цепь сажать. - улыбнулся Клэр.
Вздохнув, блонди подошел к стеклу, глядя на красавца-пэта.
Какой же все-таки прекрасный экземпляр... Какие шикарные волосы...
Из задумчивости его вывели слова пэта о незнании им собственного статуса. В шоке Леон повернулся в очередной раз к Маркусу.
- Ты даже не объяснил ему прямую функцию? Маркус... Ты меня за сегодня поразил больше, чем за всю предыдущую жизнь. Хотя и Ам хорош... - Леон мотнул головой.
Услышав приглашение и угрозу, элит нахмурился, отходя к столику, и решил, что зайдет в вольер, выяснит правду, и расскажет все, что знает.
- Надеюсь, ты меня не утопишь. И, кстати, мне неизвестно, как кожный покров дзинкотаев отреагирует на кислоту. Воздержись от нее.
Клэр поставил бокал, быстро заплел волосы в косу, чтобы не мешали, и вошел в аквариум. Сердце выпрыгивало из груди, но внешне Леон был спокоен, хотя понимал, конечно - Маркус, с его очками, уже знает о его состоянии.
Вот чудная вещь. Тоже такую хочу. - Впрочем, все это мелькает в мозгу лишь на пару мгновений, а его внимание сосредоточилось на существе напротив. Леон встречается с ним глазами, опускаясь на одно колено и сравниваясь взглядами. Серо-голубые глаза блонди внимательно рассматривают пэта вблизи. Татуировки, кольца и правда чудесных волос, разворот плеч, прямой, открытый, сильный взгляд. - Нет, он точно не из лаборатории... - мелькает в леоновой голове. Склонив голову набок, блонди разглядывает хвост, чешуйки, красивый веер плавника.
- Нееет. Ты явно не из пробирки. Они так не смотрят, не смеют. - Клэр усмехнулся. - Спрашивай, пэт, все, что интересует. Леон все расскажет. А потом ты ответишь на мои вопросы. Идет?

Отредактировано Леон Клэр (2015-06-20 23:30:12)

+2

24

Что самое замечательное в жизни элита, так это - как бы собеседник не артачился, а все все равно будет по плану. Так и здесь. Сколько Клэр пролил слов, сколько выдал эмоций и киловатт жара в воздух, но, в итоге, направился в аквариум.
Маркус откинулся на спинку дивана, провожая его взглядом и ворчливо парируя:
- Я что – лаборант, объяснять пету, как он должен себя вести? Это все у него в подкорке. Просто программа сбивается, входя в противоречие с квентой. Вот такой вот кибернетический ребус. Не знаю, как тебе, а мне нравится.
Поморщился, когда и Леон начал вторить песне любимца о кислоте.
- Вас точно не в одной лаборатории отливали? Два раза один эксперимент, это же скучно, - даже зевнул, прикрыв рот рукой в перчатке, - Не беспокойтесь, - про себя протянул «котятки», - я придумаю, что-нибудь другое, поинтереснее.
Впрочем, этой последней фразы Леон мог и не услышать, уже зайдя в аквариум. Дверь-проход бесшумно закрылась, вновь став незаметной в стекле.
Джейд с удовольствием отпил вино. Даже пальцы подрагивали в нетерпении, точнее, могли бы подрагивать, если бы он не был идеально созданным блонди. Как отреагируют мнимые пленники? Вскинется ли опять культуролог, впадая в свою странную романтичность и паранойю, или подойдет адекватно, как воспринял бы сам Маркус подобную ситуацию – надо помещение изолировать – пожалуйста, надо будет ему выйти – откроют, без всякой панической рефлексии.
Пока Леон начал ворковать с петом, Джейд переключил лучевой спектр демонстрации аквариума, так что стенка стала дымчатой, не позволяя ее обитателям видеть его, а ему давая возможность разглядывать их в тета-лучах, разложивших всю одежду консула Клэра на микроны. Проще говоря, теперь он мог видеть обоих персонажей аквариума обнаженными, а вот сам стал невидим для них.
Какие изгибы, какие формы, какие грациозные переливы движений. Глаза наслаждались, кровь переполнялась эндорфинами, пальцы в перчатке скользнули в ширинку брюк, касаясь взбудораженной плоти.

