Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы

Объявление



Время: 315 год Эры Юпитер, четырнадцатые сутки после взрыва в Дана-Бан.
Утро-день-вечер-ночь.

Погода: переменная облачность, ветер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Кересские трущобы » Старозаводской переулок


Старозаводской переулок

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s12.postimg.org/zaa9zu2bx/cf828df5323861ea27aa0958ad369aaa_d2xp3zx.jpg

0

2

Гарем и апартаменты Маркуса Джейда. ------)

Зейдар совсем не ориентировался в месте, в которое попал. Просто шёл наугад, разглядывая покинутые здания с выбитыми стёклами, стараясь держаться недалеко от стен. Здания были очень странными. Крон-принц не представлял себе, чтобы кто-то мог жить в них. Слишком большие окна, слишком громадные входы, много непонятного металла и старых механизмов внутри. В одном из ангаров он присел на металлический ящик, вытащив странное оружие, которым его снабдил элит. Положив его себе на колени, Зейдар изучал его минуты три, потом нашёл нечто, похожее на спусковую кнопку и нажал на неё. Оружие выпустило жёлтую стрелу в ржаво-металлическую опору, проплавив в ней дыру и Зейдар тотчас же сбросил его с колен, чувствуя, как сердце чуть не выскочило через горло от неожиданности. Однако штука была мощной, и отдышавшись, лейр таки приблизился к брошенному лучемёту, поднял его с асфальта, осторожно держа его за рукоятку, заметил небольшую шторку, прикрывшую кнопку спуска наполовину, задвинул её пальцем до конца и, немного успокоившись, сунул лучемёт за пояс. Привычнее было полагаться на свой острый меч, чем на оружие, оставляющее плавленные дыры в металле, но это не значит, что оно не пригодится. Затем он вытащил из мешка банку с каким-то знаком на ней, повертел её в руках, и сунул назад, не совсем разобравшись, что с ней делать. Быть может оружие нужно для этих банок? Но странно как-то, потому что стрела, вылетевшая из оружия гайров, могла бы прошить эту банку насквозь. Плохо, что не у кого спросить, для чего это всё. Первый испуг уже прошёл, и лейр сосредоточился на том, что ещё оставил ему элит.
Зейдар вытянул пакет с какими-то металлическими прямоугольниками, выгреб горсть в руку, разглядывая их, но не смог разобрать знаков и надписей на них, а потому ссыпал их назад, решив, что это ему сейчас вряд ли пригодится. Бесполезные штуки были лёгкими, их называли кредитами, насколько он успел услышать, но ничего больше лейр о них не узнал. Местные деньги и всё.
Перекопав свои вещи, он вернул на место зажимы для волос, серьгу в ухо. Ленты и другие украшения так и остались лежать в мешке. Здесь это было лишним. Связав тесьмой волосы в хвост на затылке, лейр поднялся, закинул мешок за спину, и ещё раз огляделся. Оставаться здесь, среди этих странных железяк и битого стекла не было никакого желания. Нужно было найти какую-нибудь нору поближе к воде. Мелкий дождь - это совсем не выход, а у него есть всего три дня на суше. И что-то подсказывало, что нырять в тёмную, грязную, скопившуюся воду в баках ему не понравится. А значит, ему нужно найти берег и идти придётся наугад.
Юноша поднялся с железного ящика, прищурился, держа руку на мече, посмотрел на провалы выбитых окон, прислушиваясь и приглядываясь. Помимо бесчестных монгрелов, которых лейр ещё не видел, здесь могли быть ещё и неизвестные животные, о которых никто не упомянул. О фауне Амои он не знал вообще ничего. Кто знает, может, тут бродят какие-нибудь опасные хищники, и оружие ему дали как раз для них?
Под ногами хрустнуло стекло, когда он направился в просвет между заброшенными зданиями. Боты, в которые он был обут, оказались весьма полезны в этом месте. Как и куртка, впитывающая мелкую редкую морось, то пропадающую, то начинающуюся снова. Зейдар понимал, что его шаги отпечатываются гулким эхом, и это было не очень хорошо, но он не охотник, чтобы ходить по суше бесшумно. Пустые строения щерились осколками окон, казались заброшенными и пустыми, не вызывая в душе Зейдара желания зайти внутрь. Если в них кто и жил, то уж точно прятался внутри. Конечно, ему тоже придётся найти какой-то приют на ночь, но сначала надо выйти к берегу. Это только кажется, что три дня много, а на самом деле это ничто. Особенно если не знать, куда идёшь и как скоро увидишь цель. Пока вокруг были только эти ржавые монстры и серая, твёрдая дорога, по которой он шёл куда-то мимо бетонных стен и железных труб. Один в надвигающемся вечернем сумраке казавшегося пустым Кереса.

+4

3

Гребанный упрямый осел. Гребанный, сука, глухой упрямый осел! Как ты бесишь меня, бесишь бесишь бесишь… бесишь! Все эти твои взмахи руками и глаза огромные, и патлы черные, в которые… в которые я запускаю руку в своих мечтах, пригвоздив своими бедрами к стенке/полу/кровати/всему на чем только можно трахаться. Ненавижу тебя Сова, до коликов. Ненавижу так, что готов разорвать на кусочки. Тварь ты ледяная. Правильно, таким как я только такие недостижимые как ты.
Он терпеть не мог спорить с ним, потому что не помогает ни рукоприкладство, ни угрозы, ни крики и уж тем более уговоры. Кричать бесполезно потому что…
-Ты же, сука, гребанный глухарь, фигли отворачиваешься от меня? Как ты будешь еще на меня реагировать если не читаешь по губам?- бесполезные разговоры, когда он будет размахивать своими жилистыми руками до хруста в фалангах вытягивая узловатые пальцы, касаясь ими напряженного сейчас совершено чужого плеча. Иногда ему казалось, что вот они, нашли точку соприкосновения и вот это самое взаимопонимание. И "иногда" легко испарялось под натиском реальности из развороченных высоток, с разбитым стеклом под ногами взамен любовно выложенной руками мастера брусчатки.
Выдираешь, сжимаешь, стравливаешь – мои бесполезные гулкие признания ни о чем. Я люблю тебя, глупая уеб*щная Сова. Люблю до самосжигательства, но тебе нечем чувствовать. Это я-то глупый? Нет уж. Нет. Да пошел ты.
И иногда ему казалось, что самое время все бросить. Вот так развернуться спиной. К своим проблемам. К своей жизни. К своим желаниям. Не первый день знакомы, правда, Сова? А что ты будешь делать, если последний? Ничего ведь. Совершено ничего. Но ведь глупо надеяться в свои-то двадцать три получить в Кересе жизнь похожую на норму. Норма. Что это?
Все это происходило в пустынном переулке давно заброшенного завода, о котором теперь и сами монгрелы ничего не знали. Когда под ногами, хрустким эхом отбиваясь от стен, встречались осколки с подошвой. Когда морось касалась удивительно мягких ресниц Совы. Все это происходило где-то вначале конца. И им навстречу вынырнуло что-то совершено левое. Нездешнее. Волосы. Глаза. Слишком холено - вычурный до тошноты отвратительный мальчик-подстилка. Пэт? Ничтожество. Какой-то дядя пошутил и выбросил тебя? Удивительное событие -такого в трущобах Джа еще никогда не видел. И сегодня приз первооткрывателя намного интереснее очередного разбора полетов с глухим долб*ебом.
-Ты погляди какая шлюшка, - конечно, гораздо проще убежать от своих мыслей и ущимленно-обманутой реальности, во внешнюю ненависть ко всем не таким как ты, - Что тут забыл, сладенький? – конечно, гораздо проще перестать тыкать своими бластерами Сове в висок, ведь он не реагирует. Он продолжает игнорировать. Надо найти того, кто откликнется на его немой призыв эмоциональной разрядки. Он скользнет взглядом по поясу, приметит лучемет, длинный предмет вроде из метала, который судя по размеру явно компенсирует отсутствие оного в штанах. Он еще успел подумать, что точно не запихивал бы что-то огнестрельное себе в штаны.
-Наверное, потерялся, - но ласковым голос Джа назвать можно только с натяжкой, прикрыв одно ухо, нагнувшись к земле. Между бровей пролегла морщина, и глаза слишком широко раскрыты, а губы в презрительной чуть диковатой улыбке, - Не лучшее место для прогулки ты выбрал, - его голос понизится до утробного скрежета, - Мне нравятся твои вещи, снимай.

