Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы

Объявление



Время: 315 год Эры Юпитер, четырнадцатые сутки после взрыва в Дана-Бан.
Утро-день-вечер-ночь.

Погода: переменная облачность, ветер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Апатия » Гарем и апартаменты Маркуса Джейда


Гарем и апартаменты Маркуса Джейда

Сообщений 31 страница 42 из 42

31

Сладкое расслабление после оргазма, добавило новых свободных слотов в мыслительный процессор, точнее, как бы сказали терранские психологи – удовлетворенная потребность, перестала отвлекать и оттягивать на себя ресурс. Так что когнитивный голод вступил в свои извечные права, и блонди пожелал получить больше информации прислушиваясь к разговору элита с петом, и не концентрируясь теперь на их экстерьерной и эмоциональной окраске.
Инфоком выводил бегущей строкой беседу в аквариуме, выделяя или дублируя особо интересные места, расшифровывая, снабжая перекрестными ссылками.
Маркус подозвал фурнитура и распорядился выдать пету означенный в разговоре камень, но без цепочки или веревочки. Как раз на момент высказанного Клэром пожелания выйти, в стенке аквариума проросла полочка с лежащим на ней талисманом.
Так же и проход для элита открылся, свободно выпуская его. Скажем прямо, Джейду стал скучен этот эксперимент. Подопытные вели себя не интересно, не так как он планировал. То ли дело работать с деньгами, курсами, котировками… Там все логично, выверено, математически обосновано. Собственно, на этой волне Маркусу обычно становилось жаль элитов, выращенных для работы с социумом, точнее, не жаль их, как единиц, а жаль, как сосредоточение тех обязательных нелогичностей и сбоев, что приходилось вставлять им в программу, для выполнения ими своих функций. Как несчастен был в них, наверняка, их идеальный код, вынужденный страдать от постоянных несостыковок и боли от неправильности.
Вот, к примеру, Леон – идеальный шоумейкер. Несчастный, потому что одаренный сопереживанием, сочувствием, погружением в других людей. Людей, а не математические построения. От того он и воспринимает чужое и неадекватное так близко к сердцу, от того и не может всегда наслаждаться идеальностью мироустройства и окружающих задач.
- Я слушаю твои вопросы, друг мой, - снисходительно, как добрый папа к неразумному ребенку, хотя и скрыв это за ровной вежливостью, протянул он.
Стена аквариума заросла, оставляя пета наедине с вновь обретенным им тотемом.
Вот ведь примитивное мышление. Упертое, ограниченное. Дай блестящий камешек - и уже индивид успокоен, счастлив, чувствует свою защиту и сопричастность чему-то всесильному. Смешно. Может и стоит потом зайти к дикарю, и конкретно, на прикладном примере, разъяснить, что он мошка по сравнению с силой и умениями настоящего элита. И судьба его делать то, что хочет от него блонди, как бы он ни хорохорился и в каких бы иллюзиях не прибывал.

+2

32

Первой мыслью вышедшего из аквариума Леона была отвесить этой наглой морде пощечину. В потемневших глазах полыхал гнев, да и сам Леон был невероятно зол хоть и сдерживал себя.
Обернувшись, Клэр описал Зейдару в общих чертах, что из себя представляет это темное и жуткое место:
- Раная-Уго, Зейдар, это не район. Это бордель. И поверь, быть пэтом лучше, чем попасть туда, к самым жестоким, безумным извращенцам. И твое оружие не помогло бы тебе. Огрели по темечку - и все. Хотя ты бы наверно пользовался там успехом. Красивый, юный, сильный, выносливый... м-м?
Твое сопротивление только раззадоривало бы их, твои крики подстегивали, и не важно, или наоборот, самое важное, что это крики боли, твои мольбы - о, ты бы молил их остановиться, - заставляли бы их только ускоряться.
С тобой бы даже возиться не стали бы. Накачали наркотой до потери пульса, и все дела. В общем... Думай, Зейдар. Сравнивай.
Но мой тебе совет - в качестве исключения - не зли Маркуса. Для тебя это может плохо кончиться.

Отвернувшись, Леон зло и хмуро глянул на Маркуса. Тот был расслаблен, разнежен, однако глаза, серьезные, собирали информацию с инкома. Интуиция, наличие которой Леон всегда яро отрицал в своей натуре, подсказывала: тут что-то не то. Размышляя над внутренними сигналами организма, Клэр сел рядом с Маркусом. От него не укрылись насмешливые нотки в голосе Джейда.
- Не вижу тут ничего смешного! Академки надоели? Гости Амои становятся пэтами? Тем более, персоны голубых кровей? Маркус, сейчас ты ведешь себя еще более дико, чем он. Ему позволено, он так жил всю жизнь, но ты-то? Зачем все это, Маркус? Где ты нашел его? Как он тут оказался? Уж ты-то знаешь, как он попал к тебе. В обход основных торгов, это ясно.
Леон цепко глянул в лицо блонди напротив, в прекрасные золотые глаза.
- Понравилось пэт-шоу? Доволен?

+4

33

Зейдар видел открывшийся выход в комнату, где остался Маркус. Буквально секунды потребовались на то, чтобы решить, пытаться выйти отсюда или же остаться в этой клетке. Выйдет он и что? Ни оружия, ни одежды. Соперничать силой с двумя высокими гайрами он не сможет без меча, да и куда он пойдёт, не зная ничего о месте в котором находится. Значит, нужно выждать, узнать побольше о дверях, входах-выходах, а уж потом прорываться к свободе.
Леон на выходе обернулся, дабы ответить, но всё то, что он говорил вообще не укладывалось в голове принца. А если и укладывалось, соединяясь в понятия, то вызывало лишь слепую и глухую злость.
- Гайры! - бросил он с нескрываемой ненавистью к описанному, а затем отвернулся от стекла с выходом, спустив хвост с софы и наклонясь вперёд так, чтобы упираться руками в край имитирующего камень диванчика.
Ненавижу! Боги, как же я их ненавижу!
Его трясло изнутри, и душу заполнила тяжёлая душная волна ненависти к людям, обходящимся так с другими людьми против их воли. Это было отвратительно, гадливо, и краем сознания Зейдар понимал, что вполне может оказаться в этом проклятом богами месте. От этого становилось ещё и жутко, но лучше было замещать страх злостью, чем ощущать, как судорожно дёрнулся желудок, окатывая его волной противного холода.
- ...Твое сопротивление только раззадоривало бы их, твои крики подстегивали, и не важно, или наоборот, самое важное, что это крики боли, твои мольбы - о, ты бы молил их остановиться, - заставляли бы их только ускоряться.
Вот оно что? Нет, этого я делать не стану никогда. Если так случится, то только проклятия и насмешки. Ничто не заставляет гайров выходить из себя и терять осторожность, как насмешка над ними. Я найду в себе силы для такого, потому что жить в страхе недостойно дома Айри. Пусть лучше боги заберут мою душу к себе, а чья рука прервёт мою боль - уже не будет иметь значения.
Слова про зелье никак не отразились в душе Зейдара. Он уже вдохнул одно, находясь здесь. Разве что это будет что-то усыпляющее, на что его организм никак не среагирует, давая разуму уснуть или провалиться в бездну, как тогда, когда в него выстрелили на берегу.
Не-на-ви-жу.
Зейдар медленно выдохнул через нос, слыша, как Леон советует ему не злить Маркуса. Интересно, чем это он разозлил блондина в стёклах? Тем, что отказался дышать его зельем? Или тем, что не стал подчиняться другим его глупым приказам? Но перед своими богами он всё ещё крон-принц Айри, а не раб этого гайра, так какого дьявола?!