+3

25

Блондин колебался. Отвечал Маркусу, возвращая себе самообладание, переводил его слова в иронию или в шутку, Зейдар не очень понял. Он выжидал - войдёт Леон в аквариум или же нет? Угроза была как со стороны Маркуса, так и со стороны лейра. Хотя эмоциональный Леон мог просто не заметить угрозы в его словах, адресованных по-большей части консулу в стёклах. Он же не хочет, чтобы Леон банально утонул? Значит, воду возвращать в аквариум не станет.
- Ты даже не объяснил ему прямую функцию? Маркус... Ты меня за сегодня поразил больше, чем за всю предыдущую жизнь. Хотя и Ам хорош...
- Я что – лаборант, объяснять пету, как он должен себя вести? Это все у него в подкорке. Просто программа сбивается, входя в противоречие с квентой. Вот такой вот кибернетический ребус. Не знаю, как тебе, а мне нравится.
Зейдар покачал головой, поняв из всего отвеченного Маркусом, дай боги, если только отдельные слова. А как он должен себя вести, если речь опять о нём? Рыдать и бросаться в ноги победителю, молить о пощаде и соглашаться стать его рабом ради спасения своей жизни? Ну уж нет! В его жилах королевская кровь, он просто не может так опозорить свой род! Если нужно принять смерть, то он примет её с достоинством и с честью, даже если его попытаются лишить всего этого. К тому же этим правителям не были известны законы, данные богами для лейров, а значит нужно играть на их невежестве до тех пор, пока они не разберутся. И уж точно он им помогать не станет. По крайней мере, сейчас и здесь.
Юноша наблюдал, как Леон входит в аквариум, как степенно приближается к нему, опускаясь на колено, чтобы оказаться с ним лицом к лицу. С его ростом иначе было бы и невозможно видеть взгляд лейра, и уж подавно нет, если бы речи звучали свысока. Только сейчас Зейдар увидел его глаза вблизи. Такого цвета, какой бывает у грозовых облаков в сезон дождей. Длинные светлые волосы, стекающие по спине в косу, мужская осанка, скрытая богатым одеянием. Он рассматривал его чешую, пока принц рассматривал его лицо, хмурясь слегка и не зная, чего ожидать от него. Одно было очевидно сразу же - этот человек если и гайр, то не из тех, которые названы первым племенем. Иноземец, потомок древних? И как к нему относиться теперь? Гайров Зейдар ненавидел, автоматически перенося свою ненависть на тех, кто его пленил. Однако Леон был из тех, чьего расположения могли бы добиваться цветами и дорогими подарками. Меньше всего он походил на воина, одуревшего от похоти и жажды наживы. Это немного не укладывалось в голову Зейдара. Зачем же Маркус подослал к нему своего тали? На флирт уже не было похоже, хотя дверь за вошедшим закрылась, да и стекло помутнело, скрывая ту часть комнаты, где остался консул Маркус.
Знать бы ещё, чего ты хочешь, гайр...
Зейдар посмотрел Леону прямо в глаза, даже не особо скрывая своего недоверия, лишь напрягшись слегка. Жаль, что на поясе не было кинжалов! С ними принцу было бы намного спокойнее.
- Нееет. Ты явно не из пробирки. Они так не смотрят, не смеют. Спрашивай, пэт, все, что интересует. Леон все расскажет. А потом ты ответишь на мои вопросы. Идет?
- Хочешь задать мне вопросы, гайр? Что ж, попробуем. Что означает это слово - пэт?... Я слышу его так часто, что начинаю сомневаться в логичности перевода. Если это статус - то какой?.. Второй вопрос- что это за земля? Я слышу названия - Танагура, Керес, но если я правильно понял, то это города. А вся земля?... И третий вопрос - что такое монгрел? Это грызун?