Отредактировано Джа (2015-07-17 18:46:11)

+5

4

Их шаги Зейдар услышал ещё до того, как свернувшая парочка монгрелов увидела его. Меч тут же покинул ножны, но руку лейр пока держал у пояса, желая надеяться на то, что защищаться сразу же не придётся. Он уже завернул в переулок и тут же зацепился взглядом за рыжего и того, что был помельче. Оба они шли навстречу. Один был высоким и жилистым, явно старше Зейдара, и видимо понаглее, а вот второй... худосочный и лохматый, выглядел скорее мокрым и потерянным, чем способным серьёзно навредить в бою.
Зейдар остановился, потому что рыжий явно что-то сказал в его сторону, что дошло до понимания с опозданием в секунд десять.
-Ты погляди какая шлюшка.
Шлюшка?... Продажный... продающий секс? Нет. Тот, кто часто меняет партнёров. Я разве похож?
Бровь лишь слегка приподнялась в недоумении, а взгляд цепко разглядывал рыжего задиру, потому что наиболее опасным был здесь он, а не миловидный мальчишка. Слишком худой для битвы. Разве что оружие...
Зейдар скользнул взглядом по тощей фигуре паренька, пытаясь увидеть угрозу в виде той, что висела на его ремне, но не увидел и вернулся напряжённым взглядом к рыжему. Высокая обувь, джинсы, два оружия сразу, плюс по телосложению парень явно умел драться.
Зачем ему две стрелы сразу?
- Что тут забыл, сладенький?
Зейдар прищурился, чуть отвёл от пояса руку с мечом, медленно опуская изогнутый конец к асфальту и распрямился, чуть опустив голову, продолжая молча изучать монгрела и проверять заодно, куда можно прыгнуть, а куда не стоит подпускать противника, если тот всё же рванёт в бой. Пока никаких ям взгляд не выцепил, как и ничего такого, за что можно было зацепиться рукой при необходимости. Ровная дорога, стёкла, окна слишком высоко находятся для прыжка, трубы явно могут обломиться под весом. Значит открытый бой, если монгрел не внемлет его словам с первого раза. Теорию Маркуса о том, что все гайры в Кересе - те ещё сволочи, тоже следовало проверить. Доверять безоговорочно элиту, умевшему отлично врать, крон-принц не собирался. Но и раздумывать долго было лишним. В прошлый раз его "находчивость" вывела его из воды ох как зря. Но пока парень не лез рукой за своей стрелой, Зейдар тоже не нападал первым, только наблюдал пока.
- Наверное, потерялся. Не лучшее место для прогулки ты выбрал. Мне нравятся твои вещи, снимай.
Зейдар хмыкнул, криво усмехнувшись одним краем губы. Да, наглости парню было не занимать. И его презрение на лице крон-принцу тоже не нравилось, но пока соотносить себя и его фантазии лейр не спешил.
Быть наблюдательным тоже надо уметь, и от цепкого, пронзительного взгляда не укрылось и то, что его худой спутник заметил оружие на поясе, как недавно это сделал сам рыжий, скользнув взглядом по его одежде за минуту до выдвижения первого требования. Худощавый мальчишка дёрнул парня за рукав, изобразив что-то пальцами, вызвав в голове лейра ещё больше вопросов, чем ответов. Нужна была всего пара слов, чтобы отделаться от ненужной крови, если получится.
- Ты не нуждаешься в одежде. Твой друг тоже одет. Советую тебе идти туда, куда ты шёл. - с лёгким мягким акцентом, тихо, но достаточно твёрдо произнёс лейр, следя за рыжим. - Ты ведь понимаешь амойский, мон-грел?
Зейдар сделал шаг вперёд, обманчиво опуская руку с мечом, словно собираясь продолжить свой путь. Под ногой снова хрустнуло стекло, но Зейдар успел уже привыкнуть к обуви и шуму, который издавали его шаги. Он поднял голову, чуть нахмурясь.
- И, к твоему сведению, гайр... Внешность может быть обманчива.
Зелёный взгляд предупреждающе скользнул по лицу рыжего. Зейдар мог бы просто спросить у них дорогу, но опасался заведомой лжи, как со стороны элита, выпустившего его подальше от Эос по выбору самого лейра, так и со стороны монгрелов, которых элит считал отбросами общества и мятежниками.
Это они то мятежники? Скорее воры, чем воины.
- Я знаю, кто ты, но ты не знаешь, кто я. Нам лучше разойтись мирно, - добавил он, не собираясь расслабляться пока что. Рука всё так же твёрдо сжимала рукоять острого меча, способного рассечь даже шёлковую нить, брошенную в воздух. И всё же он сделал ещё один шаг, намереваясь идти дальше.

Отредактировано Зейдар (2015-07-18 23:06:33)