И что теперь делать?
Зейдара отвлёк звук. Он резко повернул голову и увидел полку, которой ранее не было, а на ней лежал камень богов.
Саммах эль Саммах!
Облегчение, пришедшее так вовремя, развеяло немного тёмные тона, в которые теперь стал окрашиваться его внутренний мир. Желание покончить с собой, прихватив на тот свет пару-тройку мучителей, уже не казалось единственным выходом из ситуации. Боги могут подсказать ему зачем он здесь, и за что так сурово наказан ими.
Чешуя прижалась к телу, исчезая на глазах, хвост втянулся в конечности и за секунду Зейдар обрёл сильные стройные ноги вместо чёрно-серебристого хвоста.
Легко поднявшись с софы, он наплевал на то, что обнажён и открыт. Несколько шагов по траве до стены с полкой, плавный жест - и небольшой чёрный конус оказался в его руке. Пальцы сжались над ним, ощутив привычное тепло его глади в ладони. Юноша повёл плечами, чтобы волосы отлипли от лопаток, тряхнул головой слегка, заставляя мокрые прядки прийти в движение. С них уже не капала вода, и они послушно слились в тёмную гриву на его спине.
Развернувшись к софе, юноша прошёл назад, ни разу не глянув на стекло, отделяющее его от комнаты элиты. Глаза его так и остались полу-прикрыты, а меж бровей залегла хмурая складка. Отчаяние ещё не поглотило его полностью, но лишь потому, что в руке его был священный амулет, и все вопросы, крутящиеся в его голове, больше были адресованы богам сейчас, нежели тем, кто его пленил.

Опустившись на софу, Зейдар поджал одну ногу под себя, наклонился вниз, поставив локти на свои колени, зажал камень в кулаке, накрыв свой кулак второй рукой, упёрся лбом в руки, тихо прошептав священное обращение к Сущим. Нет, он не звал их сейчас, лишь выразил своё почтением им. Он позовёт их позже, когда останется один на один с собой, точно зная, что ни Маркуса, ни Леона, ни их слуг в комнате не будет. Хоть один из Сущих да должен услышать его горячие мольбы. Боги единственные, кого он будет молить здесь о чём-либо, потому что только они могут рассказать ему свой замысел, если он будет почтителен к ним и осторожен. Если они и впрямь наказали его - значит, он примет их волю, но ему нужно подтверждение, потому что угрозами гайров он сыт по горло и пока не собирается уступать этому жестокому и недоразвитому племени чуждой земли!
Эмоций было сейчас слишком много, и Зейдар замер над камнем в руках, слушая то, что происходит за стеклом краем уха, но уже не переводя их слова детально. Собственных мыслей было гораздо больше, и они были тяжелы. Смятение, посеянное словами Леона, легло тяжёлым грузом на душу, и Зейдару нужно было решить, что делать дальше. Природная стыдливость была отвергнута им сейчас. Для неё просто не нашлось места в хаосе его чувств, повергающих его то в отчаяние, то в злость, то в тоску по своему миру, в который он уже никогда не сможет вернуться. Он не увидит больше отца, и не станет королём, и не поведёт свой народ на войну против гайров, научив их сражаться. Боги не пошлют ему супруга, достойного уважения и его любви, не дадут ему кокон с сыном... Разве такую жизнь он представлял себе, выходя упражняться с мечом на берег Бесконечного озера? Кто он теперь и зачем он здесь? Могут ли боги разрешить его сомнения, навсегда изменив его жизнь? Да и жизнь ли это...

Отредактировано Зейдар (2015-07-02 10:12:25)

+5

34

Ммм, Клер выглядел соблазнительно. Эти сияющие, полные праведного гнева глаза, сжатые в тонкую нитку, чуть подрагивающие губы, осанка, которой позавидовали бы короли и императоры всех эпох. Маркус сладко улыбался слушая, как консул пугает пета, да так изощренно, с фантазией, сгущая ужас повествования все новыми и новыми подробностями. А ведь и перевозбудиться сам может от этаких картин, пойдет к себе недовольным и неудовлетворенным. Может, спасти надо консула-собрата?
Ехидная улыбочка зазмеила губы Джейда.
- Милейший собрат, ну с чего же ты решил, что он может быть гостем? Знаешь же, что планета их не обладает средствами межзвездного сообщения, да и к ним никто не прилетает из-за аномалий и бессмысленности. Ну и как «реальный» лейр мог бы оказаться на Амой? Будь логичен, Клееер, - протянул, кончиками пальцев обласкав его щеку, - Ну, допустим, такую совершенно фантастическую ситуацию, что какой-то враждебный корабль, например, пиратский, таки зашел на их планету, пограбил слегка, в том числе захватив и первого попавшегося туземца, чтобы сбыть и его где-нибудь… Допустим еще большее, что этот гипотетический корабль решил податься продать добро на Амой, странный выбор, зная наши системы ПВО и мощные ВВС, ну, предположим, что они были так неосмотрительны. В общем, как ни посмотри, но о Госте говорить не приходится, ни в каком разрезе. Разве что о товаре, оказавшемся на внутреннем рынке Амой и купленным мной из-за его странности и нестандартности. Я внес очередной свой, личный вклад в благосостояние Танагуры, приобретя этакую некондицию на рынке. В чем ты пытаешься меня обвинить? – хмыкнул насмешливо.
Взгляд тем временем скользнул за стекло, туда, где русал получил, наконец, свой вожделенный камушек.
- Смотри, - кивнул туда, чтобы Клер тоже посмотрел, - Приручение - это процесс творческий. Есть как ошибки, так и победы. Ну, прекрасен же, и так мало оказалось надо, для счастья и покоя.
Да, Маркус отдавал себе отчет, что приручение нестандартного пета будет сложным, что будут провалы, будут открытия, что на десяток неудач будет одно правильное решение. Вот сейчас камушек успокоил и привел в состояние довольства, доверия, расслабленности лейра, снял стыдливость и сопротивление. Вон, и хвост убрал, и ходил нагим, нисколько не зажимаясь, демонстрируя себя во всех ракурсах.
Достаточно примитивно все оказалось, как когда берешь котенка или щеночка, и ему рекомендуется для лучшей адаптации оставить игрушку из родного гнезда. Дикарь, одно слово – дикарь.

+4

35

Какая наивность.
Ведь совершенно ясно, что  пэт, яростно сопротивляющийся и отрицающий все устои, и не подумает стать послушным и шелковым от рассказа Леона. Ну подумаешь, сгустил немного краски, не смертельно, а пэту пища для размышлений. Полезно.
Прикосновение Маркуса к своему лицу Клэр стерпел, но потом отошел от него.
-  Просил бы Вас, господин Джейд не трогать меня.
Леон метнул на Маркуса откровенно злой взгляд. И, конечно, не поверил ни единому слову.
- Хм. Как о госте о нем говорить не приходится. Так как о ком о нем говорить? Мне уже понятно: он твой честно купленный... - впрочем, честно ли, это еще вопрос, но ладно. - ...пэт. Кстати. Ты уже окольцевал его? Занес в реестр? А то ж ведь быстро... приберут к государственным. Рауль однозначно заинтересуется таким... мутантом. 
Повернувшись к  аквариуму, Леон глядел на лейра. Но мысли молодого блонди были далеки от инопланетного чуда за стеклом. Он думал о Маркусе. Разнеженный, расслабленный... Сытый тигр, не иначе. Размышлял о сигналах интуиции пытаясь разгадать их. Интуиция никогда не была сильной стороной Леона Клэра.
Закусив палец/ украдкой обернулся к дивану пытаясь найти следы... Какие, он и сам не знал.  Хотя бы какие-нибудь, но все было идеально. Мысленно пожав плечами и загнав паранойю подальше, Леон безо всякой задней мысли сел на диван и взял бокал вина.
Прекрати, Клэр. Просто это Маркус, не знаешь его, что ли.
Разумный, спокойный внутренний голос окончательно успокоил Леона, и тот поднял голову, улыбнувшись искренне.
Но лапать себя  тебе больше не позволю, мое доверие к тебе подорвано. Бухгалтер.
- Юпитер с тобой, Маркус, делай что хочешь. Вся ответственность за твои поступки на тебе. Будь осторожен и не будь неосмотрителен. И да, экземпляр и правда любопытный. Будет интересно, как ты станешь его ломать. И не сломает ли он тебя раньше?
Тонкая улыбка. Глаза прищурились, придавая лицу немного хищное выражение.
Мне интересно будет, Маркус, со стороны, в безопасности понаблюдать за тем, куда тебя приведет любовь к экзотике. Не буду тебя отговаривать, пытаться как-то на тебя повлиять. Это будет просто мое личное пэт-шоу, как то, которое ты наблюдал, пока смотрел на меня и Зейдара. Это занятно.
И с этой мыслью, окончательно успокоившись, Леон поднял бокал вина, салютуя хозяину вечера.
- Твое здоровье, Маркус.