Отредактировано Зейдар (2015-06-21 18:53:49)

+3

26

Леон заметил выходку Маркуса. У блонди было отлично развито периферийное зрение, и, изучая пэта, он заметил и исчезновение двери, и потемневший экран. Усмехнулся.
Хорошо, Маркус, пусть игра будет по твоим правилам. Пока.
Сел боком в экрану, лицом к пэту, сложил ноги по-турецки, неосознанно закрываясь. Внимательно выслушал вопросы пэта, но. перед тем как ответить, Леон спросил:
- Как тебя зовут все-таки? - затем продолжил: - Пэты, искусственно выведенные чаще всего или реже, где бы то ни было отловленные... люди... Да, чаще всего люди. Хотя иногда бывают и прочие... существа... но это уже удел лаборатории, предназначенные для совокупления друг с другом для развлечения элиты. Элита в этом не участвует наблюдая со стороны и получая удовольствие. Как правило.
Кто знает, что там делал с Рики Минк на приват-вечеринках. Дай ему Юпитер здоровья... - криво усмехнулся Леон и продолжил:
- А что до твоего статуса ... Не самый плохой. Может быть и хуже. Поверь мне.
Далее, второй вопрос и третий. Это система Глан, двенадцатая от солнца планета, Амои, город Танагура. Если это тебе о чем-нибудь скажет.
Эос, Мидас и Керес - три района одного города - Танагуры. Эос - башня-дворец в центре города. По сути, большое общежитие, где живет элита.
Мидас - город развлечений, он разбит на восемь районов со своим управлением и функциями.
А Керес... Керес - бывший девятый район Мидаса, за бунт лишившийся всех прав и ставший изгойским.

Клэр дернул зло губой.
Но затем улыбнулся юноше, и легко рассмеялся, услышав вопрос о монгрелах:
- Прости, что назвал монгрелом. Нет, монгрелы не грызуны. Это люди. Жители Кереса. Лишенный прав мусор. Грязь.  - Леон вздохнул. - Твое любопытство удовлетворено? Можно задать несколько вопросов? Кто ты? Откуда? И как попал на Амои? И кто такие гайры и лейры?
Давая юноше время переварить услышанное и собраться с мыслями, блонди встал и потянулся, повернувшись лицом к невидимому Маркусу. Прошелся туда-сюда пару раз, и сел, приготавливаясь слушать пэта.

Отредактировано Леон Клэр (2015-06-22 00:14:29)