+5

5

-Сам ты придурок, - рыкнет Джа, зло переведя взгляд; до гадкого обидно. Знаешь, что? Обидно! В сегодняшнем дне с постоянным недосыпом они вдвоем всего лишь. Все такие же колючие и столкнувшиеся где-то там на перекрестке обоюдоострого одиночества.
Мон-грел… Да он издевается, что ли? Или такой идиот, что не умеет разговаривать? Или, может быть, он чужой? Но откуда бы… А, не имеет значения. Он меня раздражает… слааааааааавно. Мысленная улыбка вторит той, что на лице, и рыжий мог бы сказать, что он такой большой веселый парень.
-Ха-ха-ха, обманчива! Внешность… - и в такие моменты дикого необузданного желания саморазрушения, когда жилистое тело складывается в попалам почти до земли, сотрясаясь диким смехом, хотелось кричать. И после, резко разогнувшись, выпустить с силой воздух в оглушительном свисте, добавить,  - Гайр… что за поеб*нь?
Когда Сова дергает за рукав, он неизменно оборачивается и смотрит на его пальцы, потом - в глаза.  В глаза он любит смотреть больше всего. Словно в два бездонных колодца, медленно и верно высасывающих душу, пропитую наглостью и ложью, обесцененную в гроши и проданную за копейки.  Бесполезную во всех смыслах  и давно забытую как ту самую реальность.
-Слушай, - а еще он любил  схватить Сову за грудки, а когда он пытался отвернуться  -  и для верности  за подбородок всей пятерней, сдавив торчащие скулы, - Лучше найди надежное укрытие. Не мешайся.
Совершено никакого значения не имеет, что будет со мной. Совершенно никакого значения для тебя, что я есть, что меня нет, мир вдруг не изменит своих красок, и ты не вздрогнешь в оглушительном понимании своего одиночества. Так какого х*я, а? Сова?
-Танцуй, - первый выстрел Джа сделал совсем рядом с ногами этого красавчика, который, как грубо вырезанный с красивой картинки, вовсе не вписывался в мир вокруг них двоих. Рыжий резко оттолкнул от себя Сову, сделав шаг назад и подняв второй пистолет. В этом его мире было полно осколков, не понятно было только, какого они характера. Почему-то ему не казалось, что это осколки стекол, - Давай попробуем еще разок, - он снова выстрелил брюнету под ноги,- Я сказал тебе танцуй!
Веселье. Убойное, дикое, жаркое, нужное только ему одному, веселье неизвестного и не понятного происхождения. Вернее, почему же не понятного? Вполне себе его родного только в характере Джа, картинного и такого отрывного с обязательными улюлюканьем и свистом.
Глупый, говоришь, я? Такой же, как и все, да? Знаешь, я никогда не претендовал на звание «мозга» и уж тем более не стремился в фурнитуры, не хотел служить обществу или быть одним из них. И мне на самом деле не так-то все равно, что ты про меня думаешь, что считаешь, как на меня смотришь. Да вот только вслух такое не скажешь…
Волна отвращения и дикого возбуждения от предстоящей драки. Адреналин бил точно в цель, разгоняя грубое сердце в громких ударах. Ему надо было совсем немного до заката… всего немного до ночи.
-Слушай, бросал бы ты свою железку… что за хрень вообще? – он всегда смотрел на свою добычу зверем, никогда не помешает прибавить некоторую драматичность сцене. Бредятина. Я просто хочу его крутые шмотки и все, что у него есть. Наверное, жадность меня погубит. Только пусть я поставлю последнюю ставку на сегодняшний день?

+6

6

Он знал, что не будет легко. Знал, что оружие чужой земли не напрасно прожигает железо. Тонкий луч ударил в асфальт под ногами, и внутри похолодело, словно в глубоководном канале. Сердце тут же ускорилось, разгоняя ледяное течение по венам и вытесняя на мгновение воздух из лёгких. Монгрел не понимал слов. Улыбался, смотрел зверем, жаждал крови и наживы. Думал, что Зейдар испугается остывающей слюдяной искрящейся ямки под ногами, расплавившей чёрную дорогу до блеска обкатанных волнами камней.
Ругательство не нуждалось в переводе. Оно было сказано интонацией, выражая всё непонимание рыжего короткой фразой. Он отвечал напарнику, предложив ему укрыться. Как будто этот щуплый мальчишка был важен и в то же время мешал ему. Но это всё мелькнуло слишком быстро, фоном после выстрела. Если бы Зейдар не стрелял сам из лучемёта, не слышал бы звука и не видел бы, как это оружие может убить, возможно его ужас был бы сильнее. Но он видел, узнал, услышал и пока не мог сдвинуться с места. Сейчас в крови было много холодного льда, струящегося по сосудам до самых кончиков пальцев. Был бы Зейдар простым лейром, уже бежал бы прочь от рыжего, швырнув в него курткой. Но он просто не мог так поступить! Не мог, потому что в прошлом он сам и молил богов о возможности умереть в бою, а не в позоре. Сбежать сейчас было бы позорно, даже если выстрел пугал больше, чем свист клинков и сетей охотников.
Там, на берегу, он был не один. С ним были нейры. Кровожадные хищники, обитающие в водах Бесконечного озера, они всегда появлялись рядом с лейрами. Они выпрыгивали из воды почти на полтора метра песчаной полосы за своей добычей. Они откусывали руки и ноги тем гайрам, кто не побоялся ступить в воду. Они могли ударить током, парализуя свою добычу. Зейдар же бился с охотниками на берегу. Но не знал, как противостоять свету, выжигающему дыры...

Я Зейдар Айри эль Айри, крон принц Лейрата. Моя жизнь в руках Саммах эль Саммах. Я иду в чертоги Храма чистым путём воина...
- Давай попробуем еще разок. Я сказал тебе - танцуй! - и снова резкий свист и луч света, что вспузырил дорогу, оставляя ещё одну яму под ногами.
Зейдар опустил голову, хмуро посмотрел на второй след от лучемёта и поднял тёмно-зелёные глаза на рыжего хищника, стоящего с оружием в руках. Молитва вернула силы, всколыхнула боевой дух, заставляя страх уползти в нору и сердце стало биться в такт словам, выученным Зейдаром когда-то. Воины читали эту молитву вслух, иногда хором, когда шли в бой с дикарями или с гайрами. Они вверяли свою жизнь Воле богов, прощаясь с земным, чтобы войти в их Храм после смерти в славе и почёте. И Зейдар чувствовал, как отпускает холод руки, как поднимается его дух над суетным, стремясь войти в последний чертог так же, как шли туда те, кто умирал в бою.
- Слушай, бросал бы ты свою железку… что за хрень вообще?
Теперь он слышал, видел и желал этого боя. В его душе расцветал огненный цветок, рука становилась твёрже, потому что в ней сиял его меч. Хвала Саммаху, что элит сохранил его! И к дьяволу оружие монгрела!

Зейдар резко отступил в сторону, и тут же прыгнул к рыжему, переходя на бег и стремительно сокращая расстояние между ним и собой. Меч взвился в воздух одним, неуловимым почти, движением руки, рассёк со свистом воздух, опускаясь по косой полукругом на предплечье той руки, в которой у монгрела было оружие, а сам принц уже увернулся в сторону за спину противника, уходя от ответной атаки.
Расчёт был прост. Острая сталь рассечёт связки и мышцы, ослабит пальцы, болью выведет руку из строя, оружие выпадет и рука уже не будет так подвижна. В конце концов у монгрела два оружия и одно ему уже явно не понадобится. Но была и ещё одна проблема...