Отредактировано Леон Клэр (2015-07-06 02:09:02)

+4

36

Ни счастья, ни покоя Зейдар не чувствовал, вопреки мыслям Маркуса. Заросшее растениями, или чем-то подобным стекло, как по волшебству, оставило его наедине с собой. Но не иметь возможности видеть вовсе не значит - не слышать тоже. Там, в соседней комнате эти двое гайров по-прежнему спорили и это отвлекало. А следовало бы сосредоточиться и воззвать к богам. Да, Зейдар не хотел делать этого ещё минуту назад, но не мог не слышать то, что говорит Маркус и то, что отвечает ему Леон. Он привезён сюда, словно живой товар на рынок Гайрата, и на него была поставлена цена, как на рыбу, выловленную сетями гайров в реке. Да сгорят в огне души тех пятерых, что посмели ослепить его на берегах Бесконечного озера и похитить из родного дома!

Юноша поднял лицо к потолку, прикрыл глаза, замерев и сжимая камень в ладони. Короткая вспышка мстительности ещё горела жаром в кончиках пальцев и сердце билось чуть сильнее, чуть резче, разгоняя по телу горячую кровь. Разве сможет он смириться с неволей, когда эти трусливые кури уже сдохли, а он в заточении на краю вселенной!
Нет! Это неправильно! Саммах эль Саммах, пошли мне лёгкую смерть! И пусть недолог был путь мой под светом солнца и звёзд, об одном лишь прошу - дать покой моей иссохшей душе! Я не смогу принять такую жизнь без Слова Воли. Зачем вы сохранили мне жизнь? Зачем не дали погибнуть тогда, когда железная птица рухнула с небес на эту землю?! Я не смогу смириться... В чужой земле, под чужим солнцем, с чужими богами без закона и прав...
Сердце сдавило на миг, и вдруг камень в его ладони отозвался на его молитвы. Зейдар отчётливо почувствовал биение чужого пульса в камне богов, удар за ударом, как сердце, что никак не могло принадлежать лейру.

Он вскочил с места, не разжимая руки, и резко развернулся спиной к зарослям, ища напряжённым взглядом какой-либо знак присутствия Сущего здесь. Высохшие уже волосы волной метнулись за спиной принца, и тут же укрыли татуировки на лопатках шёлковой чернотой. Пульсация в ладони стала глуше, мягче, медленно угасая, а тёмная, дымчатая фигура бога не появлялась.
  Зейдар напряжённо вглядывался в стены, медленно поворачиваясь вокруг себя, чувствуя, как сорвалось в стремительный бег сердце. Он вызвал Сущего сюда, в этот далёкий мир! Боги так долго не слышали его молитв отсюда и он не принёс им жертвы, так почему камень откликнулся сейчас?
Нервы натянулись, словно струны, и взгляд лихорадочно блуждал по комнате, но нет, даже тени присутствия бога здесь не было видно... только нервно бьющееся сердце в груди, чьи удары отдавались гулким эхом в висках. Казалось, что прошла вечность, прежде чем пришло понимание, что Сущий не явится сюда прямо сейчас. Не при чужих вести ему беседу со своим созданием...

Зейдар успел уже несколько раз похолодеть от страха, словно боги послали ему ещё одно испытание. Ждать и не дождаться, чувствовать их отклик, и не видеть ничего, помнить о чём попросил их,  и бояться этого одновременно. Это только казалось, что лейр не боится ничего, но это была неправда. Он, как и любое живое существо, боялся многого, но статус не позволял ему показывать свою слабость, обязывая быть выше этого и принимать удары судьбы с достоинством. И всё же ему было всего-то семнадцать лет, и смерть, такая реальная сейчас, пугала его. Он не мог закрыть свой страх гневом или пылом сражения. Он сам взывал к ней и был почти уверен, что не услышит ответа. Слишком уж далеко от Амои его земля. В этом проклятом богами мире случившееся сейчас было полнейшей неожиданностью для юного лейра.

Минуты шли, а вокруг ничего не менялось. Зейдар почти что слышал, как песок времени бежит ко дну колбы, осыпаясь будто бы толчками, точно в ритм его лихорадочно бьющегося сердца. Он медленно вернулся к софе, опустился на неё, замирая в какой-то лёгкой прострации. Грудь ещё вздымалась, серебря тёмные татуировки на ней, и дыхание ещё не пришло в норму. Ничего... Ни намёка на присутствие, ни дуновения ветерка, ни-че-го...
Зейдар медленно поднял руку, привычно касаясь пальцами лба, а затем груди. Чуть склонился, шепнул "Саммах эль Саммах", замер на секунду, делая глубокий вдох и выдох. Он знал, что ему не показалось, но раз Сущий не появился, значит время ещё не пришло. Одно то, что его мольба была услышана, уже значило больше, чем он хотел бы. Хотя бы потому, что это была мольба отчаяния.
Они непредсказуемы. Разве ты этого не знал, крон-принц?
Теперь ему было стыдно за свою секундную панику, но время шло, ничего не менялось, и даже голос Леона теперь звучал иначе.
- Юпитер с тобой, Маркус, делай что хочешь. Вся ответственность за твои поступки на тебе. Будь осторожен и не будь неосмотрителен. И да, экземпляр и правда любопытный. Будет интересно, как ты станешь его ломать. И не сломает ли он тебя раньше?
Зейдар стиснул зубы, тут же падая в новую вспышку гнева. Ломать?! Кажется не зря он просил богов вмешаться в его судьбу! Ох, не зря...

- Я всё слышу! - резко напомнил он тем двоим, что остались за непроницаемым для него стеклом. Тёплый камень богов впился заострённым конусом в край ладони, так сильно лейр сжал кулак сейчас. Вдох-выдох, немного времени, чтобы успокоиться окончательно. Жизнь не утекла сквозь холодеющие пальцы, и это был знак. Боги хотят говорить с ним и... не сейчас. А значит пока лучше вернуться к тому, о чём ведут речь эти двое. А речь шла о нём. О чём-то, что он пропустил.
Чёррт...

Отредактировано Зейдар (2015-07-06 20:51:26)

+4

37

Искусствоведу действительно не повезло с интуицией, да и с опытом кокетства и жеманства. Наверное, мать посчитала, что этот блок ему не пригодится. И очень зря. Имея его, он бы мог понять, что чем больше он пытается оттолкнуть внимание, тем мощнее оно возрастает, в геометрической прогрессии. Все же элитары оставались в реакциях мужчинами, а это хищники - догоняющие, добывающие, достигающие. Если бы Леон спокойно реагировал на все, если бы эмоции не вспыхивали в его взоре, движениях на каждую провокацию, то и интерес Маркуса не разгорался бы каждый раз, не концентрировался, не подогревался.
Ах, этот сумрачный взор, полный соблазнительной темноты, почти приглашение. «Не трогай меня». А у каждого, кто это слышит, наоборот, щелкающей решеткой падает – схвати, возьми, продолжай. Окаянное этакое желание – принудить, заставить, победить, восторжествовать.
- Конечно, мой дорогой Леон, как же иначе, фурнитуры выполнили все процедуры и предписания. Все оформлено честь по чести. Но, я же верный слуга Танагуры, и если во благо ее надо будет расстаться с личной собственностью, то, конечно, я сделаю все.
За хорошее вознаграждение, - добавил про себя, сладко улыбнувшись и сверкнув глазами. Ох уж тот самый золотой блеск. Все было уже взвешено и просчитано и для такого варианта.
- Мне приятна твоя забота, - лукаво улыбнулся на следующую фразу Леона и подхватил свой бокал, - И так воодушевляет наше взаимопонимание, - обвил своей рукой его, чокаясь хрусталем. – Помнишь эту терранскую традицию?
Отпил крупный глоток и, не давая консулу места для маневра – отстраниться, отодвинуться – вжал его в спинку дивана и вкусил сладкую мягкость его губ. Замечательная нотка к будоражащей кислинке вина. Властно и принуждающе он длил поцелуй столько, сколько считал нужным, отстаивая свое право инициатора. И отстранился тоже сам,
- О, а что с котировками? – вглядываясь в таблицы побежавших результатов торгов Федерации.
Выпрямляясь на диване, строгой осанкой прижимаясь к спинке, он щелкал уравнения и формулы, отдавая короткие распоряжения и подчеркивая нужные для анализа подчиненными строки.
Но и от этого омута привычного счета, его отвлек скачок энергии в аквариуме, зафискированный коммом. Перекинув ресурсы и на эту задачу, Маркус внимательно вчитался в цифры.
Передатчик? Возможно. Какой-то вид подпространственной энергии. Компьютерная скорость мозговых реакций строила модель. Если допустить, что интересный мир дальней планеты есть смоделированный, как и Амой, евгенический опыт. Что странные создания, его населяющие, это кадавры научной мысли. То создатели его, в принципе, конечно уступающие по мощи цивилизации Федерации и Амой, потому как закуклились в своей вселенной и не вступают во взаимовыгодные взаимоотношения (причины можно проанализировать вторым уровнем), все-таки поинтересовались судьбой их эксперимента. И, скорее всего сейчас, вероятность этого сценария была максимально высока по процентам, отключили его от поля своего интереса, как пропавший экземпляр.
Джейд не был отнюдь самоуверенным и зашоренным дураком, настаивающим до нейтронного взрыва своей планеты, на единственной версии. Не был он и консерватором, что вцепляется в одну идею и тащит ее в любую ситуацию, в любую изменяющуюся модель. Нет. Будь у него хоть одно это качество, он не смог бы ни играть на бирже, ни торговать. Финансы – это постоянно меняющийся сценарий, тут нужно мгновенно перестраиваться, а еще лучше тенью мысли двигаться за переменным ветром, ни на чем не концентрируясь.
Собственно, по этому Маркус оценил все риски столкновения с разумом другой цивилизации, подсчитал потери и убытки, взвесил опасность. Что ж, у него теперь был и план на случай подобного развития ситуации, включая привлечение и Рауля, и военного ведомства. И все, заметьте, с выгодой и для его кошелька, и для статуса.
Дополнительные протоколы были запущены. Но для пленника, и планов в отношении его, пока ничего не изменилось.

+3

38

Ох, Маркус. Хитрая ты лиса. Наверняка уже придумал кучу обходных путей с наибольшей для себя выгодой. Идеальный. 
Верный своему обещанию, Леон не стал спорить, улыбнувшись.
Принял приглашение выпить на брудершафт, но... О, этот золотой огонь прекрасных глаз...
Руки Маркуса снова на талии, вжали в спинку дивана, стиснули, горячие губы накрыли губы Леона. Все мыслительные процессы отказали разом, руки Леона, вздрогнув, легли на грудь Маркуса. Но поцелуй, обжигающий губы и превращающий кости в песок, прекратился так же внезапно, как и начался. Джейд как струна напрягся вглядываясь в свой инком. Леон остался задыхающийся, пылающий возбуждением, с остывающим узлом в паху.
Клэр еще некоторое время полулежал, приходя в себя.
Рагон тебя подери, Джейд, зачем все это... Зачем  так все усложнять... Хорошо, объятия, флирт, но поцелуй... Маркус, явно не для тебя был предназначен мой первый поцелуй... Или ты накручиваешь себя, Клэр, и все проще, чем кажется, и это один из элементов его шоу...
Леон закусил губу, украдкой слизывая вкус Маркуса. Понемногу выравнивается дыхание, тугой узел в паху сходит на нет.
Не прощу... Еще и бросил. Ладно, ладно.
Не дрогнувшей рукой взял бокал вина, который чудом не уронил, когда Маркус превращал его мозги в желе, а кости в песок одним поцелуем. Отпил. Успокоившись и не замечая демонстративного игнора Джейда, медленно потягивал вино.
- Какие-то проблемы, Маркус?
Надо же, голос спокоен, как на переговорах.
Понимая, что для лейра все складывается наихудшим образом, Леон между тем испытывал только болезненное любопытство.
А Маркус... Что же Маркус... Он не преминет получить выгоду даже из расставания с игрушкой.
Что ж. Наблюдаем дальше.

Отредактировано Леон Клэр (2015-07-07 01:03:18)

+3

39

- Ах, дорогой Леон, работа она всегда настигнет, это удел элитара. Бизнес не спит, - потянулся, прижав дужку очков.
Собственно, все это было игрой, «шоу», как любил называть Леон. И как любое развлечение оно закончилось. Делу время – потехе час. Если бы было что-то серьезное, то Маркус бы снял очки, оставшись наедине с объектом внимания, а пока это все было экспериментом – расчетливым, циничным и бесчувственным.
И теперь Маркус недвусмысленно намекал, вежливо и сдержанно, по элитарному, что не загостился ли друг в его апартаментах, и не пора ли ему отправляться по его, так же неотложным делам. Или хотя бы сделать вид, что он занят чем-то, а не праздно прожигает отпущенные Юпитер дни.
- Я так был счастлив, Леон, что ты посетил меня и разделил это время удовольствия, - обыденно заученно журчал, прощаясь, - И я буду несказанно рад, если мы встретимся в следующий раз и ты выкроишь время в своем безумном графике, чтобы вновь навестить меня.
***
Компьютер считал. Бежали графики, Маркус работал на прозрачной клавиатуре, отдавая приказы и ратифицируя сделки. Дело не стояло. А глаз всегда мог отдохнуть, поднявшись и скользнув в глубину аквариума на пета.
Наконец, Джейд потянулся, отложил комм и прошел в стеклянный стакан, заточивший лейра. Спокойно усевшись на его ложе, даже комфортно откинувшись на него, не отказывая себе ни в мгновении удовольствия и удобства, он глянул прямо в глаза русала и проговорил:
- Что ж, а теперь по существу, - слова падали безжалостными тяжелыми резанными фразами, не щадя и не смягчая сути, - Ты был похищен со своей удаленной планеты. Для продажи в цивилизованных мирах, как диковинка. Твои продавцы выбрали крайне неудачное место для сделки и время, потому наши ВВС их уничтожили. Первое твое везение в том, что ты находился в криогенной камере и она смягчила падение. Военные, разбирая завалы места падения, нашли тебя и парализовали, забирая,  чтобы разобраться. Это второе твое везение, что не разложили на атомы на месте, как преступный элемент и нарушителя границ Амой. Они должны были доставить тебя на базу. Там бы ты прелестно провел время – в камере, с допросами, привлечением лабораторных специалистов. Тебя бы расчленили, разобрали на составляющие, взяли б пробы, подвергли экспериментам, прежде чем, возможно, таки поверили в твою историю. После этого тебя бы передали в лаборатории, потому что возиться с тобою, как с гражданином другой планеты, ни желания, ни выгоды не было бы. Объясню почему. Твоя планета не входит в Федерацию, дипломатических отношений и пактов не поддерживает, находится на отшибе и никому не сдалась. Ценного у вас чего-то особого нет. Так что для Амой ты представляешь интерес только как подопытный кролик – разобрать тебя учеными, изучить физиологию, если найдут что-то интересное, то выкачать это и синтезировать. Так что третье твое везение, что каким-то образом ты ускользнул из рук военных и попал на аукцион. На аукционе тебя бы выставили на торги, и кто-то приобрел бы такую диковинку, уверенный, что ты искусственно выведенная игрушка. Столкнувшись, что ты бракованный, не ведешь себя, как должен настоящий пет, тебя бы изувечили, убили или бы попытались вернуть обратно в лабораторию. Что с тобой сделают в лаборатории, я уже тебе обрисовывал. Тут тебе повезло в четвертый раз – я увидел тебя раньше и снял с торгов. До этого момента тебе все понятно? – поинтересовался.
- Ну и на данный момент я тебе могу предложить выбор, и тебе самому решать. Первое, я связываюсь с лабораторией и прошу тебя забрать, как бракованную покупку. Они тебя забирают в мир стекла и металла с иглами, скальпелями, криокамерами, медикаментами и прочей вивисекцией. Изучают, экспериментируют, препарируют, разбираются в твоей природе. Отправят ли они тебя обратно на твою планету? Даже и не знаю, зачем им это? Второй вариант, я тебя отвожу в гостиницу, ссужаю небольшой суммой денег и ты пытаешься сам обжиться, но, у тебя нет документов, ты не гражданин, потому с первой же проверкой ты попадаешь в Керес и уж выживаешь там, как получится. Третье, я тебя регистрирую как своего домочадца-любимца, ты имеешь защиту, все твои потребности удовлетворяются, ты свободен гулять, изучать мир, вживаться в него и, возможно, у тебя будет шанс получить от меня билет на космолет федерации, и так попытаться добраться до своей планеты. Только имей в виду, система ее защиты такова, что в очень редких, можно сказать исключительных случаях кто-то может высадиться на нее. Собственно, потому и никто с ней не контактирует. Что взамен? Домашний любимец развлекает своего хозяина, - усмехнулся. – Давай уж, подумай и скажи мне, что ты выбираешь.

+4

40

На удивление, эти двое завершили беседу, заговорив о том, о чём Зейдар даже примерно не имел представления. Наверное, нужно было бы видеть лица гайров, чтобы понять, о чём идёт речь, ибо по тону ориентироваться в таком состоянии лейр не мог.
Не следовало ждать появления бога, когда за заросшим искусственными водорослями стеклом находился человек, и Зейдар постепенно перестал нервничать. Тяжесть ситуации была нещадно загнана им в самый дальний уголок разума, а всё внимание вновь сконцентрировалось на чужом мире, языке и понятиях.
Он может страдать глубоко в душе, но пока он жив, здоров, и вроде бы вне неизвестных угроз, нужно попытаться понять, чего именно хочет от него гайр. Чувствовать себя обнажённым было непривычно, но Зейдар уже не пытался укрыться, постепенно привыкая быть без одежды. К тому же ему было спокойнее находится в зрительном неведении и гнать прочь мысли о том, что на него, возможно, смотрит тот самый гайр, заплативший за него. Стена скрывала вторую часть комнаты, оставляя его как бы наедине с самим собой. И всё же в голове крутилось всё услышанное-увиденное, принимая разные формы и рождая новые вопросы. Амои, Эос, Мидас, Керес, Раная-Уго... Зейдар повторял про себя названия, слова, сравнивал понятия, приходя к аналогиям интуитивно, и понимал, что если всё так, как говорил Леон и Маркус, то это тупик. Но смириться с этим он просто не мог.
Нет никаких свидетельств перед богами. Нет ничего, что указало бы моё новое положение. Ни-че-го!
Он поднимался, ходил по своей клетке-аквариуму, хмуря брови, и думал, думал и думал. Лишь иногда бессильно опускался на софу, обхватывая голову ладонями и растирая виски. Потом вскидывал её вновь, вскакивал и снова принимался ходить, касаясь пальцами импровизированных камней или стен. Стройный, статный, и всё же утончённый внешне, с длинными чёрными волосами, беспокойно развевающимися за его спиной, он мерил шагами комнату, сразу же положив камень богов на полку. Он уже слышал отклик от своего амулета, этого было вполне достаточно, чтобы не таскать его в ладони постоянно. Да и что ещё он может сказать богам, которые и так всё знают? Придёт время, и они найдут способ известить своё дитя наедине, а пока амулет не может занять привычное место на его груди, значит, будет лежать в стороне.
Лейр не знал, сколько прошло времени. Может, час или два, а может, больше или меньше. В однообразной обстановке время как-то потерялось само по себе. Но Зейдар нутром почувствовал, как плавно отходит в сторону часть стекла с водорослями, и тут же обернулся к входящему высокому блондину в стёклах, отступая от него на пару шагов назад. Вблизи он был очень высок. Слишком высок. Юноша напрягся, впиваясь взглядом исподлобья в точёное лицо блондина. Внезапное отсутствие меж ними стекла ощущалось почти что физически, заставляя лейра отступать, словно приближение высокой фигуры к нему могло его раздавить. Зейдар вдруг отчётливо почувствовал, что не выстоит в битве с этим, даже если в его руке будет меч. Ледяные мурашки прокатились волной по спине, ухнув комом страха в живот. За стеклом Маркус казался другим, но сейчас, вживую, без разделяющей их перегородки всё воспринималось более остро и тревога сжала холодный кулак на сердце лейра. В глазах Маркуса он не выглядел объектом вожделения, в отличии от земных гайров, с которыми бился лейр на своей дикой родине. Их сальные взгляды Зейдар ненавидел, но в глазах блондина было холодное спокойствие.
Значит, решил поговорить. Не нравится мне этот твой взгляд, гайр...
То прямое и откровенное, что было сейчас в глазах Маркуса, пусть и за прозрачным стеклом, напрягало, но не вызывало отвращения. Оно, словно предвестник, рождало предчувствия, как когда уже знаешь, что грядёт буря, но ещё не видишь её.

Высокий опустился, садясь на софу, чуть откинулся назад на изогнутое изголовье, глядя на отступившего почти к стене лейра, и заговорил, прямолинейно, не пытаясь увиливать и скрывать за наносной ложью то, во что верил. Зейдар же выпрямился, поднял голову, не сводя тёмно-зелёных глаз с его лица. То, что блондин сел, не разрядило обстановку, но снизило напряжение, позволяя принцу анализировать то, что Маркус сейчас ему говорил, не подавляя ростом и властью. Всё, что Зейдар мог сейчас - это стараться не выглядеть недостойно. Отсутствие одежды было ощутимо, но в то же время не мешало, позволяя сосредоточится на голой правде, которую безжалостно выдавал блондин. Хотя... кто здесь просил о жалости? Только не Зейдар эль Айри! Лучше знать всё от и до, чем оставаться в слепом неведении.