+2

27

Блондин сел, скрестив ноги, и снова заговорил с ним.
- Как тебя зовут все-таки?
- Зейдар эль Айри, - тихо ответил юноша, нетерпеливо дёрнув плечом. Блондин продолжил, не проявляя пока никакой агрессии и давая принцу шанс разобраться в амойском значении слов.
- Пэты, искусственно выведенные чаще всего или реже, где бы то ни было отловленные... люди... Да, чаще всего люди. Хотя иногда бывают и прочие... существа... но это уже удел лаборатории, предназначенные для совокупления друг с другом для развлечения элиты. Элита в этом не участвует наблюдая со стороны и получая удовольствие. Как правило.
Наверное, именно так чувствует себя рыба, вдруг выброшенная на берег. Несмотря на то, что внешне эти люди почти не отличались от лейров, в душе они оставались гайрами. Зейдар понял, что людей здесь разводят, подобно скоту, или же берут в плен. Что такое лаборатория, он не понимал, поэтому пропустил между ушей эту часть, гораздо больше волнуясь за смысл всего этого. Но вот когда Леон заговорил о смысле, скулы юноши вспыхнули густым румянцем. Он мог ожидать чего угодно, но только не такой вот откровенности. Совокупляться друг с другом ради развлечения? Странное слово "элита", не без труда, но получило смысл. Леон явно имел ввиду правителей, таких, как он сам и Маркус, оставшийся в тени за стеклом.
Зейдар чувствовал, как лихорадочно забилось сердце, пытаясь побороть внезапный стыд, где-то даже страх, и найти логику в словах светловолосого. Что за странное место? Почему боги направили его сюда живым? Почему не унесли его жизнь с собой, как забрали жизни его похитителей?
Он инстинктивно прижал ладонь к груди, прикрывая глаза и стараясь дышать медленнее. Нужно было успокоиться, отдышаться от этого шокирующего откровения.
Я не стану этого делать! Ни за что!
Как же ему сейчас не хватало камня богов! Рука скользнула по воздуху, не ощущая ничего в том месте, где висел священный амулет, и Зейдар порывисто вздохнул, чувствуя себя бессильным без поддержки богов.
- А что до твоего статуса ... Не самый плохой. Может быть и хуже. Поверь мне.
И эта фраза ничего не прояснила Зейдару. Не самый плохой - это какой? Такой же, каким его понимали гайры с его земли и эти элиты? Секс ради секса? Отличия были лишь в том, что гайры жаждали секса с купленными рабами-лейрами, а элита, судя по словам Леона, предпочитала извращаться, глядя на секс и не участвуя в нём. Впрочем, это ещё следовало бы уточнить. Спать с тем, кто заплатил за тебя - ну уж нет! Скорей он найдёт оружие и отрежет своему владельцу голову, как положено по Закону.
Дальше Леон принялся говорить о том месте, в которое попал Зейдар, и принцу просто пришлось сжать зубы и преодолеть недобрые мысли ради действительно необходимой ему сейчас информации. На память Зейдар никогда не жаловался, и новые названия укладывались в строгую схему в его голове по мере того, как Леон пояснял, что есть что. Система Глан - Зейдар даже не стал спрашивать что это, полагаясь на неоднозначный перевод, как путь меж звёзд. Двенадцатая планета от солнца, Амои - наконец-то всплыло название земли! Юноше трудно было представить солнце и ещё двенадцать земель, вращающихся вокруг солнца. Их солнце было совсем небольшим и дальше Гайры была только Фарри, которую древние называли луной. По старым астрономическим картам, Фарри делала оборот вокруг Гайры, а Гайра - вокруг солнца. А тут целых двенадцать земель!
Название города Зейдар также запомнил. Значит, они в Танагуре. Районы?... Зейдар даже моргнул, пытаясь найти определение этому слову. Быть может, королевства? Интересно, у каждого района свой правитель, или же это просто часть места, вроде рыночной площади или там... храмовой площади?
Но названия запомнил сразу, а потом уже выслушал пояснения Леона. Значит, мысль про разделение на дворец, город и район изгоев была верной. Их королевство тоже имело свои районы. Правда, изгоев в них не было...
Примечательно, что блондин явно не питал добрых чувств к мятежникам, скривив губы при упоминании их.
- Прости, что назвал монгрелом. Нет, монгрелы не грызуны. Это люди. Жители Кереса. Лишенный прав мусор. Грязь.
Очень хотелось спросить, зачем они нужны тогда? Разве не милосерднее убить их за мятеж?
Зейдар чуть кивнул, принимая извинения светловолосого, и получив наконец ответ на свои сомнения по поводу этого слова. Монгрелы были мятежниками, поэтому правители их ненавидят. Вполне логично с точки зрения любого человека. В Лейрате за мятеж приносили в жертву богам, потому никаких бунтов и войн и не намечалось. Ну... кроме той войны, которую планировал начать сам Зейдар, когда займёт место своего отца. Но это уже будет совсем другое.
Тёмно-зелёный взгляд скользнул по лицу элита, возвращая принца к реальности...
Не будет. Может ли быть так, что боги не желают войн меж племенами? И они наказали меня ссылкой сюда?! Это слишком жестоко!...
В душе плеснуло горечью, сердце на миг сжалось словно в ледяных тисках, и Зейдар сглотнул вставший в горле ком. Он должен был сохранять самообладание перед лицом этого элита, задающего свои вопросы ему, принцу Лейрата.

Лейр тряхнул головой и сжал руки на коленях в замок, возвращая себе хотя бы чуть-чуть самообладания.
- Твое любопытство удовлетворено? Можно задать несколько вопросов?
Юноша кивнул, выбросив все тяжёлые мысли прочь сейчас.
- Кто ты? Откуда? И как попал на Амои? И кто такие гайры и лейры?
Зейдар опустил взгляд, хмурясь слегка, и начал отвечать, говоря на амойском так, как мог.
- Я Зейдар эль Айри, принц дома Айри, крон-принц Лейрата, старший сын своего отца, наследующий престол дома Айри.
Зейдар порывисто выдохнул и поднял взгляд на лицо элита, вернув себе почти что внешнее спокойствие. Внутри могли бушевать океаны горечи и печали по дому, но всё это сейчас было не для глаз одного из правителей Танагуры.