Крон-принц развернулся за спиной монгрела и перехватил меч в другую руку, рассчитывая нанести второй удар левой, но вдруг резко сменил направление, метнувшись туда, где стоял его напарник. Терять Зейдару было нечего. Если рыжему не важна жизнь приятеля так же, как неважна ничья жизнь, то пусть будет два трупа, вместо одного. И дело было вовсе не в куртке, которую потребовал рыжий. Дело было в достоинстве и чести рода Айри. Хватит с него ошибок! Если ему и суждено умереть, то умрёт он не один. Боги должны получить кровавый дар битвы, а бою ничто не должно мешать.
Изогнутый клинок, испачканный в крови, взлетел полукругом, резко и опасно обнимая шею замершего с руками в кармане лохматого мальчишки, а Зейдар стремительно притянул его рукой к себе, прижимая остриё к тощей шее монгрела. Дыхание было тяжёлым, и, кажется, даже в висках стучало набатом. Молитва требовала убивать врагов не медля, но сердце подсказывало, что убить чужака вот так, из-за спины, просто перерезав ему глотку, словно домашней птице, это неправильно. Рука выхватила лучемёт из-за пояса и Зейдар нарочно отбросил его прочь, куда-то за свою спину, решив не рисковать соблазняя гайра, у горла которого держал клинок.
- Выстрелишь - и он умрёт! Брось... оружие! - кратко приказал он, не собираясь разговаривать слишком долго и не опуская лезвия, едва касающегося кадыка темноволосого. И нет, Зейдар не шутил. Какая разница, чья рука принесёт смерть юному  монгрелу. Будет это луч света, пущенный из оружия рыжего или же уроненная на эту тёмную дорогу голова. Мальчишка не воин, его и удушить-то можно одной левой. Он просто сопутствующая поединку жертва. Либо ключ к выживанию, если его жизнь хоть чего-то да стоит для рыжего. Это не было равнодушием. Угрозой - да, но угрозой осуществимой за секунду.

- Дёрнется - и клинок разрежет ему горло. Бросай, я сказал! - рявкнул лейр, прекрасно понимая, что в увиденное чертовски плохо верится. Юный, почти с нежными чертами лица юноша, вряд ли сразу наводил на мысль о том, что он по жизни уже "сросся" с клинком в руке, словно в единый организм. Юный лейр двигался стремительно, быстро, отточенно-скользяще, хорошо знакомый с тактикой ближнего боя на уворотах, как учили его воины Лейрата. Опыт битв был достаточно велик. Но на Гайре его противники были не так ловки, не столь быстры, а чего ждать от этих парней, лейр не знал. Они не были гайрами в полной мере. Слишком худощавые, а значит более резвые в бою. Кто знает, что решит этот парнишка, прижатый к сильному торсу крепкой рукой Зейдара. У Зейдара был план до них, и они ему помешали. А теперь один противник лучше двух - раз, и два - он либо продолжит путь к воде, либо к Храму богов в посмертии и с жертвой для них!

Отредактировано Зейдар (2015-07-26 20:29:20)

+4

7

Такими губками только член сосать. В эти черные волосы только пальцы вгонять по самые костяшки. А ноги такие только пошире раздвигать, чтобы со сладким чпоканьем разгоняться на поворотах. Не то место для прогулок ты выбрал, где твоя мамочка? Не было бы Совы, мы бы с тобой по другому поговорили. Не сомневайся… Но и так вполне не плохо, правда? ПРАВДА?
Рефлексы впереди мыслей, жадное, пожирающее асфальт пламя бластеров впереди его слов. И мир двинулся в прицеле вместе со смазливым. Джа не стоял столбом. О нет, он палил нещадно краем глаза замечая, как брызгами осколки стекол разлетаются под ногами. И когда отзвукам выстрелов, отскакивающим от стен и оседавшим на обкромсанными кем-то стены, вторило бешеным стуком его сердце, глаза Джа увеличивались больше и больше с каждым новым рывком незнакомца с железкой.
Он отступал назад, неуклюже скрипя подошвами. Да что с тобой не так? У*бок, что не так-то, а? Ты не призрак и не робот, так почему я не могу попасть по тебе?
И он, правда, любил чувствовать сопротивление спускового крючка своим указательным пальцем. И ведь не мог похвастаться идеальной меткостью, но ведь… ведь раньше так часто не промахивался! И только в такие моменты мир из вечной серости вдруг окрашивался в краски. В яркие пульсирующие цвета где-то там на радужке его совершено бешеных в такой момент глаз.
Вот оно, адово пекло в разрезанной словно по заказу руке. Сверху по косой на его предплечье - почти услышал, как расползается кожа и сухожилия. Почти услышал, потому что за своим шипением и нарастающим гулом в ушах сложно внимать окружающему. Что? Разве в первый раз ему достается? Нет, конечно, но сколько бы раз это не произошло, Джа так и останется человеком. Ему все равно будет больно, когда безвольной ветошью разожмутся пальцы, и бластер выпадет на пол. Когда его правая рука впервые откажет ему в своей верности. И какими-то внутренностями, трясущимися от негодования и злобы поджилками, он почувствует за спиной эту суку. Словно колокольным отзвуком бешенства в голове жажда на этот раз чужой крови.
-ТВАРЬ! - с диким ревом, дико щурясь, дико искривляя губы, с разворота без разговоров зарядить последний выстрел прицеливаясь на вскидку, да еще и с левой. Не вдаваясь в подробности переговоров, только после разглядывать ошалелые глаза не долгого пленника, - Хера, надо же… попал… - виноватая улыбка на запах паленных волос Совы.
-А я целился ему в голову. Что? С левой меня немного ведет, - он скажет это как всегда не подумав сквозь проходящую болевую глухоту. Он должен был попасть в руку, он знал наверняка: нет никого неприкасаемого. И только сейчас он подумает, что был весьма опрометчив и мог попасть в Сову. Вот смеху – то было бы, наверное, я бы признался тебе во всех своих грехах. Наверное, впервые без зазрения совести смог укутывать своими вещами и раздевать, касаясь этих торчащих косточек. Ты наверное думаешь, что я полный мудила? Правильно думаешь, я такой и есть… - Он продолжал смотреть ему в глаза, пока разрезанный рукав и за ним перчатка наполнялась его монгрельской дешевой кровью. Пока она капала на серую поверхность асфальта и отливала от лица.
И своего пистолета он не опускал, продолжая целиться в пришельца. Ведь на этот раз он точно знал, что он не здешний. Совсем не здешний. Возможно, даже не с этой планеты, хотя и доказательств не было и должного образования, только его единственное… почти звериное чутье.

Отредактировано Джа (2015-07-30 18:38:27)

+4

8

Плечо пронзило жгущей болью и рука дёрнулась слегка, едва коснувшись кожи монгрела лезвием. Отчётливо запахло палёным и рыжий что-то ещё кричал, но боль выжигала мышцы, сжирала способность держать меч в руке. В глазах потемнело, в висках колотилось пульсом, заглушая слова, пальцы разжались и саиф выпал со звоном под ноги. Его пленник тоже закричал и в следующее мгновение всё тело пронзило судорогой электрического разряда. Зейдар вытянулся в струну, резко отталкивая своего пленника от себя прочь здоровой рукой. Он сейчас не думал о том, что хотел убить его секунду назад. Разряд тока, прошивающий тело, был определённо не редкостью для лейра. В такие моменты реакция срабатывала быстрее мозга. Если рядом есть свой, успей оттолкнуть его прочь от себя, принимая удар в одиночку. Этому учили каждого лейра, желающего выходить во внешние воды. Воинов обычно сопровождали нейры, и зачастую удары током были случайны, если кто-то касался усов этих чудовищных рыб. Прежде чем лейр мог выходить за стены, он должен был выработать реакцию на электричество. Но в воде удар током был менее болезненный, а здесь же его буквально выжало напряжением. Земная форма тела с трудом переносила подобные встряски, в отличии от водной. Но реакция сработала безупречно. Пленник хотел вырваться из его захвата, Зейдар же ему ещё и помог, даже не успев понять толком, что именно этот монгрел виноват в этом скручивающем жилы разряде. Зубы сжались, едва не раскрошившись от напряжения, в глазах колотилось чёрными мухами и красными пятнами, сердце сжалось, замерев на пике напряжения, но хуже всего было то,что он никак не мог вздохнуть. Всего секунда, а потом он рухнул на асфальт, обливаясь холодным потом от боли в прожжёной у предплечья руке, приложившейся к каменному покрытию. Рухнул с глухим стоном, чувствуя жгущую руку боль, хлестнувшую жаром по плечу и шее прямо к голове. А потом наступила темнота и тишина...

- Мешок… й пу...шку за...бери.

Зейдар глубоко вздохнул, и тут же резко сел на асфальте, поджимая для равновесия ногу под себя и инстинсктивно хватаясь за левую руку ниже ранения.
- Аш-ар-шазз! - хрипло процедил он, фокусируя взгляд на двух фигурах, а затем резко переводя его на себе под ноги. Его меч лежал в трёх шагах от места, куда он упал. Дотянуться раненым с дурной головой после разряда не реально. Зейдар сплюнул вниз, мысленно матерясь на гайратском, и рванул рюкзак с плеча, едва успев вовремя сжать зубы. Лямка мешка проскользнула по жжёной ране на руке, едва не взорвав болью мозг. Лейр глубоко вдохнул, медленно выдыхая сухой воздух.
- Таш гхар, мон-грел! - выплюнул из себя слова лейр, медленно переводя взгляд на рыжего и невысокого. На обоих вместе. Он понимал, что не выиграет. Просто не сможет встать сразу. Мыщцы болели, как после длительного заплыва по глубоководным каналам, да и в голове было примерно так же. В ушах шумело приливом, сердце едва билось, рука казалась раскалённой, и его то и дело прошибал холодный пот, проступая на лбу, и скатываясь к вискам и переносице тяжёлыми каплями.
- Про...мазал. - хрипло выдохнул перевод на амойский Зейдар, переворачивая рюкзак так, чтобы из него всё высыпалось на землю.
Консервы покатились в разные стороны, кисет с кредитам выпал куда-то в ноги, сверху вывалилась его одежда. Коричневое полотнище и тонкий шёлк нижней юбки густого цвета крови, ленты на руки, железные украшения, разлетевшиеся в разные стороны, бусины с ожерелья, разорвавшегося от удара об асфальт, наручи из серой кожи октура... Зейдар отбросил пустой мешок в сторону, подхватив с вороха красную наручную ленту и быстро намотал её на предплечье ниже раны, зажав один конец в зубах, а второй ловко завязывая в тугой узел. От боли вновь стало темно в глазах, но он должен был перетянуть потерявшую чувствительность руку. Ибо так сквозь обожённую полосу мяса прекратит сочится кровь из раны, выжженой линией почти до кости. Рыжий лишь чудом не прожёг своим лучом крупные сосуды руки. Левая не работала, но кровоточила, не смотря на ожог и, в первую очередь, Зейдар хотел остановить кровопотерю. Он был зол на себя. Даже умереть не смог правильно. Вот она, надежда Лейрата, сидит на заплёванном асфальте, едва удерживаясь на грани сознательного и забытья, обливаясь ледяным потом от боли, и пытаясь теперь хоть как-то сохранить остатки нужной для последнего шага в пропасть злости.
- Ты лишил меня руки, но не чести в глазах богов. Я... должен был выйти к воде. А ты просто вор, вставший у меня на пути. Тебе нужны эти вещи? Снимешь их с мертвеца. Боги будут смеяться, когда увидят, как ты ползаешь в пыли, чтобы собрать их. А я буду стоять перед вратами их Храма, не имея с собой ничего, кроме духа истинного воина. Я вряд ли принесу им в жертву твой дух, потому что ты мон-грел. Вор с чужой земли. Ты не их дитя. Мятежник, выживший в Кересе и не знающий своих богов в лицо. За меня же отмстят. И пусть твой друг не вмешивается в это. Он не хотел этого боя, я знаю. Я не дойду к воде, потому что мы не закончили наш бой. Но и трусом, позорно отдающим всё, что имею, первому встречному чужаку, я не стану. - Зейдар пропустил сквозь пальцы остатки ожерелья с железными пластинами и медленно сжал кулак, выжидающе глядя на рыжего.
Всё же нужно было убить, не думая, как он делал это на берегу. А он не стал, хотя мог. Что ж, мелкий выиграл свой шанс на жизнь. Но у самого Зейдара шанса проиграть бой не существовало. Ради этого стоило перетерпеть боль и если не мечом, так голыми руками драться до последнего вздоха. Сознание плавало, то размывая черты лица рыжего и мелкого монгрела, то снова делая их чёткими, но на короткое время. Всего-то немного осталось, чтобы вложить всю силу в последний рывок. Бить до тех пор, пока один из них не испустит дух или не отступит.
- Или я убью тебя, или ты меня. - выдохнул он, пытаясь наконец подняться на ноги с земли. Мыщцы, измочаленные разрядом тока, тут же отомстили за попытку, отказавшись держать его, и Зейдар рухнул назад на колени, сдавив руку рукой и стиснув зубы. Чужое оружие причинило боль, которой раньше Зейдар не чувствовал. Оно жгло руку даже после перетяжки. Ниже локтя лейр не чувствовал её, но выше плечо пылало, словно Зейдар сунул его в огонь. Он чувствовал. как началось восстановление, повышая температуру тела и делая воздух сухим до хрипа и горячим. Он чувствовал жар в глазах и спешил закончить поединок, пока сознание не ушло в пустыни бреда.
- Я не умру жалким трусом. Я должен умереть, как воин! - произнёс он самому себе, наплевав слышит его рыжий или нет. Он чувствовал больше, чем видел. Чувствовал нервный взгляд того, что меньше, его тревогу, и злость. Чувствовал нежность рыжего к этому мальчишке, перевязавшему ему руку. Грубую нежность, с какой обычно посылают и ругаются, чтобы скрыть истинные чувства. Вот только Зейдар здесь был совсем чужим. Одиноким, лишним в этот мире, выброшенным на чужие берега и вынужденным верить хотя бы в то, что боги заберут его душу, ибо они не в силах вернуть его домой иначе. Рыжий мог дать ему свободу. Вот только он больше не видел ничего и это злило ещё сильнее.
- Ты был не прав, элит! Ты говорил, что я пожалею о том, что не стал ублажать тебя! Я не жалею! Слышишь ты, сын шазза и кури?! Я не буду жалеть об этом даже после смерти!
Бред накрыл внезапно, плавил тело сухим жаром, заставляя его задыхаться и терять силы с каждой секундой. Ему казалось, что он видит лицо блондина перед собой, и рука взмыла в воздух, ударяя по этому лицу зажатыми в пальцах пластинами. К дьяволу то, что ему не подняться с земли. Он будет бить вслепую по этому лицу, ухмыляющемуся паскудно и высокомерно, пока не почувствует чужую кровь на своей руке. Или пока не упадёт в бездонную и жаркую бездну темноты...

+5

9

Иногда бывает так, что привыкаешь к тем, с кем долгое время общаешься. Думаешь, что читаешь их как открытую книгу или, может быть, знаешь, что некоторые действия явно не присуще этому…
От громкого, яркого в своей природе треска его глаза расширяются настолько, что, может быть, выпали бы из орбит, дай только немножко времени отдышаться. Но Сова не дает ему дышать… никогда не дает нормально свободно дышать, и в груди больно от явной привязанности. После того, как падает красавчик и ему прилетает метким ударом в коленную чашечку…
-Ухк, у меня и так рука болит! – шипит Джа, поджимая ногу. Крутые повороты и запах подпаленной кожи в воздухе, крутые его изменения и откуда-то вдруг взявшая храбрая действенность.  За совиным пассивным поведением, он всегда забывает… Сова жил без тебя раньше. Жил очень долго… он умеет обходиться без твоей наглой морды и это еще один повод. Оставить в покое.
Пожалуйста, подойди немножко поближе. Обрываешь свою майку, быстро перевязываешь мне руку и стоишь, такой вот напряженный как струна, и запах этот… запах крови и паленной плоти –так возбуждает. Я бы потрахался… - Он не скажет этого вслух, наверное, Сова и так все поймет по ошалелым карим глазам. Наверное, Сова и сам все простит, отворачиваясь и не желая больше смотреть на него. Сова и так со всем сам поможет, особенно, когда впервые за долгое время заговорил. И ломкий голос его вгрызался в барабанные перепонки Джа, поедая изнутри необычной манерой. По-хре-ну.
-Бл*дь, - брови рыжего взлетают чуть ли не к небесам, когда брюнет снова заговорил. Мало того, очнулся, попытался встать, перевязал себе руку… - Ну как же много ты болтаешь. Что за херня «Боги»? Бла-бла-бла… да когда ты заткнешься? – Джа засунул пистолет в кобуру и поднял второй из проклятой лужи, в которой углами его жизни отражалась разгромленная реальность. Глупость какая. Все, что несет этот смазливый пафосный мальчишка, - полная чушь. И он знать не знает, как по-настоящему живется в этом мире. В этой гнилой дыре, в которую стоит шагнуть - и нет тебя. Даже не так, стоит всего лишь оступиться. Сука. Все равно бесит. Мы ведь не отходы, не старая ветошь, вдруг пришедшая в негодность. Нет, сука, мы живые, и у нас в сердце все еще алая кровь.
-Ты только глянь, - он разогнулся, тыкнул Сову в ребро пистолетом, чтобы тот обернулся, чтобы точно посмотрел ему в лицо, чтобы захотелось вот так отчаянно изломать брови домиком и попросить его всего лишь дать себя прижать. Вот так, здоровой рукой за талию, чтобы отчетливо посреди всей этой вони, рыжий мог прочувствовать запах. Его только. Единственный. Запах тела Совы, - Чо-то трепыхается, выкинул тут все… помоги собрать шмотье, мне одной рукой не запихать все в мешок. А этот сосунок мне за руку должен, - второй пистолет в другую кобуру, вот так неудобно левой рукой на правую ногу. Подхватить железяку, которой смазливый разрезал ему предплечье. Все-таки… пистолеты – роднее. Монгрел видел, как он доставал ее из чехла. Джа не совсем дурак, он ее туда и запихал, засунув себе за ремень. Джа только не хотел понимать сейчас, зачем он снова тащит «очередное тело» в дом? Зачем ему эта шлюшка? Что прошлые ошибки не учат? Ведь нет толка от него никакого и большинства его трепа, особенно про элиту… Ха-ха, смешной ублюдок, замахнулся на властителей местных, думаешь, мы тут просто так в грязи копошимся? Свое дерьмо как навозные жуки в дом тащим? А ты такой смелый… провально это.
-Слышь ты… я х*й его знает как тебя зовут, но ты мне тут кое-чо должен, так что давай-ка без этих подергиваний, - выдал Джа, когда уместил его руку себе на плечи, и с кряхтением поднял с асфальта, - И заткни свое хлебало, - его надо связать, обязательно, руки и желательно сзади. Он попросит Сову сделать это, прихрамывая на левую ногу, потащит в сторону байка, который они оставили вначале переулка и там остановится.  Почему так далеко? Джа слишком привязан к своему имуществу, чтобы рисковать им. Джа слишком скопидом.
-Вот даже не думай, я поведу… - глаза в глаза. Как и прежде как и всегда, но Джа слишком хорошо знал как тяжел незнакомец на его плече и как именно Сова ездит…

Домой >>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>

Отредактировано Джа (2015-08-14 08:57:02)

+4

10

Зал совещаний Синдиката

До того момента, как от полицейских пришёл промежуточный доклад о текущем состоянии операции по розыску инопланетника, Гриффит успел справиться только с одним вопросом, но, как выяснилось, самым острым на данный момент: просмотрел все данные, которые имелись у Танагуры по поводу претензий Федерации о пропавшем наследнике одной отсталой планеты. Стало кристально ясно, что если не разрулить эту ситуацию в течение суток, то выходка Ясона и молчание Юпитер покажутся элитарам невинными шалостями злыдня по имени Стечение обстоятельств в сравнении с тем, что устроит межпланетное сообщество. Потому стоило только Уоллесу узнать, что в Кересе, в месте предполагаемой высадки маркусовой игрушки, обнаружены следы крови, он сам подорвался с места и короткие распоряжения отдавал уже по пути к своему кару:
  - Выяснить владельцев найденных образцов, - пальцы, двигаясь с невероятной скоростью, застегнули плащ и закрепили наплечники. - Проследить их движение, - браслеты на запястьях защёлкнулись уже в коридоре. - Выполнять всё быстро и не упускать никаких деталей. Я прибуду контролировать лично, - Гриффит мчался на стоянку с удивительной даже для блонди скоростью, заставляя встречных собратьев удивлённо шарахаться в стороны и недоумённо провожать его взглядом. – Вопрос государственной важности, - последнюю рубленую фразу он обронил, уже сидя в водительском кресле и стартуя.
  Паники или нервозности не было, нет, но понимание того, насколько дорога сейчас каждая минута, заставляло консула торопиться. Впрочем, не было и сомнений в ребятах Бомы, но, опять же, важность и щекотливость ситуации упускать из вида нельзя ни в коем случае, и давно уже замечено, что если над душой стоит высокое начальство, то даже вышколенные дзинкотаи и натасканные силовики начинают работать в стократ усерднее, на пределе сил. А это именно то, что сейчас и требовалось.
  Уоллес снова связался с нейрокорректором Бло и скинул ему координаты, с пометкой «СРОЧНО», а кар его, тем временем, закладывая крутые виражи и несясь с огромной скоростью, мчался в Керес.
  Темноту переулка разбивали проблески полицейских мигалок и свет мощных прожекторов, в их отсветах по стенам суматошно метались тени человеческих фигур. Это движение и суету было заметно уже издалека, а в оцеплении было так много оперативников, что даже от аккуратно, ювелирно точно остановившегося в нескольких сантиметрах от толпы транспорта всё равно шарахнулось несколько фигур в форме. А блонди уже вырос над всей этой рабочей суматохой, глядя с высоты своего роста на кинувшихся к нему с докладами офицеров.
  - Господин консул, пропавшего Зейдара здесь обнаружить не удалось, - взял под козырёк один из них. - Найдены три образца крови, один из них не принадлежит жителю Амой. Повреждения всех трёх носителей образцов не критичны, по предварительным предположениям здесь произошла драка, после чего трое неизвестных покинули место потасовки. Специалисты уже настраивают поисковую аппаратуру, чтобы выследить их передвижение по частицам крови.
  - Стягивайте все необходимые силы, - отрывисто бросил в ответ Гриффит. – Хоть космический флот. Инопланетника необходимо найти в ближайшие часы живым и целым. Работайте.
  Полицейские от не терпящего промедления тона прыснули в разные стороны.

Отредактировано Гриффит Уоллес (2015-09-04 10:06:31)

+4

11

Из кабинета главного нейрокорректора в Эос

Комм пискнул довольно таки быстро, времени-то прошло всего ничего, из этого Бло заключил, что силы на операцию брошены значительные. Он открыл присланный файл – Гриффит Уоллес прислал координаты места с пометкой «СРОЧНО». Заместитель главного нейрокорректора не то что не любил, это просто было для него неприемлемо – заставлять себя ждать. Поэтому, не медля ни секунды, он подхватил чемоданчик и скрылся за дверью, как всегда стремительно направляясь опять в сторону стоянки аэрокаров.
Второй раз за сегодняшнее утро портативная установка заняла место на заднем сидении, а кар быстро выкатился со стоянки и резко взмыл в воздух, беря курс на Керес. Бло ввел полученные координаты места уже в воздухе, включил автопилот и перевел скорость на максимальную. Уоллес вместе с координатами прислал ему и допуск к оперативному каналу, куда стекалась вся информация по розыску пропавшего принца. Фалк тут же подключился к этому каналу – ему просто необходимо было быть в курсе событий.
- Лейр… абсолютно неизученная раса или, как их называют, племя русалов. Даже в Федерации нет о них никаких данных. Их мозг, несомненно, мозг разумного существа, но как на него подействует коррекция – никому не известно. Ладно, буду действовать по обстоятельствам.
Нелюбимый Керес стремительно приближался. Бло не мог четко объяснить, почему он вызывал у него такое чувство – наверное, так не любят какую-то опухоль на идеальном теле, удалить которую нет возможности, и приходится терпеть её присутствие. Гармония идеала отсутствовала в этом месте напрочь, с ним просто приходилось считаться, что Фалк и проделывал всю жизнь совершенно равнодушно.
Место поисков он увидел еще издалека – полицейская цветовая иллюминация и количество оперативников недвусмысленно намекали на важность происходящих там событий. Бло скептически хмыкнул – можно было и не привлекать к себе столько внимания, но почему-то полиция всегда тяготела к театральным эффектам, видно так легче было манипулировать сознанием толпы. Но другой толпы, кроме самих оперативников, сейчас не наблюдалось, а вот привычка – вещь неискоренимая, что однозначно подтверждалось производимым световым действом.
Бло заметил кар Уоллеса, резко спикировал к нему и остановился в полуметре сзади, выходя из него как раз в тот момент, когда от высокой фигуры блонди резво разбежались в разные стороны темные фигуры полицейских. Судя по скорости, с которой они кинулись подгонять своих подчиненных, и без того носящихся по переулку, как заводные мухи, приказ они получили довольно жесткий. Фалк стремительно подошел к оставшемуся в одиночестве Уоллесу, немного склонил голову:
- Приветствую Вас, консул. Я в курсе оперативной информации, - кивнул на работающий на запястье комм. – Вы не будете против, если я сам осмотрю место драки? Лейры – неизученная раса и для составления предварительного психологического профиля мне сейчас важна любая мелочь.
Фалк дождался легкого кивка, тут же развернулся и быстро преодолев оцепление, ступил в переулок. Высокие здания брошенных давно заводских помещений нависали с обеих сторон, загораживая доступ серому дневному свету, щерились выбитыми окнами и беззубо улыбались пустыми дверными проемами. Нейрокорректор осторожно шел по самой середине, цепкий взгляд шарил по сторонам, хотя после такого количества полицейских, «поработавших» тут, какие-либо следы обнаружить было уже нереально. Тем не менее, Бло заметил оплавленную дыру в одной из опор, еще не дойдя до места основной драки, на миг замерев на месте, попытался представить себе состояние пропавшего принца.
- Что чувствовал наследный принц, пусть даже и отсталой планеты, попав в такое место? Судя по его изображению, его раса в технологическом плане развита слабо, если не сказать хуже. Наверняка он был подавлен и испуган и вряд ли представлял, что ему делать дальше. Наверное, здесь он попытался познакомиться с оружием, что ему дал Джейд… хорошо, если себе ничего не прострелил… но крови здесь нет, значит, обошлось.
Бло двинулся дальше, переступая через бензоловые лужи, приблизился к месту, где произошла основная драка. Полицейским хватило ума не толпиться там, несколько поисковиков настраивали свою аппаратуру в сторонке. Фалк молча разглядывал следы крови, странные зарубки, словно оставленные остро заточенным металлом…
- Холодное оружие? Что ж, логично, лейры должны жить в воде… А сколько же он тогда может находиться на суше? Вопросы, вопросы… Одни вопросы!
- Какая кровь принадлежит не жителю Амой? – негромко поинтересовался Бло у маячившего рядом офицера. Тот указал на небольшую лужицу, ничем на вид не отличавшуюся от остальных следов.
- Хорошо хоть, не зеленая или синяя, - невесело подумал Фалк, разглядывая место и пытаясь представить, сколько шансов было у принца выстоять с холодным оружием против огнестрельного. Вдруг цепкий взгляд зацепился за небольшую бусину, закатившуюся в щель мостовой недалеко от лужицы крови. Её можно было принять за какой-то осколок, что видно полицейские и сделали, но Бло помнил, что похожие были у лейра в прическе. Он указал на неё офицеру, коротко бросил:
- Поищите похожие.
Офицер засуетился, тут же подзывая оперативника, который уже носом буквально прошарил мостовую и действительно нашел еще несколько подобных, вытер их и аккуратно ссыпал в протянутую руку нейрокорректора. Фалк покатал их в ладони, усмехнулся:
- Примитивные расы очень трепетно относятся к своим украшениям…
- Я заберу это, вам они не нужны, - спокойно сказал офицеру, ссыпая бусины в потайной кармашек на поясе. Похоже, в этом месте делать больше было нечего, да и судя по усилившейся активности поисковиков, они наконец-то настроили свою аппаратуру.
Фалк развернулся, и уже не останавливаясь, быстро дошел до Уоллеса, сказал спокойно:
- Интересный экземпляр этот принц, если сражался с холодным оружием против огнестрельного. Хотелось бы найти его живым. Но он явно ранен – я предупрежу генетическую лабораторию, пусть будут наготове, надеюсь, они смогут нам помочь в деле восстановления его повреждений. Да и образцы тканей не помешают – главный генетик нам не простит, если мы этого не сделаем.
Бло развернул комм, быстро набирая сообщение, присоединяя к нему файл с информацией о Зейдаре и отправляя это всё на имя Тейна Бэтса. У него будет время подготовиться.
- Но нужно поторопиться, консул Уоллес, - продолжил негромко, глядя на Гриффита, - возможно, лейры могут проводить на суше ограниченное время, и каково это время – никто не знает. Вряд ли в наших интересах обнаружить остывший труп этого Зейдара.

Отредактировано Фалк Бло (2015-09-05 08:45:18)

+4

12

Проблесковые полицейские маячки окрашивали темноту вокруг то в красный, то в синий цвета, оперативники носились по переулку в, казалось бы, хаотичном порядке и даже прибывший платина, Фалк Бло, с достойной элитара неторопливостью, но сосредоточенным вниманием принялся прочесывать место происшествия. Один Гриффит возвышался посреди всей этой суеты, как башня Эоса над никогда не спящим городом: такой же недвижимый в центре водоворота жизни. Блонди не было необходимости хоть как-нибудь шевелиться: каждый из присутствующих и так помнил, кто он и что он здесь. Это раз. Да и появился он здесь только для того, чтобы все они бегали быстрее обычного и делали свою работу старательнее привычного. Это два. Блонди давно усвоил, что в государственно важных и не прощающих оплошностей делах этот простейший трюк помогает значительно повысить работоспособность подчиненных, даже не смотря на их принадлежность к элите.
  Пока полицейские собирали улики и готовились идти по следу беглецов, Уоллес отдавал текущие распоряжения по комму и думал, рассчитывал варианты того, что может произойти, прикидывал доступные ему временные рамки на претворение своих решений в жизнь. По всему выходило, что времени у него да и у всей планеты до того, как самый закадычный враг Амой наконец получит повод к нападению на столь лакомый, но своевольный кусочек земли, всего лишь до рассвета. К этому моменту пропавший юноша должен быть найден, ему должен быть возвращен «товарный» вид, а исполняющий обязанности Первого консула должен предстать собственной персоной перед послом Федерации и в достаточной степени заговорить ему зубы, чтобы обосновать отсутствие Минка, происшествие в Дана-Бан и приключения инопланетного принца и чтобы при этом матерый политик вынужден был изобразить, что поверил во все, лишенный хоть единого повода заявить об обратном.
  Дзинкотай как раз уже начал прикидывать, а не пригодятся ли в утренних переговорах какие-нибудь материалы из его собственного департамента в качестве компромата и рычага давления на федерала, когда к нему снова подошел нейрокорректор Бло. То, что он говорил, какого другого элитара и заставило бы нахмуриться, однако Двенадцатый консул так в лице и не изменился. Не перед кем ему здесь играть в эмоции, здесь необходимо лишь молниеносно думать. И только он вдохнул поглубже, готовясь гаркнуть на оперативников, чтобы заставить их носиться, как сумасшедших, как кто-то из офицеров успел раньше него. Луженая глотка торопила бойцов, заставляла подготовиться к возможному силовому захвату пропавшего инопланетника и подгоняла их следовать за аппаратурой, которая наконец уловила те мельчайшие частицы крови сбежавших, что остались на грязной земле, на стенах развалин местных домов и даже в этом смрадном воздухе. Переулок начал быстро пустеть: силовики и часть экспертов отправились по следу, на месте же остались только те, кто продолжал обрабатывать улики.
  - Я прошу вас предупредить лаборатории о том, что времени у них будет только до утра, – бросил Гриффит платине. - К тому моменту лейр должен быть цел, а из его памяти должны быть стерты все воспоминания о его приключениях на Амой. В противном случае Синдикату не избежать оооочень больших проблем, – он наконец посмотрел на Фалка, крайне выразительно, намекая взглядом на то, что теперь от его собственной убедительности и от понятливости медиков зависит судьба планеты. Вдаваться в подробности Уоллес не собирался, постаравшись обойтись невербальными способами передачи информации. Все же богатство мимики крайне полезно, когда что-то опасно произносить вслух, к этому умозаключению он давно пришел.
  - Образцы, о которых вы забеспокоились, подождут, – снова отвернулся он. - И господин Советник сможет обойтись без них, если реабилитация Зейдара не даст времени на сбор проб. Связывайтесь с лабораторией, а потом следуйте за оперативниками. Я уже распорядился, чтобы данные они присылали и вам. Если принц ранен, то вы будете нам крайне необходимы, когда он найдется, – закончив, блонди развернулся к своему флаеру, сел в него и стремительно взмыл в воздух, устремившись за погоней.

Халупа Джа

+5

13

Фалк всегда знал, что в скорости принятия решений и умении скрывать свои эмоции с консулом Уоллесом мало кто может сравниться – способности, изначально заложенные Юпитер в этого блонди, были стократ усилены самим Гриффитом на почве ревностного служения делам его Департамента. И, тем не менее, профессиональный разведчик соизволил выразительно посмотреть на нейрокорректора, говоря о необходимости закончить «обработку» лейра до утра. Фалк ответил ему прямым взглядом и слегка склонил голову, давая понять, что он осознал всю важность полученного задания. Да Бло и сам знал, что нужно спешить – утром они с Раулем должны были улетать на давно запланированную конференцию на планету Элпис  - реноме лучших в Федерации по нейрокоррекции требовалось постоянно поддерживать. А доверить коррекцию неизученного биологического организма кому-то еще, кроме двух ведущих амойских специалистов в этой области, коими Бло совершенно справедливо считал Ама и себя, не представлялось возможным.
Фалк равнодушно проследил взглядом за вереницей полицейских каров, наконец-то ринувшихся по следу беглецов, таким же взглядом проводил и консула Уоллеса, закончившего отдавать распоряжения и отправившегося на своем каре следом за силовиками. Бло не торопился следовать за ними, зная, что точные координаты места обнаружения принца Зейдара будут ему тут же переданы, и кружить по Кересу вслед за погоней ему было совершенно не обязательно. Фалк попытался пока поискать по комму еще хоть какие-то сведения об этих лейрах, но кроме уже собранной силовиками информации ничего нового обнаружить не удалось.
- Наследный принц правящей династии… во всех мирах, на всех планетах таких всегда пытаются воспитать сильными и волевыми личностями, не боящимися принимать решения. Вот и этот Зейдар не побоялся выбрать Керес… Осознавал ли он, куда попадет и с чем ему придется столкнуться? Вряд ли… Он вообще не знает наш мир, да и никогда не должен был его узнать, судя по статусу этой Гайры в Федерации… Итак, мы имеем довольно своенравную личность, абсолютно не знакомую с окружающей действительностью, сражающуюся холодным оружием и обладающую к тому же способностью довольно быстро начинать понимать язык других разумных существ и неплохо изъясняться на нём, - Бло вспомнил несколько фраз, произнесенных Зейдаром на амойском языке, хмыкнул, обдумывая собранные факты.
На экране комма наконец высветились координаты, где предположительно должен был находиться инопланетный, теперь уже гость, Фалк не стал больше ждать и резко поднял свой кар в воздух, направляясь кратчайшей дорогой к обозначенному месту.

+4


Вы здесь » Ai no Kusabi. Дальше действовать будем мы » Кересские трущобы » Старозаводской переулок


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC