Время действия: день десятый после взрыва в Дана-Бан.
Место действия:  Амой, Танагура. Парфия, выставочный медцентр, палата Ясона Минка, пункт утилизации.
Действующие лица: Ясон Минк, Юпитер, НПС.

Ясон проснулся из-за явно ощутимого присутствия Юпитер. Ее прикосновения невозможно было ни с чем перепутать. Значит, у нее все-таки закончилось терпение и она решила лично вмешаться в ход исправления Главы Синдиката. Он улыбнулся – это было хорошо. Это ставило точку в бесполезных многодневных спорах с Амом, и в разговорах о революции и крамольной неверности, хотя ни в то, ни в другое Ясон так и не поверил. Но теперь это точно не важно.
Двое андроидов стояли рядом с цилиндрическим аппаратом, из которого медленно, плавно вытягивались прозрачные желейные щупальца – глаза, уши и пальцы Юпитер. Голова Ясона уже была покрыта ими, как сетью. Хорошо, что все заканчивается, ИскИн и так запустила ситуацию. Он снова улыбнулся, и представил Рики. Теперь нужно было думать только о нем, чтобы успеть насладиться воспоминаниями, которых скоро не будет.
Рики сидит на кровати в Кересе, он только что из душа, на коже капли воды, на халате расплываются влажные пятна. Кончики волос торчат острыми мокрыми иглами. В глазах ненависть -  к нему, Ясону, и к самому себе, потому что губы Рики уже слегка припухли и потемнели, и это сильнее его.
Щупальца Юпитер одновременно входят в уши Ясон и протыкают его глаза – он чувствует треск, чмоканье, звук тоже можно почувствовать. Обезболивающих слишком много, чтобы ощутить боль, и Ясон снова улыбается невидимой Юпитер. Еще немного, и он будет свободен – как там, на мосту в Дана-Бан, один и свободен. И Рики больше уже ничего не будет угрожать, потому что никому не интересен покалеченный монгрел, Катце присмотрит за ним. Теперь Рики тоже свободен, с каждой минутой все более.
Нежные пальцы Юпитер касаются его мозга, и Ясон думает о Рики, только о нем. В каждой клеточке мозга – он: Рики стоит у окна; Рики раскинулся на постели, прикрыв глаза; Рики срывает реликтовый цветок; Рики стоит в душе; Рики несется на байке куда-то вдаль. Миллионы Рики заполняют мозг Главы Синдиката, Юпитер должна убедиться, что Ясон безнадежен. «Ясон, мне жаль…» - первая вспышка выжигает зрительную память, теперь у Рики нет четкого образа. ИскИн не хочет корректировать, и копировать любовный бред Минка она не желает тоже, она очищает свое творение. Это проявление высшей любви – не дать Ясону умереть грязным, в состоянии, недостойном дзинкотая.
Ясон хотел бы, чтобы Юпитер почувствовала, что он благодарен ей за освобождение, но уже не знает, как это выразить, бОльшая часть мозга выжжена материнскими прикосновениями. Он помнит имя «Рики», жар, желание, тоску – потому что больше не может вспомнить, каким он был. Еще несколько вспышек, и Ясон больше не знает, кто такая Юпитер, и кем был он сам, он даже не знает, как это – знать, кем ты являешься. Но остается одно, важное, что он все еще пытается не отпустить, вытянуть из небытия.

Андроиды перегрузили тело бывшего консула в утилизационную капсулу. В Парфии нет системы доставки отработанного материала в точку уничтожения, поэтому им пришлось доставить капсулу вниз, погрузить в кар и везти подземным лабиринтом до нужного места.
Капсулы с неликвидом отправляют в последний путь граждане-заключенные. Юпитер считала, что только смертные могут с должным уважением относиться к мертвым телам.
- Смотри, тут у нас элита. Только попортили суки, смотреть противно, - Уно Дирк всмотрелся в лицо Минка через стеклянную крышку, - Глаза зачем-то выдавили, извращенцы.
Касс Борг обернулся заинтересованно – покалеченных элитаров не привозили почти никогда. Да их вообще редко утилизировали.
Он бесшумно подошел к Уно, щелкнул замком капсулы, подтолкнул крышку вверх.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Он захлопнул капсулу и отправил ее в аннигиляционную камеру.  И в самый последний момент, перед тем, как распасться на атомы, Ясон все-таки вспомнил имя РИКИ и стал свободен и счастлив, хоть и не мог уже этого осознать.

Бессловестные дроиды за ночь вычистили демонстрационную палату в Парфии на атомарном уровне. Было убрано все, любой след и тень следа. На утро палата была пуста. Кровать застелена идеально новыми терморегулирующими простынями. Белоснежную подушку никогда не сминала ничья голова. Рядом с кроватью на столике были такие же сияющие новизной предметы и инструменты. Ни одного отпечатка пальцев, ни пылинки. Демонстрационная палата, в которой никогда не бывало ни одного пациента.
Юпитер снова оставила Рауля, снова простила по-своему, исправила его ошибку, стерла ее во времени и пространстве, словно ничего и не было.

[AVA]http://s7.uploads.ru/K2rfe.jpg[/AVA]
[NIC]Ясон Минк[/NIC]
[STA]Полуконсул[/STA]