- Моя земля зовётся Гайра. Есть лишь два города, разделённые на Гайре меж собой. Гайрат - город в пустынных сушах, и Лейрат - город в водах Бесконечного озера. Моё королевство находится в Лейрате, и оно самое большое. Всего же есть пять королевств. Моё называется королевством Айри или домом Айри, оно объединяет все дома в один. Поэтому я крон-принц Лейрата. Я должен был сесть на престол тогда, когда мой отец сочтёт меня взрослым и готовым к правлению пятью королевствами, но пока он не считает меня достаточно готовым к такой ноше, как власть.
Зейдар замолчал на пару секунд, переживая всё то, что накатило воспоминаниями на него. Взгляд отца, недовольный им, укоризненный, его схватка с гайрами на берегу и тяжесть меча в руке, косые взгляды придворных и перешептывания, восхищённые взгляды тали, любующихся его статью и... раздражающе глупые попытки флиртовать.
Принц медленно вздохнул, прогоняя эти ненужные сейчас воспоминания.

- Железная птица ослепила меня, когда я упражнялся на берегу с мечом в руке. Очнулся я уже в плену. Боги уничтожили моих похитителей за то, что они сделали. Но не взяли мою жизнь с собой... Птица разбилась на берегу где-то здесь, на Амои. Потом появились эти машины и люди в странных одеждах с оружием. А дальше я очнулся в плену из стекла. И тогда подошёл этот элит - Маркус. Он... забрал меня сюда. Называет пэтом, как и ты, но это неправда! Если пэт - это раб, то я не раб. И не стану им до тех пор, пока не свершится буква Закона Гайры. А до тех пор я Зейдар, крон-принц Лейрата. - Зейдар сцепил зубы, подавляя вспышку гнева на обстоятельства, и припечатывая твёрдым взглядом сидящего напротив элита.
- Гайр - это человек суши, рождённый на суше, лейр - человек воды, рождённый в воде. Я лейр. А ты - ты гайр. Ты не можешь дышать водой и жить в ней. Ты живёшь в одной стихии - стихии воздуха. Я же могу жить в обоих стихиях.
Зейдар подался назад, медленно выдыхая скопившийся в груди гневный ком и возвращая себе хоть какое-то равновесие. Ему было нехорошо от всего произошедшего, но у него было ещё столько вопросов!
- Почему у меня забрали камень богов? Он мой...амулет для молитв. Верни мне камень, Маркус! Мне плевать, что ты сделаешь с моим оружием и украшениями, но верни мне камень богов! Он мне нужен сейчас больше всего... - Зейдар даже вскочил, стоя на коленях, укутанных в чёрную чешую до бёдер, и лишь пережив этот отчаянный порыв, рухнул назад, отводя взгляд в сторону под удары лихорадящего от боли и горечи сердца.
- Скажи мне, Леон, почему я здесь, и смогу ли вернуться домой когда-нибудь? Если люди скользят меж звёзд, может быть они могут вернуть меня на Гайру? Я нужен своему отцу и моему народу! - Зейдар отчаянно посмотрел в глаза элиту, надеясь, что такое и впрямь может оказаться возможным.

Отредактировано Зейдар (2015-06-22 11:25:24)

+2

28

Течет жизнь рыбок в стекле, каждый срез – история.
Ну да, не чужд блонди терранской островной поэзии. Пока рука с точно выверенной силой, скоростью, захватом оглаживала вспрянувшую плоть, глаза пили восхитительный нектар запретных удовольствий. Опасных и бесстыдных многократно, потому что одно дело любоваться и издеваться над собственными петами, другое – над консулом Танагуры.
Но и отказаться от этого превыше всех сил. Одно тело восхитительно, неординарно, дико, ново для глаз. Другое – идеально, совершенно, притягательно, как самый недоступный и запретный плод. Казалось, Леон что-то почуял своей феноменальной интуицией, в начале, закрылся, отвернулся от стекла, сжался, укрывая, защищая самые интересные части тела, но, по мере отвлеченности на беседу с дикарем, забылся, расслабился, демонстрируя себя во всей красе.
Взгляд Джейда жадно скользил по великолепной фигуре. Какая жалость, что пет был лишен возможности лицезреть то же. На долго бы хватило его выдержки и равнодушия? Можно ли устоять перед этими метрами, килограммами, градусами совершенного мяса, кожи, крови, волос? Творение Юпитер, скрытое обычно от искушения. Сейчас же демонстрируемое пусть и преступно, но бесстыдно откровенно.
А беседа продолжала литься из динамиков. Ох уж этот глупенький дикарь, разоткровенничался, открыл все первому встречному… Наивный, чуждый, незнакомый с новыми реалиями. И на что рассчитывал? Отправят домой? Только не с Танагуры. Нет интереса у планеты в общении с дикими жителями с окраины другой вселенной, ничего им те не могут в торговле предложить, и в любом союзе бесперспективны. Так что интерес может быть только у пытливого Рауля, что возжелает препарировать новый объект, изучить, разложить на биологические материалы, проанализировать и, в лучшем случае, создать сыворотку новую или генетический модулят для эксклюзивной линии петов.
Да ты мазохист, дикий лейр, раз выбираешь расчлененку в лаборатории вместо вольготной жизни в апартаментах высокопоставленного блонди. И чем плохо, казалось бы? Но весь первобытный мирок мышления видимо сошелся на камушке с дыркой, что опять всплыл в разговоре. Верни, верни. Наверное, как соску младенцу в воспитательном центре…
Но все же более, чем беседа, уж из нее то нового Джейд ничего извлечь не мог, его интересовали реакции, переплетения полей, движения тел, и подступавший в паху уже к кульминации огонь излияния.
Пара влажных салфеток бесследно стерли все следы страсти, а испорченная перчатка отправилась с ними в мусор. Предупредительный фурнитур тут же подал свежую.

+4

29

- Значит, он все таки соврал мне... - Леон покачал головой и вздохнул, глядя на лейра. - Зейдар, что такое камень богов?  Зачем он тебе? И вряд ли Маркус отдаст его тебе... - хмыкнул блонди, - и выпустит тебя отсюда тоже впрочем... Смирись.
Леон встал и снова прошелся туда-сюда.
Что-то мне кажется, не зря он стекло затемнил, вуайерист несчастный...  На  Консула как на пэта смотрит? Нашел пэт-шоу, тоже мне...
Принц... Надо же,
- обернулся на Зейдара Леон, - тоже своего рода элита. Интересно. Зачем он тебе, Маркус? Академки наскучили, экзотики захотелось? Одному вон тоже хотелось... И чем все закончилось? Неужели неясно, что гордый принц не сдастся, и будет бороться за свою честь до последнего. От одного поверхностного описания пэт-шоу он краснел, как помидор. Со мной у тебя тоже ничего не выйдет. И даже если у меня нет шансов на его ответные чувства, я не буду сдаваться. Играй пока, Маркус... Пока. 
- Почему ты здесь? Мне самому это интересно. Но о возвращении домой ты можешь забыть. Это ты должен уяснить точно. Ты мог попасть к монгрелам в Керес. Такие как ты там долго не живут. Монгрелы быстро ломают их, сажая на наркотики и скидывая на самое дно. А то еще в Раная-Уго попал бы. Не завидую я тебе тогда. 
Клэр усмехнулся.
Ладно, пора заканчивать с этим пэт-шоу. Все что хотел узнать Леон узнал, и торчать тут больше нужного не собирался.
Подойдя к стеклу, он стукнул пару раз костяшками пальцев.
- Вуайерист, выпусти меня. Вопросы есть.

+2

30

И надежды оказались напрасными. Зейдар подозревал, что не всё так просто. Сущие не отличались божественным даром принимать гостей из вселенной миролюбиво. Достаточно было даже одного взгляда на бесплотные тени в чёрном, чтобы понять - они не допустят чужаков к себе, а если и пропустят случайно, то всё равно уничтожат. И это ощущалось где-то на уровне солнечного сплетения. Не потому ли отправить его назад было бы сопряжено с риском, на который правители просто не пойдут? Зачем им возвращать того, кто может привести в их мир неприятности?
Зейдар закрыл глаза, ресницы чуть дрогнули, пока в голове крутилось это ощущение беспомощности, возникшее от взгляда Леона. Пока только взгляда, но Зейдар уже чувствовал, что он ответит и от этого сердце сжималось болью...
...- что такое камень богов?  Зачем он тебе? И вряд ли Маркус отдаст его тебе... и выпустит тебя отсюда тоже впрочем... Смирись.
Последнее предложение о смирении Зейдар предпочёл пропустить мимо ушей, едва сохраняя в себе силы, чтобы отвечать ровным тоном, сдерживая эмоции, вызванные этим коротким "смирись". Только брови упрямом сошлись к переносице, выдавая его неудовольствие.
- Чёрный камень, что висел у меня на шее - это символ моей веры. Этот камень взят со священного места, куда приходят боги и в нём частица божественного. Вы же верите в кого-то? Вот и представь, что у тебя отняли то, что является для тебя силой в вере, то, что имеет для тебя больше духовное значение, нежели какое-то иное. Это не просто вещь - это моя связь с прошлым, настоящим и будущим. Вещь для молитв.
Зейдар выдохнул, открывая глаза. Блондин решил пройтись по аквариуму, а Зейдар сжал пальцы в кулаки. О, как же тяжело было принять, что возврата не будет! Вытолкнуть пустую надежду, покориться ненавистному миру гайров, не обладающих даже толикой дипломатии!

- Почему ты здесь? Мне самому это интересно. Но о возвращении домой ты можешь забыть. Это ты должен уяснить точно.
Зейдар почти что почувствовал,как хрустнули костяшки пальцев, сжатых до побеления.
Это я уже понял. Я всё чувствую, гайр. Достаточно посмотреть в твоё лицо, чтобы увидеть там твои эмоции.
- Ты мог попасть к монгрелам в Керес. Такие как ты там долго не живут. Монгрелы быстро ломают их, сажая на наркотики и скидывая на самое дно. А то еще в Раная-Уго попал бы. Не завидую я тебе тогда. 
- Ты не говорил про такой...район, как Рагная-Уго. Со мной был мой меч и кинжалы. Думаю, что вряд ли меня испугали бы монгрелы. И что ты хотел сказать, говоря "таких, как ты"? - Зейдар прищурился, внимательно наблюдая за Леоном, уже взывавшим к Маркусу, обозвав его непонятным словом.
- По-твоему если я невысок, то слаб и не умею держать оружия в руках? Я сражался на берегу с гайрами, которые намного выше меня ростом и втрое сильнее моего племени. К тому же они были охотниками, обученными ловить мой народ на берегу и не отдавать легко свою жизнь. Неужели ты думаешь, что какие-то там монгрелы с их зельем могут сравниться с ними?! - Зейдар поднялся, как если бы стоял на коленях, гордо вскинул голову, одарив Леона ледяным взглядом, по праву считая себя не самым последним в боях. Конечно его опыт в сравнении с опытом герцогов, исчислялся годами, а не десятками годов, но в отличии от тех же герцогов, он не надеялся на нейр и копья, а брал меч и вступал в схватку прямо на берегу. Впрочем копьё иногда тоже приходилось использовать.
- Я был с оружием. Ваши люди тоже держали оружие, и, если бы не эффект неожиданности, я не оказался бы в этой проклятой клетке! Ты можешь не верить мне, гайр, но я всё вижу. Наблюдаю и запоминаю. Второй раз такое уже не пройдёт!
Зейдар говорил почти что спокойно, хотя и с некоторым нажимом на свои слова. Эмоции, что разрывали его сердце, злость и досада на свою доверчивость в этом мире сейчас затопила половину его сердца, а во второй половине бушевал тихий гнев на то, что какой-то там местный правитель считает его неспособным постоять за себя среди горстки мятежников! Ещё неизвестно, кто кого - это раз, и два - он тоже в какой-то мере мятежный принц, так что Керес мог бы стать для него большим источником знаний, нежели эта вот стеклянная хрень с искусственной травкой и камнями!

Отредактировано Зейдар (2015-06-26 21:24:46)

+2


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Апатия » Гарем и апартаменты Маркуса Джейда