- Ты был похищен со своей удаленной планеты. Для продажи в цивилизованных мирах, как диковинка...
Ты не знаешь этого, гайр!
Крон-принц стиснул зубы, не давая гневу вылиться сейчас, и продолжал слушать то, что говорит ему правитель Амои. Да, блондин правильно догадался, что его похитили. И Зейдар допускал, что цель была у тех гайров такая, какой озвучил её Маркус. От него ничего не зависело - это правда. И что железная птица была сбита какими-то ВВС Амои, он тоже допускал. Он даже допускал, что если бы не кр... какая-то там камера со слизью, он бы сгорел вместе с этой птицей или разбился насмерть.
И почему-то этого не произошло. Проклятье...
Воины забрали его с берега и не убили, и тоже почему-то. Хотя вполне могли бы, учитывая, что он был с оружием и вряд ли выглядел так, как все здесь.
И ещё раз зря!
- ...Они должны были доставить тебя на базу.Там бы ты прелестно провел время – в камере, с допросами, привлечением лабораторных специалистов...
Зейдар не понял слова "база", но суть уловил. Его бы допрашивали, возможно, стали бы пытать... Про "лабораторных специалистов" он также с трудом понял. Мышление затормозило на долю секунды, прежде чем перевести это словосочетание как "исследователи, люди науки". То есть он попал бы к учёным мужам в качестве объекта изучения. Чуть тряхнув головой, принц снова нахмурился, впиваясь взглядом в непроницаемое лицо блондина. Пугающие перспективы изучения Зейдар предпочёл пропустить мимо себя. Да, он допускал, что учёные так и поступили бы, но в итоге он всё равно был бы мёртв. Разве нет?
- ...После этого тебя бы передали в лаборатории, потому что возиться с тобою, как с гражданином другой планеты, ни желания, ни выгоды не было бы.
Расчленённым? Или же умереть бы мне не дали? Какой смысл оставлять жизнь тогда? Нет ценности, нет человека, разве не так?
- ...Твоя планета не входит в Федерацию, дипломатических отношений и пактов не поддерживает, находится на отшибе и никому не сдалась. Ценного у вас чего-то особого нет.

Зейдар даже близко не слышал о Федерации, но прекрасно понял, что его земля не имеет ценности, как и он сам. Одно только маленькое "но", о котором Маркус не знал или намеренно не упомянул пока. Впрочем, причина эта сейчас была не важна. Те, чьим созданием он был, были за тысячи звёзд отсюда, и всё же не оставили его совсем, а значит, он не так уж потерян для них. А они велики и сильны, они опасны и мстительны, и гнев их уже коснулся тех гайров, которые захватили его. Кто знает, коснулся бы их гнев учёных мужей или же того, кто оплатил такую его жизнь? И коснётся ли в будущем? Даже Зейдар не мог бы дать точный ответ на эти вопросы. Никто не может знать, о чём думают боги.
- ...Так что третье твое везение, что каким-то образом ты ускользнул из рук военных и попал на аукцион.
Рабство - это везение?! Неужели?!
Зейдар сжал руки в кулаки, ещё раз усилием воли подавляя вспышку сарказма и гнева. Он не хотел перебивать блондина, желая дослушать до конца и понять, какие у него возможности. Разве не для того зашёл гайр в его клетку сегодня? Что-то подсказывало, что именно для этого, а значит, эмоции должны побыть взаперти, чтобы там сейчас ни говорил правитель, глядя на него.
- ...Столкнувшись с тем, что ты бракованный, не ведешь себя, как должен настоящий пет, тебя бы изувечили, убили или бы попытались вернуть обратно в лабораторию.
Это правда, хотя бы потому, что я понятия не имею, как ведёт себя "настоящий пэт". Может, это потому, что я пока, хвала богам, лейр, не это вот... понятие?
- Тут тебе повезло в четвертый раз – я увидел тебя раньше и снял с торгов. До этого момента тебе все понятно?
- В достаточной мере понятно, чтобы допустить правдой то, о чём ты мне говоришь, - тихо отозвался он, кивнув головой. Правда неприглядная, но с точки зрения Зейдара, она всё равно лучше, чем неизвестность или недосказанность. Блондин слышал его ответ, и, видимо, теперь перешёл к главному. Юноша невольно снова напрягся, предчувствуя, что будущее ему понравится так же мало, как прошлое. Но это всё нужно было решить сейчас, потому что "потом" может и не быть.
- Ну, и на данный момент я тебе могу предложить выбор, и тебе самому решать.
Крон-принц чуть помедлил и кивнул снова. Выбор - это уже хорошо, каким бы он ни был.
- ...Первое, я связываюсь с лабораторией и прошу тебя забрать, как бракованную покупку. Они тебя забирают в мир стекла и металла с иглами, скальпелями, криокамерами, медикаментами и прочей вивисекцией. Изучают, экспериментируют, препарируют, разбираются в твоей природе. Отправят ли они тебя обратно на твою планету? Даже и не знаю, зачем им это?
Это вариант стоило обдумать тщательнее. Высказанное пугало, разливало холод по всем внутренностям, неприятно слипалось в ком под желудком. Хотел ли он стать объектом науки? Мысленно он бы тотчас ответил "нет". Точка невозврата уже существовала. Он здесь, на чужой планете, и наверняка волей богов до тех пор, пока они не решат его судьбу иначе. Подставлять своё тело для опытов было страшно, ибо принц знал, что такое боль и учёные могли сделать её невыносимой. И где гарантии того, что мужам науки удастся разгадать его сущность? А что, если нет? Через сколько он тогда умрёт? Через год, два? А если боги разгневаются на них, не станет ли это катастрофой для всех, кто живёт здесь? Он может подставить чужаков под удар или же умереть в этих опытах, но воля богов непредсказуема, да и будет ли это достойной смертью...
Не хочу. Я слишком слаб, чтобы не страшиться такого.
Мысли вихрем проносились в голове, они требовали всё обдумать тщательно, но уже звучал второй вариант и Зейдар снова заставил себя слушать, не углубляясь пока в теории.
- ...Второй вариант, я тебя отвожу в гостиницу, ссужаю небольшой суммой денег и ты пытаешься сам обжиться, но, у тебя нет документов, ты не гражданин, потому с первой же проверкой ты попадаешь в Керес и уж выживаешь там, как получится.
Керес, о котором я ничего не знаю. Мятежное место. Техника, которую я не понимаю. Как быстро я умру, ступив в этот район, о котором не имею представления? Чёрт...
Но это был свободный вариант. Свободный и достойный. Не имеющие гражданства, как и он, монгрелы. Возможно ли было жить там?
Я должен больше узнать об этом.
- ...Третье, я тебя регистрирую как своего домочадца-любимца, ты имеешь защиту, все твои потребности удовлетворяются, ты свободен гулять, изучать мир, вживаться в него и, возможно, у тебя будет шанс получить от меня билет на космолет федерации, и так попытаться добраться до своей планеты.
А вот это был совсем неожиданный поворот. Зейдар прямо таки влип взглядом в глаза Маркуса, пытаясь поймать в выражении его лица хоть что-то, что говорило бы о скрытых мотивах. Но это лицо оставалось непроницаемым. Выходило, что Маркус предлагал ему помощь? О, не ослышался ли он?
Наверное удивление слишком ярко отразилось на лице Зейдара. Брови взлетели вверх, взгляд застыл на долю секунды, изучая лицо блондина, словно гайр сказал что-то абсолютно невероятное. Лейр был ошеломлён, он не верил своим ушам, но ведь слышал же всё это, и...
Маркус не дал ему оправится от шока, продолжив как ни в чём ни бывало:
- ...Только имей в виду, система ее защиты такова, что в очень редких, можно сказать, исключительных случаях кто-то может высадиться на нее. Собственно, потому и никто с ней не контактирует. Что взамен? Домашний любимец развлекает своего хозяина. Давай уж, подумай и скажи мне, что ты выбираешь.
Зейдар знал, что к ним на... планету... чужаки не заявляются. Они умирают, потому что их жизнь забирают боги. И высадить его на Гайру, вернуть Лейрату потомка династии Айри - это вряд ли кому под силу из живых. И он даже готов был сказать "да", но тут блондин выдал последние две фразы и... усмехнулся!
И Зейдара мгновенно перемкнуло.
Он ведь почти что поверил в благородство Маркуса, вовремя укрывшего дикаря-лейра от опасностей этого мира и предлагавшего ему соглашение. Именно этот факт и поразил больше всего, но нет. Всё снова вернулось к жажде развлечений и сальным взглядам. Одна ухмылка блондина перечеркнула эту короткую веру напрочь, вновь роняя лейра в пучину душного гнева.

Зейдар резко закрыл глаза, считая про себя до десяти. Медленно, не спеша.
Раз... два...три..
- Я должен подумать... - сквозь зубы процедил он, досчитывая в уме до шести.
Семь... восемь.. девять...
Душное, мутное облако опустилось на самое дно, затаилось там, перестав сводить пальцы желанием влепить кулак в переносицу блондину.
Десять...
Зейдар открыл глаза, сосредотачивая взгляд на лице правителя и стараясь, чтобы его речь звучала ровно и плавно, не выдавая всех чувств. Он должен был выбрать? Отлично, он выберет, когда информации будет больше.
- Слишком мало информации, чтобы сделать выбор осознанным. Я не первогодка, чтобы ткнуть пальцем вслепую. Поэтому ты ответишь на мои вопросы здесь и сейчас. Ведь ты именно за этим пришёл, не так ли? Ты хотел сказать мне правду в лицо. Я ценю это, гайр. - Зейдар кивнул, и сделал шаг к нему, сцепив руки в замок за спиной, чтобы ограничить свои желания и не дать эмоциям одолеть разумное.
- Ценю твою откровенность, не смотря на всю... неприглядность как прошлого, так и будущего. - речь на амойском давалась пока с лёгким витиеватым акцентом, но Зейдар уже не думал над каждым словом, свободно изъясняясь на чужом языке. Слова ложились на язык сами, и его мелодичный голос чуть подрагивал от напряжения, но не застревал на понятиях.
- Первый вариант пугает меня. Это недостойный вариант. Я не хочу жить, словно растение в банке, и умереть также. По нему у меня нет вопросов.
Зейдар вдохнул, выдохнул медленно, отводя взгляд и собираясь с мыслями.
- Расскажи мне о Кересе. Это мятежное место, я знаю. Там живут люди-монгрелы, которых вы не признаёте - это я понял тоже. Что там есть? Здания? Вода? Поля или плантации? Свет? Чем они живут? И... этот вариант я не могу выбрать из-за недостаточности моих познаний. Но пока он наиболее достойный. Ты вернёшь мне оружие, отправишь прямо в Керес, потому что нет смысла ждать стражей, чтобы оказаться там. Если я погибну там, то, надеюсь, что в бою. А третий вариант...
Зейдар снова закрыл глаза, стиснув на секунду зубы. О, как же хотелось выпустить свой гнев наружу, но... раз уж речь зашла за правду...

- Сначала я думал, что ты хочешь помочь мне. И я был удивлён. И даже хотел спросить - зачем тебе это? Благородство, соглашение, обман - ради чего? Нет никакой выгоды в том, чтобы помогать дикарю с чужой планеты. Но ты такой же, как все гайры. И оказалось, что выгода есть. Я должен буду стать твоим рабом, назвать тебя хозяином, чтобы ублажать тебя? - Зейдар открыл глаза, и в них отчётливо виделось презрение, хоть принц и сдерживал себя, не двигаясь больше с места.
- Закончить свои дни с позором и умереть в позоре? Ты не отправишь меня на Гайру. Туда нет пути для живых, и я это знаю. Я навсегда застрял здесь, на этой проклятой планете позора благородных мужей, покупающих себе людей ради забавы. Поэтому нет. Расскажи мне о Кересе, чтобы я мог ещё раз обдумать свой выбор.

Отредактировано Зейдар (2015-07-10 16:03:31)

+4

41

Думать? О чем? Эххх, глупое заморское морское животное.
Хотя Маркусу было все равно, что выберет лейр. Его то мысли все больше тяготели к тому, чтобы отдать того в лабораторию. Хоть на благо Танагуры послужит…
Хотя, где та Танагура, которой нужны такие жертвы. Микропроцессор Джейда давно уже высчитал и построил модель ближайшего будущего Амой. Самый высокопроцентный сценарий. А уж насколько он точно все проанализировал, наблюдать он сам будет с расстояния.
И из этого варианта у лейра был всего лишь один путь. Так что все варианты были только еще одной игрой, сотрясением воздуха необходимым, чтобы убить время пока подадут аэрокар, пока программы досчитают пароли доступа, пока грифы закроют базы данных.
- Пошли, - протянул руку пленнику, получив всполох команды от комма в очки.
Полка в стене выдвинулась, выбрасывая армейский мешок с уложенными туда вещами русала, и его личными, и новыми. Несколько банок консервов, пакет с металлом кредитов, комплект одежды и ботинки. Меч пришельца был смешон, но и он возвращался, а вот в придачу к нему лежал лучемет. Правда, где русал будет брать к нему заряды, когда батареи разрядятся, Маркуса уже не интересовало. Как там говорил наивный дикарь – «боги сюда привели», ну вот пусть они ему дальше и помогают. Джейд не бог, а только совершенный интеллект в совершенном теле.
- Керес – презренная помойка, с лишенными гордости, чести, совести презренными отбросами. Там нет доверия, нет договоренностей, нет веры и нет сострадания. Там нет даже свободы, только вольница. Там правит злоба, ненависть и презрение к тому, кто слабее. Но даже там самые жалкие, но гордящиеся своей «свободой» выстраивают иерархию рабства. Главное там – деньги. Есть они – проживешь еще несколько часов. Но их нужно защищать от тех, кто хочет их отобрать. Ты под угрозой каждую секунду, ты не расслабишься никогда. Ты будешь вспоминать, как лучшие мгновения, просто сидение в тепле и безопасности в этой клетке. Ты мечтал о свободе. Она у тебя будет. Но не будет уверенности в каждом последующем мгновении.
Равнодушно бросал Маркус, ожидая пока лейр оденется. Ему, может, и было бы жаль его, но если выбирать между лабораторией и помойкой, выбор последней был предпочтительнее.
Крепко сжав локоть русала, Джейд повел его через коридоры и переходы апартаментов к выходу, втолкнул в кар, и, заняв место водителя, сходу рванул в расцвеченное звездами небо, съедая расстояние до границы с мятежным районом.
- Добро пожаловать в свободу, столь желанную, по сравнению с невыносимой работой «развлекать элита», - равнодушно бросил, одним толчком руки вытолкнув лейра из машины на неосвещенную улицу, и выбрасывая следом мешок с его барахлом.
Тут же кар опять рванул и слился со звездным небом.

+4

42

Зейдар инстинктивно отступил от его протянутой руки, совершенно не ожидав этого жеста. "Пошли" прозвучало слишком внезапно, а потом из стены вывалился мешок, и первое, что увидел Зейдар, повернув голову, был сверкнувший лейратской сталью меч. Его оружие, столько раз выручавшее его в ближнем бою. Отступив в сторону мешка, Зейдар присел на колено, вытряхнув всё из непонятной котомки, замечая в ворохе свои платки и накидку. Но также его взгляд привлекла и местная одежда. Сдвинув брови, принц задумался. Его одежды были хороши для обращения в иную форму, но вряд ли это ему понадобиться сразу же. У него есть трое суток, чтобы обойтись без воды, а значит вряд ли ему будет удобно ходить в приметной для этого мира одежде. Цепкий взгляд скользнул по комплекту. Майка с коротким рукавом, брюки, похожие на те, которые были одеты на элите. Кинув взгляд на одежду, лейр принялся одеваться в новое, непривычное одеяние. С майкой особых проблем не возникло. Широкий ворот не смог закрыть королевские татуировки, уходящие узорными крыльями серебра к плечам и Лейр накинул обнаружившуюся тут же куртку из мягкого тёмного материала. Затем проворно влез в чёрные штаны, сообразив, как они застёгиваются не сразу, но всё же сообразив. Странные ботинки завершили образ. С ними лейр возился дольше всего, но всё же справился со шнуровкой, завязав узлы крепко-накрепко. Непонятные банки и мешок с жестянками он забросил назад в мешок, смутно предполагая, что что-то из этого местные деньги, а что-то еда. С этим стоило разобраться позже. Свою одежду он свернул и сунул всё в тот же мешок, удобно имеющий пару лямок, чтобы закинуть его себе на спину. Поверх пояса брюк легла только перевязь с ножнами и сетью. Меч вошёл на своё место, как будто там и находился всегда. Ещё один странный предмет, похожий на местное оружие, также остался в сумке пока что. Зейдар решил, что разберётся с ним позже, ибо доверия предмет не внушал, а блондин долго ждать его не станет. И может передумать. Зейдар волновался, но не хотел упускать единственную возможность обрести хотя бы видимость свободы. А Маркус был более чем щедр, предоставляя ему выбор. Принц ценил это и не готов был отступать, слушая элита так же внимательно, пока одевался.
- Керес – презренная помойка, с лишенными гордости, чести, совести презренными отбросами. Там нет доверия, нет договоренностей, нет веры и нет сострадания. Там нет даже свободы, только вольница...
Этого нет и здесь.
Зейдар хмуро собирался, забрал с полки камень богов, найдя в своём барахле шнурок, с которого его зачем-то сняли. Ловко продев его в петлю, юноша вернул его на свою шею, поправил растрёпанные перья гарпи, ожидающие возврата своего амулета. Затем вновь вернулся к мешку, проверяя всё ли вернул назад из травы, на которую он это высыпал.
- ...Ты под угрозой каждую секунду, ты не расслабишься никогда. Ты будешь вспоминать, как лучшие мгновения, просто сидение в тепле и безопасности в этой клетке...
Значит нужно быть осторожным всегда. Что ж, учтём. Второй раз я не стану дожидаться безоружным. Гайрам нельзя доверять, и если там все такие, как он говорит, то разговаривать там не с кем. Или бей первым, или будешь убит. Всё, как на берегу.
- ...Ты мечтал о свободе. Она у тебя будет. Но не будет уверенности в каждом последующем мгновении.
- Ты говоришь о непредсказуемости. Я понимаю. - тихо сказал он, закидывая подарок Маркуса на плечо и подходя к нему.
- И всё же... я сделал свой выбор.
Наверное он сказал что-то не то или не так. В следующую секунду блондин поднялся, оказываясь подавляюще высоким рядом с его тонкой фигурой, взял его за локоть и повёл наружу. Зейдар едва успевал за ним, ощущая себя непривычно в новой одежде. Он пытался смотреть по сторонам, но они шли очень быстро и буквально через три поворота крон-принц окончательно запутался. Коридоры были похожи один на другой, слишком высоки, а прозрачные перегородки, за которыми были видны огни Танагуры, и вовсе пугали его. Если бы не рука Маркуса, Зейдар поостерёгся бы близко подходить к этим стёклам. Ожидающей их железной птицы лейр не успел испугаться. Один рывок и он почти что кубарем влетел в нутро кара, чувствуя, как паника накрывает его душу, а в следующее мгновение двери птицы закрылись наглухо, отрезая его путь назад. Юноша придвинулся к самому борту, вцепляясь пальцами в спинку кресла, вздрогнул, когда кар покачнулся, впуская на место водителя Маркуса. Дверь за ним плавно опустилась и кар взмыл вверх. Кажется Зейдар закричал, ощущая что-то, похожее на стремительное  падение, вжимаясь всем телом в сидение и цепляясь в спинку до побеления костяшек. Но они не разбились и через секунду, он уже уронил голову назад, чувствуя, как лихорадочно бьётся сердце в груди и как тяжело ему дышать. Шёпотом, сбиваясь с дыхания он принялся молиться пересохшими губами. Кто же знал, что эта птица летит быстрее гарпи... Теперь он мог лишь видеть в окне огни, быстро остающиеся позади. Смотреть вперёд у принца не хватило сил. Ему казалось, что если он разожмёт руки, то непременно упадёт или у него просто выскочит сердце из груди, напару со взбунтовавшимся желудком.

Кар пошёл на снижение над тёмным районом, но всё, чего желал сейчас лейр - это чтобы машина опустилась на землю не так, как та, из которой его выкинуло вчера или... невесть сколько времени назад это произошло. Ошеломлённый, испуганный этим полётом и ослабевший сейчас, он тяжело дышал, видя, как птица садится на землю. Плавный толчок и они приземлились. Его всё ещё мутило и руки стали влажными от пережитого страха. 
Маркус тут же открыл дверь, к которой жался лейр, и резко, сильным толчком руки вытолкнул его прочь из машины. Зейдар не удержал совершенно утраченное за время полёта равновесие, выпав на мостовую тёмной улицы.
- Добро пожаловать в свободу, столь желанную, по сравнению с невыносимой работой «развлекать элита». - напутствовал его блондин, тут же опуская дверь меж ним и собой. Птица тотчас взмыла вверх, обдав тёплым потоком воздуха сидящего на асфальте юношу.
Зейдар мотнул головой упрямо и вскинул голову, крикнув вслед проклятой машине, улетающей ввысь:
- Это единственный выбор для меня, гайр!
Пошёл ты к дьяволу, гайр!
Прилив злости придал сил, да и руки наконец перестали мелко дрожать. Лейр вскочил на ноги, привычно опуская ладонь на рукоять меча. Наверное Маркус был справедлив, а он нет, но иначе он перестал бы уважать себя. Невозможно сопротивляться воле богов, но воле человека противится ему никто не запретит! Впрочем, эмоции он оставит на потом. В этом тёмном месте всё было чуждое и было слишком тихо. Теперь ему следовало полностью сосредоточиться на опасности, о которой сказал ему Маркус. Подцепив свой мешок, лейр быстро отбежал в сторону к стене, переводя дыхание. Всё возвращалось на круги своя. Убей или будешь убит. Вот только верить ли словам блондина, доверять им или нет, предстояло решать теперь ему одному.

-----) Керес, Старозводской переулок

Отредактировано Зейдар (2015-07-12 22:32:06)

+3


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Апатия » Гарем и апартаменты Маркуса Джейда


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC